Моряк с Балтики

Глава 20. Его ученики

Автор:
Теннов В.П.
Источник:
Издательство:
Глава:
Глава 20. Его ученики
Виды спорта:
Легкая атлетика
Рубрики:
Персоны
Регионы:
РОССИЯ
Рассказать|
Аннотация

Были у Владимира Петровича и свои ученики, которых не надо было вызывать из далеких военных округов, пересылать им планы тренировок. Это бегун на длинные дистанции Владимир Афонин и успешно выступавший в беге на 3000 метров с препятствиями Сергей Скрипка. Им Куц старался передать свой опыт.

Глава 20. Его ученики

Были у Владимира Петровича и свои ученики, которых не надо было вызывать из далеких военных округов, пересылать им планы тренировок. Это бегун на длинные дистанции Владимир Афонин и успешно выступавший в беге на 3000 метров с препятствиями Сергей Скрипка. Им Куц старался передать свой опыт. Им отдавал свои лучшие чувства. С ними он был строг и заботлив, требователен и в то же время чуток.

Афонин напоминал Куца в молодые годы - и внешностью, и манерой бега. Был такого же роста, со светлыми волосами, крепко сложен. Володя смеялся:

- Мы с тобой чуть ли не братья. Похожи во всем. Даже объем легких одинаков...

О своей встрече с Куцем он рассказывал: «На сборе в 1968 году я узнал, что в Москве в ЦСКА создана команда спортсменов, в которой подготовкой бегунов руководит В. П. Куц. Решился написать ему письмо, и вскоре получил ответ, в котором было сказано, что все зависит от моего выступления на Кроссе для молодых солдат на призы газеты «Красная Звезда» в Ужгороде. Владимир Петрович будет там и посмотрит, на что я способен.

Нечего и говорить, что по дороге в Ужгород я немало поволновался. Узнал Куца сразу. Светловолосый, крепкого сложения, в кителе с погонами капитана третьего ранга, или, по-сухопутному, - майора. Подошел, представился.

- Хочу тренироваться у вас,- так сразу и выпалил. Куц улыбнулся.

- Поговорим после соревнований, а сейчас иди, готовься.

Конечно, я хотел во что бы то ни стало выиграть кросс, трасса была непривычно трудной. Хотя и лес, но сплошные спуски и подъемы. Несмотря на все усилия, пришел вторым. Опустив голову, подошел к Куцу. Тот похлопал по плечу.

- Молодец! Собирайся, сегодня выезжаем в Москву. Может быть, будешь участвовать в эстафете «Вечерняя Москва».

Все было сделано в течение нескольких дней. Сержанта Афонина вызвали на тренировки в ЦСКА. В то время в группе, которой руководил Куц, собрались сильные бегуны: Лазарь Народицкий, Виктор Кудинский, Степан Байдюк, Анатолий Макаров. Афонин обратил внимание на то, что Владимир Петрович старался не проводить общих стандартных занятий. Каждый бегун имел свой план, свои задания. Зимой и летом тренировались преимущественно на воздухе. Зимой лишь изредка приходили в спортивный зал, где выполняли общеразвивающие упражнения, стартовали на коротких отрезках. В утреннюю зарядку входили бег, упражнения на растягивание, расслабление, приседания. Приседать Куц мог бесчисленное количество раз. Однажды поспорил с Афониным: «Даю тебе два месяца сроку. Если к весне сможешь присесть без отдыха 500 раз, значит, выиграл».

Победителем в этом споре стал Афонин.

А в основном тренировки проходили за городом. Где они только не побывали! На «трассе» Куца в Рублеве, и в Одинцове, и в Измайлове, и в Сокольниках. 20-километровые пробежки проводили на хорошо известном московским велосипедистам Куркинском шоссе, отличающемся хитрым рельефом местности. Зимой один день посвящался лыжам. В неделю пробегали по 400-450 километров. А в год у Афонина выходило примерно 5000 километров пробега. При высокой интенсивности тренировок этого было более чем достаточно.

