Совершеннолетие

Поиски и сомнения

Автор:
Тарасов Анатолий Владимирович
Источник:
Глава:
Поиски и сомнения
Виды спорта:
Хоккей
Рубрики:
Профессиональный спорт
Регионы:
РОССИЯ
Рассказать|
Аннотация

«Секреты» большого хоккея Последний штрих Эта глава – о творчестве, поиске в хоккее. О том, как любимая наша игра заставляет хоккеистов все время творить, искать и находить что-то новое, необычное и неизведанное. О том, как она приучает человека размышлять, сравнивать, сопоставлять. Делать какие-то

Поиски и сомнения

«Секреты» большого хоккея

Последний штрих

Эта глава – о творчестве, поиске в хоккее. О том, как любимая наша игра заставляет хоккеистов все время творить, искать и находить что-то новое, необычное и неизведанное. О том, как она приучает человека размышлять, сравнивать, сопоставлять. Делать какие-то выводы, обобщения. Проверять свои поиски на практике – на хоккейной площадке.

Цель этой главы – раскрыть «секреты» хоккейной игры. Научить читателя, любителя спорта, понимать суть, глубинный смысл происходящих на поле событий. Помочь ему глубже понять хоккей и еще больше полюбить ату прекрасную и мудрую игру.

…25 сентября 1965 года в финальном матче на приз газеты «Советский спорт» встречались хоккеисты ЦСКА и московского «Динамо». Конечно, этот день мне как тренеру ЦСКА принес определенную радость – наша команда выиграла матч и завоевала приз (хотя и провела игру слабее обычного).

Но 25 сентября запомнится мне надолго чрезвычайно важным, для меня событием. Хотя кто-то может сказать, что это событием и не назовешь. Так, мелкая, несущественная деталь, на которую большинство зрителей и внимания-то, наверное, не обратило.

Объявляя состав команды ЦСКА – номер и фамилию хоккеиста,– диктор впервые после перечисления защитников назвал не нападающих, как обычно, а полузащитников. Сначала объявил номер «13» – Ромишевский и «17» – Мишаков, а потом только «7» – Локтев, «8» – Александров и т. д.

Так новая система игры, над созданием и разработкой которой наш коллектив трудился три года, приобрела последнюю, пусть чисто внешнюю, деталь своего оформления.

Мы шли к ней, к этой системе, нелегким путем. Нас ждало немало трудностей, помех, огорчений, нам пришлось преодолеть скепсис и неверие, мы вынуждены были вновь искать все новые и новые доказательства верности избранного нами пути. Но, доказывая свою правоту нашим оппонентам, мы сами глубже и лучше понимали суть предложенных нами идей, вносили в них необходимые коррективы, уточнения, совершенствовали их. И вот плод наших поисков, труда, раздумий о будущем хоккея мы вынесли на всеобщее обсуждение.

Но спор свой мы вели не только в теоретическом плане. Мы спорили своими делами. В ЦСКА была не просто придумана и разработана новая система игры в хоккей. В ЦСКА было создано звено, которое играет по новой системе.

Что значит играть по-новому?

Более быстро? Вряд ли. Ведь и так наш хоккей славится как самый скоростной в мире. Один крупный западный журналист как-то даже назвал его «сумасшедшим» хоккеем.

Да, скорость наших хоккеистов – и игроков сборной СССР и спортсменов ЦСКА в частности – достаточно велика.

Мало того, эта скорость обусловливает даже определенный технический брак в действиях наших мастеров. Но, с другой стороны, нам всегда казалось, что высокий,«сумасшедший» темп – это наше большое преимущество, ибо в этом отношении с нами соперничать не может никто. Повидимому, в ближайшее время нужно ждать не только высокой скорости от одного игрока, но и увеличения суммы скоростей звена, когда хоккеисты синхронно, будто по мановению дирижерской палочки, действуют в заданном темпе.

Однако беспредельно усиливать темп нельзя. Ведь человеческие и игровые возможности – скорость бега на коньках и количество передач – ограничены все-таки какими-то рамками. Да и бег здесь необычен. Хоккейное поле – не гладкая ледяная дорожка, где все решает чистая скорость и техника движений конькобежца. Хоккей – это бег с шайбой, движение к воротам соперника вместе с партнерами, движение, где тебе изо всех сил мешают противники. Площадка ограничена – особенно не разгонишься. Но, тем не менее, скоростной порыв остается нашим грозным оружием на многие годы, хотя, повторяю, скоростные возможности спортсмена не беспредельны.

