Моряк с Балтики

Глава 8. Первая встреча с Затопеком

Автор:
Теннов В.П.
Источник:
Издательство:
Глава:
Глава 8. Первая встреча с Затопеком
Виды спорта:
Легкая атлетика
Рубрики:
Персоны
Регионы:
РОССИЯ
Рассказать|
Аннотация

На сборе Куца поселили на стадионе имени С. М. Кирова в маленькой судейской комнате вместе с известным копьеметателем Владимиром Кузнецовым. Вот что рассказывал Кузнецов об их совместной жизни: «Мой сосед оказался добродушным, доброжелательным человеком. Он не был похож на стайера.

Глава 8. Первая встреча с Затопеком

На сборе Куца поселили на стадионе имени С. М. Кирова в маленькой судейской комнате вместе с известным копьеметателем Владимиром Кузнецовым. Вот что рассказывал Кузнецов об их совместной жизни:

«Мой сосед оказался добродушным, доброжелательным человеком. Он не был похож на стайера. Коренастый, широкогрудый, он казался скорее борцом или спринтером. Морская форма старшины подчеркивала его крепкое телосложение.

...Единственным неудобством в нашем совместном проживании было то, что я ложился поздно и поздно вставал, а сосед все делал наоборот. Уже в 6 утра он, натянув поверх тельняшки теплый лыжный костюм, уходил на 1,5-часовую зарядку. Хотя Владимир старался все делать неслышно, я все же просыпался, и моя утренняя зарядка, которую я обычно делал в 9 утра, заменялась сном до 10 часов.

...В один из дней еще с вечера начал накрапывать дождь. К утру он перешел в сильный, с резкими порывами ветра. Каково же было мое удивление, когда я услышал, что Владимир, как обычно, ушел на зарядку. Прошел час, а он все еще не возвращался. Я стал беспокоиться. Натянул тренировочный костюм, спустился вниз к выходу. Сел в машину, медленно поехал вокруг стадиона, но Владимира нигде не было видно. Накрывшись сверху плащом, я вылез из машины. Черные, нависавшие над заливом тучи закрывали горизонт. Огромные волны с шумом накатывались на каменистый берег. Сильный косой дождь поливал все вокруг. Вдруг я увидел Владимира. Он бежал против ветра, опустив подбородок вниз. Видно было, что он устал, но не менял темпа бега. Во всем его облике была какая-то непреклонность. Пройдет два года, и спортивный мир назовет этот стиль бега Владимира Куца агрессивным. Миллионы любителей легкой атлетики на всех континентах мира будут восхищаться сокрушительной тактикой бега легендарного бегуна...»

Постепенно настойчивость Григория Исаевича Никифорова и упорство Куца стали приносить свои плоды. Стиль бега Куца приобрел если не легкость, то стремительную экономичность. А через несколько лет кинограммы бега Владимира будут публиковаться в спортивных журналах, и его технике специалисты легкой атлетики станут посвящать специальные статьи.

Владимир Куц побывал и дома у своего нового тренера. Так же как и Чикин, живший в Таллине более чем скромно, Никифоров пренебрегал удобствами. Он занимал ветхий домишко неподалеку от Сенной, предпочитал паровому отоплению печку с дровами.

Еще до войны Никифоров многому научился у основоположника физиологии спорта профессора Алексея Николаевича Крестовникова. Приобрел навыки тренерской работы с бегунами в период своей дружбы с Алексеем Максуновым. Потом занимался со студентами института физкультуры, подающими надежды в беге на средние и длинные дистанции. Много сил положил на подготовку после войны великолепного марафонца Сергея Попова.

Победитель первенства Европы 1958 года Попов имел филигранную, до мельчайших деталей отточенную технику бега. А когда группа физиологов провела обследование другого его ученика - Ивана Филина, завоевавшего золотую медаль на чемпионате континента 1954 года, обнаружилась феноменальная способность этого бегуна: Филин переносил такой недостаток кислорода, который для обычного нетренированного человека мог стать чуть ли не смертельным. Подобный навык «бескислородного» существования во время бега был выработан и у других воспитанников ленинградского тренера.

