Совершеннолетие

Как уходят «звезды»

Автор:
Тарасов Анатолий Владимирович
Источник:
Издательство:
Глава:
Как уходят «звезды»
Виды спорта:
Хоккей
Рубрики:
Профессиональный спорт
Регионы:
РОССИЯ
Рассказать|
Аннотация

Прощание с капитаном 3 октября, в день открытия XX юбилейного чемпионата СССР, когда играли ЦСКА и «Спартак», в составе армейской команды на поле появились два хоккеиста, на свитерах которых стояла одна и та же цифра – 2. Почти все, кто заполнил в этот вечер просторные трибуны Дворца спорта, сразу

Как уходят «звезды»

Прощание с капитаном

3 октября, в день открытия XX юбилейного чемпионата СССР, когда играли ЦСКА и «Спартак», в составе армейской команды на поле появились два хоккеиста, на свитерах которых стояла одна и та же цифра – 2.

Почти все, кто заполнил в этот вечер просторные трибуны Дворца спорта, сразу же узнали обоих спортсменов. Одним из них был защитник Олег Зайцев. Вторым – прославленный, хоккеист, капитан армейцев и сборной СССР Николай Сологубов. Единственный из наших мастеров, кто два раза удостаивался чести быть названным лучшим защитником мира. Олимпийский чемпион. Дважды чемпион мира. Шестикратный чемпион Европы. Обладатель девяти золотых медалей чемпиона СССР. Капитан Советской Армии, участник Великой Отечественной войны, кавалер нескольких боевых наград.

И вот Сологубов в последний раз выводит свою родную команду на поле. Начинается церемония торжественных проводов. Теплые слова, поцелуи. Николаю вручаются памятные подарки от Центрального Совета союза спортивных обществ и организаций СССР, от Спортивного комитета Советской Армии, от хоккеистов ЦСКА. Товарищи по команде и спартаковцы дружно стучат клюшками по льду, приветствуя ветерана. Бурно аплодируют зрители.

Мы прощались с Николаем в день открытия чемпионата СССР, в тот необыкновенный день, которого с нетерпением ждали все любители хоккея. В минуты праздничного и немного суматошного оживления, какое бывает только на долгожданных премьерах.

Торжественно звучит Гимн Советского Союза. Па флагштоку медленно плывет вверх Государственный флаг СССР. И поднимает его в последний раз Николай Сологубов, по праву капитана команды – чемпиона страны. И в первый раз он получает право вбросить (вместо судьи) шайбу в игру. Вбросить, чтобы тут же уйти в сторону. Ведь ему уже не надо бороться за шайбу. Он прощается с командой, со зрителями. Отныне Николая Сологубова мы больше не увидим на хоккейной площадке. Теперь его место – на скамье у борта, где обычно сидят тренеры.

Так большой хоккей прощался со своим самым сильным, самым лучшим защитником. Со спортсменом который стал целой эпохой в истории отечественного хоккея. Так покидал команду ЦСКА один из тех, кто создавал ее славу.

«Се ля ви»– такова жизнь, говорят французы. Одни приходят, другие уходят. Ветеранов сменяют новички. Это процесс, к сожалению, необратимый. Ушедший из строя спортсмен уже не вернется. Только может быть тренером.

Хорошо, когда люди все правильно понимают. Хорошо, когда сами чувствуют, что пора уступить свое место молодому спортсмену. Но по себе знаю, как это тяжело.

Однако иначе нельзя. Задержишься и начнешь не столько помогать, сколько вредить своей команде. Сам того не желая.

В 1957 году чемпионом Советского Союза стала команда «Крылья Советов». Но с тех пор команда успех свой повторить не может.

В чем причина этого явления?

Мне кажется, в том, что много лет назад, когда «Крылышки» были еще сильны, руководство коллектива не почувствовало, что ведущие хоккеисты, те, кто составлял костяк команды – Николай Хлыстов, Алексей Гурышев, Михаил Бычков, Альфред Кучевский и другие,– прошли высшую точку своего мастерства и уже не могли играть по-прежнему. Они потеряли вкус к игре и теперь не играли, а «доигрывали».

Интересно, что и сами спортсмены понимали, что силы у них уже не те.