Второе направление, по которому может идти развитие хоккея,– увеличение и пополнение технического арсенала спортсменов.

Но хотя в совершенствовании техники нет видимых пределов, мы вправе утверждать, что техника – это время, понимая, что для ее качественного скачка необходима смена поколений. Но ведь нам надо спешить, наверстывая то историческое отставание, что отделяет нас от канадской профессиональной школы хоккея.

Так мы пришли к выводу, что главным направлением наших поисков должна стать тактика. Именно здесь возможности для творчества, пробы, прогрессса поистине беспредельны. А тут еще не давал покоя профессор от футбола Феола с его идеями новых тактических построений, которые были весьма эффективны. В самом деле, тактика игры в футбол на протяжении жизни одного поколения, на моей только памяти, претерпела существенную трансформацию. Было время, когда играли с двумя защитниками, тремя полузащитниками, и пятерка нападающих выстраивалась при этом почти в одну линию (2-3-5). Потом появилась система «дубльвэ»: три защитника, два полузащитника, оттянутые назад полусредние и, напротив, выдвинутые вперед крайние и центральный нападающие (3-2-5). Позже стали играть с тремя защитниками и тремя полузащитниками (3-3-4). Появился в некоторых командах лишний защитник, так называемый «чистильщик». И вот, наконец, Феола вместе со сборной Бразилии утвердил в мировом футболе принципиально совершенно новую схему расположения игроков на поле, где функции всех футболистов стали иными (4-2-4).

Менее заметно менялась тактика игры в хоккее. Классическое построение хоккейной команды: вратарь, два защитника и три нападающих – оставалось неизменным. Несколько менялись лишь функции игроков. Сначала играли два позиционных защитника. Потом появился блуждающий защитник, что-то вроде хавбека – полузащитника.

Проходят годы, и вот еще одна новинка, блуждающие форварды. Их игра отличается не только продольными, но и диагональными перемещениями, взаимозаменяемостью. Они выходят за рамки своих узких желобков. Но пока еще местами меняются только крайние нападающие, а центральный держится в обороне. Позже один из защитников стал подключаться к атакам. Это позволило внести взаимозаменяемость всех нападающих как между собой, так и с активно действующими защитниками.

А теперь начали все играть по принципу:«пять в атаке, пять в обороне».

Игра всей пятерки стала носить осмысленный характер. По-новому раскрылись возможности хоккеистов. Так играет сейчас большинство команд.

И вот тут мы столкнулись с неожиданной трудностью. Хоккеистам при большой активности защитников, при высокой маневренности нападающих, их гибкое взаимозаменяемости стало на площадке тесновато.

Часто стали возникать ситуации, когда принятая нами система игры (все в атаке, все в обороне) из-за чрезмерного скопления игроков на одном участке поля теряла часть своих преимуществ.

Нужно было найти выход их этого положения: предложить новую расстановку спортсменов на поле, создать новые амплуа, дать ребятам необычные, интересные задания.

Предвижу, что мне могут возразить – мол, не все еще команды в нашем хоккее в совершенстве освоили систему игры «пять в атаке, пять в обороне», к чему же искать уже сегодня что-то новое.

Так же, как в природе нет универсального, спасающего от всех: болезней лекарства, так, разумеется, и в хоккее нет единой универсальной «системы», устраивающей все команды.

Однако чемпионат мира в Вене подтвердил, что пора думать не только о сегодняшнем, но и о завтрашнем дне хоккея. Все команды усилили скоростной маневр, научились решать в каждом игровом эпизоде объемные тактические задачи большими силами. Наша манера игры пристально изучается и перенимается, и потому мы должны вести поиски новых тактических ключей к будущим нашим победам, если хотим по-прежнему оставаться лидерами.

С чего же начать?

Мы много думали, с чего же начинать наши поиски, наши эксперименты. Кое-кто склонялся к тому, чтобы попробовать наиграть несколько различных тактических расстановок, а потом уже по результатам выбрать одну – наилучшую.

Но это было бы неправильно. Искать, как говорится, наобум, на ощупь нельзя. Тем более если такие эксперименты связаны с людьми, со спортсменами, с ломкой их игровых навыков и игровой психологии. Поиски должны вестись планомерно, продуманно, и потому мы начали… с карандаша.