Куца нередко упрекали за чрезмерно объемную, тяжелую для учеников тренировку, которая якобы выводила спортсменов из строя. В действительности же Владимир Петрович обладал тонким тренерским чутьем. Он внимательно присматривался к своим воспитанникам еще на построении. Иногда поникшая голова, рассеянный взгляд спортсмена говорили ему больше, чем измерение пульса и кровяного давления.

- Ты не в форме. Сегодня заменяем тренировку легким восстановительным бегом в лесу.

Куц был удивительно заботлив. При подготовке своих воспитанников к ответственным соревнованиям он не упускал из виду ничего. Прежде всего строгий режим. Подъем в 7 часов утра Легкий бег 8-10 километров, физические упражнения. Завтрак. Дневная тренировка -преимущественно скоростная. Вечером кроссовый бег. Сам следил за питанием, особенно перед соревнованиями. Был хорошим кулинаром. Лучше всего удавались ему флотский борщ и цыплята «табака». Сам предпочитал куриный бульон, овсяный отвар, кусок натурального мяса и чай, обязательно с лимоном. Строго соблюдал водный режим.

О периоде тренерской работы Владимира Петровича вспоминает тренер ЦСКА Тамара Васильевна Дмитриева, мастер спорта международного класса:

«Впервые я увидела Владимира Петровича в 1956 году, когда он был в расцвете сил. Увидела с трибуны в качестве зрительницы. Поразил свободный накатистыи шаг, летящий бег. Казалось, что не только нам, но и ему бег доставляет удовольствие. Бежит, как песню поет.

Для нас - молодых тренеров - он был эталоном порядочности, доброты, отзывчивости. Его всегда отличали простота, скромность в общении с людьми. Нам, молодежи, всегда помогал, и я не раз обращалась к нему за советом.

Нередко был начальником сборов. В этом случае ничего не упускал из виду, был заботлив. Питание, размещение - все это никогда не было для него проблемой. Удивительно умел сочетать дни больших нагрузок с активным отдыхом. Я никогда не забуду «разгрузочные дни» в Мукачеве. На снегу играли в футбол, спускались на финских санках с 300-метровой горы. Куц сам резвился с нами как ребенок.

Последние годы поражал нас умением сопоставлять данные тренировок, анализировать состояние своих учеников. Нередко обращаясь к Скрипке, он мог сказать: «Ну, Сергей, ты готов на 8:35,0» - и если ошибался, то буквально на десятые доли секунды. Так же как и его учитель, Григорий Исаевич Никифоров, порой он становился для своих учеников «тренером-нянькой» в самом хорошем смысле этого слова».

«Родители мои были далеко,- рассказывает Афонин, -и Владимир Петрович стал для меня вторым отцом, незаменимым советчиком. Но нарушений не терпел. Здесь он был неумолим. Помню весенний сбор под Киевом в Святошино. Я вернулся домой поздно, после отбоя. Дверь закрыта. Сел на скамеечку, будить своих побоялся. Через некоторое время слышу за спиной шаги. Поворачиваюсь. Молча стоит Куц. Видно, что спать не ложился, ждал. Ни крика, ни ругани. Только сказал: «Дальнейшую запланированную подготовку к олимпийским играм с тобой вести не буду. По-видимому, тебе придется вернуться в Москву. Сегодня же тренировка отменяется». Повернулся и ушел...

Утром я один отправился на кросс. Неловко перепрыгнул канаву и повредил ногу. Много крови. Смотрю -Куц бежит с простыней в руках. Бледен и взволнован. Заворачивает меня в простыню и на машине везет в госпиталь. Требует, чтобы немедленно положили на операцию. Успокоился только тогда, когда узнал, что операции не требуется и через несколько дней я буду здоров. Так закончилось мое нарушение. В таких случаях говорят - не было бы счастья, да несчастье помогло!».