Конечно, это было бы невозможным без высокого уровня специальной выносливости, системы восстановления, которые были разработаны Никифоровым до мельчайших деталей. Кстати, подготовке марафонцев Григорий Исаевич посвятил специальную брошюру.

Неоценима и его помощь стайерам послевоенного поколения Ивану Пожидаеву, Александру Артынюку, Евгению Жукову, Ивану Чернявскому, Юрию Захарову.

Однако особая заслуга Никифорова в том, что он воспитал двух олимпийских чемпионов в беге на длинные дистанции. Об одном из них, Владимире Куце, мы рассказываем сейчас. Второй - Петр Болотников, вскоре ставший преемником своего товарища.

Уже в этот первый год занятии с Никифоровым Владимир Куц не мог не оценить достоинства той системы подготовки бегуна, которой придерживался Григорий Исаевич. Прежде всего это был индивидуальный подход к каждому спортсмену. Понимание подготовки бегуна как сложного комплексного процесса, в котором нет ничего второстепенного. Максимум внимания не только физическим упражнениям, но и питанию, режиму, психологической подготовке, волевым качествам, средствам восстановления.

Что касается собственно беговой тренировки, то в те годы, когда еще существовали многочисленные национальные системы подготовки бегунов и среди них шведский «натуральный» метод Оландера, интервальная тренировка Гершлера, венгерская система Иглой, школа подготовки английских бегунов, в основе которой лежал кроссовый и переменный бег, американские и австралийские методы, Григорий Исаевич, как бы предвидя будущее, широко использовал разнообразные приемы, начиная от продолжительного, медленного бега и кончая многократным пробеганием сравнительно коротких отрезков дистанции. По тем временам объем его тренировочных нагрузок был чрезвычайно велик, и для Куца, по его словам, «первый год занятий с Никифоровым был безумно трудным. Огромные беговые нагрузки едва не раздавили меня. Порой мне казалось, будто я ненавижу своего тренера за его безжалостность, жестокость...».

Спортсмены говорят: «Соревнования - это лучшая подготовка». И в этом есть значительная доля правды. Во всяком случае, соревнования 1953 года помогли Владимиру Куцу применить на деле полученные на тренировках знания, научиться не растрачивать попусту свои силы. Единственное, что он не стал менять - это тактику смелого бега, при которой, если позволяли силы, он оставался лидером от начала до конца дистанции.

После зимних состязаний в ленинградском манеже, где Куц испробовал свои силы в борьбе с Иваном Пожидаевым, ему предстояла встреча с Александром Ануфриевым в июньском матче сборных команд Москвы, Ленинграда, РСФСР и УССР на московском стадионе «Динамо».

Ануфриев принадлежал к послевоенному поколению бегунов на длинные дистанции, он прошел нелегкий путь от новичка до чемпиона и рекордсмена страны. Детство Ануфриева прошло в далеком северном селении. Долгая, суровая зима. Занесенная снегом тундра. Первым видом спорта для него стали лыжи, не узкие, гоночные, которыми пользуются горожане, а широкие, охотничьи, подшитые снизу оленьим мехом. Еще мальчишкой он отваживался один с упряжкой собак уезжать в тундру, ставить капканы.

С самого начала войны Ануфриев попал на фронт. Воевал в лесах Карелии, таская на плечах пулемет. А ведь был невысокого роста, худощав. Ранение в стопу оказалось серьезным, и комиссия, выписывая его из госпиталя, решила: не годен к строевой службе. Ходить, возможно, будет, но с трудом...

Вот тут-то и проявился характер Ануфриева, выработанный еще в детстве, в борьбе с суровой природой. Десятки километров мог пройти на лыжах, не боялся выходить в море на утлой лодчонке.

Попав после госпиталя в тыловую караульную часть, доставил перед собой задачу: научиться не только ходить, но и бегать. Он все делал бегом. Бегом на пост. Бегом в караулку. По-русски говорил еще плохо и на расспросы отвечал коротко:

- Двигаться надо! Тогда здоров буду!..

