Новички-хоккеисты

Глава 5

Автор:
Янг Скотт
Источник:
Издательство:
Глава:
Глава 5
Виды спорта:
Хоккей
Рубрики:
Детско-юношеский спорт
Регионы:
КАНАДА
Рассказать|
Аннотация

Трудно представить себе, какой ажиотаж охватывал Виннипег в те вечера, когда на самом большом зимнем стадионе «Амфитеатр» проводились хоккейные матчи школьных команд. Машины с родителями и бывшими выпускниками школ беспрерывным потоком съезжались к «Амфитеатру» со всех концов города; заказные

Глава 5

Трудно представить себе, какой ажиотаж охватывал Виннипег в те вечера, когда на самом большом зимнем стадионе «Амфитеатр» проводились хоккейные матчи школьных команд. Машины с родителями и бывшими выпускниками школ беспрерывным потоком съезжались к «Амфитеатру» со всех концов города; заказные автобусы с галдящими юными болельщиками тянулись к стадиону ото всех школ. На перекрестке улиц Портэдж и Мэлл автобус Северо-Западной школы встретился с автобусом училища Сен-Джона. Воздух содрогался от криков, воплей, гогота, улюлюканья, и прохожие с улыбкой оборачивались, вспоминая юные годы, когда сами вот так ехали в переполненных автобусах и трамваях на стадион и также до хрипоты орали и вопили, поддерживая своих ребят, чьи имена и лица всплывали сейчас в их памяти из далеких и счастливых школьных времен.

Из юго-западного района ехали ученики технической школы имени Кельвина, и, еще до того как показались, автобусы с ними, можно было услышать их ликующие голоса и песни.

Кель-Те-Ша, Кель-Те-Ша! Наша школа хороша! И команда лучше всех – Всех разложит под орех!

– скандировали кельвинцы.

Автобусы Северо-Западной школы подъехали к «Амфитеатру» первыми, и около сотни или больше мальчиков и девочек столпились посредине улицы, громко распевая специально сложенную по этому случаю песню:

Ба-ба-ба! Ра-ра-ра! Ба-ба-ба! Ра-ра-ра! Вот пришла наша пора! Побеждать всех наш черед – Северо-Западная, вперед!

Подошел Ли Винсент. Контролер у входа замахал ему рукой, приглашая пройти, и он стал проталкиваться сквозь толпу. Все девочки казались ему миловидными, мальчики – интересными. Видимо, молодость делает их такими, подумал он. Шарканье и топот сотен ног заполнили вестибюль. Стиснутый со всех сторон возбужденными людьми в меховых шубах, шапках и пестрых шерстяных кашне, Ли Винсент наконец выбрался из толчеи и, прихрамывая, зашагал по широкой деревянной лестнице к раздевалкам.

Сегодня должны были состояться две игры. Команд школ Даниэля Мака и Сен-Джона, которые встречались после первого матча, еще не было в раздевалках. Ребята хотели посмотреть первые два периода игры кельвинцев с командой Северо-Западной школы. Ли миновал закрытые двери раздевалок, где к матчу готовились кельвинцы и северозападники, и вошел в судейскую комнату.

– Привет! – улыбнулись ему Дик Дэнсфорд и оба его помощника.

– Привет, прислужники слепой богини, – отозвался Ли Винсент, подходя к горячей батарее, чтобы согреться.

Арбитры были одеты одинаково – черные брюки, белые джемперы, белые рубашки и черные галстуки. Дэнсфорд был темноволос и сухопар. В свое время он слыл одним из лучших хоккеистов, которых провинция дала хоккею, а теперь, вот уже пятнадцать лет, был арбитром. Его помощники тоже играли когда-то в профессиональных командах, но им было далеко до Дэнсфорда.

Дэнсфорд посмотрел на часы, нагнулся и потуже затянул шнурки на ботинках. Затем, обмениваясь шутливыми замечаниями, все трое вышли из судейской комнаты в коридор. Дэнсфорд дал короткий свисток, и они зашагали по крутой лестнице, которая вела наверх, к выходу на ледяное поле.

Трибуны приветствовали появление арбитров аплодисментами.

