Новички-хоккеисты

Глава 10

Автор:
Янг Скотт
Источник:
Издательство:
Глава:
Глава 10
Виды спорта:
Хоккей
Рубрики:
Детско-юношеский спорт
Регионы:
КАНАДА
Рассказать|
Аннотация

Доктор Дартнелл стянул с Пита ботинок, достал из чемоданчика ножницы, до колена разрезал пропитавшийся кровью чулок и с серьезным видом принялся осматривать рану. Она была около двух дюймов длиной, глубокая и рваная. – Больно? – взглянул он на пострадавшего… – Не очень. Только когда я ступаю на

Глава 10

Доктор Дартнелл стянул с Пита ботинок, достал из чемоданчика ножницы, до колена разрезал пропитавшийся кровью чулок и с серьезным видом принялся осматривать рану. Она была около двух дюймов длиной, глубокая и рваная.

– Больно? – взглянул он на пострадавшего…

– Не очень. Только когда я ступаю на ногу.

Лоуренс хотел было пойти наверх, продолжать игру, но доктор задержал его:

– Скажи Тэрнеру, что я отвезу Гордона в больницу. Ему нужно наложить швы. Пусть звонит туда.

Толстяк со страдальческим видом смотрел на Пита.

– Не тревожься, сынок. Ногу мы ему не отрежем, – пошутил доктор. – Через две недели будет в порядке.

– Через две недели?! – простонал Толстяк.

– Рана глубокая, – пояснил доктор. – Здорово тебя зацепили коньком. Кто это сделал?

– Случайно, – качнул головой Пит.

Доктор Дартнелл забинтовал ногу. Толстяк помог Питу надеть пальто и собрал его вещи, чтобы Пит переоделся после того, как в госпитале ему наложат швы.

Толстяк нес вещи Пита, доктор поддерживал его под руку, и они медленно побрели по лестнице в вестибюль. И тут Пит осознал все, что с ним произошло. Проклятие! И надо же случиться такому, как раз когда он обрел форму! И все-таки, хотя мучительно ныла нога, хотя разбирала досада, что он вышел из строя, ему было хорошо, когда он вспоминал слова Де-Гручи. Не потому, что ему было очень уж важно, что думает о нем Вик, но, во всяком случае, было приятно. Черт побери, он не мог объяснить этого даже самому себе! Достаточно того, что во время игры он старался изо всех сил и играл хорошо, и его усилия были замечены.

Скорей бы только зажила нога.

Толстяк, убежавший куда-то, догнал их у выхода.

– По-прежнему 1:1, – сообщил он. – Может быть, мы все же одолеем их…

Пит тяжело вдыхал морозный воздух, боль накатывалась на него волнами.

– Печка в моей машине не работает, – сказал доктор. – Тебе будет холодно. Возьмем такси.

Он подозвал такси, помог Питу усесться на переднее сиденье, сел сзади и, забрав у Толстяка вещи Пита, попросил шофера включить отопление.

– Ты хорошо играл сегодня, Пит, – торопливо произнес Толстяк. – Скорее поправляйся.

Де-Гручи, а теперь Толстяк… Забавно, как одна игра может все переменить. Такси круто развернулось, и Пит увидел выбежавшую на улицу Сару и Толстяка, который подошел к ней. Толстяк ей расскажет все, что случилось.

Но лишь значительно позднее сам Пит понял, что же все-таки случилось. На следующее утро он прослушал по радио репортаж: «Команда Северо-Западной школы неожиданно рухнула после того, как Пит выбыл из игры; сенджонцам трижды удалось добиться успеха, и они победили со счетом 4:1». За завтраком Пит подробно рассказал, как в госпитале под местным наркозом ему наложили шесть швов. Вчера вечером, когда отец привез его домой, он был слишком утомлен, чтобы говорить об этом.

Задребезжал звонок телефона. Подошла Сара.

– Пит, тебя.

Пит заковылял в прихожую.

– Я слушаю.

– Пит?

– Я.

– Говорит Элмер Мак-Миллан из училища Сен-Джона.

– Я не могу оторваться от тебя даже во время завтрака, – улыбнулся Пит.

Мак-Миллан фыркнул.

– Я звоню, чтобы узнать, как твоя нога, – смущенно произнес он.

– Ничего страшного. Правда, возможно, придется пропустить одну игру, но доктор обещал, что к двадцатому числу, когда мы встречаемся с командой Гордона Белла, я буду здоров.

– Мне очень жаль, что так получилось, – сказал Мак-Миллан. – То есть я хочу сказать, что я должен был играть против тебя, но я вовсе не хотел…

– Все в порядке. Все было по правилам, – перебил его Пит. -Мало ли что бывает. Просто несчастный случай. Забудь об этом…

– Спасибо. Я очень рад, что ты так говоришь.