Неожиданно для всех, участвуя в лыжном кроссе, он пришел к финишу одним из первых. Но, к всеобщему удивлению на лыжах не скользил, а бежал. Сказалась долголетняя привычка передвигаться на подбитых мехом лыжах.

После демобилизации Ануфриев стал работать слесарем на Горьковском автозаводе. Лыжи не бросил, продолжал тренироваться.

- Да ты прирожденный бегун,- сказал ему как-то тренер горьковского «Динамо» Василий Перевезенцев, впервые увидев Ануфриева на лыжах.

Тренируясь в беге уже под руководством инженера автозавода Николая Маслова, Ануфриев в короткий срок добился поразительных успехов на стайерских дистанциях. В начале пятидесятых годов он стал чемпионом страны, ему принадлежали всесоюзные рекорды. А на Играх в Хельсинки он завоевал бронзовую медаль на 10000 метров, проиграв только Эмилю Затопеку и французу Алену Мимуну.

В 1953 году на стадионе «Динамо» рекордсмен страны Ануфриев собирался улучшить рекорд мира на дистанции 5000 метров. Тренеры и легкоатлеты знали, что к лету 1953 года он приобрел превосходную спортивную форму и имеет все шансы пробежать 5 километров быстрее Гундера Хегга, который установил мировой рекорд 11 лет тому назад, в 1942 году.

По нынешним временам результат 13:58,2 кажется невысоким. Между тем к тому времени в Советском Союзе ни один легкоатлет не сумел еще перешагнуть границу 14 минут на пятикилометровой дистанции. Всесоюзный рекорд, установленный в 1952 году Владимиром Казанцевым, равнялся лишь 14:08,8.

6 июня 1953 года на стадионе «Динамо» в присутствии многочисленных зрителей был дан старт бегу на 5000 метров. Ануфриев взял столь быстрый темп, что остальные бегуны, кроме одного, сразу же начали отставать. Никому, кроме Владимира Куца, не удалось выдержать высокий темп бега Ануфриева. Первый круг, второй, третий - Владимир Куц бежит вторым. Только к концу дистанции Ануфриеву удалось оторваться и кончить бег, правда, не с мировым, но всесоюзным достижением - 13:58,8. Лишь шесть десятых секунды не хватило ему до мирового рекорда. Во всяком случае, он стал первым советским спортсменом, преодолевшим наконец рубеж 14 минут на пятикилометровой дистанции.

Куц закончил бег со скромным результатом 14:27,8. Но это был его новый личный рекорд, а кроме того, он единственный из участников забега сумел так долго продержаться за Ануфриевым.

По сути дела, все это были лишь прикидки к тому главному для Куца соревнованию, которое ему предстояло в июле 1953 года на Международном фестивале молодежи и студентов в Бухаресте. Здесь он должен был впервые встретиться с Эмилем Затопеком, героем XV Олимпийских игр в Хельсинки, чехословацким спортсменом, которому Владимир некоторое время подражал, которым восхищался и которого мечтал когда-нибудь победить.

Один из шестерых детей столяра из маленького моравского городка Копршивнице, Эмиль с 14 лет начал работать на обувном комбинате Бати. В годы фашистской оккупации ему пришлось выбирать между концентрационным лагерем и работой на вредном предприятии - силикатном заводе.

Выходя из завода-душегубки, несмотря на тяжелую усталость, Затопек, для того чтобы сохранить здоровье, бегал по просекам ближайшего к городку леса. После освобождения Чехословакии он стал заниматься бегом на стадионе. Первый большой успех пришел к нему на Лондонских олимпийских играх 1948 года, когда он завоевал золотую медаль в беге на 10 000 метров.

Через четыре года на Играх в Хельсинки Эмиль Затопек совершил подлинный подвиг, став олимпийским чемпионом трижды - на 5000, 10 000 метров и в марафонском беге. История олимпийских игр знала до этого только одного спортсмена, победившего на трех, правда, несколько иных дистанциях. Это произошло на Олимпиаде 1924 года в Париже, а победителем был Пааво Нурми.