Ли Винсент скользил в тяжелых ботах по льду к ложе прессы. Он всегда получал удовольствие от хорошей игры профессионалов и интересных встреч взрослых любительских команд, но энтузиазм юных болельщиков волновал его не меньше. В редакции ему неоднократно предлагали повышение по службе, а в других газетах и большее жалованье, но тогда пришлось бы оставить юношеский и школьный спорт, а этого ему как раз не хотелось. Он перелез через борт, поздоровался с Артуром Мэтчинсоном, судьей-информатором, и взял в руки список заявленных игроков, который тот ему протянул. Мэтчинсону было почти семьдесят лет. Он приехал в Канаду четыре десятилетия назад без гроша в кармане, будучи младшим отпрыском титулованной английской фамилии, уже много лет был неотделим от «Амфитеатра».

Ли Винсент аккуратно выписал в свой блокнот состав команды Северо-Западной школы:

Вратари: Паттерсон

Защитники: Вик Де-Гручи Розарио Дюплесси Горд Джемисон Адам Лоуренс

Центрфорварды: Пит Гордон Гарри Бертон Пинчер Мартин

Крайние: Стретч Бьюханен Алек Митчелл Винстон Крищук Генри Белл Горацио Каноэ Бенни Вонг

Ли переписал также команду кельвинцев и затем вновь проглядел список игроков Северо-Западной школы. Пол Брабант, второй вратарь, естественно, не был заявлен, так же как и Билл Спунский. Ли огорчился за Билла, потому что видел, как тот старался на тренировках, но, ничего не поделаешь, парень еще плохо держится на коньках.

Пит Гордон был заявлен в первой пятерке. «Интересно, удалось ли Реду встряхнуть его?» – подумал Ли Винсент. Еще раз просмотрев свои записи, он наклонился к Мэтчинсону:

– Паттерсон два года сидел на скамье запасных в команде Кельвина. Хорошо, если бы сегодня победили северозападники.

– Мало шансов, судя по тому, что мне рассказывали, – отозвался Мэтчинсон.

– В любом состязании каждый участник имеет шанс на победу, – произнес Ли Винсент. – Вот вам мое изречение на сегодня.

Шум шести тысяч зрителей на трибунах не умолкал. Возгласы школьных болельщиков звучали со всех сторон. У каждой школы были свои места, но шум в секторе школы Гордона Белла, чья команда сегодня не играла, был ничуть не меньше, чем в других секторах.

Пит зашнуровывал ботинки, когда из коридора послышался свисток арбитра. До начала игры оставалось пять минут. Пит пришел в раздевалку последним, потому что отец долго не мог найти место для машины, и Де-Гручи саркастически заметил:

– Теперь можно вздохнуть спокойно, ребята, он соблаговолил явиться!

Тренер вышел на середину раздевалки.

– Мне нечего прибавить к тому, что я говорил вам прежде, – сказал он. – Старайтесь. Играйте внимательнее. – И, когда ребята поднялись с мест, прибавил: – Минуточку. Я хочу еще сказать о вашем товарище Билле Спунском, который тренировался с вами в прошлый раз. Билл пока не может войти в состав команды. Он лишь недавно встал на коньки. Его родители приехали к нам из Европы в прошлом году. Но он так хочет стать хоккеистом, что упросил Петерсена, управляющего «Олимпиком», и тот разрешил ему каждый день приходить в шесть утра и тренироваться до школы. – Ред сделал паузу. – Вот что я хотел вам сказать. А теперь пошли!

Когда команды вышли на лед, шум на трибунах усилился. Бледный от волнения вратарь Паттерсон первым появился на площадке. Неуклюже скользя по льду в своих доспехах, он толкал перед собой шайбу, затем пустил ее вперед и направился к воротам. Остальные игроки последовали за ним. Горацио Каноэ, Бенни Вонг, Мартин, Крищук, Пит Гордон, Бьюханен, Белл… Затем появилась команда кельвинцев в застиранных, видавших виды желто-зеленых свитерах, резко контрастирующих с яркой сине-красной расцветкой новенькой, с иголочки, формой игроков Северо-Западной школы. Кельвинцы, как и остальные три команды в подгруппе, были опытнее северозападников. Оглядываясь вокруг, Ли Винсент обратил внимание на то, что в секторе, отведенном Для Северо-Западной школы, взрослых было меньше, чем в остальных секторах, – ведь здесь не было еще своих выпускников, которые по старой памяти оставались бы болельщиками родной школы.