В это время необходимо было начать постепенно освежать организм команды, вводить в него «молодую» кровь. Но тренеры на это не решились, и ветераны, видя, что их не меняют, постепенно почувствовали себя незаменимыми, стали меньше тренироваться, нескромно вести себя.

Кучевский и трио Гурышева, сыграв больше положенного, опоздали с уходом и сошли с большой сцены както незаметно, до обидного буднично. Так тихо и печально гаснут на рассвете самые яркие звезды. И теперь остается только пожалеть, что руководители команды не подумали в свое время о проводах этой замечательной тройки. Ведь хоккеисты эти заслужили, чтобы с ними прощались так же, как с Николаем Сологубовым.

Это один из самых сложных вопросов в жизни спортивного коллектива, когда игроку надо прощаться с командой.

Здесь всегда возможны две ошибки. Одна – если хоккеист уходит из команды рано, еще не исчерпав полностью свои возможности. И другая крайность – спортсмен слишком задержался в команде, как говорится,«пересидел».

Старая проблема:«отцы и дети». Когда и кому давать ход? Кого ставить в основной состав?

Если ветеран не потерял интереса к тренировкам, если у него есть желание работать и он при этом с удовольствием передает свой опыт молодежи, то место в основном составе должно принадлежать ему. Мы обязаны бережно хранить наших прославленных мастеров. Силы команды в сплаве опыта и задора, мастерства и дерзости.

Но с ветераном нужно прощаться (как бы ни были велики заслуги мастера!), когда он стал слабее молодого спортсмена.

Особенно важен и тягостен момент ухода из команды выдающегося игрока.

Если думает уйти из команды или пока еще играет, хотя ему пора было бы уходить, спортсмен, ничем не примечательный, то это не так уж страшно. Если он и «пересидит», то всё равно вреда большого не принесет: на него и раньше не особенно рассчитывали.

Но вот если, уходит игрок крупный, выдающийся, выполняющий в команде сложную роль, если он потерял свои былые качества, уже, как говорят,«не тянет», однако по-прежнему хочет играть, то это чревато для команды самыми неприятными осложнениями. Команду ждет беда.

Почему? Да потому, что раньше этот хоккеист участвовал в большом количестве игровых эпизодов, у него был широкий круг тактических задач и обязанностей, сложная роль, многое в игре было с ним связано, он вел команду или звено, на него равнялись. Но теперь этот хоккеист уже не может себя перестроить, перейти на игру простую, тактически несложную, с ограниченными задачами и малым радиусом действия. Он старается показать себя, но у него не хватает сил, не хватает скорости.

Особенно тяжко команда будет переносить спад игры такого крупного мастера, если он выполняет роль хавбека, наиболее сложную, на мой взгляд, в современном хоккее. Представьте себе, ведь он всегда должен быть третьим нападающим, вторым защитником, и вот его нет в самом горячем месте, там, где его ждут партнеры.

Наш хавбек будет обязательно увлекаться атакой, как и прежде, но уже не сможет успевать возвращаться назад, он будет «проваливаться». Атака ведь привлекает еще и потому, что там интереснее, там легче проявить себя, показать, что ты еще не исчерпал своих сил, там легче создать видимость, что ты играешь по-прежнему.

Однако на самом деле две сложные роли, нападающего и защитника (а именно таков практически круг обязанностей хавбека в «системе»), этому спортсмену уже не под силу. И самое обидное, что хоккеист не скоро это поймет. Его громкое имя позволит ему еще долгое время пользоваться авторитетом в команде и у зрителей, и только опытный тренер может заметить перемены, происходящие в игре этого мастера.

Но этого порой еще недостаточно, так как убедить ветерана, что ему пора переходить на тренерскую работу, иногда очень трудно. С известными, выдающимися мастерами прощаться всего труднее. Слишком велики их заслуги, слишком высок игровой авторитет. И потому трудно допустить даже мысль, что семнадцатилетний парень играет лучше великого гроссмейстера клюшки. Но рано или поздно прощаться, к сожалению, приходится и с олимпийскими чемпионами и с чемпионами мира.

