"Локомотив", который мы потеряли

Глава 9

Автор:
Рабинер Игорь
Источник:
Глава:
Глава 9
Виды спорта:
Футбол
Рубрики:
Другое
Регионы:
Москва
Рассказать|
Аннотация

Возможно, первым же пассажем этой главы огорошу немалую часть читателей. Я уважаю Анатолия Бышовца. Уважаю потому, что современному российскому обществу, на мой взгляд, катастрофически не хватает ярких личностей. Тех, кого можно узнать из тысячи.

Глава 9

Глава VII
ГОРЕ ОТ УМА

Возможно, первым же пассажем этой главы огорошу немалую часть читателей.

Я уважаю Анатолия Бышовца.

Уважаю потому, что современному российскому обществу, на мой взгляд, катастрофически не хватает ярких личностей. Тех, кого можно узнать из тысячи. Тех, чьи мысли, поведение, слова, их интонация не похожи ни на чьи другие. Тех, кто не боится идти на конфликты с сильными мира сего и даже оказываться одним против всех.

Даже когда такие люди в чем-то крайне не правы, само их присутствие, убежден, делает общество здоровее. Потому что любая борьба идей, любой плюрализм мнений честнее, естественнее серой однотонности и молчаливого согласия. В России первого десятилетия XXI века, увы, об этом стали забывать…

Разбирая свои архивы, я нашел газету «Футбольная панорама» за сентябрь 1991 года. А в ней – две собственных публикации под названием «Три дня, которые потрясли даже футбольный мир», посвященный только что отгремевшему августовскому путчу и его влиянию на события в советском футболе. Было мне тогда 18 лет, я делал самые первые шаги в журналистике – и с Бышовцем, равно как и с большинством других футбольных людей, знаком еще не был.

В одной из этих публикаций жена Вагиза Хидиятуллина в подробностях рассказывала, как ее муж, один из лучших игроков СССР 80-х годов, за считанные дни до отъезда по контракту во Францию отправился к Белому дому защищать демократию. В другой же сказано:

«Мужество проявил и главный тренер сборной страны Анатолий Бышовец, который, находясь на сборах в Испании, моментально заявил, что действия захватившей власть хунты антиконституционны».

Один только этот поступок, по-моему, говорит о человеке многое. Когда мы страшимся что-то сказать или сделать, тотчас находим для себя массу оправданий, вспоминаем о множестве жизненных обстоятельств, которые-де заставляют идти на компромисс с самим собой. У Бышовца тогда в Москве тоже оставалась семья – но он не испугался открыто заявить о своей гражданской позиции.

Бесспорно привлекает меня в Бышовце и его незаурядный уровень интеллекта. Не секрет, что, общаясь со многими футбольными людьми, приходится невольно опускать языковую планку до их уровня – чтобы тебя не сочли снобом. Чем богаче твой лексикон, тем меньше у тебя шансов найти с ними общий язык.

До уровня же Бышовца, напротив, зачастую нужно подниматься. Беседы с ним, не скрою, доставляют мне эстетическое наслаждение. И дело не только в том, что тренер с легкостью вставляет в свою речь цитаты из Сократа или из Библии, а рассуждая о своем правдоискательстве во враждебном мире, тяжело вздыкает: «Так же мучились Вавилов, Мейерхольд, Маяковский». Дело в общем строе его речи и вообще ума. Он умеет столь виртуозно вуалировать свои мысли и загадывать словесные шарады, что ежеминутно ломаешь голову: что же он имеет в виду? Недаром Дмитрий Галямин, работавший главным тренером «Химок» в ту пору, когда Бышовец был там вице-президентом, признавался мне: «Тщательно готовлюсь к разговорам с Бышовцем, потому что каждый из них – словно шахматная партия. Он продумывает каждый свой ход и при этом наперед вычисляет, что ты скажешь в ответ».

Как-то раз Бышовец пожаловался мне: «Разговариваешь порой с иным молодым журналистом, рассказываешь, что во время недавней поездки в Мадрид побывал в "Пра-до ". Имеешь в виду, конечно, знаменитый музей изобразительного искусства, а репортер потом пишет, что я ходил в магазин фирмы Prada. Ну о чем с такими людьми можно разговаривать?…» Он, кстати, и после домашнего матча «Локомотива» на Кубок УЕФА с мадридским «Атлетико» не упустил возможности сорвать аплодисменты испанских журналистов фразой: «Великолепную игру Агуэро я бы сравнил с посещением музея "Прадо " в Мадриде».

В одном из давних интервью Анатолий Федорович рассказал: как-то в молодости он оказался в интеллигентном доме, где велись беседы о литературе, науке, искусстве. И ему стало страшно стыдно, что он, ничего об этом не знающий, вынужден хранить мучительное молчание. После этого он и поставил перед собой цель – достичь такого интеллектуального уровня, чтобы ему не составляло проблем общаться с людьми любого калибра.

И он эту задачу… не выполнил.

Потому что, научившись чувствовать себя своим в компании бомонда, Бышовец, похоже, потерял нечто не менее важное. А именно – умение органично общаться с теми, кто составляет его, как тренера, профессиональный материал. С футболистами.

И отнюдь не из-за их дремучести. А из-за того, что с Бышовцем в силу особенностей его характера и даже ауры работать, мне кажется, очень тяжело. Умственная усталость ведь зачастую гораздо тяжелее «переваривается», чем физическая. Тем более – не в дозированных формах, как в сборной, а каждый день. Может, потому он ни в одном клубе давно уже надолго и не задерживался?

Интеллектуальное превосходство над окружающими, которое Анатолий Федорович стремится подчеркнуть в каждой фразе, давит на игроков. Они нервничают, не понимают, что тренер хочет сказать и кому адресует свои пассажи. Их не оставляет тревога, что за туманностью формулировок скрываются какие-то фальшь и игра. Своим эзоповым языком и хитрым, с прищуром, взглядом он высасывает из них энергию и лишает покоя.

Защитник Олег Пашинин в интервью «Советскому спорту» высказался по этому поводу так: «Он всегда говорит так красиво и витиевато, а главное, двусмысленно, что ты думаешь: или ты – дурак, или… Ты можешь понять его речь так, как хочешь ты, а он на самом деле имел в виду совсем другое. Бышовца бы в политику! Он для нее человек уникальный. Речи – заслушаешься»

Чтобы покорять сердца тех, для кого ты работаешь, далеко не обязательно быть сложным. А покорять надо именно сердца, потому что никогда футболист, в особенности российский, не пойдет умирать на поле за одну лишь зарплату и премиальные. Только – за людей. Или – друг за друга, или – за тренера. Когда-то за Бышовца шли в бой -иначе Олимпиаду ни за что бы не выиграли. Да и возвращения его в первую сборную во времена памятного конфликта 1993 года не потребовали бы…

Когда в пору журналистского ученичества я изъяснялся на бумаге мудреными словами, фразами с причастными и деепричастными оборотами, мои учителя призывали: пиши проще! Не глупее и примитивнее, а именно проще. Потому что читателям нужно не твое самолюбование, не демонстрация интеллекта – а ясность мыслей и искренность чувств.

Семина игроки любили и любят во многом именно за эти ясность, искренность и простоту. Филатова – тоже. Они знали, чего от этих людей ждать. За что они обнимут и расцелуют, за что – разорвут в клочья.

Бышовец пришел в команду, которая многие годы жила по одним законам, с нескрываемым желанием их разрушить и на голом месте возвести собственную крепость. А, столкнувшись с естественным сопротивлением, тут же встал в защитную стойку. В любом слове и жесте он начал видеть подвох, в любом человеке – потенциального заговорщика.

И это была не столько вина его, сколько беда.

«Локомотив» изначально был не его командой – и это должны были понимать те, кто нанимал Бышовца на работу. Это был коллектив с жесткой, давно сформировавшейся системой ценностей и взаимоотношений, который новую власть, резко противопоставляющую себя старой, не принял бы ни при каких обстоятельствах. Да еще и при наличии Семина в качестве президента. Знать, что родной человек где-то рядом, но общаться каждый день ты вынужден с чужим – для многих игроков «Локо» это было невыносимо.

В другом клубе, вполне допускаю, у Анатолия Федоровича могло бы сложиться куда благополучнее. Но для этого должно было совпасть несколько условий – слишком уж специфический это тренер и человек. Во-первых, команда, для которой он был бы беспрекословным лидером, гуру, каждое решение которого априори правильно. Во-вторых, полное отсутствие противовесов внутри клуба – их наличие сразу вызывает у Бышовца подозрения и сбивает с рабочего настроя. В-третьих, игроки не должны были любить предыдущего тренера, как это было в случае с «Локомотивом» и Муслином (или Семиным). Потому что такова уж натура олимпийского триумфатора-88, что уважать его игрок вполне может, но вот любить… Не уверен.

Бышовец – из тех людей, которые ни под кого не подстраиваются и гнут свою линию. Поэтому рассчитывать на то, что он станет другим, было наивно. Добиться своего-то есть полной власти над командой – он мог только при одном условии. Полном карт-бланше со стороны руководства.

В этом случае он не только Лоськова с Евсеевым – еще от половины прежней команды бы избавился. Но к чему бы это привело – никто не знал. Безоговорочной веры в Бышовца у руководителей не было. И если в первой половине сезона тренеру позволяли делать все, что он хотел, -то во второй, особенно после серии скандалов, его возможности были лимитированы. Не стоит считать, что у Бышовца совсем не было сторонников. К примеру, сын Владимира Высоцкого Никита, болельщик «Локо», на вопрос моего коллеги Александра Львова о его отношении к работе Бышовца ответил:

– Воспринял его приход надеждой. Искренне сожалею, что ему пришлось уйти из «Локомотива». Да, сезон команда провалила, но надо было дать Анатолию Федоровичу время на ее создание, а не рубить одним махом. Тем, кто его пригласил, требовалось набраться терпения. Но у нас с тренерами не церемонятся. Посчитайте, сколько их сменилось в «Локомотиве» после ухода Семина.

– Не считаете, что Бышовец подписал себе приговор в тот момент, когда рвал отношения с Евсеевым и Лоськовым?

– Убежден, так оно и было. Просто непонятно: почему, когда тренер принимал решение расставаться с ними, клубное руководство его поддержало? Значит, доверяло. Почему же тогда отношение к нему резко изменилось в конце сезона? Плохие результаты? Согласен, но ведь команда и Кубок взяла, и лидеров обыгрывала. Значит, тренер умеет работать. Так дайте ему время! Даже очень большие деньги не гарантируют быстрого успеха.

Интеллигенция, надо заметить, всегда питала к Бышовцу слабость. Михаил Боярский в свое время признавался мне, что в 2003 году всей душой жаждал прихода в «Зенит» не Властимила Петржелы, а именно Анатолия Федоровича. Аркадий Арканов замечал: «У Бышовца я улавливаю нечто новое, то, чего нет у других». Александр Ширвиндт в интервью «Спорт-Экспрессу» вспоминал:

– Толю Бышовца считаю специалистом с поразительной интуицией. Не забуду, как на «Торпедо» в конце сезона несчастные футболисты бились по колено в жидком снегу, а в ложе мерзли отцы ЗИЛа да разные пришлые люди. Наконец, не выдержали: пойдем, говорят, погреемся. Зашли в какой-то закуток и лишь иногда одним глазом поглядывали, что творится на поле. Вдруг Бышовец говорит: «Идем скорее на трибуну – сейчас гол будет». Выходим – вправду закатывают. У этого человека какое-то физиологическое знание футбола.

Как-то раз Бышовец в разговоре с Ширвиндтом сказал: «Знаете, как говорят в Одессе? Если несчастье заканчивается деньгами – это счастье!» Великолепный артист смеялся до слез – и с тех пор у них с Бышовцем приятельские отношения. Вот что значит вовремя сострить!

Валерий Баринов, которого в силу близкой дружбы с Семиным трудно заподозрить в очень уж теплом отношении к Анатолию Федоровичу, говорит:

– Для человека из футбольного мира у Бышовца очень неплохо подвешен язык, он умеет в VIP-ложе очень убедительно рассказать, почему сейчас одни играют плохо, а другие – хорошо. Ну и себя по ходу дела пропиарить, истории из своей футбольной жизни рассказать. Когда он еще не был тренером «Локомотива», я очень часто сидел с ним в ложах – и то и дело думал: «Вот как точно-то говорит, черт возьми!» Так он и прорвался к самым главным людям «Локомотива» и убедил их, что он – может. А в процессе дискуссий аргумент: «Да он же Олимпийские игры выиграл!» на больших руководителей действует неотразимо. Кстати, то, что он выиграл именно со сборной, логично: ему с политикой «Разделяй и властвуй» нельзя долгое время в одном коллективе находиться.