Арбитры осмотрели сетки ворот, нет ли там дыр, сквозь которые могла бы проскочить шайба. Ведь бывают ситуации, при которых разгораются горячие споры: одни настаивают, что шайба была в воротах, а их противники столь же яро это отрицают. Судьи за воротами проверили, горят ли красные лампочки, чтобы не оплошать во время игры.

Игроки обеих команд бегали по площадке, бросали шайбы по воротам, чтобы вратари могли проверить себя и размяться; наконец раздался свисток арбитра к началу игры. Свободные хоккеисты отправились на скамейку запасных, и на льду осталось по шесть игроков от каждой команды – тройка нападающих, двое защитников и вратарь. Нападающие встали друг против друга в центральном круге, по обе стороны красной линии, защитники заняли места у синей. Вратари, нервничая перед игрой, постучали своими широкими клюшками по щиткам.

Пит ждал, когда Дэнсфорд вбросит шайбу в игру, обычно перед началом матча он был весь напряжен, словно сжатая пружина, мышцы живота сводило от волнения, а сейчас он ничего этого не ощущал. Ничего, кроме чувства пустоты. Он окинул взглядом кельвинцев и узнал Баркера, здоровенного защитника с квадратными плечами, чьи силовые приемы испытал на себе; Кинана, центрального нападающего, узкого в плечах и бедрах, который катался широко расставив ноги, и поэтому казалось, что ого невозможно стронуть с места; Стаймерса, крайнего нападающего, красивого парня с вьющимися темными полосами, обладающего сильнейшим броском.

Свисток – арбитр, вбросив шайбу, откатился назад, чтобы не мешать игре. Пит пытался овладеть шайбой, но это удалось Кинану, который отпасовал ее Стаймерсу. Пит стал преследовать Кинана, чтобы помешать ему получить ответный пас. Де-Гручи стремительно понесся на Стаймерса, но проскочил, и тут Пит заметил, что второй крайний кельвинцев Джозефсон помчался в зону, обгоняя Стаймерса, владеющего шайбой, и тот, отпасовав поперек поля, выложил ему шайбу прямо на клюшку. Джозефсон вошел с шайбой в зону, и Пит, ожидая броска но воротам, на секунду забыл о Кинане, а тот, вдруг набрав скорость, оторвался от Пита и, получив ответный пас, с ходу запустил шайбу в верхний левый угол ворот мимо Паттерсона.

Трибуны словно обезумели. Лишь болельщики Северо-Западной школы пригорюнились и застыли на своих местах. Товарищи по команде принялись обнимать Кинана, а Мэтчинсон объявил по радио, что гол забит Кинаном с подачи Джозефсона. Пит с опущенной головой откатился в центральный круг, где должно было производиться вбрасывание. Его подопечный забросил шайбу с такой легкостью, словно его, Пита Гордона, считавшегося надеждой провинции, вовсе и не было на льду. Пит взглянул на табло. Всего восемь секунд понадобилось кельвинцам, чтобы открыть счет.

– Что за простофили! – простонал мистер Гордон, сидевший в секторе Северо-Западной школы.

– Шайбу забросил подопечный Пита, – тихо отозвалась Сара.

– Знаю! Знаю! Но что ты скажешь о том парне, который играет против Стаймерса? Он даже не двинулся к нему! А другой крайний кельвинцев… – он посмотрел в программку, – Джозефсон. Ему тоже никто не помешал! Что тут мог поделать Пит?

– Он упустил Кинана, – упрямо повторила Сара.

– Пит не хочет играть в этой команде, – изрек мистер Гордон. – В этом все дело.

Мать Пита хранила молчание. Она видела, как блестяще играл ее сын прежде, и чувствовала, что играй он за команду школы Даниэля Мака, ни за что не позволил бы Кинану беспрепятственно уйти от него.