Долгие дни и вечера, ночи, недели просиживали мы с Борисом Павловичем Кулагиным, хорошим тренером и педагогом, над макетом хоккейного поля, советовались друг с другом, что-то принимали, что-то отвергали. Но самое главное – много спорили.

Мы видели, что в существующей тактической расстановке хоккеистов есть немало изъянов. Ведь весь современный хоккей нацелен исключительно на ворота противника, на результативность. Это, конечно, правильно. Но при нынешней расстановке спортсменов на поле мысли о защите, обороне отходят на второй план. Так играют даже канадцы, а именно они и – это несмотря на то, что в последние годы канадцы оставались в мировых чемпионатах за чертой призеров,– являются нашими основными соперниками на международной арене.

Любопытно, что так же действуют и канадские профессиональные хоккейные команды. Их тактика проста – все на ворота. И они мчатся туда, едва завладев шайбой. Надо сказать, что при росте скорости игроков и их технического мастерства такие прорывы становятся все опаснее и опаснее, и не только для противника. Очень часто, увлекшись атакой, пятерка не успевает перестроиться, и неожиданная контратака противника завершается голом в незащищенные ворота.

Значит, надо серьезно думать и о безопасности наших ворот.

При существующей тактике игры мы, к сожалению, не можем иметь постоянно действующего перед воротами защитника. Игра все время складывается так, что один из наших защитников должен, действуя в обороне, идти в угол для единоборства с соперником, а второй, играя в эти мгновения с другим нападающим противника, не может обеспечить страховку остальных.

Вот и получается, что сейчас у нас не хватает игрока в обороне, хотя тактика позиционной или смешанной обороны дает в общем-то достаточный запас прочности (за счет оттягивающегося назад форварда). Но опасение, что соперники будут рваться к воротам, что их высокая техника может в такой ситуации принести свои результаты, если у наших ворот не будет лишнего, надежного стоппера, долгие годы не давало нам покоя.

Представьте себе самую элементарную комбинацию. Атакующий соперник, ворвавшийся в угол поля у наших ворот, при первой же попытке защитника атаковать его пробросит шайбу за воротами в противоположный угол поля. Теперь туда, вслед за нападающими противника, должен идти и наш хоккеист. Но кто именно? Тот, кто в дальнем углу, не успеет. Остается тот, кто находился только что у ворот, на самом опасном месте – на «пятачке». Теперь там пустота.

И если где-то проиграно единоборство, то сразу возникает неприятная для обороняющихся голевая ситуация. Атакующий соперник выиграет в главном – во времени. Смена фланга атаки ведется быстро пасом, передачей шайбы, в то время как смена позиций игроками – маневром, перемещением хоккеистов на площадке, но… попробуй догони шайбу! Неизбежно в обороне наших ворот появляется тактическая трещина: если защитник перед воротами будет ждать партнера, то мы опоздаем вступить в единоборство на фланге, если же наш защитник устремится на фланг, то оголится зона перед воротами.

Итак, нужен хоккеист, который постоянно находился бы на этом «горячем» месте, нужен стоппер с ограниченным у себя в зоне радиусом действия.

Стоппер должен быть сильным и смелым спортсменом, обязан уметь ловить шайбу на себя. Ничего, что он ограничен в сфере действия, что он не имеет права рисковать, увлекаться атаками, проходами вперед. Этот центральный защитник несет особую ответственность, он – наша палочка-выручалочка. Только он, этот стоппер, последний из полевых игроков, может еще исправить какую-то ошибку партнеров, под чистить огрехи их игры.

Итак, стоппер.

Затем, предполагали мы, кроме центрального защитника, в нашей системе будут еще два хавбека (полузащитника). Помню, в 1937 году вышла книга Д. Ванишека о футболе. Она называлась «Три защитника». И вот там впервые прозвучала крылатая фраза:«Покажите мне при игре с тремя защитниками вашу полузащиту, и я скажу о силе вашей команды».

Фраза эта стала столь популярной потому, что отражала суть дела: вес хавбеков в футболе стал необычайно велик.

А в хоккее? Почему бы нам, хоккеистам, не придать такое же значение полузащитникам? И у нас могут быть хавбеки – игроки с определенным амплуа, проделывающие большой объем работы, умеющие и обороняться и остро, внезапно атаковать.

При нынешней общепринятой системе игры атака готовится с участием обоих защитников. Но готовят эту атаку они лишь с помощью паса. Их движение вперед в ходе атаки или контратаки ограниченно. Им нельзя рисковать, ведь сзади никого нет.