– Но в следующий раз мы вас побьем, – сказал Пит.

Мак-Миллан будто не обратил внимания на эти слова, только сказал:

– Без тебя команду словно подменили… Ладно, не буду тебя задерживать. Я только хотел сказать, что очень жалею о случившемся.

– Спасибо, что позвонил, – сказал Пит. – Скоро увидимся.

– Пока.

После завтрака Пит перебрался в гостиную, с трудом ступая на больную ногу. Он лежал на диване и слушал радио, когда в дверь позвонили.

– Я открою! – крикнула Сара из кухни.

Из прихожей раздался ее удивленный голос:

– О, здравствуй…

– Здравствуй, – услышал Пит в ответ. – Как твой брат?

– Заходи, сам увидишь.

– Не могу. Некогда. По дороге завез Питу кое-что почитать, если он захочет. Скажи ему, чтобы скорее поправлялся.

Дверь захлопнулась. Сара вошла в гостиную с кипой газет.

– Толстяк? – спросил Пит.

Сара кивнула.

– Сунул мне эту кипу и убежал. – Она посмотрела на газеты. – Похоже, что комплект «Хоккейных известий» за всю зиму.

Несколько секунд Пит сидел молча. Он всего лишь постарался играть получше, и вот уже Толстяк переменился к нему… Он взял газеты и принялся листать их и разглядывать фотографии, пока не наткнулся на рассказы об играх команд высшей лиги.

Он углубился в чтение очерка о своем фаворите Теде Кеннеди из торонтских «Кленовых листьев», когда снова раздался звонок в дверь. Забывшись, он вскочил с дивана и тут же поморщился от боли; но раз уж он был на ногах, то заковылял в прихожую, открыл дверь и увидел Де-Гручи. Возле дома стоял небольшой крытый автофургон с надписью: «Бакалейные и мясные товары Де-Гручи». Вик был одет не так, как приходил в школу. На нем были толстые шерстяные штаны, заправленные в высокие сапоги, теплая куртка с меховым воротником, кожаные рукавицы и шапка с опущенными ушами.

– Вот здорово, ты уже на ногах! – смущенно произнес он.

– Заходи, – пригласил Пит.

Отряхнувшись от снега, Вик вошел в прихожую.

– Отец попросил развести заказы. Вот ехал мимо и решил проведать…

Из кухни, где она помогала матери мыть посуду после завтрака, вышла Сара, удивленно поздоровалась с Де-Гручи и пошла наверх.

– Судя по словам доктора, я выбыл недели на две, – сказал Пит;

Наступило неловкое молчание, затем Де-Гручи взялся за дверную ручку и посмотрел Питу в глаза.

– Когда ты вернешься, мы заиграем по-настоящему, – сказал он и торопливо вышел.

На следующей неделе в школе Пит обнаружил, что у него десятки друзей там, где, как ему до сих пор казалось, он не имел ни одного. Девочки приветливо улыбались ему, когда он, прихрамывая, проходил мимо. Во время завтрака в столовой к его столу подсаживались товарищи по команде. Учителя заботливо расспрашивали о самочувствии, и он снова и снова повторял, что с ним все скоро будет в порядке. Генри Белл специально стал приезжать в школу на своем драндулете, чтобы отвозить Пита домой. Но в среду, когда сняли швы, доктор все же не разрешил Питу участвовать в матче против команды школы Даниэля Мака.

В пятницу вечером, когда состоялся матч, мистер Гордон был простужен и не пошел на стадион. Миссис Гордон тоже осталась дома. Пит воспользовался машиной отца. Он вел ее сквозь мягко падающий снег. Сара сидела рядом. В вестибюле они встретили Спунского. Втроем они уселись в гуще шумливой, веселой, горластой толпы болельщиков. Через несколько минут к ним присоединился Пол Брабант – запасной вратарь команды северозападников.

– Теперь и ты понимаешь, что я чувствую, наблюдая отсюда за играми… – сказал он, обращаясь к Питу.

– Да, – отозвался Пит. – Конечно, обидно, что тебя не включают в состав,

Брабант пожал плечами.

– Паттерсону пришлось пройти через это в прошлом году. Придется и мне набраться терпения.

«У меня бы терпения не хватило», – подумал Пит. Но Пол еще только в десятом классе. Паттерсон учился в двенадцатом, последнем. Пока что не приходилось выбирать между ним и Брабантом, но Пит подумал, что когда Брабант в будущем году встанет в ворота, то будет вполне на месте, если хорошо потренируется этот сезон.

Да, Пит был не так терпелив, как Пол Брабант. Когда хоккеисты вышли на разминку, у него заныло под ложечкой от желания быть на льду вместе с ними. Он вспомнил все, что знал об игроках команды Даниэля Мака, что могло бы пригодиться, играй он сегодня против них.