Куц внимательно следил за всеми новшествами в стайерском беге. Кое в чем ему пришлось перестраиваться. Стал больше обращать внимания на воспитание скоростных качеств, приговаривал: «Бег на 1500 метров - это ключ к успеху в беге на 5000 метров». Вспоминал, как его результат на 1500 метров - 3:50,0 приводил к поражениям от более быстрых англичан. Кстати, Афонин, приехавший в Москву без всякого спортивного разряда, уже в 1969 году стал мастером спорта прежде всего на 1500 метров, пробежав эту дистанцию за 3:46,0. Впоследствии он достиг результата 3:41,7!

Пришлось Куцу внести некоторые изменения и в свои взгляды на тактику бега. Он превосходно понимал, что теперь, при равенстве сил многих бегунов и повышении их класса, тактика лидирования и рваного бега, которую он сам применял с таким успехом, не всегда может привести к победе. Наступило время сложной тактической борьбы на дистанции. Вот почему Владимир Петрович всячески открещивался от своих «приверженцев», признающих лишь одну тактику - лидирования. «Бежал же Куц только впереди, - заявляли они,- и выигрывал. Терпел, но какие результаты показывал!..»

Таким теоретикам обычно отвечал сам Куц: «Помню печальную историю, случившуюся со мной в Будапеште в 1953 году. На дорожку стадиона я вышел с единственной задачей пробежать 5000 метров быстрее 14:00,0. К тому времени это удавалось только шведу Гундеру Хеггу и нашему стайеру Александру Ануфриеву. Я был неплохо тренирован, незадолго до того на фестивале молодежи в Бухаресте завоевал серебряную медаль, проиграв только Эмилю Затопеку.

Итак, старт. Никакого плана бега по кругам я не имел и с первых же метров сломя голову помчался чуть ли не со спринтерской скоростью. Четыре километра я прошел на 7 секунд лучше мирового рекорда Хегга. Мой ближайший соперник венгр Йожеф Ковач отстал более чем на 100 метров. Но на этом мое преимущество закончилось. Меня хватило ровно на 10 кругов. На пятом километре такая «тактика» жестоко меня наказала: неумолимо гасла скорость, никаким усилием воли я не мог справиться с уставшим телом. Все завоеванное ранее преимущество на последних кругах было молниеносно потеряно. На последней прямой Ковач обошел меня. Вслед за ним я еле-еле доплелся до финиша. Так закончилось мое первое наступление на мировой рекорд...»

И дальше Куц объясняет современным читателям, что тактика лидирования - «тактика рекордов», как он ее называет,- наше время возможна только при соблюдении определенных условий. И главное из этих условий -«высокая степень тренированности, основанная на хорошей физической подготовленности спортсмена. К этому нужно добавить идеальное чувство темпа, знание своих сил и заранее продуманное распределение времени прохождения всей дистанции и ее отдельных отрезков (график бега) и, наконец, знание особенностей бега и возможностей основных соперников...».

Таким образом, давно уже пора расстаться с всплывающей временами легендой о том, что Владимир Куц был бегуном одной примитивной тактики. Обладая сильной волей и мужеством, Куц умел реалистически оценивать свои сильные и слабые стороны и, действуя по принципу «только вперед», не исчерпывал свое тактическое мастерство лишь одним шаблонным приемом, умел вносить в бег элементы неожиданности.

Тренируясь под руководством Владимира Петровича Куца, в 1969 году Афонин не только получил звание мастера спорта, но и на Кубке СССР в беге на 5000 метров проиграл лишь сильнейшему стайеру тех лет Рашиду Шарафетдинову. В следующем, 1970 году его стали узнавать на дорожке зрители, а обозреватель газеты «Советский спорт» после первенства страны написал: «Среди стайеров обратил на себя внимание 22-летний воспитанник В. Куца Владимир Афонин, занявший в беге на 5000 метров шестое место. Еще в прошлом году Афонин не входил в число 25 лучших на этой дистанции. В этом же году его результаты выросли на дистанциях 1500 и 5000 метров до 3:44,5 и 13:54,6».