До 1952 года Затопек ни разу не участвовал в соревнованиях по марафонскому бегу, однако огромный запас выносливости, приобретенный на тренировках, позволил ему стать победителем и на этой дистанции. После двух золотых медалей, полученных за победу в беге на 5 и 10 километров, Затопек ничем не рисковал и, по его словам, бежал спокойно. «Я знал, что фаворитом считается англичанин Петерс. Так как я не имел опыта в марафоне, то решил, что буду стремиться бежать за ним и не упускать его из виду...» Дело кончилось тем, что Петерс сошел на 35-м километре, а Затопек успешно закончил дистанцию.

Естественно, что Куц старался побольше узнать о знаменитом бегуне, его подготовке. Из газет, журналов, рассказов он выяснил, что Затопек доводит тренировочные нагрузки порой до 50 километров в день и что в основе его занятий лежит ставший в те годы особенно распространенным интервальный метод тренировки -пробегание сравнительно небольших отрезков дистанции с отдыхом между ними. Его обычной дневной серией было: 9по 200 м +40 по 400 м + 5 по 200 м.

Местом постоянных тренировок Затопека стал скромный окруженный лесом стадион неподалеку от Праги. Здесь можно было бегать по лесной тропинке и по великолепно подготовленной гаревой дорожке, на которой он установил мировые рекорды на 20 километров и в часовом беге.

У олимпийского чемпиона были и другие особенности. Склоненная набок голова и гримаса усталости на лице во время бега могли ввести в заблуждение и зрителей и соперников. Можно было подумать, что Эмиль бежит из последних сил, что еще немного - и для него все будет кончено. Но достаточно было посмотреть на ноги чемпиона, с поразительной неутомимостью отмеряющие километр за километром, на его широкие и эластичные шаги, чтобы понять - внешнее впечатление обманчиво.

На фестивале молодежи в Бухаресте они познакомились на тренировке. Чешский бегун оказался доброжелательным человеком, щедрым на советы.

- Я не слышал такой фамилии - Куц, - сказал Затопек.- Вы еще не выступали на международных соревнованиях? Тогда понятно. Давайте тренироваться вместе. А во время бега вы можете держаться за мной, это будет полезно...

Но когда начался забег на 5000 метров, Куц и не подумал держаться за олимпийским чемпионом. В соревнованиях участвовали известные бегуны: венгр Йожеф Ковач, австралиец Дейв Стивенс, еще недавно недосягаемый Александр Ануфриев. Но это не смущало его.

Куц бежит впереди первый, второй, третий, четвертый километры. Может быть, именно здесь пришел его час? Начав последний круг, он оглядывается и видит, что группа соперников во главе с Затопеком отстает по крайней мере на 40-50 метров. Неужели это значит, что он может стать победителем? Но в самом конце дистанции справа от него появляется Затопек. Это было настолько неожиданно, что Куц растерялся. Чтобы финишировать первым, надо что-то предпринять, но на это уже нет времени. Затопек закончил бег, лишь незначительно опередив Куца.

«Наилучшего результата (14:03) в тот год я добился на фестивале молодежи в Бухаресте. Этот результат был новым чехословацким рекордом,- вспоминает Затопек.- Показать рекордный результат в этом соревновании меня вынудил тогда мало известный, а для меня почти совершенно не известный советский бегун Владимир Куц».

Для Владимира этот бег не был поражением, тем более что сам Затопек поздравил его. В самом деле, Куц вплотную приблизился к границе 14 минут, стал серебряным призером фестиваля. Это большой успех!

Мастерство Куца совершенствовалось с каждым новым соревнованием. Даже из поражений он извлекал много полезного для себя, но все же оставался верным своей обычной тактике. Так он бежал и еще на одном международном соревновании 1953 года, матче СССР-Венгрия. На стадионе в Будапеште ему пришлось встретиться с не менее чем Затопек опасным противником - Йожефом Ковачем. Невысокий худощавый спортсмен был опытным турнирным бойцом и не раз опережал самого Затопека.