Вот что интересно: далеко не все игроки прошлогоднего «Локомотива» вспоминают Бышовца плохо! Для того чтобы это понять, мне потребовалось съездить на первый предсезонный сбор «Локо» в 2008 году – уже при Рашиде Рахимове. И вот что сказал о своем бывшем тренере, к примеру, Дмитрий Сычев:

– Лично мне он ничего плохого не сделал. Если встретимся, будем нормально общаться. Ему очень трудно пришлось в прошлом году, на него ополчились все. Но он выдержал, показал, что у него стойкий характер. Будучи форвардом, порой давал мне полезные советы – что на прострел всегда нужно идти ближней ногой, как правильно открываться… Да и цитаты Сократа и других классиков не так часто услышишь. Разное, конечно, в прошлом году происходило, но я привык замечать в каждом тренере все лучшее.

Капитан команды, Динияр Билялетдинов, к мнению своего друга присоединился:

– Для меня тренер есть тренер, как бы другие к нему ни относились. Понравилось его самообладание. Надо отдать человеку должное: он держался, хотя грязь на него лили полгода. Никогда внутри команды не срывался. Вообще основной вывод из случившегося в прошлом сезоне я для себя сделал такой. Виноват во всем не может быть один человек. Виноваты все. И копаться в первую очередь надо в себе.

Вот так. В прошлом году Бышовцу свойственно было демонизировать окружающую действительность. Не будем брать с него пример – и демонизировать фигуру самого Бышовца. Со многим из того, что он делал в сезоне-2007, я не согласен. И тем не менее все, что происходило в прошлом сезоне в «Локомотиве», было результатом не злого умысла одного человека, а коллективного хаоса.

11 ноября 2007 года, после проигранного на своем поле матча с «Кубанью», Бышовец завершил свой и без того насыщенный яркими фразами сезон ударным аккордом:

– Ни в одном травнике, лечебнике и ни в одной энциклопедии нет рецепта борьбы с предательством. Есть предел положительным человеческим качествам, но нет предела человеческой мерзости.

Тренер не конкретизировал адресатов своей тирады, но то, что в их число входят некоторые игроки «Локомотива», было очевидно.

Однако, прежде чем обвинять футболистов, Бышовцу стоило задаться одним простым вопросом. Если игроки все эти годы так жаждали возвращения Семина, то почему они так полюбили Муслина? Почему не интриговали против него, а когда его сняли – высказали руководству все, что думают? Не потому ли, что серб так себя перед ними -всеми без исключения! – поставил, что им хотелось за него биться? И не потому ли, что Муслин, тоже желая преобразовать «Локомотив», шел путем эволюции, а не революции, сметающей все со своего пути?

Чтобы получить в глазах команды право на революцию, нужно для начала завоевать в ее глазах безоговорочный авторитет. Победы на Олимпиаде в Сеуле и блестящей карьеры игрока для этого оказалось недостаточно. Для сегодняшних футболистов это было слишком давно. Они тогда только родились.

Бышовец до какой-то степени стал заложником своего действительно выдающегося прошлого. Олимпийского золота. Четырех голов в финальной стадии чемпионата мира-70. Упоминания в песне Высоцкого: «Но недаром клуб "Фиорентина" предлагал мильон за Бышовца». Четырех титулов чемпиона СССР в ранге игрока. Авторства легендарного третьего гола венграм в четвертьфинале Euro-68, когда выездной матч был проигран – 0:2, а дома мы взяли реванш – 3:0. Ничьих с Германией и Голландией на Еиго-92, когда он возглавлял сборную СНГ. Сенсационного лидерства с «Зенитом» в 98-м, которое он променял на работу со сборной. И многих других славных вех своей биографии.

Вспоминать о них Анатолий Федорович любит чрезвычайно. Когда его «Томь» дважды за несколько туров смогла превратить счет 0:2 в 3:2, я попросил тренера раскрыть секрет такого преображения.

– Истоки этого можно искать в тех командах, которыми я руководил. На ЧМ-94 сборная Южной Кореи проигрывала Германии – 0:3. Потом стало 2:3, и последние десять минут на лице Берти Фогтса, кроме бледности, не было ничего. Когда мы шли на пресс-конференцию, он говорил мне: «Это Сталинград».

А вот вступительное слово Бышовца на пресс-конференции перед стартом Кубка РЖД:

– Рад нашей новой встрече с Роналдом Куманом, против которого сборная СНГ сыграла вничью на Еиго-92. Также рад вновь видеть Карло Анчелотти, который был в составе сборной Италии в полуфинальном матче Олимпиады-88. Играть с такими людьми и такими командами – это как читать хорошую книгу, наслаждаться картиной большого живописца или слушать прекрасный оркестр. Это вдохновляет и обогащает.

В одном из интервью, данных моему коллеге Алексею Матвееву, Анатолий Федорович ухитрился даже найти связь между собой и Андреем Шевченко. Выяснилось, что Бышовец был директором футбольной школы киевского «Динамо», когда туда поступила будущая легенда «Милана»…

Нынешней зимой итальянский вратарь «Локомотива» Иван Пелиццоли говорил мне по поводу воспоминаний Бышовца о самом себе:

– К таким вещам я, честно говоря, не привык. Когда он начинал об этом рассказывать, я слушал вполуха. Мне было неинтересно.

– Фабио Капелло в «Роме» повествовал вам что-нибудь о своем игровом прошлом?

– Вообще ни разу. Капелло говорил только о том, как мы должны играть.

Сам Анатолий Федорович убеждал меня, что он рассказывал игрокам не о себе, а об истории, о выдающихся людях нашего футбола, с которыми ему, Бышовцу, посчастливилось столкнуться в своей жизни. И делал он это для того, чтобы молодежь знала, откуда она родом.

Эта просветительская миссия, безусловно, заслуживает всяческого уважения. Если хотя бы какие-то истории об отечественном футбольном прошлом запали в души игроков – уже замечательно. Но, если верить футболистам, все эти рассказы были так или иначе переплетены с фигурой самого Бышовца.

Склонен этому верить. Потому хотя бы, что в интервью после победы в финале Кубка России я спросил тренера:

–  Вспоминали в разговоре с футболистами перед матчем какие-то подходящие эпизоды из собственного прошлого?

Бышовец ответил:

– Упомянул, предварительно извинившись за нескромность, как в финале Кубка СССР в 1966 году я на первой же минуте забил в Лужниках гол в ворота «Торпедо» (тот матч киевское «Динамо» выиграло. – 2:0. – Прим. И. Р.). За черно-белых тогда выступали такие выдающиеся футболисты, как Кавазашвили, Иванов, Воронин, Шустиков…

Бышовцу, безусловно, есть что вспомнить о своем пути. И не надо ничего придумывать, потому что талантом, по общему мнению болельщиков старшего поколения, он обладал исключительным. Честно скажу: мне очень жаль, что не довелось видеть его игру воочию.

Думаю, Анатолий Федорович искренне полагал, что славное прошлое будет работать на его тренерскую карьеру вечно. А потому позволял себе многие годы простоя. И не важно, был ли этот простой результатом, условно говоря, козней Колоскова – вариантов с отъездом в ближнее или дальнее зарубежье у тренеров такой квалификации всегда хватает. Он уезжал – но отчего-то очень быстро возвращался. И с Украины, и из Португалии, и из Шотландии. Всего полгода проработал и в «Томи» – единственной его российской команде до «Локомотива» с 99-го года. При том, что в Сибири все у него сложилось неплохо – команду от вылета из премьер-лиги он спас, и в прошлом году во время визита «Локо» в Томск местные болельщики встретили его овацией…

Чтобы добиваться успехов, тренер постоянно должен быть при деле. Ну, или почти постоянно. В этом случае человек живет сегодняшним днем, и у него просто нет времени возвращаться к прошлому.

У Бышовца же перерывы были, наверное, слишком большими, чтобы в российском топ-клубе с серьезными задачами у него все пошло как по маслу. А терпения и стремления найти общий язык не хватило в этой ситуации никому – ни руководству клуба, ни игрокам, ни ему самому.

В январе 2008 года во время предсезонного сбора в турецком Гейнуке я спросил самого опытного футболиста «Локо» Сергея Гуренко:

– В чем была главная проблема Анатолия Федоровича? Интеллект-то у этого тренера, согласитесь, на высоком уровне.

– Он очень умный человек. Начитанный, разбирается в футболистах. Но футбол ушел далеко вперед. Даже то, что было в 2000-м году и что происходит сейчас, – это, как говорят в Одессе, две большие разницы. А у человека в течение многих лет не было постоянной тренерской практики. И тут он приходит в команду, где требуется не зацепиться за что-то, а занять первое место. Плюс много иностранцев, с которыми тоже непросто найти общий язык… Может, ему надо было взять сильных помощников. Не мне рассуждать об этом. Но то, что мы не были готовы к тому, чтобы занимать какие-то ведущие позиции, – это однозначно.

Когда дела у «Локомотива» совсем разладились, а интриги, по мнению тренера, стали невыносимыми, Бышовец во время пресс-конференции произнес уже упомянутую потрясающую фразу, которая, уверен, будет навсегда занесена в историю нашего футбола:

– Нужно быть полным идиотом, чтобы верить всему тому, что происходит.

Попытайтесь вдуматься в смысл этой реплики.

Получилось?

Даже Дмитрию Сычеву, с которым у Бышовца, как вы уже поняли, сложились хорошие рабочие отношения, тренер после матча первого круга с «Москвой» адресовал вопрос: «Ты не мог забить или не хотел?» Я бы посчитал это досужими сплетнями, если бы мне не подтвердил это сам Сычев.

– Больше не хотелось бы услышать такой вопрос, - сказал он. -Правда, когда он прозвучал в раздевалке, было столько послематчевых эмоций, что смысла сказанного понять не успел. Если бы услышал это в спокойной обстановке, возможно, сказал бы что-то нелицеприятное в ответ.

Один уважаемый всеми в «Локомотиве» человек сформулировал глубинную причину неудачи Бышовца в клубе: «Слишком умные люди ищут потайной смысл в простых словах. Нельзя усложнять сказанное и сделанное – иначе можно обнаружить во всем этом смысл, которого и близко не было. Бышовец при всем его несомненном интеллекте – жертва собственного восприятия жизни».

Коль скоро мы говорим о человеке, который очень любит цитировать гениев прошлого, в определении сути его драмы тоже придется прибегнуть к классику. Спасибо вам, Александр Грибоедов.

Горе от ума.

Или у нас страна такая, что счастья от ума – не бывает?…

Бышовец и Семин стали, мягко говоря, оппонентами еще в первой половине 90-х. Когда сначала первый, а потом второй работали в сборной страны.

Уже после отставки из «Локомотива» Бышовец рассказывал, как в 92-м году, после поражения его сборной СНГ в третьем матче группового турнира чемпионата Европы от шотландцев, Семин и Борис Игнатьев в шведской электричке обходили других российских тренеров и уговаривали проголосовать против Анатолия Федоровича на предстоящем тренерском совете. Этот совет должен был рекомендовать исполкому РФС кандидатуру главного тренера вновь сформированной сборной России. Правда это или нет, мы вряд ли когда-нибудь узнаем. Только если скажет кто-то из тех тренеров, кто сам все эти уговоры слышал.

Главным тренером сборной тогда стал Павел Садырин, а Семин с Игнатьевым – его помощниками. А в конце 93-го года прогремел памятный скандал с «письмом 14-ти», в котором группа ведущих игроков национальной команды потребовала отставки Садырина и возвращения Бышовца. Последний отклонять предложение футболистов не стал. Игнатьев, друг и единомышленник Семина, десятью годами позже запальчиво говорил мне:

– Я бы на месте Анатолия Федоровича сказал: «Вы что, ребята? У вас же есть тренер! Вот снимут Садырина, предложат мне – тогда пойду». Не исключаю, что именно это решение Бышовца, эта подставленная им «спина» и позволила заварить всю кашу.

– Разве этично было с вашей стороны принять предложение игроков? – спросил я тогда же самого Бышовца.

– Мы все делаем ошибки. Как старший я должен был, наверное, мыслить какими-то другими категориями. Но верх взял какой-то внутренний голос, подсказавший: «Вот и у тебя будет возможность поехать на чемпионат мира». Не забудем еще и о том, что это была совсем не чужая для меня команда. Именно я за три месяца почти с нуля создал ее в 90-м году, после позора на чемпионате мира в Италии…

Вернуться в сборную Бышовцу тогда не удалось. Воспрепятствовал президент РФС Вячеслав Колосков – еще один влиятельный враг этого тренера. И Анатолий Федорович уехал по контракту в Корею.

В дальнейшем никаких контактов между Семиным и Бышовцем не было. Но их отношение друг к другу от этого лучше не стало. И первая же реакция общественности на их одновременное назначение в «Локомотив» была единственно возможной: «Два медведя в одной берлоге».