Два года назад мы простились с Леонидом Волковым. С тем самым Лешей Волковым, который на чемпионате мира в Тампере забросил в ворота чехословацких хоккеистов третью, «историческую» шайбу. Помните, как на последней минуте (проигрывая 1:2 и стараясь сравнять счет) чехи заменили своего вратаря шестым полевым игроком, и Волков, перехватив шайбу, метров эдак с сорока – сорока пяти метко направил ее в пустые ворота соперников.

Волков здорово играл еще в 1965 году. Но в сезоне 1966 года он стал уже запасным, ибо из-за возраста утратил быстроту, резкость. А главное – подросли, созрели для большого хоккея молодые талантливые ребята.

Мы расставались с Лешей с сожалением.

Но Леонид ушел из команды не на тренерскую работу, хотя такая возможность у него была. Леонид решил продолжать играть в хоккей. Уехал в Калинин и сейчас выступает там за местный армейский коллектив.

Верный ли путь избрал Волков? Думаю, что нет.

Ему надо было бы уйти из хоккея, перейти на тренерскую работу сейчас, когда велика его популярность, богат опыт, свежи в памяти самые напряженные и творчески интересные сражения на высшем спортивном уровне. Когда его авторитет педагога и наставника в первые, самые трудные для тренера дни подкреплялся бы авторитетом игрока высокого класса, вчерашнего чемпиона мира.

Я высказал Волкову свое мнение.

Но Леша пошел по иному пути.

Должен ли я был вмешаться? Не знаю. Вряд ли.

В тридцать один год человек принимает, полагаю, достаточно обоснованные решения. И было бы, видимо, неуважением к нему настаивать на своих рекомендациях.

Леонид, на мой взгляд, ошибся. И все-таки понять его можно.

По многолетнему опыту общения с ведущими хоккеистами страны знаю, как трудно расстаются со славой, со своими успехами «звезды» первой величины. Как хочется спортсменам отодвинуть тот неизбежный час когда вдруг с печалью и грустью почувствуешь, что сегодня уже не можешь того, что мог и умел вчера, что накануне еще такая послушная шайба стала необычно коварной и злой.

Все это по-человечески так понятно!

Но есть и еще одно обстоятельство, преодолеть которое спортсмену тем труднее, чем выше его мастерство. Он потому и стал «звездой», гордостью нашего спорта, что умел целиком отдавать свои силы хоккею, работать творчески, с выдумкой, серьезно. И оттого теперь ему особенно нелегко расстаться с шайбой. Настолько нелегко, что он переходит в команду менее интересную, лишь бы не расставаться с хоккеем.

Мнение ведущих хоккеистов ЦСКА – Александра Альметова, Анатолия Фирсова, Константина Локтева – единодушно:«Зря, конечно, Леша пошел играть, но… с шайбой-то тоже жалко расставаться… Привыкли к ней: два дня не поиграешь – пустоту чувствуешь…»

С этим, с «привычкой» к шайбе, видимо, нельзя не считаться. И потому лучший путь ветерана – идти на тренерскую работу. Конечно, может возникнуть вопрос: а нужно ли нам столько тренеров? Что будем мы делать, если вдруг все играющие ныне в классных командах хоккеист!» станут тренерами?

Вопрос этот не так страшен, как представляется на первый взгляд. И не потому, что не все, конечно, хоккеисты будут потом работать тренерами. Ответ в том, что у нас невероятно, фантастически мало высококвалифицированных тренеров, которые прошли бы подготовку в классной команде. А такие тренеры нужны и ведущим командам республик и городов, и низовым спортивным коллективам, и мальчишкам? участникам борьбы за «Золотую шайбу». И пусть даже не все ведущие хоккеисты смогут стать профессиональными тренерами, но все они, мне кажется, где бы они ни работали по своей специальности, должны быть, во всяком случае, тренерами-общественниками, передавать накопленный опыт тем, кто любит хоккей и хочет досконально освоить эту увлекательную игру.

…Трудно уходить из хоккея. И потому для меня важнейшим показателем нравственного совершеннолетия спортсмена служит его отношение к молодым ребятам, к тому, кто завтра займет его место.

И если я на каждом матче видел, как искренне радуется Локтев успеху Володи Викулова, играющего, кстати, тоже правым нападающим, если я видел и слышал, как подсказывает он Владимиру наиболее интересные и оригинальные решения, я твердо верил, что Константин будет хорошим тренером и педагогом. Уж он-то уйдет из большого спорта с достоинством, не станет стоять на пути юных.