А соревнование проходило, собственно, по тому же сценарию, что и на фестивале. На первых километрах Куц развил высокую скорость. Она была настолько велика, что по ходу бега Владимир превысил не только всесоюзный рекорд на 3000 метров, но и мировой на 3 мили (13:31,4). Однако на финише вперед вырвался Ковач - 14:01,2. Результат Куца -14:01,6.

Пожалуй, наибольшим успехом Владимира Куца в 1953 году была его двойная победа на первенстве СССР в Москве в беге на 5000 и 10 000 метров. Он неожиданно предстал перед зрителями хорошим тактиком. Еще совсем недавно, на весеннем матче городов, москвичи видели его стремительный бег пока хватит сил, а теперь на первенстве СССР чувствовалось, что Куц бежит строго по графику. В этом быстром возмужании бегуна большую роль сыграла продуманная с Никифоровым до мелочей система подготовки, и, конечно, помогло участие в многочисленных соревнованиях, где Куц приобрел опыт борьбы с сильнейшими стайерами мира.

Правда, в предварительном забеге первенства страны сработал стереотип. Куц вспоминал потом, что ноги будто сами понесли его вперед. Это был рецидив прошлого -непродуманный стремительный бег, не вызванный необходимостью. А ведь чтобы попасть в финал, достаточно было прийти к финишу в числе первых трех. Так они и условились с Григорием Исаевичем - бежать экономно, сохранить силы для финала. Вначале все шло хорошо. Темп бега не был чрезмерно высоким, Владимир бежал легко в первой группе участников. Но на беду на трибунах оказались его друзья.

- Володя! Давай! Нажми! - раздался крик с трибуны, и Володя понесся вперед. Забыты были и график, и договоренность с Никифоровым.

После бега в раздевалке Григорий Исаевич только презрительно посмотрел на Куца и процедил сквозь зубы: «Мальчишество».

Хорошо еще, что Куц был спортсменом неисчерпаемых возможностей, способным в короткий срок восстановить силы.

В финале он грамотно провел бег, обогнал Ануфриева, показал превосходный результат - 14:02,2 и заслужил тем самым прощение тренера.

По мнению известного психолога ленинградского профессора А. Ц. Пуни, в стремлении спортсменов к вершинам мастерства можно различить три этапа. Первый -когда появляется острое желание двигательной активности, радость от участия в соревнованиях. Второй -сопровождающийся желанием расширить спортивный опыт, достичь новых успехов. И третий - этап овладения высшим спортивным мастерством, когда одной из главных задач спортсмена становится установление рекордов и завоевание звания олимпийского чемпиона.

В 1953 году Владимир Куц подошел к третьему этапу. Он мечтал первым в истории отечественной легкой атлетики установить мировой рекорд на 5000 метров.

Предшественники Владимира Куца в беге на длинные дистанции подготовили штурм мировых рекордов. В начале сороковых годов Серафим Знаменский показал результат, уступающий мировому рекорду лишь 30,4 секунды. Вслед за ним Никифор Попов, а затем Владимир Казанцев сократили это отставание до 10,6 секунды (13:58,2 - Г. Хегг и 14:08,8 - В. Казанцев). Наконец. Ануфриев на стадионе «Динамо» в 1953 году пробежал лишь на 6 десятых секунды медленнее Хегга. Таким образом, до мирового рекорда в беге на 5000 метров советским спортсменам оставался буквально один шаг.

Так почему же этот шаг не сделать Владимиру Куцу?

    Загрузка...

    Полное библиографическое описание

    • Автор

      Первый автор
      Теннов В.П.
    • Заглавие

      Основное
      Глава 8. Первая встреча с Затопеком
    • Источник

      Заглавие
      Моряк с Балтики
      Дата
      1987
      Обозначение и номер части
      Глава 8. Первая встреча с Затопеком
      Сведения о местоположении
      C. 66-75
    • Рубрики

      Предметная рубрика
      Персоны
    • Языки текста

      Язык текста
      Русский
    • Электронный адрес

    Теннов В.П. — Глава 8. Первая встреча с Затопеком // Моряк с Балтики. - 1987.Глава 8. Первая встреча с Затопеком . C. 66-75

    Посмотреть полное описание