Так что тут – одно из двух. Либо Бышовца нанимали люди, которые в силу своего футбольного непрофессионализма вообще об этом не задумывались, либо они изначально шли на то, чтобы стереть прежний «Локо» с лица земли. А значит, дать тренеру полный карт-бланш на любые перемены.

Один Бышовец – в этом усматривалась хоть какая-то логика. В революционном духе: «Весь мир насилья мы разрушим до основанья, а затем…» Но привести их в «Локомотив» вдвоем с Семиным – это было все равно, что одновременно поставить руководить страной Ленина и Николая II. Или Ельцина с Зюгановым…

После победы «Локо» в Кубке России у выхода из подтрибунного помещения Лужников я коротко побеседовал с Сергеем Липатовым, на шее которого был повязан красно-зеленый шарф. И, в частности, спросил:

–  Сочетание Бышовца-тренера и Семина-президента не казалось вам рискованным?

– Это решение было принято вполне осознанно. Есть хорошее понятие, которое чаще употребляется на английском языке, а перевести его можно как «успех от совместной деятельности». У Юрия Павловича открылись более масштабные возможности. Его полномочия стали гораздо серьезнее. Анатолий Федорович сегодня работает на краткосрочную перспективу – двухлетнюю. А Юрий Павлович, который достиг многого на своем поприще в клубе «Локомотив», – на долгосрочную. То есть, скажем, на пять лет. У него есть возможность воспитывать молодежь, влиять на строительство полей, на открытие детских спортивных школ, наведение в них порядка. Вот что такое для нас сегодня Юрий Павлович!

…Мы руководствуемся не сиюминутными эмоциями, а смотрим на суть вещей. А она в том, что Бышовец -великий специалист. Возможно, он сложный человек, с непростым характером. Но без сложностей, без лидерства не бывает побед!

В председателе совета директоров, излагавшем (не знаю уж, искренне или нет) эту стройную на первый взгляд теорию, говорил завзятый технократ. Который свято верит в успех системы, но не придает должного значения человеческому фактору.

А любую систему делают жизнеспособной – люди.

Впрочем, с точностью говорить о том, кто конкретно несет ответственность за абсурдное решение о совместном назначении «двух медведей», невозможно. В том же ЦСКА все понятно: если принято какое-то стратегическое решение, его автор – Евгений Гинер. В «Спартаке» – Леонид Федун.

В «Локо» же многоступенчатость руководства в последние годы приняла удивительные формы. Допустим, в 2006-м у клуба было два больших начальника – Филатов и Липатов, и один самый большой – Якунин. При этом, по всеобщему мнению, кандидатуру Бышовца пролоббировал первый вице-президент РЖД Вадим Морозов, факта дружбы с которым тренер и не скрывает.

Концов, словом, не найти. Семин, например, убежден, что его в последний момент «перебросили» из главных тренеров в президенты с подачи Липатова. Липатов, естественно, это напрочь отрицает. А Бышовец отрицает «фактор Морозова» – потому что, дескать, первый вице-президент РЖД не входит в совет директоров «Локомотива» и никакого влияния на футбольные решения не оказывает…

Всем известно: у семи нянек дитя без глазу. Локомотивская история это еще раз доказала. Правильно как-то выразился Валерий Лобановский: «Не бывает коллективной ответственности, коллективной бывает только безответственность».

Во врагах у Бышовца недостатка никогда не было. Лобановский был едва ли не главным из них.

По ходу их войны, начавшейся в 87-м, Бышовец открыто – и небезосновательно – обвинял двукратного победителя Кубка кубков и обладателя Суперкубка Европы в выстраивании системы договорных матчей в советском футболе. Один только факт скрещения шпаг с Лобанов-ским говорил о недюжинной смелости тогда еще молодого по тренерским меркам, 41-летнего специалиста. Другое

OJM4^‹›

дело, что в условиях круговой поруки ни о каких серьезных расследованиях слов Бышовца, не говоря уже о суровых санкциях, и речи быть не могло.

Могущественный тренер киевского «Динамо» возглавлял тогда первую сборную СССР, его будущий оппонент -сборную олимпийскую. Возрастных ограничений для участия в Олимпиадах тогда еще не было.

Как-то раз перед товарищескими матчами, которые команды проводили одновременно, Лобановский на правах «старшего по званию» забрал к себе пятерых игроков сборной Бышовца – при этом твердо пообещав задействовать их в игре. Все они в итоге остались на скамейке запасных, а обескровленная олимпийская команда свой поединок проиграла.

Все это Бышовец и выложил на заседании Спорткомитета СССР, посвященном подготовке страны к Олимпиаде в Сеуле, в котором главный тренер национальной сборной тоже участвовал. Валерию Васильевичу досталось тогда на орехи. Когда собрание закончилось, все вышли в коридор, и Лобановский, глядя Бышовцу прямо в глаза, сказал: «Ну, теперь все». Анатолий Федорович за ответом в карман не полез: «Ничего, ты переживешь».

Война началась. Зато Бышовец добился от Спорткомитета своего: игроков у него больше не выдергивали. После чего выиграл Олимпиаду, обыграв в финале бразильцев с будущими суперзвездами – Ромарио, Бебето и Таффарелом. И до сих пор в качестве примера зависти вспоминает фразу Лобановского: мол, Бышовец в Сеуле обыгрывал парикмахеров.

После развала союзного чемпионата эстафету врага Бышовца номер один у Лобановского перехватил Колосков. А Семина, Игнатьева и многих их коллег Анатолий Федорович воспринимал как неотъемлемую часть колос-ковской империи, а значит – все той же круговой поруки.

О том, как Семин относился к Бышовцу, говорит один его ироничный ответ в интервью «Спорт-Экспрессу» в конце прошлого сезона.

–  Что означает «рука, бросающая камень», о которой постоянно упоминал Бышовец?

– Этот вопрос нужно задать кому-то другому. Возможно, психологу. Может, это касается меня, а может -и вас. Кто-то же бросал камень…

Бышовец убежден: да, бросал. Более того, он не сомневается, что «бросок» этот был коллективным и продуманным. По мнению тренера, против него работала целая система под управлением Семина, которая включала в себя лично преданную президенту группу игроков-ветеранов, работников клуба, организованные фанатские структуры…

Позицию Анатолия Федоровича вы сможете во всех подробностях узнать из его монолога на страницах этой книги.

Чемпионат-2007 еще не начался – а уже было ощущение, что между главным тренером и президентом что-то не так. В одном из собственных предсезонных комментариев в «Спорт-Экспрессе» обнаружил следующее:

«У еще одного гипотетического претендента на золото - "Локомотива " – с результатами контрольных матчей вообще беда. 1:2 от сербского ОФК, 0:3 от болгарского "Литекса " – куда уж хуже? Но, на мой взгляд, некоторую тревогу должны вызывать не столько эти поражения, сколько уже определившийся рефрен высказываний Анатолия Бышовца: "Нет игроков ". Высказывания эти, надо заметить, публичные – то есть оказывающие давление на президента "Локо " Юрия Семина. О разладе двух ярких личностей говорить, разумеется, рано, да и не хочется, но не заметить перекладывания ответственности на клуб в цитатах главного тренера невозможно.

Семин ведет себя корректно. Президент не стал перечить Бышовцу, когда тот не пожелал видеть в команде Вадима Евсеева – хотя сам, будучи тренером, так наверняка бы не поступил. Проблема тут, однако, в другом: похоже, в структуре "Локомотива " нет четко выраженной вертикали власти. Совет директоров "Локо", руководство ОАО "РЖД"'-у клуба сейчас много начальников, и в футбольных кругах говорят, что Семина и Бышовца привели на их посты разные люди. В будущем это чревато. Как может лихорадить клубы с запутанной структурой, где невозможно найти автора того или иного верховного решения, легко проследить по судьбе московского "Динамо"».

Не собираюсь выставлять себя провидцем: все вышесказанное по большому счету лежало на поверхности. А чуть позже, после предсезонной встречи Липатова и Красновского с группой журналистов, состоявшейся 21 февраля в отеле Radisson SAS, вопросов стало еще больше.

Липатов сообщил:

– Создан так называемый административный совет, который обсуждает все возможные приобретения. В него входят пять человек: президент клуба Юрий Семин, главный тренер Анатолий Бышовец, Тищенко, Красновский и ваш покорный слуга. Причем правом вето обладаем только мы с Бышовцем.

Таким образом, выяснилось: главный тренер обладает правом вето, а президент клуба – нет! Ничего подобного в футбольной практике прежде мне слышать не доводилось. Семину ясно намекнули на его истинное место в «Локомотиве»-2007. Кстати, по словам Юрия Павловича, о том, что он не может наложить запрет на ту или иную сделку, он узнал не от самого Липатова, а из того самого интервью…

Александр Удальцов рассказывает:

– Палыч понял, кем он будет в клубе, максимум через неделю после прихода на пост президента. Доходило до того, что туалетную бумагу на базу можно было покупать только с разрешения Липатова. Подпись президента клуба значила ровно ноль. Он имел право подписи только на следующих документах: «назначен на должность», «уволен с должности». Липатов мог позволить себе летать на частном самолете за счет «Локомотива», Семин же был на птичьих правах. Что же касается Палыча и Бышовца, то на публике они поначалу старались держать лицо – но внутри клуба уже спустя две недели всем было понятно, что ничего хорошего из этого не выйдет.

Газет Бышовец принципиально не читал: отдельные публикации ему кто-то показывал. Когда сели на первый сбор, я по привычке купил свежую прессу – даже Муслин ее проглядывал. Но Бышовец сказал: «Ничего мне не носи, я газет не читаю». Зато с первого же дня он убил игроков рассказами про Олимпиаду. Ребята от них просто вешались…

Бышовец на встрече Липатова и Красновского с журналистами тоже получил свое.

– Поначалу Бышовец просил купить семь игроков, -сказал Липатов. – По-моему, это чересчур. Мы предложили тренеру получше присмотреться к внутренним резервам. Например, Самедов при соответствующей работе с ним из «бойца невидимого фронта» вполне может превратиться в одну из ключевых фигур средней линии. А разве Измайлов до конца раскрыл потенциал? Да и Траоре при отсутствии проблем со здоровьем чем не игрок стартового состава?

Все это (да и то – не все) еще было уместно в частном разговоре Липатова и Бышовца, но вынос подобных деталей на публику, полагаю, не лез ни в какие ворота. Ибо следовало из него вот что. Во-первых, председатель совета директоров навязывает главному тренеру в стартовый состав как минимум трех игроков, названных поименно. Во-вторых, едва пришедший в команду тренер просит укрепить определенные позиции, но ему отказывают – выходит, доверия к нему нет изначально. В-третьих, руководитель клуба считает себя вправе публично рассуждать на сугубо футбольные темы. Ах, да – он же играл в дубле «Кубани»…

Мы стояли с Бышовцем у выхода из подтрибунного помещения Лужников. Только что, днем 27 мая 2007 года, его «Локо» выиграл Кубок России. Этот трофей, как ни странно такое прозвучит в отношении олимпийского чемпиона Сеула, стал первым отечественным титулом в карьере знаменитого тренера. Внутренних соревнований в Советском Союзе и России он прежде не выигрывал.

Но никакой радости на лице Анатолия Федоровича не усматривалось. Напротив, глядя на праздничную суету, царившую в раздевалке, он раздраженно бросил мне: «Сколько же здесь людей, которые больше вредили, чем помогали!»

Разумеется, в текст интервью, которое мы в тот момент записывали, эта фраза не вошла. Но в память врезалась. Такого настроения у тренера-победителя мне не доводилось видеть никогда…

А ведь сама-то победа была хороша. Как и весь кубковый цикл, который прошел «Локо». В четвертьфинальных матчах дважды было обыграно «Динамо». В полуфинале -опять дважды – «Спартак».

На финал «Локомотив» – «Москва» в Лужники пришли 50 тысяч зрителей. Это – умопомрачительные для такой «вывески» цифры, в первую очередь показавшие мощный болелыцицкий потенциал «Локомотива». Многолетняя работа времен Филатова – Семина принесла свои плоды.

Команда Бышовца весь матч владела заметным преимуществом, демонстрируя замечательный футбол. Только забить никак не могла: вратарь «горожан» Юрий Жевнов творил чудеса. Жара и синтетический газон с каждой минутой высасывали из игроков силы – и, казалось, серии пенальти не избежать.

И все же в дополнительное время развязка наступила. На 102-й минуте Сычев подхватил мяч у левой бровки на своей (!) половине поля, из последних сил сделал фантастический рывок – и от лицевой линии выложил мяч чуть назад, под удар вышедшему на замену Гарри О'Коннору. Шотландец не промахнулся. Оправдалось предощущение моего коллеги по «Спорт-Экспрессу» Павла Новикова, который накануне отправил О'Коннору sms-сообщение на английском: «Чувствую, в воскресенье ты забьешь»…

Приятно разговаривать с людьми, когда положительные эмоции из них бьют ключом. Тем более когда это происходит в раздевалке, которая ходуном ходит от счастья.