Во втором издании книги с удовольствием могу констатировать, что не ошибся, написав эти строки. Костя хорошо, с достоинством, чемпионом мира прощался с хоккеем.

Бывают прощания и такие…

Прощаться с разными хоккеистами можно по-разному.

Когда по возрасту уходит хоккеист, принесший большую пользу команде, честно и много потрудившийся для ее славы, отдавший команде все свои силы проводы в таком случае бывают почетные, достойные этого спортсмена. Коллектив искренне желает ему Доброго пути, счастья на тренерской или иной работе.

Но есть и другая группа игроков. Кто нигде и никак не может надолго прижиться. Кто нарушает спортивный режим, мечется из команды в команду, Ищет себе «теплое» местечко. Кто думает прожить жизнь в хоккее, не отдавая всех своих сил спорту. Кто любит не хоккей, а себя в хоккее.

Да, были и, к сожалению, есть еще спортсмены, которые не умеют долгие годы честно, без капризов и лени служить хоккею и своему коллективу… Перед началом сезона 1965/66 года ЦСКА расстался и еще с одним спортсменом. От нас ушел молодой и, несомненно, способный хоккеист Еремин.

Мы отпустили его, честно говоря, без особого сожаления. Уж слишком капризен он, этот восемнадцатилетний парень, И если в этом возрасте Еремин позволяет себе так. много, то, став известным мастером, он капризничал бы еще больше, мог просто сесть тренерам и товарищам на шею.

Может быть, то, что мы отпустили его, не уговаривая остаться в ЦСКА, хотя из-за этого распалась тройка (Еремин играл вместе с Викуловым и Полупановым), встряхнем его, заставит задуматься над своим поведением и дурным характером. Может быть. Думаю, что Еремин еще попросит разрешения вернуться…

Так заканчивались строки о Еремине в первом издании книги.

С тех пор прошло немногим более года. Виктор вернулся в ЦСКА.

Но сезон, проведенный в другой команде, в другом коллективе, который работает иначе, чем тот, в котором воспитывался Еремин, не мог не сказаться. У Виктора ушло время сначала на то, чтобы отвыкнуть от наших тренировок и привыкнуть к новым, а потом – на обратный процесс, связанный с возвращением в свою команду.

Он отвык от своих ребят, от их манеры, игры, от игрового почерка команды, и это сказалось на его действиях.

Сейчас Виктор старается догнать товарищей, работает усердно, но не все идет гладко. К тому же он где-то упустил момент: он мог бы быть теперь рядом с Викуловым и Полупановым – в то время он не уступал своим партнерам ни в чем. А за год обстановка изменилась. Ему пришлось трудно, ибо попал он в тройку к большим, авторитетным спортсменам, ему мешает и его самолюбие, порой ложно понимаемое. Не заиграв в одной команде, Виктор утерял веру в свои силы, в свои способности. Но я верю, что при условии напряженного труда, с помощью партнеров Еремин сможет подняться к вершинам хоккейного искусства.

Несколько лет назад в ЦСКА произошла и такая история.

Знаменитый хоккеист, чемпион мира и олимпийский чемпион, чья слава гремела на хоккейных стадионах многих стран мира, стал нарушать спортивный режим, уклоняться от регулярных тренировок. Я с ним поговорил, Дал ему время подумать, объяснил, что он такой никому не нужен: ни нам, армейской команде, ни хоккею вообще. Предложил ему на выбор разные решения: или идти учиться, или переключаться на тренерскую работу («Хотя тебе это рано», – честно предупредил я), иди переходить в другую команду, или в корне менять свое отношение к хоккею, к тренировкам, к спортивному режиму.

Честно говоря, я ожидал покаяний и просьб оставить в ЦСКА.

Но не дождался ни того, ни другого.