В ложе прессы Ли Винсент обернулся к Артуру Мэтчинсону.

– В этой ситуации Гордон выглядел не лучшим образом.

Мэтчинсон кивнул.

Стоя позади скамейки запасных, Ред Тэрнер мрачно поглядывал на своих ребят.

В секторе Северо-Западной школы, почти под самой крышей, сидел Билл Спунский в поношенном, колом стоявшем пальто, единственном, которое у него имелось. Не отрывая глаз от игры, разворачивавшейся внизу, и не слыша громких криков на трибунах, он безжалостно теребил шерстяные рукавицы. Его сосед, мужчина средних лет, наклонился к Биллу:

– Молодой человек, вы здорово саданули меня локтем, когда Кинан забросил шайбу.

– Извините, сэр, – смутился Спунский.

Его сосед еще не знал, что до конца матча ему придется испытать не один толчок Билла.

Шайба брошена. На этот раз ею завладел Гордон, за годы тренировок отработавший прием отбора шайбы после вбрасывания, но, когда он двинулся вперед, Кинан блокировал его, забрал шайбу и отпасовал Стаймерсу, с которым вступил в единоборство Де-Гручи, но тот успел отбросить шайбу в зону северозападников, и Кинан ринулся за ней в угол. Пит поспешил за ним, раздраженный тем, что Кинан опережает его. Однако он все же оттеснил Кинана, подхватил шайбу, вышел из своей зоны и, увидев, что на него мчится Баркер, пытался увернуться, но не рассчитал и оказался на льду. Он был явно не в форме. Пит вскочил, но Баркер уже успел отдать шайбу Джозефсону, тот – Стаймерсу, который пересек синюю линию и по воздуху отпасовал устремившемуся вперед Кинану. Коренастый центрфорвард кельвинцев усмирил шайбу и сильно бросил по воротам, но Паттерсон сумел отразить ее. Однако шайба отскочила на клюшку Кинана, и тот добил ее в противоположный от вратаря угол.

На трибунах вновь начался бедлам. Два – ноль. А игра только-только началась!

Ред Тэрнер тронул Гарри Бертона за плечо. Бертон и его крайние, Митчелл и Вождь, сменили Гордона, Бьюханена и Белла. Де-Гручи и Джемисон оставались на площадке, Гордон мрачно уселся на скамью. Его подопечный забил две шайбы. Такого с Питом никогда не случалось. Опершись обеими руками на клюшку, он сидел опустив голову. Никто не сказал ему ни слова, но он знал, что сегодня играл ничуть не лучше других, может быть, даже хуже. Ноги у него словно налились свинцом, но он понимал, что ноги здесь ни при чем…

Вопли и крики болельщиков заставили его поднять голову. Вождь овладел шайбой на правом фланге, обвел одного игрока противника, затем второго, увернулся от третьего, который пытался остановить его у борта. Баркер помчался ему наперерез, но не успел применить против Вождя силовой прием – тот отдал шайбу Митчеллу и принял Баркера на себя. На трибунах только ахнули, когда на льду оказался не Вождь, а сам дюжий Баркер.

Тем временем Митчелл погнался за шайбой, но она была послана слишком далеко вперед, кельвинцы перехватили ее и пошли в контратаку. Однако Вождь сумел остановить игрока с шайбой, которая оказалась у Де-Гручи, и датчанин с развевающимися светлыми волосами, глядя только вперед, пронесся по центру. И снова Баркер встретил его на корпус. Де-Гручи успел отпасовать Вождю, переместившемуся на хорошую позицию перед воротами, и тот сделал бросок. Вратарь отбил шайбу, упав на колени, и Митчелл, сумев уйти от опеки защитника, протолкнул ее в открытый угол ворот.

Запасные игроки Северо-Западной школы вскочили со скамьи и, подняв клюшки, завопили вместе с трибунами. Гордон встал последним, но что-то шевельнулось в нем, когда игроки заняли свои места перед вбрасыванием. Сосед Билла Спунского снова потер бок, поглядывая на беспокойного юношу.