Перемещения, вызванные отсутствием Пита, ощутились очень скоро. Ред вел игру двумя звеньями – Гарри Бертона и Пинчера Мартина, выпуская крайних нападающих из тройки Пита лишь в самые ответственные моменты трудного первого периода. Однако оба звена заметно устали, отражая натиск противника, и Ред был вынужден перевести защитника Рози Дюплесси на место центрфорварда в тройке Пита. Таким образом, у него осталось только три защитника.

Де-Гручи играл превосходно. Во время его первой атаки Рон Маклин в своей зоне применил против него силовой прием. Оба игрока упали, стук от их падения был слышен на самых верхних рядах. Но вот Маклин пошел в нападение, Де-Гручи встретил его тем же приемом, и до самого конца игры за стычками этой пары жадно следили трибуны. Когда они вступали в единоборство, зрители, как один, подымались с места. В середине периода Де-Гручи начал комбинацию, которую очень красиво завершил Бертон, выманив на себя вратаря. Но Маклин сквитал шайбу, пройдя из своей зоны сквозь заслон защитников к воротам Паттерсона. Первый период закончился вничью: 1:1.

Но во втором периоде все рухнуло. Де-Гручи был удален на две минуты за задержку игрока перед своими воротами, и, пока он отбывал наказание, даниэльмаковцы забили гол. К концу периода они уже вели со счетом 5:1. В третьем периоде северозападники отквитали две шайбы, но пропустили четыре. Игра закончилась со счетом 9:3 в пользу команды школы Даниэля Мака.

После короткого спора Сара, Билл и Пит решили остаться и посмотреть игру гордонбелловцев с сенджонцами, хотя были уверены в легкой победе последних. Однако они ошиблись. Команда школы Гордона Белла играла значительно лучше, чем в первой встрече с кельвинцами, и на последней минуте забила решающую шайбу, победив со счетом 3:2.

– А я-то надеялся, что гордонбелловцы не скоро найдут свою игру, – сказал Пит, когда они выходили со стадиона. – В этом случае мы могли бы их обыграть. Нам бы разок победить, и тогда у нас все пойдет хорошо.

– Может быть, мы все-таки побьем их? – предположил Спунский.

– Конечно, побьем! – подхватила Сара.

Они вышли на улицу. По-прежнему падал легкий снежок. Пит оставил машину в двух кварталах, от «Олимпика». Мальчики и девочки победоносных школ раскалывали вечернюю тишину воинственными кличами и песнями. Пит вдруг почему-то подумал о том, что Билл каждое утро встает до света, отправляется на холодный, едва освещенный стадион и в полном одиночестве учится там кататься на коньках.

– Когда ты встаешь?

– В пять утра.

– Твоя мама, конечно, в восторге! – усмехнулся Пит.

– Неужели она встает вместе с тобой? – спросила Сара.

Спунский погрустнел.

– Она бы, конечно, вставала, но она хворает…

– О, прости, я не знала! – воскликнула Сара. – Что с ней?

– Нервное расстройство. Наверное, из-за того, что ей пришлось пережить… Врачи говорят, что это накапливалось годами, а теперь, когда все наконец устроилось, наступила реакция…

Ребята молча шагали к машине. Вот ведь он какой, этот Билл Спунский, думал Пит… В новой, чужой стране, мать больная, а он лезет из кожи, чтобы научиться играть в хоккей. Ничего подобного не встречал… Не слушая протестов Билла, он отвез его до дома. Семья Спунских жила в нескольких кварталах от Гордонов, в старой части города, неподалеку от железнодорожных складов. Когда-то железнодорожная компания построила здесь для своих служащих двухэтажные дома. Все они были на один манер, с общими верандами, выходящими в крохотные палисадники, и уже давно были распроданы компанией.

– Вот и мой дом, – сказал Билл.

Хотя по своей архитектуре, вернее, отсутствию ее, дом был такой же, как и другие, он все же выделялся. Входная дверь была свежевыкрашена, дорожки очищены от снега, крыльцо и ступени подметены.

– Зайдем, – робко пригласил Билл. – Я познакомлю вас с отцом. И с мамой, если она не спит.

– Но ведь она больна…

– Если это удобно, – перебил сестру Пит, понимая, что Билл не пригласил бы их, если бы было нельзя. Он оставил машину у обочины, и они направились к крыльцу.

Билл распахнул перед ними дверь. Крохотная тесная прихожая была аккуратно прибрана. Дверь из нее вела в небольшую гостиную. Пит увидел высокого, худощавого мужчину, который, отложив в сторону книгу, поднялся из-за стола. Билл представил их своему отцу.

– Как мама? – спросил он.

– По-прежнему, – пожав плечами, произнес мистер Спунский.