–  Это самый счастливый момент вашей карьеры? -спросил я О'Коннора.

– Конечно! Забить победный гол в кубковом финале -мечта любого нападающего. Сразу после игры побежал на трибуны – взять на поле сына. Он должен был почувствовать то, что чувствует отец! Хочу посвятить свой гол и нашу победу как ему, так и всем болельщикам «Локомотива», которые собрались нас поддержать.

– Вы представляли, что их у «Локо» так много?

– Если честно, нет… Надеюсь, эта победа позволит зазвать еще больше людей на наш великолепный футбольный стадион. Верю, что рано или поздно он на каждом матче будет заполняться на сто процентов. Как же это будет замечательно!

– Вспомните решающий эпизод.

– Сыч сделал великолепный проход! У него потрясающая скорость, и когда он обошел защитника, мне удалось поймать его взгляд. И я понял: он хочет отдать мне пас! После чего отскочил от защитника и замкнул передачу партнера.

– Не награда ли этот гол за то, что решили-таки остаться в «Локомотиве» (зимой О'Коннор долгое время настаивал на своей продаже в Англию. – Прим. И. Р.)?

– Сейчас я могу назвать себя счастливым игроком! Во мне всегда бурлит жизнь, и теперь я рад, что нахожусь в «Локомотиве», что у меня здесь хороший контракт, прекрасные партнеры и большая команда. Восторг – вот все, что сейчас испытываю. Не буду скрывать, моя жена чувствует себя в России не идеально. Но я здесь, у меня контракт, и я хочу играть за этот клуб.

Впрочем, очень быстро эмоции у О'Коннора улягутся, и он все-таки уедет из России, заключив контракт с «Бирмингемом». А в августе напомнит о себе, дав сенсационное интервью британской газете Guardian, о котором я расскажу ниже.

Автор героического забега через полполя Дмитрий Сычев после финала Кубка, судя по его ликованию в раздевалке, испытывал даже более сильные эмоции, чем его шотландский коллега по атаке.

– Я пришел в «Локомотив» в 2004 году и не успел застать кубковых успехов предыдущего поколения, – сказал Сычев. - Прежде ни разу не играл в финале. Оттого эта победа для меня особенно ценна… Очень тяжело было. 120 минут, да еще и в жару на синтетике. Не знаю, как хватило на круг почета.

– А на рывок, который привел к голу О'Коннора?

– Тоже не знаю. Это уже вообще какой-то космос' Но пришлось. Надо оке!

– Шотландец сказал, что успел поймать ваш взгляд и понять, что вы отдадите ему пас Верите?

– Не знаю, как он мог поймать мой взгляд – если честно, тяжело в это поверить. Но, как мне кажется, правильнее было отдать пас, чем пробить, потому что Жев-нов занимал верную позицию в воротах.

– Много шампанского вмещает кубок?

– Лично я вылил туда три полные бутылки.

– Кому отдали победные футболки?

– Обе бросил болельщикам. Они это заслужили. Столько их сегодня пришло – в первый раз такое видел!

– Знали, что их столько будет?

– Не знал, клянусь! Думал, когда собирается тысяч 15-20 на «Локомотиве» – это предел. А сегодня наших пришло минимум тысяч 25 (Сычев даже занизил цифры – на мой взгляд, «Локо» поддерживало более 30 тысяч человек. – Прим. И. Р.). Для меня это был шок! Приятный шок.

Очень доволен был и Сергей Липатов. До такой степени, что в начале разговора со мной явно выдал желаемое за действительное.

– У нас есть главное – единство. И игроков, и тренеров, и акционеров. Оно и дает такие победы, как та, что вы сегодня видели.

– Сезон для «Локомотива» начинался тяжело. Трудно было добиться упомянутого вами единства?

– Глава РЖД Владимир Иванович Якунин – человек мудрый и терпеливый. Если он понимает, что курица по осени снесет золотые яйца, то терпит. А если понимает, что не снесет – не терпит. В данном случае был вариант номер один. Было понятно, что клуб должен перейти совсем на другой уровень управления, сделаны выводы из ошибок предыдущего периода. И результат налицо. Тем не менее футбол есть футбол. Не все так просто, и этот Кубок не означает, что завтра у нас будут одни победы. Есть известный лозунг: «Главное – не победа, а участие». Я бы его изменил: «Участие, которое рано или поздно выливается в победы».

–  Кредит доверия Бышовцу теперь вырос?

– А они был максимальным! Ситуация ни минуты не была из ряда вон выходящей. Бышовец пришел на два года, у него подписан контракт, все это было сделано осознанно. Если бы были совершенно провальные моменты – может, и появился бы какой-то повод для сомнений. Но если в первый период кому-то казалось, что происходит провал, то мы так не считали. Мы целенаправленно работали. И сегодня вы все видели.

Бышовец, в отличие от Липатова, глобальных выводов о единстве в нашем разговоре не делал. Да и вообще довольно лаконичен и неэмоционален. Видимо, кредит доверия ему даже в минуту победы не казался максимальным.

–  Что чувствует человек с вашими достижениями на международном уровне, впервые выиграв титул внутри страны?

– Я просто очень рад за ребят, что им удалось выиграть Кубок. Я живу их радостями. -Аза себя рады?

– Спокойно это воспринял.

– Что вы как нападающий нападающему сказали выходившему на замену О'Коннору?

– Сказал, что миссия нападающего - забивать. И еще попросил, чтобы он играл на острие, чтобы смог прийти и сыграть на опережение. Это, собственно говоря, и получилось.

– Шотландец сказал, что, поймав взгляд Сычева, понял: тот будет пасовать. Верите в это?

– Да.

– В вашей карьере когда-нибудь такое происходило?

– У меня были прекрасные партнеры – Биба, Мунтян, Воронин. Все они исполняли передачи на высочайшем уровне, и даже в обменах взглядами необходимости не было.

–  Чем объяснить, что ваша команда так бежала в эдакую жару?

– Это вопрос готовности.

–  За счет чего «Локомотиву» удалось переиграть «Москву»?

– Мы хорошо проанализировали игру этой команды в нашей первой в этом сезоне встрече в рамках чемпионата.

У Бышовца был повод для грусти, на который все обратили внимание лишь позже, просматривая видеозапись минут радости.

Вопреки существующим традициям, команда не бросала в воздух своего тренера. Совершила круг почета, взошла на пьедестал, чтобы получить медали и Кубок – и этим ограничилась.

Вот и оставалось думать, что это – стечение обстоятельств или закономерность.

Сам Бышовец на словах не сомневается, что игроки после 120 минут, проведенных на искусственном поле в жару, были слишком обессилены для того, чтобы качать тренера. Может, и так. Но на круг почета же их, к удивлению Сычева, хватило. Один из футболистов рассказал, что Бышовец в ожидании полета даже отдал помощникам мобильный телефон и записную книжку. Впрочем, в футболе каждый интересный факт обречен на то, чтобы обрастать легендами – поэтому верить в это или нет, честно говоря, не знаю.

Сергей Гуренко, которого я спросил, почему не качали Бышовца, ответил так:

– В таких случаях все идет от каких-то внутренних импульсов. Значит, команда не была к этому готова.

Тем не менее Липатов в одном из интервью оценил вклад главного тренера в кубковую победу как 99 процентов! Один оставшийся он туманно охарактеризовал как «все мы».

И во время церемонии награждения, и даже во время командного фотографирования Анатолий Федорович был как бы сам по себе. Вся команда, и президент Семин вместе с ней, нарядились в золотые футболки с надписью «Это мы пятое колесо?!», изготовленные еще в 2005 году Давидом Шагиняном, но ни разу до 27 мая 2007 года не задействованные.

И только Бышовец не стал ничего надевать поверх цивильной рубашки.

Видимо, такова его судьба. Нелегкая и удивительная судьба человека футбола, который выступает не в командном, а в одиночном разряде. И я, будучи не согласным со многими решениями этого человека, никогда не присоединюсь к хору тех, кто мечтает столкнуть его в пропасть.

Потому что, столкнув, мы осознаем: одной личностью у нас стало меньше, и теперь почти совсем некому, когда все говорят «да», сказать «нет».

Я очень хочу, чтобы Анатолий Бышовец еще получил работу в российском футболе. И чтобы он кое-что для себя пересмотрел. И чтобы у него получилось.

Я хочу этого, потому что отлично помню ответ Александра Ширвиндта в редакции «Спорт-Экспресса» на вопрос, что ему не нравится в сегодняшнем российском футболе. «Выражение лиц футболистов», – сказал большой артист.

Конечно же, он имел в виду не только игроков, но и тренеров, и судей, и функционеров. Не всех, конечно, но очень многих. Ширвиндт имел в виду – одинаковость.

У Бышовца выражение лица – другое. И голос, и взгляд, и язык. А другим быть очень тяжело. Таким, как все, – куда легче.

Впрочем, он сам выбрал себе такую стезю.

Как у Александра Розенбаума: «Одинокий волк – это круто. Только как же, черт, тяжело…»

Февральское заявление Липатова о праве вето стало вторым заметным событием сезона в «Локо», победа в Кубке – третьим. Первое же произошло еще в январе.

Перед вылетом на второй сбор в Турцию Бышовец отчислил из команды Вадима Евсеева. В интервью «Советскому спорту» тренер сказал:

– У меня было твердое убеждение, что Евсеев не сможет играть на уровне, который мне необходим. И я честно сказал Вадиму, что не вижу ему места в составе.

Семин, естественно, придерживался по этому поводу иного мнения. Его он выразит не сразу, а лишь после окончания сезона в интервью «Спорт-Экспрессу»:

– Вадим пригодился бы любой команде, потому что это человек-заряд, который может в любой момент встряхнуть команду. Евсеев не позволит развиваться негативным явлениям. Честный и правдивый, он сохраняет преданность футболу, где бы ни играл.

«Честный и правдивый» – это действительно про Евсеева. В бытность Семина главным тренером «Локомотива» он в интервью мог запросто сказать, что болеет за… «Спартак». А на вопрос, не боится ли, что в «Локо» его неправильно поймут, с удивлением реагировал: почему, мол, я должен чего-то там бояться и врать? Как болел за красно-белых двадцать лет – так и продолжаю…

В другом клубе Евсеев за такие слова навлек бы на себя кучу проблем – в «Локомотиве» же их никто даже не замечал. Ни президент, ни главный тренер, ни, что самое важное, болельщики. Потому что они видели: человек на поле выкладывается без остатка, включая матчи с тем же «Спартаком». А уж за кого он там болеет в свободное от игр и тренировок время – это его личное дело.

– Одинаково благодарен и Семину, и Филатову, – сказал мне Евсеев, уже игравший за «Торпедо». – Эти два человека взяли меня в «Локомотив», и ни тот, ни другой за все годы плохого мне никогда не делали. Семин с Филатовым сделали из меня не только игрока, но и человека. В «Локо» я переходил из «Спартака» молодым – в 23 года. Свободного времени было много, мог пойти по традиционному для молодежи пути. Но во многом благодаря тогдашним главному тренеру и президенту клуба не стал разбрасываться, остался предан футболу. И футбол отплатил мне той же монетой. Очень жаль, что они разошлись. Для меня было бы лучше, если бы они по-прежнему работали вместе. А может, и для клуба – потому что все победы «Локомотива» пришлись на период их совместной работы.

Муслин тоже с пониманием относился к евсеевскому свободолюбию.

– Ему я мог сказать все, – рассказывал Евсеев. – Однажды пошутил по поводу его служебной машины. Она была довольно скромной, если учесть, что на ней ездил главный тренер «Локомотива». Говорю ему как-то: «Пересаживайтесь к Спахичу, не позорьтесь». А он в ответ смеется и руками разводит: мол, ничего не могу поделать – такую машину клуб выделил.

С Бышовцем подобные фамильярности у Вадима бы точно не прошли. Недаром, когда Анатолий Федорович непродолжительный отрезок времени работал в шотландском «Хартс» советником президента этого клуба Владимира Романова, всю горную страну мигом облетела одна история. Не привыкший к победам в Европе клуб из Эдинбурга обыграл именитый швейцарский «Базель» – и простые шотландские парни в раздевалке после матча на полную мощь врубили музыку. По словам футболистов, Бы-шовец, которого команда толком не знала, зашел в раздевалку и потребовал выключить магнитофон и впредь профессиональнее относиться к своей работе.

Через пару месяцев после ухода из «Локо» Евсеев рассказывал:

– Бышовец вызвал и сказал: «Я тебя не вижу в своей команде. Или ты остаешься в Москве и ищешь себе команду, или едешь на сбор с дублем». Я ответил, что заканчивать с футболом не собираюсь, поэтому еду тренироваться с дублем.

– Больше разговоров между вами не бью?