Сара орала вместе с остальными болельщиками Северо-Западной школы, толкала локтем мать, а ее отец улыбался, оглушенный поднявшимся вокруг гвалтом. Хотя он желал победы команде Северо-Западной школы, в которой играл его сын, но в нем не было того энтузиазма, с которым он всю жизнь следил за успехами команды школы имени Даниэля Мака. Будто он смотрел сейчас игру двух команд, которых никогда прежде не видел и к которым был совершенно равнодушен.

Игра продолжалась. Де-Гручи сделал еще один эффектный рывок. Желание победить во что бы то ни стало явствовало из каждого его движения. Он яростно боролся за шайбу по всему полю и все время рвался вперед, забывая обо всем и зачастую неоправданно рискуя. Увидев это, Ред Тэрнер выпустил на лед Розарио Дюплесси и Адама Лоуренса. Недовольно ворча, Де-Гручи покинул поле. За ним последовал Джемисон.

– Чёрт, я только-только разыгрался! – буркнул Де-Гручи.

Он оставался на ногах и громко подбадривал товарищей на льду, пока Ред Тэрнер силой не усадил его. Де-Гручи оказался рядом с Гордоном и, обернувшись к нему, сказал:

– Оба гола на твоей совести.

Пит промолчал.

– Мы бы куда лучше управились без тебя, – не переставал ворчать Де-Гручи. – Если бы играло звено Бертона, мы были бы на гол впереди! Тройка Бертона не дала бы Кинану такой свободы.

Это услышал Тэрнер. Он хотел приказать Де-Гручи замолчать, но сдержался. Если человек выкладывается до конца, он имеет право быть недовольным тем, кто играет вполсилы.

Прошло еще минуты две, и Пит снова вступил в игру. Он было подумал, что ему не следует выходить на лед. Он не привык к манере игры Белла и Бьюханена и не находил их в нужную секунду. Он вспомнил укор Де-Гручи, холодная ярость овладела им, и он резко отобрал шайбу у Кинана и помчался к воротам соперника, но Баркер сумел перехватить шайбу и сделал длинную передачу Кинану в центр. Кинан пересек синюю линию и в момент, когда подкатил Пит, отпасовал Стаймерсу. Тот оторвался от Белла и на полном ходу обошел Дюплесси. (В этот момент Спунский яростно двинул соседа локтем.) Сильный бросок Стаймерса низом попал в штангу, и шайба отскочила в сетку.

Тэрнер немедленно заменил игроков. Проходя мимо, Де-Гручи показал Питу язык. Пит остановился и чуть было не стукнул обидчика, чтобы тот не подумал, будто он его боится, но сдержался. Нельзя товарищам по команде ссориться между собой на людях. Пит подъехал к скамейке запасных, кипя от злобы.

Многие зрители на трибунах видели неприличную выходку Де-Гручи и встревоженно загудели.

– Ах, дрянь! – воскликнула Сара.

Ее отец, покраснев от негодования, поднялся с места:

– Что нужно этому задире?! Неужели тренер не может призвать его к порядку? Клянусь, я не желаю, чтобы Пит играл в такой команде! Не желаю!

Миссис Гордон молчала, с тревогой наблюдая за сыном, пытаясь разгадать, как он воспринял оскорбление.

Пит сел рядом с Беллом и Бьюханеном, низко опустив голову. Он слышал, как позади возбужденно обсуждали поступок Де-Гручи. Краска залила его лицо. Черт возьми, это уж слишком! Ладно, пусть он сегодня не в форме. Но его вынудили выйти на лед, и он вышел, и делал все, что было в его силах… И все же подспудно его терзала мысль, что он не все делал так хорошо, как мог и умел, и он искал оправдания в том, что никто не может играть хорошо, если душа не лежит к игре.

Чья-то рука мягко опустилась ему на плечо. Он обернулся. Это был тренер. Пит до этого уже заметил, как неприязненно, почти с ненавистью поглядывает на него Толстяк Абрамсон, и ничего хорошего не ждал и от Реда. Но в глазах тренера он увидел что-то схожее с добротой или по крайней мере сочувствием.

– Успокойся, Пит. Все к тебе вернется. Просто ты давно не тренировался. Нельзя сразу войти в форму.