Сверху донесся слабый голос.

– Зайди ко мне, Билли. И приведи своих друзей.

Втроем они поднялись по лестнице. Ступеньки, как и полы на втором этаже, были недавно выкрашены. Они вошли в комнату, почти целиком занятую широкой двуспальной кроватью, в которой лежала бледная, изможденная женщина.

– Сара и Пит? – со слабой улыбкой проговорила она. – Билл рассказывал мне про вас…

Они поздоровались, выразили сожаление, что она больна, и замолчали.

– Мы сегодня проиграли, мама, – нарушил молчание Билл.

– Очень жаль, – едва слышно отозвалась она. – Хорошо, что ты познакомил нас со своими друзьями. Иди угости их чем-нибудь. – Она выдавила на лице улыбку. – Приходите к нам почаще. Я скоро поправлюсь. Ох уж этот постельный режим…

Они тихо вышли из спальни. Пит не мог позабыть выражение счастья, которое появилось на лице миссис Спунской, когда она увидела Билла и сказала, что рада познакомиться с его друзьями.

Мистер Спунский сварил кофе и приготовил сандвичи. Они уселись за стол. Сара и Пит чувствовали себя несколько скованно, но вскоре отец Билла помог им преодолеть неловкость.

Мистер Спунский – Пит не знал, называть ли его «мистером», или «профессором», или еще как-нибудь, – оказался очень милым и приветливым человеком. Он подшучивал над желанием сына стать спортсменом, рассказывал об университете и вскоре втянул брата и сестру в беседу о том, куда они хотят поступить после школы и почему.

– Я хочу стать юристом, – заявил Пит.

– А вы?

– А я пройти курс домоводства, – ответила Сара. Мистер Спунский добродушно рассмеялся:

– Чтобы стать хорошей женой? Похвально.

Час пролетел незаметно. По дороге домой Сара сказала:

– Очень приятные люди.

– Им, наверное, тяжело приходится, – задумчиво отозвался Пит.


На следующее утро за окном еще было темно, когда Пит проснулся и больше не мог заснуть, хотя спал всего пять или шесть часов. Он взглянул на светящийся циферблат будильника. Половина шестого. Билл, наверное, уже завтракает, торопясь на «Олимпик»… Еще с минуту Пит полежал, надеясь заснуть, но сон не приходил. Он поднялся, зажег свет и быстро оделся. Потрогал ногу. Ничего, решил он, если не напрягаться…

Перед «Олимпиком», не выходя из машины (он знал, что в помещении холодно), переобулся, надев коньки с ботинками. Велосипед Билла стоял прислоненный к стене у темного, безлюдного входа на стадион. Пит вышел из машины, захватив старую, видавшую виды клюшку – реликвию прошлых лет. Было зябко. Снег хрустел под ногами. Сам не зная почему, он очень волновался.

В гулкой пустоте стадиона Пит услышал глухие удары клюшкой о шайбу. Он прошел через вестибюль и тихо приоткрыл дверь, ведущую на ледяное поле.

Билл в шапке и свитере, заправив брюки в шерстяные чулки, неумело вел шайбу сквозь лабиринт бочонков, расставленных на льду. Он налетел на один из них, едва удержался на ногах, вновь подхватил шайбу, наехал на другой бочонок, пытаясь увернуться в самый последний момент, но упал и, тут же вскочив, пустился догонять шайбу.

У Пита сдавило горло. Спунский не замечал его. Часы пробили четверть седьмого. Сквозь верхние окна виднелось предрассветное небо со звездами. Билл бегал, падал, поднимался, вновь падал, пытаясь провести шайбу между бочонками. Недурная идея – расставить препятствия, чтобы научиться резким поворотам и умению держаться на коньках. Где только он достал эти бочки? Пит перекинул ногу через борт и встал на лед.

Он громко окликнул Билла и рассмеялся, увидев его изумление.

– А ну, Билл, вперед! – закричал он. – Тебе нужно кое-чему научиться! Пошли!

Несколькими минутами позже мальчики заметили двух мужчин, пришедших на стадион после Пита. Это был Ли Винсент из «Телеграммы» в сопровождении полусонного фотографа.

Теги: детям о спорте, художественная литература о спорте, книги о спорте.

    Загрузка...

    Полное библиографическое описание

    • Автор

      Первый автор
      Янг Скотт
    • Заглавие

      Основное
      Глава 10
    • Источник

      Заглавие
      Новички-хоккеисты
      Дата
      1988
      Обозначение и номер части
      Глава 10
    • Рубрики

      Предметная рубрика
      Детско-юношеский спорт
    • Языки текста

      Язык текста
      Русский
    • Электронный адрес

    Янг Скотт — Глава 10 // Новички-хоккеисты. - 1988.Глава 10.

    Посмотреть полное описание