– Вроде и летели в одном чартере, а даже не общались и не здоровались. Потом было сказано: мол, со мной поступили хорошо, дали время, чтобы найти варианты для трудоустройства. Куда я мог 31 января устроиться? Только в Россию. А Россией футбол не ограничивается.

Словом, вполне нормальные эмоции человека, ушедшего из команды, в которой долго выступал и добивался успехов. Из скромности («Я посредственный игрок, таких тысячи», – сказал мне Евсеев во время одной из бесед) Вадим не коснулся одной очень важной детали. Возможно, в этой ситуации самой важной. И не касающейся Бышовца. В конечном счете главный тренер волен определять, нужен игрок команде или нет.

Но Евсеев сделал для «Локомотива» столько, что клуб обязан был с ним, двукратным чемпионом страны, двукратным же обладателем Кубка и Суперкубка России, по-человечески попрощаться. Устроить прощальный матч. Или встречу с болельщиками. Короче, хоть что-то, отмечающее его солиднейший вклад в звездное время «Локо». Евсеева же выбросили из команды, как пакет скисшего молока. И это был очередной знак тех перемен, которые ждали клуб.

Когда Вадим зашел в клуб за трудовой книжкой, они с Семиным не смогли сдержать слез…

…Прозвучал в том интервью и эпизод, который обратил на себя внимание Бышовца. Впоследствии тренер неоднократно к нему возвращался, подчеркивая: дескать, вот он, пример подрывной работы Семина против него.

– Я сейчас мог бы спокойно сидеть в дубле и получать зарплату, - сказал на тот момент игрок «Торпедо» Евсеев. – Семин, кстати, советовал поступить именно так. Но я отказался. Ждать, пока уберут Бышовца, и желать ему неприятностей не в моем стиле. Как бы я к этому человеку ни относился.

Нервная реакция Бышовца на эти слова объяснима. Но обратим внимание: исходя из слов Евсеева, Семин только советовал ему «спокойно сидеть в дубле»! «Ждать, пока уберут Бышовца» – это уже слова самого футболиста. Можно ведь находиться в резервном составе, получать зарплату и ничего не ждать, правда? Так что если по сути Анатолий Федорович, возможно, где-то и прав, то формального повода обвинять Семина эти слова все же не дают. Тем более что президент клуба не воспротивился решению тренера. Что он в принципе мог бы сделать.

В марте 2007-го мне довелось побывать в Италии и встретиться с одним из главных творцов чемпионства «Локомотива» 2004 года Франсиску Лимой. Я спросил бразильца:

–  В курсе, что Евсеев, которого не видел в своей команде Анатолий Бышовец, ушел в «Торпедо», вылетевшее в первый дивизион?

Лима покачал головой.

– Не знал. И не предполагал, что ему, душе команды, придется покинуть «Лот». Евсеев – один из тех, кого можно было назвать несущей конструкцией «Локомотива» и на ком во многом держался характер этой команды.

Сам Евсеев, услышав от меня эти слова Лимы, отреагировал так:

– Со всеми, кто адекватно относился к клубу, у меня были нормальные отношения. Меня не любят только те, кто вел себя некрасиво, ставил себя выше коллектива. Я им говорил об этом прямо. Таким, как Бикей, который в присутствии других футболистов оскорбил и тренера, и руководство. Потом, правда, извинился, после чего Славо нам сказал, что прощает его. «А вы его прощаете?» - поинтересовался у нас Муслин. Мы ответили: «Нет» – и объяснили почему. Обычно люди прислушиваются к чужим советам и меняют свое поведение, если оно не нравится окружающим. А этот упрямый был, как осел. Так вот, когда Муслин узнал, что команда настроена против Бикея, этого футболиста в «Локомотиве» не стало. Эта история доказала нам, что Славо не только хороший тренер, но и личность.

А Лима чем-то на меня похож:. Или я на него. Поэтому у нас и сложились такие добрые отношения. Ион, и я достигли в карьере того, чего достигли не какими-то особыми техническими качествами, а желанием играть и чего-то добиваться. Лима в «Локомотиве» всем все доказал на поле. Мне приятно слышать, что человек меня помнит.

Самый известный болельщик «Локомотива» Валерий Баринов вспоминает о Евсееве с явным удовольствием:

– Вадим – человек команды. Как Борис Петрович Игнатьев всегда говорил – «духовитый». Обаятельная личность, этакий сорванец от футбола. Евсеев вел людей за собой и говорил все, что считал нужным. Таких игроков нельзя терять. Вот чего, на мой взгляд, не понял Анатолий Федорович – возможно, из-за того, что у него давно не было практики. Футболисты стали другими. На них можно давить работой – но на индивидуальность давить нельзя. Как и в театре, в футболе нужно воспитывать личностей, а личность без ощущения свободы не может достичь в творчестве чего-то весомого. Если ты все еремя дрожишь, что тебя могут выгнать или наказать -ничего не получится. А после ухода Евсеева другие ребята обо всем этом крепко задумались.

Ирония судьбы: Бышовец как раз говорил мне, что главная его задача в футболе – воспитание гармоничных, всесторонне развитых личностей. Баринов же упрекает его как раз в противоположном. Сколько людей – столько и мнений.

С мнением Баринова перекликаются и слова Дмитрия Лоськова.

–  В какой момент почувствовали, что вы в «Локомотиве» не жилец? - спросили его мои коллеги по «СЭ» Юрий Голышак и Александр Кружков.

– Еще на сборах. Бышовец изъясняется такими фразами, что ты сам должен додумываться до сути: камешек летит в твой огород. Хоть и образно говорилось, но я чувствовал, что относится это ко мне. Обстановка изменилась сразу. Все поняли: лучше молчать. Любое твое слово может быть истолковано неизвестно как. Вот мы и промолчали, когда выгнали Евсеева.

– Жалеете?

– Да, надо было выступить. Это тренер присматривался: как команда отреагирует? Потом стало ясно, что будут следующие: я, возможно, Маминов с Пашининым… Тому же Маминову Бышовец все время намекал: хватит, дескать, уже мучить и себя, и нас. «У тебя же колено болит…»

…Спустя семь месяцев после ухода из «Локомотива» Евсеев вернулся в Черкизово – только теперь в форме подмосковного «Сатурна», куда он перешел транзитом через «Торпедо». Тоже, кстати, показательная история: в «Торпедо» он пошел только потому, что хотел поддержать тренера черно-белых Георгия Ярцева, у которого незадолго до того убили сына. Ярцев в свое время сделал для Вадима очень многое – и в «Спартаке», где в 96-м впервые ввел его в основной состав, и в сборной России. В трудную минуту футболист наставника поддержал…

Летом ушел из «Торпедо» Ярцев – ничто больше не держало там и Евсеева. И он, сделав напоследок пару громких заявлений о беспределе в первом дивизионе, оказался в «Сатурне».

Вместе с Лоськовым. Уход которого – отдельная история.

Сейчас невозможно поверить, что 11 лет назад судьба Дмитрия Лоськова могла повернуться совсем по-другому. Тогда у будущего капитана «Локомотива», а в ту пору -плеймейкера «Ростова» было два серьезных предложения. Одно – от семинского «Локо», другое – от «Зенита». Который тренировал… Анатолий Бышовец.

Удивительная штука судьба, не правда ли?

Лоськов тогда выбрал «Локо». Потому что годом ранее железнодорожники его уже звали – и он, решившись было, еще на год задержался в «Ростсельмаше». Где у отличного тренера, а в прошлом – великолепного форварда Сергея Андреева и дозрел до переезда в Москву. Поскольку Филатов с Семиным продолжали проявлять к нему интерес, Лоськов оценил такое постоянство и предпочел «Локомотив». Чтобы за 10 с лишним лет стать легендой клуба.

Думал ли гадал молодой ростовчанин, какой выйдет его следующая встреча с олимпийским чемпионом Сеула?…

На одной из своих знаменитых прошлогодних пресс-конференций, вскоре после расставания с Лоськовым, Бышовец бросил камень явно в его огород:

– Многие игроки уверены, что клубы всегда должны им, а не наоборот. Это проблема. И проблема, если хотите, нравственная.

Эти слова также не добавили вистов Анатолию Федоровичу. Тут его явно занесло. Про себя Бышовец мог думать все, что угодно – но заявлять подобное вслух для тренера, который работал в клубе полгода, было весьма непредусмотрительно.

Как раз в ту пору болельщики и стали вывешивать первые антибышовецкие баннеры…

На мой взгляд, благодарность игрока и клуба должна быть взаимной – только при таких отношениях возможны серьезные успехи. Заслуженный футболист должен знать, что его в клубе любят и ценят, а не бездушно используют до тех пор, пока он жив-здоров. Не случайно Семин частенько повторял, что без Лоськова того «Локомотива», которым мы восхищались несколько лет кряду, могло и не быть. Юрий Палыч может расставить акценты лучше, чем кто-либо: именно на счету Семина два золота, четыре Кубка России, два Суперкубка, два полуфинала Кубка кубков, два выхода из группы Лиги чемпионов. И почти все эти достижения (вспомнить хотя бы золотой гол-2002 в ворота ЦСКА) состоялись при Лоськове. Так разве клубу не за что быть ему благодарным?!

Бышовец – более чем начитанный человек, и он прекрасно знает, что такое роль личности в истории. И вряд ли в глубине души не понимает, что роль Лоськова в истории «Локомотива» – колоссальна.

Только время все расставит на свои места. Как показало оно правоту Андрея Тихонова, изгнанного в 2000 году Олегом Романцевым из «Спартака». Знаменитый тренер уже несколько лет вовсе не работает – хотя до любых возрастных лимитов ему, 54-летнему, еще далеко. А легендарный спартаковский капитан в свои 37 с лишним по-прежнему ведет за собой ту команду, где играет – теперь это вновь самарские «Крылья». Сложится ли так же счастливо судьба Лоськова в «Сатурне»?

Философию расставания с Лоськовым и Евсеевым Бышовец изложил еще по ходу сезона, во время встречи с журналистами в редакции «Спорт-Экспресса».

– У них могло быть другое будущее, но они сами выбрали этот путь. Что касается строительства новой команды, то невозможно построить, не разрушив. Могли ли они помочь? При известных обстоятельствах, при их уровне мастерства думаю, что могли. Для этого нужно было желание, нужно было перестраиваться.

– Возможно ли соперничество между игроком – лидером команды и главным тренером?

– Такого соперничества не может быть – настолько это неравноценные фигуры, кто бы этим игроком ни был. Во-первых, разница в возрасте, в положении, а во-вторых, даже смешно, когда есть дубль, работа во второй команде и так далее. Волевое решение – и все. Тренеру неудобно бороться, когда ему даже не могут ответить. Существует субординация, в рамках которой трудно представить эту борьбу, ее даже близко нет. В принципе авторитеты среди игроков есть – Тихонов, Титов, Осиное в «Ростове», Янотовский в «Томи»… По своему отношению к делу, заслугам эти игроки требуют особого уважения. Но иметь это уважение они могут вне поля. На поле все равны. У этих игроков есть свое понимание, видение футбола. Иногда они переоценивают свои возможности. Хотя они еще не тренеры, и нет гарантии, что ими станут. И это положение иногда создает иллюзию сомнительного лидера, когда игра подминается под свое понимание, под свое состояние, и начинается дисбаланс, все делается в ущерб другим, игра строится вокруг одного человека. Зависимость от этого игрока узурпирует проблему.

– Были примеры подобного рода в вашей игровой, тренерской карьере?

– Я сам был капитаном киевского «Динамо». Достаточно вспомнить, каким великим игроком был Нетто и как он уходил. Все видели, что произошло в Киеве, когда еще в порядке были Базилевич с Лобановским, а Виктором Масловым строилась новая команда. Группа игроков уехала на чемпионат мира 1966 года, а вернувшись, обнаружила, что их места в основном составе заняла молодежь. 32-летний Андрей Биба был диспетчером, каких мало, но растущему Мунтяну нужна была дорога. Хотя Биба по-прежнему играл хорошо. Маслов видел еще и футбол будущего, и несоответствие ему части игроков.

Рассуждения Бышовца выглядят логичными и подкрепленными примерами из истории, если не считать одной детали. Своего Мунтяна на замену Лоськову в «Локо» не нашли до сих пор – даже после отставки самого Анатолия Федоровича…

В осеннем интервью журналистам «Спорт-Экспресса» Юрию Голышаку и Александру Кружкову Лоськов выдвинул собственную версию расставания с «Локомотивом».

– Все рухнуло перед первым кубковым полуфиналом со «Спартаком». Ему не понравились мои высказывания в перерыве предыдущего матча с «Москвой».

– Говорят, вы тогда пришли в раздевалку и сказали кому-то: «Когда будешь играть?» Потом повернулись к Бышовцу: «А ты когда будешь тренировать?»