Ред не сделал перетасовок в звеньях. До конца матча Пит играл против Кинана, упорно не отпуская его от себя, пытаясь все время опережать центрфорварда кельвинцев и внимательно наблюдая за каждым его движением. В перерывах между периодами он в одиночестве сидел в углу раздевалки, ни с кем не заговаривая. Молчали и остальные игроки.

После первого периода кельвинцы вели со счетом 3:1, после второго – 5:1, и еще одну шайбу они забросили в третьем. За несколько секунд до окончания игры Де-Гручи подхватил шайбу за своими воротами и устремился вперед, оставляя за собой на льду поваленных им игроков, и, пройдя к воротам, с такой силой бросил шайбу, что она, едва не выбив клюшку из рук голкипера, влетела в ворота. Кельвинцы победили со счетом 6:2.

Покидая ледяную площадку, Пит был готов ко всему.

Он шел по коридору с высоко поднятой головой, вызывающе глядя всем прямо в глаза: пусть только попробуют что-нибудь сказать ему! Но никто ничего не говорил. Никто ни в чем не упрекал его. Де-Гручи сидел в противоположном углу раздевалки и уверял окружавших его ребят, что в конце матча команда играла неплохо и что в следующий раз они сыграют еще лучше. Пит обратил внимание, что тренер с удовольствием прислушивается к Де-Гручи. Он принял душ и оделся. Единственный, кто заговорил с ним, был Билл Спунский. Он после матча пришел в раздевалку.

– Неважно получилось, – сказал Билл. – Но мы старались. В другой раз сыграем лучше.

– Следующая игра в пятницу, – объявил тренер. – С командой сенджонского училища. Подумайте над этим и будьте готовы.

Ребята торопливо выбежали из раздевалки, чтобы посмотреть следующую встречу. Пит услышал топот игроков школ Даниэля Мака и Сен-Джона, направлявшихся на площадку, шум трибун, приветствовавших их появление, и понял, что коридор опустел. Только тогда он направился наверх.

Родители и Сара ждали его в вестибюле.

– Будете смотреть следующую игру? – деланно равнодушным тоном спросил он.

– Нет, пожалуй, – ответил мистер Гордон. – Завтра у меня тяжелый день. Нужно пораньше лечь спать.

Мать обняла Пита за плечи, заметив в глазах его боль, которую он пытался скрыть, и крепко прижала к себе. Сара повисла у брата на руке, и в молчании они покинули «Амфитеатр».

Дома, за ужином, отец вдруг сказал:

– Может быть, тебе бросить хоккей, сынок? Лучше вовсе не играть, чем играть за команду, к которой не лежит душа.

Пит поднял голову, чтобы ответить, но Сара опередила его:

– Нет, он будет играть!

– Я спрашиваю Пита, – спокойно остановил ее мистер Гордон.

– Это теперь наша школа, и Пит будет играть за нее! – не унималась Сара. – И он скоро привыкнет и к Бьюханену и к Беллу и будет стараться, как… как…

Она умолкла.

Пит посмотрел на сестру. Еще одно слово, и она расплачется. Удивительно, как близко к сердцу принимает она эту историю…

Он пожелал родителям спокойной ночи и пошел спать.

В своей комнате, где он так часто предавался мечтам, – и, судя по трофеям на стенах, многие его мечты сбылись, – он вспомнил Де-Гручи, вспомнил, как дылда датчанин показал ему язык, и даже ночью, во сне, метался в постели, словно пытаясь стряхнуть с себя воспоминание об этом оскорблении.

Теги: детям о спорте, художественная литература о спорте, книги о спорте.

    Загрузка...

    Полное библиографическое описание

    • Автор

      Первый автор
      Янг Скотт
    • Заглавие

      Основное
      Глава 5
    • Источник

      Заглавие
      Новички-хоккеисты
      Дата
      1988
      Обозначение и номер части
      Глава 5
    • Рубрики

      Предметная рубрика
      Детско-юношеский спорт
    • Языки текста

      Язык текста
      Русский
    • Электронный адрес

    Янг Скотт — Глава 5 // Новички-хоккеисты. - 1988.Глава 5.

    Посмотреть полное описание