В новой же тактической системе только один хоккеист готовит атаку, ограничиваясь лишь пасом. Два других (хавбеки) могут свободно двигаться вперед, играть более творчески, с широким маневром, представлять более реальную угрозу для чужих ворот.

Таким образом, теперь в атаках могут постоянно участвовать не три, как прежде, а четыре хоккеиста. И в то же время им не так тесно в зоне противника как при игре «все в атаке», а потому и шире простор для маневра и творчества всех спортсменов. Оба нападающих в новой системе действуют в ярко выраженном атакующем стиле, с них во многом снят груз оборонительных функций, у них развязаны руки для большого тактического риска.

Но во всем этом новом тактическом построении мы должны были избежать универсализации хоккеистов. И об этом я уже писал выше.

Итак, все пятеро в новой системе имеют новые функции. Хавбеки особенно активны в средней зоне, сейчас там у нас не три, а четыре (вместе с нападающим) игрока.

Нападающие имеют большой простор. На ширине поля в 30 метров теперь действуют уже не три, а лишь два игрока. И потому форварды сейчас имеют для диагонально-поперечного маневра по 15, а не по 10 метров. Значит, у нынешних нападающих должны быть поистине широкие крылья.

Теперь представьте общую схему расстановки хоккеистов на поле, и вы легко убедитесь, что стало просторнее всем, в том числе и центральному защитнику.

Из военной тактики известно, что атака по-настоящему, сильна и опасна только в том случае, когда она поддерживается из глубины.

Это истина не только в военной тактике, это истина и в хоккее. И потому успех штурма ворот соперника прямо связан с эшелонированным построением атаки.

При новой системе хоккеисты активно атакуют двумя рядами, и тем самым создаются предпосылки для неожиданного вклинивания хавбеков в переднюю линию.

И четверо атакующих, потеряв шайбу в зоне соперника, будучи уверены в стоппере, не спешат откатываться к синей линии. Они получают возможность для самого активного прессинга, ибо каждый игрок, сражающийся за шайбу, постоянно ощущает активную поддержку минимум трех партнеров.

Такая игра не могла, по нашим расчетам, не принести определенного аффекта.

От слова к делу

Но пока это были рассуждения – слова, не проверенные в игре.

Теперь нужно было, чтобы в новую систему искренне и горячо поверили сами игроки, чтобы они страстно боролись за ее утверждение.

Я очень боялся, что может повториться история, свидетелем которой я был в 1946 году.

Я играл в знаменитой футбольной команде ЦДКА. В те годы нас тренировал Борис Андреевич Аркадьев, один из самых мудрых футбольных наставников. Духовное богатство, интеллект, своеобразие языка, какой-то тренерский нюх, умение видеть в каждом футболисте его личную перспективу – все это выгодно выделяло в то время Бориса Андреевича.

Я учился у него, любил и люблю его; многим, считаю, обязан ему.

И вот у этогото тренера произошла однажды знаменательная и не совсем обычная история.

Как-то на собрании он сказал нам, что теперь мы будем играть по-новому, по системе 3–3–4, то есть с тремя защитниками, тремя полузащитниками и четырьмя нападающими. Футболисты, подумав, решительно высказались против. То была команда великолепных мастеров, знающих и умеющих в футболе все. Теперь-то я понимаю, что Борис Андреевич, замечательный педагог, допустил психологическую ошибку. Вместо того чтобы подготовить ребят к своему решению постепенно, исподволь, подготовить новую систему игры теоретически, заинтересовать в ней своих подопечных, он неожиданно объявил о своих предложениях на общем собрании команды.

Ребята не приняли новую систему, не почувствовали к ней интереса, она показалась им совсем ненужной. Ведь они и так побеждали. Армейские футболисты не приняли новое, потому что были убеждены, что от добра добра не ищут. Вот так и получилось, что правильная и чрезвычайно интересная идея тренера не была поддержана спортсменами. А ведь Аркадьев был для футболистов непререкаемым авторитетом.

Видимо, Борис Андреевич неудачно выбрал момент для объявления новых тактических построений, видимо, не учел психологического настроя футболистов своей команды.

А главная задача как раз и заключалась в том, чтобы убедить ребят, что именно они в первую очередь заинтересованы в новой тактике, ибо в ней, в этой тактике, кроется их игровой взлет. Но этой столь необходимой агитации за новую систему и не хватило.