Он не стал уверять меня, что отныне будет иным, что все, мол, продумал. Что он раскаивается в прежнем своем образе жизни. Он просто сказал:

– Я не хочу обманывать вас… Другим вот так сразу я стать не могу… Лучше я пойду поучусь, так сказать, поумнею немного. Тогда, может быть, пойму положение и позицию тренера и уже сам стану передавать то хорошее, что есть все-таки, наверное, во мне… Если, конечно, заслужу это право…

Этим знаменитым хоккеистом был защитник сборной СССР Генрих Сидоренков…

Уход спортсмена из коллектива всегда означает, что коллектив чего-то ему не дает, что тренер как руководитель и педагог его не устраивает. И потому, когда спортсмен сообщает о своем желании уйти из команды, мы требуем, чтобы он откровенно изложил мотивы своего ухода. Тогда только можно сделать выводы и не допустить повторения ошибки в будущем: ведь один ушел, но многие остались.

Я не думаю, что надо сразу, после первого же заявления, отпускать человека из команды – оно может быть продиктовано минутной обидой.

Бывало, когда после какого-то случая, эпизода, инцидента, резкой критики тот или иней хоккеист обижался, собирался покидать команду, но потом, одумавшись и успокоившись, поняв, что товарищи правы, извинялся и вел себя совершенно иначе.

В таких ситуациях никогда не следует спешить. Ведь речь идет о живых людях, у каждого из которых свей характер, свой темперамент.

О режиме, дисциплине и преданности хоккею

И вот, мне кажется, подошла пора поговорить с читателем более основательно о воспитательной работе тренера с командой хоккеистов. Это тем более важно, что не в одних только спортивных поединках, не на тренировочных только занятиях растет Человек, хоккеист.

И, начиная этот разговор, я снова должен обратиться к истории…

1946 год. Год рождения хоккея. Становление первых коллективов.

В команде ЦСКА нет постоянного тренера. Тренеры меняются так часто, что не может быть речи о каких-то единых требованиях к спортсменам и; общих методах тренировок, единого подхода к людям. Дело осложнялось еще и тем, что в то время играть хоккеистам приходилось, как я уже писал, не только в хоккей с шайбой, но и в хоккей с мячом. А летом большинство ребят меняли хоккейные доспехи на футбольные. А чаще бывало наоборот – многие были в душе футболистами и зимнюю игру в хоккей рассматривали как период «активного» отдыха между футбольными сезонами. А потому не очень-то утруждали себя тренировками, весьма легкомысленно относились к соблюдению спортивного режима.

А ведь каждому, и тренеру и спортсмену, должно быть понятно: высокого мастерства можно добиться лишь при самом строгом, я бы сказал, скрупулезном соблюдении спортивного режима.

К сожалению, я не могу утверждать, что все мы, тренеры и руководители команд, в этом преуспели. Срывы в соблюдении спортивного режима игроками случаются, и не так уж они редки. Сильный спартаковский защитник Виктор Блинов осенью 1966 года, будучи впервые включенный в сборную, находясь в Канаде(!), нарушил спортивный режим. Пришлось немедленно вывести его из национальной команды. И попал он снова в ее состав лишь спустя год.

Я уже знакомил читателя, как нам однажды пришлось выводить из сборной Константина Локтева, как лишали на полтора месяца игры вратаря Толмачева и т. д. За примерами, как говорится, далеко ходить не надо. Их можно было бы привести и больше. И если они, эти нарушения, не переросли в настоящую злокачественную болезнь, то это только потому, что требовательно и энергично выступал против нарушителей сам коллектив хоккеистов. В конце концов этих нарушителей не так уж много в нашем хоккее!

Но если с нарушителями спортивного режима и порядка бороться довольно легко – нужно быть только твердым и последовательным и тренеру и коллективу, то с другой болезнью, с «охотой к перемене мест», бороться значительно труднее.

В 1951 году группа больших мастеров вдруг покинула нашу команду и ушла в команду ВВС. Ушли лидеры, ушли, не заботясь о судьбе команды, даже не подумав о какой-то более или менее серьезной своей замене. Обидно. Очень обидно. И за команду. И за тех, кто ушел. Значит, не были воспитаны у них чувства патриотизма по отношению к своему коллективу, верность товарищам по оружию, значит, не было настоящей дружбы.

Это был суровый урок для тренеров. Он заставил нас более внимательно, если хотите, более творчески подходить к каждому спортсмену. И нет, говорят, худа без добра. Уход мастеров заставил нас пойти на риск и включить в состав совсем юных игроков. И это оказалось удачным педагогическим шагом. Доверие – как ветер под крылья. И уже через год мы сумели восстановить свой прежний спортивный престиж.