– Чушь. Никогда себе такого не позволю. Субординация должна быть. Сказал я гораздо мягче – мол, нам нужно сменить тактику. «Локомотив» играл в два опорных хава – с Родолфу и Гуренко. Еще и Билялетдинов бегал за своим полузащитником ~ впереди у нас не хватало игроков. Вот я и сказал: зачем Беляшу оттягиваться? Его всегда подстрахуют! Так и вышли играть - весь второй тайм «Москву» за центр не выпускали, правда, закончили 1:1.

Тогда мне Бышовец ничего не сказал. Но после этого было теоретическое занятие, и я все понял: Бышовец двигает фишки, всех называет поименно, а про меня высказался просто - «десятый номер». Понял, что доживаю в команде последние дни. Как заметил сам Бышовец в разговоре с одним из ветеранов: «Тренер может простить игроку все, кроме одного. Если тот умнее тренера. Это тебе на будущее, ты же станешь тренером…» Сказано было по поводу моего выступления в перерыве.

–  Кто-то из команды за вас пытался вступиться?

– Вступаться я никого не просил. И не нужно было вступаться. Но ребята, узнав, что от меня избавляются, не хотели выходить на матч со «Спартаком». Спахич,

например, сказал: «Играть не буду». Я их убедил: не стоит заниматься ерундой. «Вы играете не за тренера, а за себя и "Локомотив". У вас шаг до финала. С Бышовцем мы сами разберемся». Они вышли – и победили 3:0.

Лоськова после матча с «Москвой» перевели в дубль. Президента Семина об этом, по свидетельству Александра Удалыюва, даже не поставили в известность.

– Когда Лося убрали, даже иностранцы не понимали, что происходит, – сказал также Удальцов. – О'Коннор, Траоре – то есть нападающие, которые знают цену Диминым пасам, – подходили ко мне и говорили: «Это наш лучший игрок, почему его убирают?!»

Семин, узнав о происшедшем, молчать не стал. В прессе, разумеется, он не высказался (и вообще ни одного критического слова в чей-либо адрес вплоть до конца сезона не сказал) – но внутри клуба впервые позволил себе вмещаться в дела команды.

– Единственный вопрос, в котором я жестко отстаивал свои позиции, касался продажи Лоськова, – рассказал после окончания сезона Семин. – И единственный игрок, с которым я беседовал, был Лоськов. Он должен был играть за клуб в финале Кубка России. Заслужил выиграть его еще раз. Мы не имеем права разбрасываться такими игроками, как Лоськов, Евсеев, Овчинников. Это же целая эпоха «Локомотива»!

Имеем право, не имеем… Старыми, отжившими категориями мыслите, Юрий Палыч.

Семина уже к тому моменту никто не спрашивал. Евсеева из команды выгнали, Овчинникову, вернувшемуся в структуру клуба вслед за Семиным, не давали никакой серьезной работы. Дошла очередь и до Лоськова.

Впрочем, тогда Семину вместе с Липатовым, вставшим в тот момент на его сторону, удалось убедить Бышовца вернуть капитана в команду. И если следующий поединок в Раменском Лоськов вновь пропустил, то в ответном кубковом полуфинале со «Спартаком» как ни в чем не бывало вышел в стартовом составе и с капитанской повязкой.

Наружу из клуба масштаб всех этих перипетий тогда не просочился.

– После матча с «Сатурном» Липатов и другие люди из совета директоров предложили нам с Бышовцем объясниться с глазу на глаз и разрешить конфликтную ситуацию, – рассказал вскоре Лоськов в интервью моему коллеге по «СЭ» Павлу Новикову. – Но в конце той беседы Бы-шовец мне прямо сказал: «Наверное, мы с тобой не сработаемся».

Финал Кубка Лоськов действительно отыграл целиком. Но счет его пребыванию в команде уже шел на дни. Последним для капитана стал матч в Томске, в котором он провел 65 минут и при счете 2:3 уступил место на поле Фининью.

Впрочем, шанс остаться в команде у него еще был. «Локомотив», попав в известную ситуацию «послекубкового синдрома», начал проигрывать матч за матчем – 0:3 во Владивостоке, 0:1 дома «Амкару», 2:4 в Томске. Все, кто имел хоть какое-то отношение к клубу, знали: если «Локо» в последнем поединке первого круга не сможет обыграть дома «Крылья Советов», то на сбор в Австрию команда отправится без своего главного тренера.

Давид Шагинян говорит:

– После того как вся наша команда – Биджиев, Эштреков, Хапов, я -ушла из клуба вслед за Филатовым, я продолжал болеть за «Локомотив», переживать за него. Люди-то родные в нем остались. И единственный момент, когда я, если честно, желал нашим поражения, был тот матч с «Крыльями». Потому что тогда смена тренера стала бы неизбежна, и вся эта кошмарная история закончилась бы. И Лоськова для «Локомотива», может, удалось бы спасти…

Матч начался с коллективной акции Южной трибуны. За первые пять минут фанаты не проронили ни звука, зато дружно раскрыли газеты и, отвернувшись от поля, принялись их читать. У подножия трибуны был вывешен баннер исчерпывающего содержания: «Это интереснее, чем смотреть на поле». Затем баннер был перевернут, и там обнаружилось обращение к Бышовцу: «Просто это не твой клуб».

На дворе было 30 июня. Финал Кубка России состоялся 27 мая. В промежуток между ними вошла ничья с «Зенитом» в Санкт-Петербурге и три поражения кряду. Так что когда Анатолий Федорович говорит, что организованная группа фанатов стала его письменно третировать на первом же матче после победы в Кубке, он немного преувеличивает.

После первого тайма казалось, что все решено. Счет был – 0:2. В пользу самарцев.

В тот момент я находился в Одессе, на тренировочной базе местного «Черноморца» в элитном районе Совиньон. Шла тренировка, на которую пришло немало известных в футбольном мире людей. Когда счет стал 0:2, все заговорили о Бышовце как тренере «Локомотива» в прошедшем времени. «Анатолий Федорович хотел своего друга Семена Альтмана (бывшего главного тренера «Черноморца». -Прим. И. Р.) к себе помощником забрать, а теперь уже самому Бышовцу придется ехать помогать Альтману в Мариуполь», – острили одесситы.

И только маститый тренер Виктор Прокопенко одернул прорицателей: «Не спешите – есть еще второй тайм». Виктору Евгеньевичу, который великолепно выглядел и по обыкновению травил один за другим уморительные анекдоты, оставалось жить полтора месяца…

А в это время Бышовец в раздевалке мрачно говорил игрокам: «Помните: и Иуда, и те, кто предал Цезаря, очень плохо закончили».

Не знаю, это ли грозное предупреждение подействовало на футболистов, или что другое – но матч «Локомотив» выиграл со счетом 5:2. В раздевалке после игры Бышовец поймал взгляд Лоськова, которого не было даже в запасе. Нет, уходящий капитан смотрел не на тренера. Бышовец уверяет, что Лоськов волком глядел на автора победного гола Билялетдинова…

Бышовец остался главным тренером. Липатов разослал в газеты письмо, в котором утверждал, что ни о какой отставке вопрос и не стоял. Все отлично знали, что это не так.

Спустя пару дней «Локомотив» улетал на сбор в Австрию. Лоськов собирался лететь вместе с командой. Но -не полетел.

– В десять часов вечера накануне вылета в Австрию мне позвонил Липатов и сообщил, что лететь никуда не надо, – сразу после перехода в «Сатурн» рассказал Лоськов в интервью корреспонденту «СЭ» Павлу Новикову. -Он предложил встретиться в среду, чтобы вместе обсудить мое будущее. Мол, и главный тренер обо всем в курсе.

Мне прямо сказали, что главному тренеру футболист Лоськов не нужен, и предложили подыскивать себе новую команду. Сообщили также, что накануне в клуб пришел факс с предложением о моей покупке и что с учетом заслуг перед «Локомотивом» меня готовы продать. К счастью, благодаря быстрой и профессиональной работе моего агента Павла Андреева вопрос о переходе в «Сатурн» был решен очень быстро.

– Юрий Семин не пытался вас отстоять?

– В сложившейся ситуации он просто не мог этого сделать.

Еще одну деталь сообщил в интервью «Советскому спорту» защитник Олег Паншнин:

– Мы приехали в аэропорт, чтобы лететь на сбор, -нам сказали, что Дмитрия не будет. А когда у Бышовца спросили, где капитан, он ответил: «Не знаю. Наверное, опаздывает». Только на ближайшем собрании объяснил, что произошло.

Аккурат в тот же день, что Лоськов дал процитированное выше интервью, Липатов оперативнейшим образом собрал в своем офисе журналистов и повернул разговор о продаже капитана в совсем другое русло.

– Мне показалось, что переход Лоськова обретает уже немного фантасмагорические комментарии, и чтобы не будоражить болельщиков слухами, я объясню ситуацию, -заявил Липатов. – Расскажу все, как есть. По важности для читателей, судя по материалам в прессе, эта тема сопоставима даже с завоеванием Сочи права проведения Олимпиады.

Первый разговор о продлении контракта был в начале сезона. Дмитрий намеревался подписать новое соглашение на два года – на значительно лучших условиях (позже Липатов их озвучит – 5 миллионов долларов за два года. -Прим. И. Р.). Новый контракт, скажу прямо, он хотел в два раза лучше прежнего. Поскольку игрок уже не является юным, его карьера выходит на финишную прямую, договорились о следующем – судим о возможности таких условий по результату его игры в первом круге. Итог вы знаете – голов он не забил, не отличался хорошим исполнением стандартов. Поговорили с ним после первого круга, и я, памятуя о его заслугах, предложил однолетний контракт плюс деньги, которые несколько отличались от его пожеланий.

–  Что ответил Лоськов?

– Сказал, что подумает. Потом до меня стала доходить информация, что он ведет переговоры с другими клубами. Не придавал этому значения до тех пор, пока мне не позвонил один из агентов (Павел Андреев. – Прим. И. Р.) и сказал, что он будет вести переговоры о продлении контракта с Лоськовым.

Кроме того, этот агент упомянул в разговоре со мной один из клубов, который интересуется Лоськовым. Я попросил прислать это приглашение. И получил его. Это было приглашение от «Рубина». Поэтому я позвонил Дмитрию, попросил его не лететь на австрийский сбор, остаться в Москве и прийти на встречу, чтобы еще раз обсудить ситуацию. Мы в клубе собрались, обговорили все моменты, в том числе и с президентом Юрием Семиным.

На встрече Лоськов и его агент повторили требования по срокам контракта и его сумме - мы сказали, что их не принимаем. Наше предложение осталось в силе - однолетний контракт. На следующий день возник «Сатурн», куда Лосъков и перешел. Сумма трансфера – два миллиона долларов. Была предложена эта сумма – мы ее приняли. Если бы вопрос компенсации за игрока стоял жестко, то мы бы пошли, возможно, на обнуление контракта (это означает, что тогда Лоськов ушел бы в «Сатурн» свободным агентом и бесплатно. – Прим. И. Р.).

– Бышовец был готов к уходу Лоськова? -Анатолий Федорович был проинформирован, его мнение учтено.

–  Был ли конфликт у Бышовца с Лоськовым?

– Что такое конфликт тренера и игрока в цивилизованном клубе, к коим мы относим и «Локомотив»?

– К примеру – недовольство тренера футболистом, с которым тот не согласен. И в знак этого несогласия игрок покинул тренировку.

– Подобного у нас не было. Тренировок никто не покидал. Доминирующее начало в команде – тренер. Он говорит, как тренироваться. Поэтому конфликта не могло быть в принципе – в случае недовольства игроку было бы сказано: «Свободен!» Но какие-то трения в команде, конечно, существовали. А вы думаете, их сейчас не существует? Это же нормальные эмоции!

Итак, Липатов вывернул «штурвал» лоськовского ухода в сторону денег. Дескать, только они и стали причиной смены клуба одним из лучших футболистов в его истории. А с тренером никакого конфликта не было и быть не могло.

Бышовец эту тему подхватил. Вообще-то он на лоськовско-евсеевскую тему вплоть до конца сезона подробно не высказывался, но на встрече в редакции «Советского спорта» заявил следующее:

– Как я понял, Лосъков выбрал себе определенные условия в новом клубе. Вот и все. У меня как у тренера выбора не было – я должен ориентироваться на игроков, которых интересуют не столько деньги, сколько победы. ‹Рутболистам я всегда объясняю: победы сами по себе являются гарантией благополучного будущего. А когда ты хочешь только денег, не факт, что ты их получишь.

– Уход Лоськова в «Сатурн» – это бизнес-решение самого Дмитрия, а не ваше тренерское?

– Я не могу это комментировать, поскольку решение о расставании принималось советом директоров клуба без меня.