А жаль. Ведь для предлагаемой Аркадьевым тактики в ЦДКА были прекрасные исполнители. В линию хавбеков Борис Андреевич хотел перевести Валентина Николаева, сильнейшего в то время в стране полусреднего. А в полузащите армейцев тогда играли такие мастера, как Алексей Водягин, Вячеслав Соловьев, Александр Виноградов. На три места было четыре классных игрока!

Теперь, когда прошли долгие годы футбольных тактических поисков, мне особенно обидно за похороненную тогда интересную идею. Кто знает, может быть, не Феола и бразильцы, а мы праздновали бы в свое время большую счастливую победу.

Начиная работу над новой тактической системой, я очень боялся, чтобы не повторилась та же история.

Мы больше всего опасались такой ситуации, когда ребята начнут осваивать новое, не поверив в него, не видя в нем большого будущего. Мы хотели, чтобы хоккеисты активно и горячо боролись, понимаете, боролись за новую систему, с глубокой личной заинтересованностью доказывали ее права на жизнь, нам нужно было, чтобы спортсмены понимали, что только играя по новой системе, они могут добиться больших личных успехов.

И тогда было решено не трогать наших именитых «гроссмейстеров», а обратиться к хоккейным новобранцам, к тем, кто только еще пришел в команду, у кого не было пока громкого имени. Откровенно говоря, эти хоккеисты были согласны играть как и где угодно, лишь бы завоевать в команде свое постоянное место.

На место стоппера был поставлен молодой защитник Олег Зайцев, бывший тогда в большом хоккее еще новичком.

Хавбеками решили попробовать Евгения Мишакова и Валентина Сенюшкина. К сожалению, Валентин из-за своего излишне мягкого характера на эту роль не подошел. Ему не хватало настойчивости, работоспособности. Недостаточна была у него и скоростная выносливость, не хватало «взрывных» качеств. И потому со временем на его место был переведен Игорь Ромишевский.

Нападающими в этой пятерке стали Юрий Моисеев и Анатолий Ионов.

Пробовался в хавбеки и Дроздов, но у Анатолия оказалось маловато выдумки, так необходимой хавбеку, его игра в какой-то степени была однообразна и скучна. Толя часто опаздывал к быстро развивающимся событиям, и потому в действиях этой важнейшей линии порой образовывались тактические длинноты.

Может ли тренер экспериментировать с игроком?

Но здесь я хотел бы несколько отвлечься от истории рождения и становления новой тактики игры и рассказать об эпизоде, который произошел спустя три года после тех дней, когда Анатолий Дроздов пробовался на место хавбека.

К началу XX юбилейного чемпионата страны в ЦСКА сложилась ситуация, когда целое звено игроков стало как бы лишним.

Подросли воспитанники нашей хоккейной школы Владимир Викулов, Виктор Полупанов, и все вдруг заметили, что молодые хоккеисты по мастерству своему ничуть не уступают опытным и заслуженным мастерам, ветеранам армейского коллектива.

Вот тогда-то Анатолий Дроздов почувствовал, что он как бы не удел, что он стал вроде бы «лишним» игроком, что у него нет постоянного места в основном составе и он не может больше рассчитывать играть в ЦСКА долгие годы,– молодежь наступает. Толя обратился к руководству ЦСКА с просьбой отпустить его в родственную команду, в спортивный клуб Ленинграда, где он начинал играть.

– В конце концов,– пояснил он,– я хочу быть игроком основного состава…

И тогда же у нас с Борисом Павловичем Кулагиным состоялся такой разговор с Дроздовым. Мы спросили Анатолия:

– У тебя обида или какие-нибудь претензии к нам? А? Мы понимаем, что тебе неприятно быть все время запасным… Но в чем, на твой взгляд, виноваты мы, что ты так и не стал хоккеистом высокого полета?

Толя возразил:

– Нет, нет, вы все сделали, я благодарен вам, что стал здесь мастером спорта, получил несколько медалей чемпиона СССР. – Толя помолчал, потом добавил:

– Хотя… хотя… Мне немного обидно, что вы на мне экспериментировали…

Это было неожиданно и, пожалуй, неприятно… Правда ли, что мы экспериментировали с Дроздовым? И имели ли мы вообще право на такой эксперимент? Толя Дроздов пришел к нам защитником. Однако в компании с выдающимися мастерами, которые играли тогда и играют сейчас в ЦСКА (Н. Сологубов, И, Трегубое, А. Рагулин, В. Кузькин, Э. Иванов), рассчитывать на постоянное место ему было трудно. И потому мы решили попробовать Дроздова на месте центрального нападающего. А нам как раз не хватало центрфорварда в звено к Леониду Волкову и Анатолию Фирсову. Им нужно было придать физически сильного, смелого игрока. Таким хоккеистом и был Анатолий.