Конечно, по мастерству и опыту армейцы тогда уступали таким коллективам, как «Динамо», ВВС,«Спартак», «Крылья Советов», зато по духу дружбы, игровой спайке, жажде победы, по чистоте своих рядов и верности, преданности коллективу мы были в числе первых.

Но скоро судьба вновь свела ушедших от нас игроков с нашей командой. Через два года произошло слияние команд ЦСКА и ВВС в одну армейскую.

Это было далеко не механическое слияние двух коллективов. И нам пришлось решить еще одну педагогическую задачу, условия которой были намного сложнее. Столкнулись разные характеры, спортсмены с разными взглядами на жизнь, на спорт, игроки, за спиной которых было немало заслуг, и спортсмены, еще не тронутые славой.

То был очень трудный этап педагогической работы. Сейчас можно признаться, что над тренерами в. огромной степени довлел авторитет именитых спортсменов. Их мастерство было, безусловно, высоким, однако, поведение далеко не скромным.

Признаемся также, что тогда для нас важным, а подчас и важнейшим показателем всей педагогической работы были спортивные результаты команды. Они, эти результаты, заворожили нас.

Не для оправдания, но все-таки вспомним то время. В те годы наши хоккеисты только выходили на международную арену. Жажда борьбы с иностранными командами удесятеряла силы. Уж очень хотелось, чтобы о молодом советском хоккее узнали далеко вокруг, за рубежом. Комплектуя команду, рекомендуя игроков в сборную, мы, тренеры, исходили из единственного показателя – уровня мастерства игрока.

«Сильнейший – играет!» – вот был наш девиз. Мы думали, что высокие цели должны сами по себе развивать нашу культуру, интеллект, честность, повышать сознательность, дисциплинированность игрока. Мы верили в это. Не могли не верить. Но эта вера привела ко многим последующим ошибкам. У ведущих игроков стали проявляться зазнайство, этакое пренебрежение к тренировкам, нетребовательность к себе, расхлябанность. Нарушения спортивного режима стали правилом.«Я курю и играю», – говорил нам лучший в то время вратарь страны.«Что вы требуете от нас режима, когда мы и так сильнейшие в стране?» – заявляли прославленные лидеры атак. А ведь молодые хоккеисты учились у ведущих не только мастерству, они перенимали у них не только высокую технику, тактическую смекалку, но, к сожалению; впитывали и вредные привычки.

Однако спортивные успехи команды както мешали нам критически взглянуть на воспитательную работу. И в команде уже не только среди ведущих игроков, но и среди молодежи вдруг появились вспышки недисциплинированности. Кого-то не раз видели пьяным, снова стало модным курение, хотя велось оно «в подполье».

Нужно было срочно искать выход. Еще более усилили тренировочный процесс. Создали а команде сильную и довольно чувствительную, спортивную конкуренцию, а нужного эффекта все нет. Вот отчислили за низкую дисциплину нескольких «заводил», а зло вымести из команды опять не удалось.

Анализ всей работы навел на мысль, что чисто профессиональное спортивное воспитание в команде налажено хорошо. Игроки смогли за короткий срок стать настоящими мастерами, их двигательные навыки и высокоразвитый атлетизм обусловливали высокую технику, их игровая сообразительность позволяла творчески и тактически зрело проводить ответственные матчи. Они не только с охотой, по-боевому играли, но и всегда по-спортивному, с интересом тренировались. И все же чего-то очень важного во всем учебно-тренировочном процессе недоставало.

В результате индивидуальных бесед и критического, очень критического отношения к своим тренерским делам выяснилось, что игрокам часто не хватает культура и сознания долга. Того простого и вместе с тем очень непростого человеческого сознания, которое помогает спортсмену стать, человеком, умеющим во многом себе отказать хотя бы ради тех, кто на тебя равняется, беззаветно преданным любимому виду спорта и коллективу, воспитавшему тебя.

Итак, болезнь найдена – слабость воспитательной работы с хоккеистами. Стало ясно, что нужно начинать решительно лечить эту серьезную болезнь. Воспитывать высокую сознательность, повышать общую культуру поведения, крепить дружбу и боеспособность команды – это стало самой главной задачей коллектива.