И все же – разногласия с тренером или условия контракта стали главной причиной ухода Лоськова из «Локомотива»? Пусть каждый, услышав все мнения, решает сам. Лично мне кажется, что со стороны клуба в любом случае было некрасиво выносить финансовую тему на общее обозрение. Слишком много сделал Лоськов для «Локо», чтобы с ним нельзя было попрощаться более цивилизованным и красивым способом. Если вообще в этом прощании была необходимость…

Липатов решил все свести к «золотому тельцу». Что ж, его право. Возможно, он, бизнесмен, привыкший мыслить в первую очередь сугубо практическими категориями, действительно так думает. Но дальнейшие события покажут, что на болельщиков эти откровения председателя совета директоров оказали эффект, противоположный ожидаемому. Яростная поддержка Лоськова – даже в ущерб «Локомотиву»! – во время матча с «Сатурном» в Черкизове четко продемонстрирует, чью сторону взяли фанаты. Банальным рвачом капитана выставить не удалось.

После окончания сезона сам Лоськов в интервью Юрию Голышаку и Александру Кружкову для «Спорт-Экспресса» внес ряд еще очень важных штрихов во всю эту отнюдь не романтическую историю.

– Для меня самого было лучше уйти. Если тренер утверждает, что я ему не нужен и до конца сезона он намерен держать меня в дубле, -мне-то это зачем? Ради зарплаты? Это были бы потерянные полгода.

– В «Локомотиве» пытались объяснить ваш уход требованием повысить зарплату вдвое.

– Могу рассказать, как все происходило. Весной, перед сезоном, встретились с начальством. «Мы с тобой подпишем новый контракт, -говорят. -Зарплата будет увеличена вдвое». Присутствовали при этом разговоре Бышовец с Липатовым. Прошло какое-то время, и мне сказали уже другие слова: «Пока ничего подписывать не станем. Полгода будем платить тебе зарплату по прежнему контракту, а дальше подумаем, заключать ли новый. Но если хочешь уйти – пожалуйста. За твои заслуги перед "Локомотивом " можем летом отпустить. За два миллиона…» Вскоре пришел факс из Казани – «Рубин» готов был заплатить эти деньги. Начал я собирать чемодан. И вдруг возник вариант с «Сатурном». Все решилось буквально за три часа.

– Давайте представим ситуацию: меняется тренер в «Локомотиве». Приходит новый и говорит «Сатурну» – спасибо, заберите назад ваши миллионы и верните нам капитана. Как отреагировали бы?

– Уверен, что такого не будет. В «Локомотиве» и без меня хорошая команда. Да и если бы руководство хотело, меня бы оставили.

Что же мы имеем? Лоськов заявляет, что новый контракт с «Локомотивом» на его условиях ему пообещали -но потом взяли свои слова обратно. А также что не «Сатурн» предложил два миллиона, а «Локомотив» выставил такую сумму отступных. И, наконец, что если бы руководство железнодорожников хотело, то оставило бы его в команде.

Липатов утверждает, что это Лоськов требовал удвоения суммы контракта, а клуб на это не пошел. И что «Локомотив» при необходимости готов был расстаться с капитаном и бесплатно. А игрок сам сделал свой выбор…

Правду знают только три человека, присутствовавшие на переговорах в начале сезона, – Лоськов, Липатов и Бышовец. Вам же, уважаемый читатель, остается выбрать того, кто симпатичнее, – и поверить ему на слово.

А противоположной стороне – соответственно, не поверить.

Свой взгляд на описанную выше ситуацию – у Давида Шагиняна.

– Не сомневаюсь: Лосъкова, как и Евсеева, убрали не без помощи руководства клуба. Это было одной из их задач – омолодить команду. Но это – опять же от непонимания футбола, от невозможности здраво оценить, от кого они избавляются. Лоськов – это легенда «Локомотива». Человек, каких в футболе единицы. В конце сезона 2006 года мы с Валерием Николаевичем, наоборот, обсуждали, чтобы следующий год сделать «годом Лосъкова». Сделать так, чтобы о его уникальности как можно больше писали, приводили в пример молодым. Потому что юные игроки в клубе должны расти на каких-то настоящих ценностях. Новое руководство решило иначе. Бышовец не мог убрать Лосъкова без Липатова. Тренера просто выставили в этой ситуации крайним.

Лоськов заключил с «Сатурном» контракт на три года. Удивительно, что на стороне капитана оценили намного выше, а перспективы его – втрое дольше, чем в родном клубе.

Достойной замены плеймейкеру и капитану пока так и не нашли. На роль мозга команды в межсезонье-2008 взяли из «Крыльев Советов» Муджири – неплохого, но отнюдь не блестящего игрока, которому к тому же 30 лет. И это -омоложение? Капитаном же стал действительно игрок молодой – Динияр Билялетдинов.

С ним я в нынешнем январе поговорил и на эту тему.

– Насколько комфортно вам было принимать у Лосъкова капитанскую повязку?

– Если честно, никакого комфорта не было. Не понимал, зачем это нужно, недоумевал, почему именно я. Рассчитывал на Гуренко, но он сказал: «Динияр, надевай повязку». И сам Лось заявил то же самое, причем в довольно жесткой форме. Это был выездной матч с «Сатурном». «Выводи команду и смотрите там не чудите, не надо никаких фокусов», – сказал он.

– К Бышовцу вы стали относиться иначе после расставания с Лоськовым?

– Не знаю, какие разговоры состоялись уБышовца сначала с Евсеевым, а затем с Лоськовым, из-за чего возникли конфликты. Мне кажется, если точек соприкосновения не нашлось, виноваты обе стороны. Но естественно, что когда подобным образом обставляется расставание с такими людьми, отношение к тренеру меняется со стороны и болельщиков, и друзей команды, и некоторых игроков. Бесследно такие вещи не проходят. Виноват оказывается тренер.

– Насколько это справедливо?

– Не берусь рассуждать, потому что не знаю, чем в действительности руководствовались обе стороны. Возможно, для Димы уход в «Сатурн» стал оптимальным выходом, он говорит, что чувствует там себя нормально. Евсеев оказался там же более сложным путем. Никто не запихивал их туда насильно. И все оке не думаю, что они ушли вовремя. Оба могли бы еще ой-ой-ой как пригодиться «Локомотиву». Но это жизнь.

– Как проходили выборы капитана?

– На базу приехали Липатов и кто-то еще. Раздали листочки, провели голосование. Но я уже понимал, что капитаном быть мне. Команда так была настроена.

– А почему Гуренко отказался?

– Думаю, в знак солидарности с Лосем. Это моя версия. Нельзя заставлять кого-то быть капитаном. Но если люди тебе уже доверили, отказываться, полагаю, тоже нельзя. И я согласился.

Почему Билялетдинов понимал, что капитаном быть ему, мне удалось выяснить у одного из игроков, пожелавшего остаться неназванным. Накануне выборов футболисты узнали, что Липатов планирует сделать капитаном своего любимчика Эмира Спахича.

О том, почему россиянам из «Локо» такой вариант развития событий не мог привидеться и в страшном сне, мы еще поговорим. Суть же рассказа моего собеседника была в том, что, получив эту новость, все локомотивцы-нелегионеры провели «летучку» и постановили: голосовать будем за Билялетдинова.

Но почему же отказался опытнейший Сергей Гуренко? Мы побеседовали с ним самим об этом в январе на сборе в Турции.

– Почему после ухода Дмитрия Лоськова капитаном команды стали не вы?

– У меня не было такого желания. Прекрасно понимал, что в любой момент точно так же могу уйти, а настоящий капитан не должен выбираться, допустим, на полгода. Тогда ведь у меня даже контракта на следующий сезон не было. Капитан должен выбираться на годы, должен мужать, взрослеть с командой. Считаю, что Динияр Билялетдинов на сегодняшний день – самая достойная кандидатура на эту роль.

– Тем не менее он сам говорил, что эта ноша оказалась для него очень тяжелой.

– Это нормально. Не знаю человека, который, став в таком возрасте капитаном, был бы к этому готов. Мы, ребята постарше, должны ему в этом деле помочь. Повлияло на Динияра и то, что творилось в это время в команде. Если бы в ней был порядок, Билялетдинову было бы гораздо легче. Думаю, что за этот год он основательно возмужал. А я… Я всегда был игроком со своим мнением – даже без капитанской повязки. Меня такое положение вполне устраивает.

Летом, во время периода дозаявок, возник вариант с переходом в «Рубин». Все то, что происходило в команде, наложило на мое настроение отпечаток. Возник психологический стресс, плюс уход Димы Лоськова… Честно говоря, подумывал сменить обстановку. Переговорил с Юрием Павловичем, с акционерами. Они все сказали: мы на тебя рассчитываем, ты нам нужен. И все-таки подписал контракт еще на год.

– Глядя на Лоськова, который в Турции не раз приходил к вам в гости, какие чувства испытываете?

– Конечно, Димы не хватает! Уверен, он помог бы и в прошлом году, и сейчас. Не так много есть футболистов, которые бегают с двумя глазами на затылке.

– А как же разговоры, что-де он уже не тот, и скорость у него упала, и замедляет он уже игру?

– У него никогда особой скорости не было, зато было совсем другое. Проблемы в прошлом сезоне у Димы тоже, считаю, возникли из-за психологического надлома. Это шло от головы, а не от плохой формы. При Муслине он почему-то носился, отдавал, забивал. И вдруг – бах! – и все пропало? Так не бывает. Мы – зависимые люди. Зависимые от команды.

– Приятно, что с Лоськовым, в отличие от прошлого года, можно не таясь посидеть и пообщаться в холле отеля?

– По-другому и не может быть. А в прошлом году, думаю, Диме самому было бы неприятно появиться в команде.

– В одном из интервью Лоськова промелькнула мысль: мол, ситуацией с Евсеевым нас проверяли на «вшивость», и когда команда не стала его отстаивать, Бышовец понял, что с ветеранами можно расправляться поодиночке.

– Кто-то посчитает меня неправым, но думаю вот как. Все мы, футболисты, рано или поздно уйдем. Руководители клуба посчитают, что надо освежить команду, и нам в ней уже не место. И если при каждом таком случае команда будет вставать и говорить: «Нет, он должен остаться!» - начнется бардак.

Обычная история: приходит новый тренер и говорит: «Этого футболиста в своей команде не вижу». Если в ответ команда примется восставать, результата никогда не будет. По моему личному мнению, демонстрации в таких случаях делу не помогут и ничего не решат. Проблема не в уходе Евсеева или Лоськова – все мы в конце концов уйдем. Проблема в том, как это происходит, как прощаются с людьми, которые столько сделали для клуба. А дебоши и смуты к добру не ведут.

Зимой 2008 года Лоськов и «Локомотив» на моих глазах… воссоединились. Нет, конечно, экс-капитан не вернулся в команду – это было невозможно. Но в один из вечеров он приехал в расположение своего бывшего клуба. Его тут же окружило полкоманды, и вплоть до отбоя они общались, смеялись, что-то обсуждали…

Через пару дней я спросил Дмитрия Сычева:

–  В прошлом году, думаю, Лоськову после ухода из команды и в голову бы не пришло приехать в расположение «Локомотива». Так?

– Естественно. Как и Евсееву (Вадим также приезжал к «Локо» двумя днями ранее. – Прим. И. Р.).

– С Лоськовым команда на днях общалась аж до 11 вечера.

– Так ведь столько времени человек в «Локомотиве» играл! Душа команды, компании. Невозможно его вычеркнуть, отрезать. Мы продолжаем переживать за него и думать о нем так, как будто он остается частью коллектива. Странно и противоестественно, что Дима носит теперь другую футболку. Разговариваешь с ним и ловишь себя на мысли: вот же он, сидит рядом, как он может играть где-то еще? Но форма - другая…

– Если бы в силах Рахимова было его вернуть, по-вашему, это произошло бы?

– Думаю, да.

Косвенно подтвердил мне это и сам новый главный тренер «Локо». В конце сбора я задавал ему вопросы болельщиков, присланные на мой блог в рамках интернет-портала «СЭ» (blog.sport-express.ru/users/rabmer/). Один из вопросов звучал так:

–  Жалеете ли вы, что в вашем распоряжении нет Лоськова?

Рахимов ответил: «Дима – очень хороший футболист и многое сделал для "Локомотива ". Так случилось, что он ушел из клуба, но, конечно же, такой футболист никогда не помешает и всегда может помочь команде».

Прямо сказать: да, мол, жалею – тренер не мог. Это могло бы быть воспринято как жалоба. Но необходимость Лоськова «Локомотиву» Рахимов без обиняков подтвердил…

…Мало кто сомневался, что Черкизово встретит их именно так. Дмитрий Лоськов и Вадим Евсеев остаются для болельщиков «Локомотива» олицетворениями золотого века красно-зеленых – и бурная овация, которой фанатская Южная трибуна встретила объявление фамилий новоиспеченных игроков «Сатурна», стала лишним тому подтверждением.