1971-й - год Спартакиады народов СССР. Прикидки и контрольный бег показывают, что Афонин готов к установлению рекорда СССР. Так считает Куц. Он будет только счастлив, если ученик превысит рекорд своего учителя. За 20 дней до спартакиады Афонин выступает в Беркли в матче СССР-США. Невыносимая жара, тяжелый грунт. Владимир приходит к финишу вторым вслед за сильным американским стайером С. Префонтейном, который устанавливает рекорд США.

И вот бег на 5000 метров на спартакиаде в Москве. График составлен на 13:30,0. Куц с секундомером и графиком в руках нервно ходит вдоль беговой дорожки. Бегуны выстраиваются на старте. Пауза... Выстрел...

«Первый круг - 62,0. Начало, прямо скажем, не слишком стремительное. Куц в свое время, например, начинал секунды на полторы быстрее. 800 метров - 2:08,0 -темп достаточно близкий к рекордному» - так начинает свое описание этого забега, вошедшего в историю советской легкой атлетики, корреспондент журнала «Легкая атлетика». А по радио бег комментирует Петр Болотников.

Но кто же здесь соперники Афонина? Оценивая их шансы перед спартакиадой, Куц и Афонин принимали во внимание прежде всего Рашида Шарафетдинова, Николая Свиридова, Юрия Алексашина и Юриса Грустыньша. Считавшийся одно время лучшим в стране мастером неудержимого финишного рывка, Рашид Шарафетдинов, пожалуй, был наиболее опасен. Про него писали: «Со времен Куца трудно припомнить спортсмена, который был бы способен на такую аритмию на тяжелой стайерской дистанции».

Правда, существовало одно «но», которым можно было воспользоваться. Он не выдерживал борьбы нервов. Смелый, решительный бег противника мог повергнуть его в уныние, лишить сил. Говорили, что Рашид сильнее на тренировках, чем на соревнованиях. Между тем на его счету было немало значительных побед, в том числе февральский успех в США, где в Мэдисон-сквер-гардене в беге на 3000 метров он одержал победу над сильнейшими американскими бегунами.

Николай Свиридов - надежда советской легкой атлетики, в прошлом великолепный лыжник, бегун с широким равномерным шагом. Несомненно, что он будет поддерживать на дистанции высокую равномерную скорость. Грустыньш не столь опасен. Неплохой стайер, но недостаточно силен физически и в течение сезона способен успешно выступать лишь на нескольких соревнованиях.

Однако вернемся к опубликованному в печати отчету об этих соревнованиях.

«На втором километре скорость начинает падать -2:46,0. Еще медленнее пройден третий километр - 2:47,0... Но тут во главе лидирующей группы замелькала белокурая голова москвича В. Афонина. Воспитанник Владимира Куца, верный традициям своего наставника, ломает спокойный ход борьбы и вновь поднимает темп. Зная, что Афонин способен показать высокий результат, его не решаются отпустить, и следом за москвичом устремляются Р. Шарафетдинов, П. Шимонелис, П. Андреев и Ю. Алексашин... Афонину начинает помогать Свиридов, понимающий, что только в такой манере можно выиграть у Шарафетдинова. На последнем круге Афонин делает неудержимый рывок и уходит от группы. Собственно, группы уже нет. Ее разметали предфинальные рывки. Единственный, кто не сдается,- это Шарафетдинов...».

Афонин оглядывается назад и совершает ту же ошибку, какую допустил Куц в лондонском беге с Чатауэйем. Он не видит никого поблизости от себя и собирается финишировать. В этот момент его и настигает Шарафетдинов, который пересекает одновременно с Афониным линию финиша и тут же падает на траву. Новый всесоюзный рекорд 13:33,6 принадлежит теперь двум бегунам - Рашиду Шарафетдинову и Владимиру Афонину. Это был, пожалуй, самый выдающийся забег в истории бега на 5000 метров в нашей легкой атлетике. Одиннадцать спортсменов пробежали дистанцию быстрее 14 минут, из них 9 - быстрее 13:40,0... А ведь этого могло и не быть, если бы не дерзновенный напор 25-летнего воспитанника двукратного олимпийского чемпиона...