Полпреды миллионов

Времена, когда действовал принцип «в сборной играет сильнейший», прошли. Играет не просто сильнейший – играет достойнейший. Поэтому у нас в команде ЦСКА все больше и больше утверждалась традиция: не один только тренер, а вся команда решает, кому играть в сборной, хотя, естественно, последнее слово принадлежит тренеру. Этот вопрос обсуждается на общем партийно-комсомольском собрании. Надо сказать, что у нас в команде почти все спортсмены коммунисты или комсомольцы. И тут уж берегись, зазнайка, неуч, грубиян! Не видать тебе сборной, даже если ты точнее других бросаешь шайбу и быстрее бежишь на коньках!

И именно поэтому (мы в этом убеждены) исчезают и исчезли из команды грубияны и лодыри. Как бы ни был силен и авторитетен тренер, сила воздействия коллектива больше, действеннее. И потому мы так заботимся о том, чтобы коллектив понял эту свою силу. На тренера, случается, можно обидеться, можно пожаловаться друзьям, но на весь коллектив, на всех товарищей жаловаться и обижаться невозможно!

И теперь коллектив формирует; воспитывает, закаляет людей. Он прибегает к самым разным, порой даже неожиданным формам.

Известно, что в стране миллионы болельщиков стремятся к личному общению с известными хоккеистами. Отлично! И вот наши коммунисты и комсомольцы решили: пусть каждый член команды выступит от ее имени перед коллективом болельщиков в воинской части или в школе, в заводском клубе или прямо в цехе перед рабочими. У каждого в течение сезона по 10–15 встреч. И тут уж сами ребята поняли: если не хочешь краснеть за свой низкий культурный уровень, то учись, читай, повышай свои знания, стремись к тому, чтобы всем с тобой было интересно. Видимо, этим и объясняется огромная тяга наших хоккеистов к книге, к новым журналам.

Почти все наши спортсмены имеют среднее образование, многие из них продолжают учиться. Занимаются в институтах Н. Толстиков, К. Локтев, О. Зайцев, В. Кузькин, Ю. Моисеев, В. Полупанов, все остальные учатся в школе тренеров. А. Рагулин и И. Ромишевский уже получили высшее образование.

Учатся ветераны, тем самым подавая пример своим молодым товарищам.

Теперь все хоккеисты прекрасно понимают, что без широких знаний, без идейной закалки, без высокой культуры трудно повысить и спортивное мастерство.

И в этом тоже ответ на вопросы Мориса Ришара. Тот ответ, что раскрывает глубинную суть происходящих в нашем хоккее процессов. Один из секретов наших успехов на чемпионатах мира в последние годы.

Нам совсем не безразлично, кто стоит на пьедестале почета – умный, разносторонне образованный парень или «чемпион», в душе которого пустота. Мы хотим, чтобы наши ведущие мастера являли собой образец современного молодого человека. Нам совсем не безразлично, кого выбирают себе в кумиры миллионы мальчишек, и потому мы со всей строгостью относимся к нашим прославленным спортсменам.

Миллионы физкультурников и просто любителей спорта с вполне естественным Интересом следят за выступлениями наших ведущих мастеров – тех, на кого равняется великая армия людей, увлеченных спортом. И потому наши чемпионы, участники сборных команд – все, кому доверена высокая честь защищать спортивное знамя страны, понимают свою ответственность перед народом, перед миллионами любителей спорта.

Находясь за рубежом на международных соревнованиях и матчах, спортсмены чувствуют постоянную дружескую поддержку советских людей. Сотни писем и телеграмм, телефонные звонки с Родины помогают нашим ребятам выступить сильнее, успешнее.

Когда советские хоккеисты были в Тампере, то среди многих приветов и добрых пожеланий нас особенно обрадовал телефонный звонок с Камчатки. Ведь только представьте себе – человек не выходил с телефонной станции в течение восьми часов (трудно было дозвониться до нашей команды!), чтобы передать свои напутствия, свой привет через десять тысяч километров! Мы были искренне благодарны этому милому чудаку, нашему горячему поклоннику. И, честное слово, в нашей победе на чемпионате мира была и его, пусть совсем небольшая, доля забот. Спасибо ему за это!

    Загрузка...