Лоськову же был подготовлен и вовсе царский прием. Перед стартовым свистком фаны развернули (и весьма, надо сказать, похожий) портрет полузащитника с чемпионским кубком в руках, сверху и снизу от которого в двух длиннющих строках были прописаны все достижения экс-капитана «Локо». Не были, правда, упомянуты два выхода из группы Лиги чемпионов. А ведь трудно забыть, к примеру, победу в Стамбуле над «Галатасараем», когда Лоськов с Евсеевым не посчитались с лозунгом тамошних уль-трас: «Добро пожаловать в ад!» – и забили оба локомотивских гола…

В 2007-м «Локомотив», прочно осевший в середине таблицы, мог о таком только мечтать. Вот в конфликте между недавними лидерами и тренером болельщики и выбрали первых. Вот и скандировали: «Дмитрий Лоськов!» вплоть до стартового свистка (сразу вспомнилось аналогичное спартаковское «Тихонов навсегда»). Вот и аплодировали Лоськову – пусть не все, но многие – после забитого в ворота их любимой команды пенальти. Кстати говоря, крайне сомнительного.

Этот пенальти, эту радость Лоськова и эти аплодисменты собственных фанатов Бышовец запомнит надолго…

Во время предматчевой разминки за полчаса до игры Лоськова и Евсеева окружили бывшие партнеры по команде. Хлопали по плечам, обнимали, о чем-то спрашивали… Самедов с облегчением вздыхал, узнав, что Евсеев будет играть не на его фланге. Ведь Лоськов к тому времени уже успел всех застращать: «Шипы у Вадика уже готовы». А Вадик, который проводил свою первую игру за «Сатурн», добровольно поселился на тренировочной базе – чтобы получше подготовиться к игре – за пять дней. При том, что предматчевый сбор начинался за день…

Заряженность экс-железнодорожников на бой стала очевидна уже на первых минутах. За считанные секунды Евсеев в жестком подкате отобрал мяч у Янбаева, а потом Лоськов сфолил на своем преемнике на посту капитана -Билялетдинове. Причем накладка, которую сделал бывшему партнеру Лоськов, была настолько жесткой, что Биля-летдинов, рассказывают, крикнул ему: «Ты что делаешь?» У Бышовца в тот момент возникло недоброе чувство: эти волки наших волчат загрызут… Вскоре Евсеев, толкнув Сычева, получил желтую карточку. А Лоськова, столько раз отбирающего мяч в жестких стыках, я не видел, наверное, ни разу за карьеру.

В начале матча казалось, что «Локомотив» готов к большим делам – он создал, но и упустил, два голевых момента. Но первая же серьезная контратака «Сатурна» на 23-й минуте оказалась для хозяев фатальной. И кто был ее зачинателем? Конечно, Лоськов! Фирменным длинным пасом он «вырезал» мяч на ход Чеснаускису – и спустя несколько секунд Кириченко был сбит в штрафной «Локо». Пенальти судья Тимофеев назначил без колебаний, и игроки «Локомотива» особо не возмущались: этот 11-метровый был бесспорным. Кириченко не оставил Пелиццоли ни шанса.

– Лоськов - футболист, обладающий интеллектуальным потенциалом, которым нельзя разбрасываться, -скажет после матча Гаджи Гаджиев. – Таких игроков немного -ив России, и за ее пределами. Главная причина, почему «Сатурн» приобрел Лоськова – его футбольный интеллект.

Спустя девять минут настало время второго пенальти. На сей раз – откровенно притянутого за уши. Тут уже атаковать Тимофеева принялась половина «Локомотива», и Южная трибуна откликнулась: «Судья – убийца!» Тем не менее Лоськову, которому партнеры предложили пробить пенальти, и тот спокойно отправил мяч в нижний угол, фанаты при объявлении автора гола похлопали.

Эта овация, тем более после «левого» пенальти, вызвала потом немало споров среди болельщиков, да и игроков тоже. Билялетдинов, например, такого поведения фанатов не понял, сказав мне во время январского сбора 2008 года в турецком Гейнуке:

– Мы вправе ждать, что наши поклонники будут за нас болеть. Приветствую шуточные баннеры, очень здорово получилось на матче с «Крыльями», когда вся трибуна демонстративно читала газеты. Но когда выходишь на матч, и тебе свистят, а сопернику аплодируют…

Сергей Гуренко, с которым мы пообщались в те же дни, придерживается другой точки зрения.

–  Как отнеслись к поддержке в адрес его и Евсеева со стороны болельщиков «Локо» во время матча в Черкизове? Огромный портрет Лоськова, куча баннеров…

– Это говорит о том, что у нас хорошие болельщики. Они помнят людей, которые отдали свои лучшие годы этой команде и принесли ей самые значимые победы. Как они должны были отреагировать на такую ситуацию?!

– Некоторые игроки и фаны считают иначе. Мол, Лоськов с Евсеевым представляли соперника «Локомотива», и, поддержав их, авторы баннеров выступили против родного клуба.

– Не согласен. Лоськов с Евсеевым для болельщиков «Локомотива» останутся своими навсегда, и ничего зазорного в их поведении во время того матча не вижу.

После матча разъяренный Бышовец зашел в пресс-центр лишь для того, чтобы сделать короткое заявление – после которого, не дожидаясь вопросов журналистов, покинул зал. Звучало оно так:

– Успех и слава проверяются ценой достигнутого. Цена сегодняшнего матча, считаю, - позор, который устроил судья. Он сломал нашей команде всю игру. Можно ведь было еще дать пенальти за снос Осазе (Одемвингие. -Прим. И. Р.), и Кински ударил в лицо Ивановича… Жаль, что мы сегодня проиграли, но к этому надо было быть готовым. И я был к этому готов.

Эмоциональность Бышовца можно было понять. Но игра-то у «Локомотива» рассыпалась не после второго, а после первого пенальти! В 9-минутном промежутке между ними «Сатурн» мог забить еще дважды. Первый гол хозяев морально раздавил – что, видимо, и учла впоследствии экспертно-судейская комиссия, отказавшаяся выставлять арбитру Тимофееву неудовлетворительную оценку. На том основании, что на результат матча-де второй пенальти не повлиял. Логика, конечно, странная – останься счет 0:1, и у «Локо» шансов его сравнять было бы куда больше, чем при 0:2.

Но такой вот он удивительный, наш футбол…

С другой стороны, разве счет 0:2 на своем поле – смертелен? Разве с «Крыльями» команда Бышовца не превратила его в 5:2, а со «Спартаком» – в 4:3? А у «Локомотива» за все оставшееся время – почти полтора тайма – был всего один момент.

«Позором» было не только и не столько судейство Тимофеева. «Позором» было восьмое поражение в чемпионате при едва ли не лучшем (а по мнению Филатова, Лоськова и Овчинникова, так и вовсе лучшем) в стране составе. «Позором» было то, что после первого же пропущенного гола команда бросила играть.

В концовке первого тайма Евсеев выбрасывал мяч из-за боковой линии прямо напротив скамейки «Локомотива». Такого момента он упустить не мог. Повернувшись к Бышовцу, он бросил ему: «Ну что, обос…лись?!» После игры последует продолжение…

На перерыв Лоськов уходил, ведя дружескую беседу с Асатиани, Самедовым и Спахичем. Не верилось, что они -по разные стороны баррикад.

Когда на 79-й минуте Немов заменил Лоськова, Южная трибуна «Локо» проводила экс-капитана овацией и распеванием фамилии. А что началось после финального свистка!

Для затравки Евсеев в центре поля исполнил какой-то аборигенский танец. Лоськов, поаплодировав сначала сатурновскому сектору, затем, к ликованию болельщиков «Локо», пошел к Южной трибуне. Обнявшись со всеми бывшими партнерами, экс-капитан отсалютовал красно-зеленой торсиде. Но, будучи человеком сдержанным, сделал это спокойно. В отличие от Евсеева. Тот совершил забег вдоль трибун, который в разговоре со мной сам позже назовет «кругом почета». А по пути в пояс кланялся каждому сектору. И трибуны запели: «Ва-адим Евсеев!»

«Я должен был с ними попрощаться!» – заявил позже Евсеев. А болельщики «Локо», приветствуя его и Лоськова, прощались со своим золотым прошлым. Будущее оставалось в тумане.

А Вадим тем временем не желал успокаиваться. Уже в коридоре, ведущем к раздевалкам, он прорычал в адрес Бышовца грозное: «Со…ть!»

И тут неожиданно повел себя главный тренер «Локомотива».

–  В вашей раздевалке это хорошо было слышно? -спросил Дмитрия Сычева в интервью журналу «РгоСпорт» мой коллега Роман Трушечкин.

– Ха-ха, да, хорошо. Но он это кричал не всему «Локомотиву», а одному человеку. Потом Анатолий Федорович зашел в раздевалку и спросил: «Слышите? Думаете, это он мне кричит? Нет, это он вам». Но мы-то понимали, что Еве кричит ему. Потом с Вадиком разок встретились, и он подтвердил: мы все правильно думали. Такая вот неприязнь у него к Бышовцу.

–  Говорили, что не все игроки это поняли и жутко обиделись на Евсеева.

– Да нет! Мы знаем Вадика много лет как доброго и отзывчивого человека. Который не способен сказать такое тому, с кем долгие годы ел один хлеб.

Нет сомнений, что Лоськову с Евсеевым хотелось не только обыграть «Локо» в очной встрече, но и занять вместе с «Сатурном» более высокое место в итоговой таблице чемпионата-2007. И им это удалось: подмосковный клуб впервые в своей истории поднялся на пятую строчку, железнодорожники стали седьмыми. Хуже результата за всю постсоветскую историю эта команда не показывала…

В завершение рассказа о том удивительном матче приведу рассказ Александра Удальцова, который выходит далеко за рамки поединка «Локо» – «Сатурн». Отношение не только пресс-атташе, но и большой группы старых работников клуба к Бышовцу выражено в нем весьма ясно.

– Поднимаемся с Анатолием Федоровичем после матча с «Сатурном» с пресс-конференции к раздевалкам, и он говорит: «Александр, а вам не кажется, что, когда соперники после игры обнимаются, это выглядит немного странно?» Отвечаю: «Рауль с Фигу тоже обнимались после матча "Реал " - "Барселона "». Бышовец многозначительно заметил: «Нет, это немного разные вещи».

Он во всем видел подвох, а в каждом человеке – заговорщика. Вначале, когда он искал моего расположения, я слышал от него такие фразы: «Александр, вам есть чему у меня поучиться. Держитесь меня - и все будет хорошо». А потом он заговорил в разных кабинетах обо мне уже по-другому. По его мнению, я с подачи Семина каждый день настраивал против него прессу и подговаривал журналистов, чтобы они писали о Бышовце гадости. А еще один работник клуба – Овчинников – опять же по инициативе Семина подговаривал всех ветеранов команды «сдавать» игры – и тогда Бышовца уберут.

После очередного домашнего проигрыша в середине сезона он пошел к Липатову: «Я в таких условиях работать не могу!» Потребовал, чтобы нас с Овчинниковым уволили. Красновский вызвал Босса и сказал: «Мы знаем, чем ты там занимаешься. Еще ветеранов будешь подговаривать – мы с тобой вопросы по-другому будем решать». Только Семин нас тогда и смог отстоять.

Но больше всего мне жалко ребят, которым приходилось общаться с Бышовцем каждый день. Не может нормальный человек терпеть, когда живет как в тюрьме. Когда до такой степени боится быть подслушанным помощниками главного тренера, что во время любого телефонного разговора включает душ. С Маминовым ведь так и произошло: на предсезонке он разговаривал по телефону, и черт его дернул сказать: «У Муслина тренировки интереснее были». И вплоть до осени претендентом на место в составе Володя быть перестал.

Из всех помощников Бышовца только один был нормальный – Валерий Клейменов, тренер вратарей. Когда всю их бригаду уволили, он позвонил Бышовцу и спросил, как ему быть дальше. Анатолий Федорович ответил: «Вот вы там общались со своими друзьями-футболистами, дальше и общайтесь. До свидания». А все общение заключалось в том, что игроки именно к Клейменову подходили и спрашивали, во сколько завтра тренировка. Не к самому же Бышовцу или Лютому подходить! Одно только для игроков было хорошее в Бышовце – премиальные…

Не собираюсь ни соглашаться во всем с пресс-атташе клуба, ни опровергать его. Цитирую его как очевидца многого из того, что происходило в команде.

В общем-то его свидетельства мало отличаются от того, что говорят Лоськов или Евсеев. Противоположную точку зрения в своем впечатляющем монологе на страницах этой книги представляет сам Бышовец.

Кому верить – решайте сами.

Теги: ФК Локомотив Москва, становление, история.

    Загрузка...

    Полное библиографическое описание

    Рабинер Игорь — Глава 9 // "Локомотив", который мы потеряли. - 2008.Глава 9.

    Посмотреть полное описание