А Куц? Он обнимает Афонина со словами: -Понимаешь, я ведь бежал вместе с тобой. Каждый твой шаг, каждый рывок были не только твоими, но и моими.

В 1971 году Афонин поступает в Малаховский институт физкультуры. Составлен план подготовки к Олимпийским играм 1972 года. Но весной в соревнованиях по бегу на призы газеты «Правда» один из участников наступает на ногу Афонину. Разрыв связок, операция, гипс. Куц утешает, говорит, что еще не все потеряно, заставляет приседать на здоровой ноге. Приходится долечиваться в санатории, и вот здесь-то Афонин получает от Куца телеграмму: «Квартира получена. Приезжай, новоселье».

Новый рекордсмен страны вспоминает этот день как чудо. На вокзале его встречает Куц и передает ключи.

- Поезжай, посмотри. А новоселье справим попозже... Афонин давно ждал однокомнатную квартиру. Заранее он все продумал, рассчитал. Где будет стоять стол, где диван. Что нужно будет поставить на кухне.

Но он входит в квартиру, где уже стоят и стол и диван. А кроме того, полки для книг, торшер. На окнах занавески. На кухне новенький холодильник и удобные шкафы. Он открывает дверцу холодильника и приподнимает крышку стоящей там кастрюли. Да это же борщ по-флотски -любимое блюдо Куца! Так вот почему Владимир Петрович охотно согласился хранить оставшиеся у Афонина деньги. Вот в чем заключается сюрприз, который его тренер собирался преподнести ему по случаю установления рекорда...

Сергей Скрипка мало походил на Афонина. Он был подвижен, хорошо координирован, в то же время обладал недюжинной силой. Любил и умел поговорить, поспорить. Отличался разносторонними интересами.

Он провел детство и юность в городе Черняховске Калининградской области. В школе занимался волейболом и футболом, успешно выступал в пионерском четырехборье. Были и другие интересы. Учился в музыкальной школе и целый год посещал балетную студию. А легкой атлетикой начал заниматься с восьмого класса. В спортивной школе из Сергея Скрипки решили сделать многоборца. Может быть, это было и правильно. Во всяком случае, в 1966 году в возрасте 16 лет он набрал в десятиборье 4650 очков. А на отборочных соревнованиях к первенству РСФСР среди школьников попал в команду уже как бегун на 3000 метров. В 1967 году пытался поступить на медицинский факультет Тартуского университета, но не прошел по конкурсу.

Случилось так, что начал тренироваться и выступать за юношескую, а затем молодежную команду Калининградского клуба Военно-морских сил. Потом призвали его в Военно-морской флот. Он готовился стать помощником минера. В конце 1969 года, когда Сергей по сумме двух дистанций (1500 и 3000 метров) стал победителем Кросса для молодых солдат на призы газеты «Красная звезда», его зачислили в состав сборной команды Вооруженных Сил. Первое время тренировался в группе Попова, а весной 1971 года пришел к начальнику команды капитану Б. Токареву и попросил перевести в группу Куца.

Владимир Петрович был тут же в кабинете и пытался его отговорить. Но Скрипка стоял на своем.

- Ну смотрите! Только будет нелегко. Предупреждаю заранее. И еще одно условие. Все выполнять, но думать и спорить можно. Не скрывать, если заболел и чувствуешь себя плохо.

Первое испытание новичка состоялось весной на тренировках в Закарпатье. Местность тяжелая: подъемы, спуски, тягуны. Переменный бег типа фартлек, или темповый бег, или кроссы до 18-20 километров. А затем целенаправленная подготовка к Олимпийским играм 1972 года.

Нередко случалось, что Скрипка тренировался самостоятельно, но Куц требовал точных записей в дневнике.

- А ну, покажи-ка дневник! Батюшки мои, что же ты наделал! Теперь месяц будешь отходить от таких нагрузок. - И тут же не терпящим возражения тоном: - Пока ничего, кроме восстановительных кроссов. Легкий бег в лесу. Нагулять аппетит. Когда появится желание бегать, скажешь.