Именно на этом месте Дроздов и добился наивысших успехов в своей спортивной биографии. Стал мастером спорта и чемпионом страны.

Но даже в этом амплуа, в этой тройке, играя вместе с Волковым и Фирсовым, он не показывал того, что мы от него ждали. Он уступал, и довольно заметно, по классу своим партнерам, и потому в первую сборную страны в это звено вместо него включился Виктор Якушев из московского «Локомотива».

Дроздов оставался один, когда его товарищи уезжали со сборной. Он грустил, скучал, переживал, наверное, обижался на нас, тренеров.

Мы побаивались его одиночества: действительно тяжело, когда твоим товарищам поручают более ответственное задание, а тебя на это задание не берут. Такие переживания по-человечески понятны.

Шли годы, партнеры Дроздова росли, а Толе по-прежнему не хватало для классной игры какой-то изюминки, своеобразия, неповторимости, выдумки. Тренировался, он подчас с некоторой ленцой, и оттого разрыв в уровне мастерства между ним и его партнерами продолжал расти.

Мы не могли не считаться с тем, что звено от этого страдает, и потому решили ввести Дроздова в наше экспериментальное, звено «систему», предложив ему новую роль – хавбека. Нам казалось, что он иначе покажет себя в новой роли, откроет в себе какието неизвестные и нам и себе самому качества. Ну, а кроме того, надеялись – вместе с хоккеистами, с которыми он теперь будет играть, Дроздов, может быть, попадет в сборную. Ведь идти вместе, рядом легче, чем догонять а одиночку.

Но этот эксперимент оказался неудачным. Толя так и не смог избавиться от какого-то уныния, поверить в свои силы, тренироваться с большей заинтересованностью. Есть в этом и наша вина? Может быть. Но мы не могли не идти на этот эксперимент. Ведь нам хотелось, чтобы Анатолий Дроздов нашел свое место, мы стремились усилить им и звено и всю команду. Не случайная прихоть и не какой-то каприз заставили нас рисковать. Именно его, Дроздова, интересы толкнули нас на это решение.

Может быть, мы должны были его поддержать под локоток?

Не думаю. Спорт требует от человека его собственного мужества. А Толя – спортсмен способный, не бесталанный. Но ему не хватало терпения. Одной из черт мужества.

Однако ошибка наша была в том, что, начиная, эксперимент, мы не заручились согласием Дроздова. И я чувствую сейчас свою вину, что не сказал ему, не предупредил о возможности неудачи. Я старался тогда убедить его лишь в том, что он непременно добьется успеха…

Но вот иной пример. Анатолий Фирсов, как известно, дебютировал в «Спартаке», играя там центральным нападающим. Первые свои матчи в составе армейцев он провел в привычном амплуа. Однако позже я увидел, что Анатолий может стать весьма: перспективным крайним нападающим. Обычно действия крайних нападающих в известной мере зависят от действий их партнера – центрфорварда, от его умения «загружать» товарищей работой. Но Фирсов сам инициативен, быстр, умеет брать игру на себя и потому может успешно сыграть даже тогда, когда центральный нападающий проводит матч слабо.

Мы перевели Фирсова на край, и, как показало время, этот эксперимент оказался удачным. Ныне Анатолий – хоккеист экстра-класса.

Уверен: любой тренер имеет право на игровой эксперимент, с хоккеистом. Иначе добиться чего-то нового просто невозможно. Нельзя решать сложные творческие задачи, усовершенствовать тактику без риска, пробы, возможных неудач.

Но при этом необходимо, чтобы и сам хоккеист, был активным участником эксперимента. Думал и искал вместе с тренерами. В большом спорте нельзя не экспериментировать.

Мы, тренеры, очень мало, робко экспериментируем, на нас слишком давят очки. Но разве у команды могут быть всегда только успехи? Может, имеет смысл завести какую-то новую шкалу для определения качества тренера, педагога, творца? И оценивать работу тренера не одними очками. Ведь этого недостаточно. Не только количество набранных командой очков, но и классные хоккеисты, воспитанные этим тренером, его вклад в обогащение тактического арсенала отечественного хоккея – вот что должно служить эталоном искусства тренера.

    Загрузка...