В беге на 3000 метров с препятствиями в армии собралась большая группа сильных бегунов. Первенство Вооруженных Сил было труднее выиграть, чем первенство страны. Здесь выступали Виктор Кудинский, Владимир Дудин, Александр Морозов, Лазарь Народицкий, Семен Ржищин, Григорий Таран, Владимир Лисовский. В 1972 году Сергей Скрипка занимает второе место на первенстве СССР и показывает лучшее время года среди советских бегунов -8:27,0.

В составе советской команды он едет на Олимпийские игры в Мюнхен. В финал попадают трое из забега. Скрипке не везет. С ним в забеге сильнейшие бегуны - кениец Б. Джипчо, мировой рекордсмен из Австралии Кэрри О'Брайен, чемпион Европы болгарин Михаил Желев, поляк Казимир Маранда.

Сергей ведет первый круг. За ним Джипчо. Прыжок через яму с водой. И в тот момент, когда Скрипка выходит из ямы, Джипчо, совершив длинный прыжок, с досадной точностью попадает шипами на край шиповки Сергея и срывает ее. Остается одно - бежать босиком. Это не легко. Нет опоры для преодоления препятствий. Сходит Маранда. Падает О'Брайен. На последнем препятствии нога без шиповки скользит по барьеру, и Сергей падает в воду. С трудом поднимается и заканчивает бег шестым. Для него это драма, для зрителей - интереснейший спектакль.

Однако советская спортивная печать правильно оценила выступление Сергея Скрипки. «Мы много говорим о воспитании морально-волевых качеств. Пример настойчивости, воли к победе продемонстрировал Сергей Скрипка. Так уж получилось, что на самом первом препятствии ему наступили на ногу и сняли шиповку. Оставшиеся 2700 метров Сергей бежал в одной шиповке. И как же он горевал, когда, все-таки закончив дистанцию, занял шестое место лишь из-за того, что поскользнулся босой ногой, последний раз преодолевая яму с водой» - так писала газета «Советский спорт».

Кстати, когда такая же история с шиповкой произошла в этом забеге с К. О'Брайеном, он сошел с дистанции. А Скрипка мог стать призером. Победитель забега Джипчо показал лишь 8:31,6. Несмотря на все злоключения, Скрипка был в забеге не последним - вслед за ним прибежали еще пять человек.

Прежде чем окончательно принять ученика, поверить в него, Куцу всегда нужно было некоторое время. Но, поверив, он относился к ученику, как к сыну. Так же как и Афонина, Куц нередко оставлял Сергея у себя ночевать, заботился, варил куриный бульон, посоветовал поступить в Ленинградский военный институт физкультуры.

Но наступило время, когда оба ученика решили жениться. Афонин был постарше. Первым за советом к Куцу пришел он. Владимир Петрович был несколько огорошен.

- А как же спорт?

- Все будет в порядке. Как и раньше.

После недолгих раздумий Куц дал согласие. А когда с тем же вопросом к нему пришел Сергей, Куц попросил только, чтобы его познакомили с женой. На свадьбу, которая состоялась в Сочи, где жила невеста, Владимир Петрович прилетел из Москвы и был очень рад, когда Ирина внимательно выслушала его наставления о том, как должна вести себя жена спортсмена.

    Загрузка...

    Полное библиографическое описание

    • Автор

      Первый автор
      Теннов В.П.
    • Заглавие

      Основное
      Глава 20. Его ученики
    • Источник

      Заглавие
      Моряк с Балтики
      Дата
      1987
      Обозначение и номер части
      Глава 20. Его ученики
      Сведения о местоположении
      C. 172-183
    • Рубрики

      Предметная рубрика
      Персоны
    • Языки текста

      Язык текста
      Русский
    • Электронный адрес

    Теннов В.П. — Глава 20. Его ученики // Моряк с Балтики. - 1987.Глава 20. Его ученики . C. 172-183

    Посмотреть полное описание