00:00, 10 мая 2013, Книги

Государственное управление и автономная институализация в области спорта

§ 1.2. Понятия самоуправления, автономности и автономной институализации

Автор:
Понкина Алена Игоревна
Источник:
Издательство:
Глава:
§ 1.2. Понятия самоуправления, автономности и автономной институализации
Виды спорта:
Общеспортивная тематика
Рубрики:
Спортивное право
Регионы:
РОССИЯ, Москва
Рассказать|
Аннотация

Понятие самоуправления в нашей концепции интерпретируется как деятельностная составляющая автономной институализации в этой области, в свою очередь, выступающей выражением автономности (автономии) спорта.

§ 1.2. Понятия самоуправления, автономности и автономной институализации

Понятие самоуправления в нашей концепции интерпретируется как деятельностная составляющая автономной институализации в этой области, в свою очередь, выступающей выражением автономности (автономии) спорта.

Термин «автономность»147 используется с разными значениями в различных социальных и правовых контекстах в правовой и других науках.

Известен ряд примеров, когда саморегулируемые социальные системы упорядочиваются автономно в соответствии с присущими им внутренними закономерностями развития148. Г.В. Мальцев отмечает тенденцию развития т.н. юридического плюрализма, когда в обществе наличествует «множество регулирующих субъектов, способных создавать автономные правовые системы, в разной мере зависимые или независимые от государства, его законов, подобные, например, церковному или каноническому праву, корпоративному праву, некогда существовавшим «праву общин», «праву самоуправляющихся городов» и т.д.»149. В условиях генезиса новых социальных институтов150 актуализируется вопрос об образе нормативного порядка, проектируемого для будущего в интересах личности, общества и государства151, об особенностях должного состояния «мира социальных институтов, глубокого и разностороннего, воплощающего социальный порядок»152, с учетом транзитивности регулятивных функций институтов153 в условиях «смешения институционального мира»154. При этом очень важно понять и соблюсти легитимность процесса образования социальных институтов155 и меру их автономности.

В праве автономность рассматривается применительно к личности, но чаще и более всего - применительно к социальному институту или к иным формам институализации.

Согласно интерпретации Г.В. Мальцева, социальный институт означает созданную на нормативной основе многоликую социальную структуру, некую сознательно сконструированную людьми устойчивую структуру, культурный артефакт и позитивное установление, развернутые в сторону регуляции и упорядочения массивов человеческого поведения156.

Соответственно, пишет Г.В. Мальцев, социальный порядок, на который направлены все виды и формы общественного регулирования, включая социально ориентированные формы психической регуляции человеческого поведения, представляет собой совокупность институционализированных структур, т.е. систему институтов, организованных на нормативной базе157.

Существенный интерес в этом смысле имеют объяснения различной природы разных порядков, предложенные Фридрихом Августом фон Хайеком, понимающим порядок в общем значении как «результат обдуманного упорядочивания»: «Авторитарная интерпретация концепции порядка целиком вытекает из убеждения, что порядок может быть создан только силами, находящимися вне системы (или «экзогенно»). Она не приложима к равновесию, устанавливающемуся изнутри (или «эндогенно») - такому, например, которое стремится объяснить общая теория рынка. Свойства подобного стихийного порядка во многих отношениях иные, чем у порядка устроенного. Только недавно. возникла особая дисциплина, занимающаяся так называемыми самоорганизующимися или самопорождающимися системами (кибернетика). Различение между порядком такого типа и порядком, созданным кем-то путем расстановки элементов общества по местам или управляя их движением, является непременным условием понимания как процессов, происходящих в обществе, так и всей социальной политики... Устроенный порядок, который мы уже обозначили как экзогенный, или принудительно упорядоченный, можно, кроме того, описать как конструкцию, как искусственный порядок или, особенно в случае управляемого социального порядка, как организацию. В свою очередь, возникший порядок, который мы назвали самопорождающимся, или эндогенным, на английском языке удобнее всего именовать spontaneous order (стихийным порядком)»158.

Термин «автономия» происходит от древнегреческого и состоит из слов «авто» (сам) и «номос» (закон). Перевод этой конструкции дословно означает «самостоятельный законодатель».

Впервые данный термин применялся греками к концепции полиса (города-государства). Так, город являлся автономным, если его жители устанавливали собственные законы и город не находился под контролем внешней власти159.

Таким образом, автономия означает управлять самим собой в соответствии с собственными законами или правилами. Концепция автономии используется во многих дисциплинах и может иметь различные значения в зависимости от обстоятельств.

Зачастую используются в качестве синонимов термины «автономия» и «самоуправление», но понятие автономии, как указывает Мария Аккрен, является гораздо более широким. Автономия подразумевает возможность действовать, обладая формальными и фактическими независимостью и самореферентностью в процессе принятия решений в отношении своей собственной политики, без каких-либо внешних воздействий. Государство может предоставлять возможности такой автономности университетам, городам, муниципальным образованиям и религиозным организациям. Такого рода автономия всегда подразумевает независимость именно от государства (от системы публичной власти) и описывает ограничение действий государства в отношении внутренних дел организаций. Автономия в настоящее время становится инструментом реформы демократизации государства, поскольку влечет за собой вертикальное распределение власти между различными сообществами, в которых государство организовывается. Автономия в данном случае является ответом на проблемы и социальные, культурные и политические вопросы, возникающие внутри государства160.

Также следует отличать автономность (во всяком случае -применительно к области спорта) от автаркии161 и автаркичности162.

Правовые условия, при которых организации имеют возможность функционировать автономно, являются предметом значительных расхождений во мнениях разных авторов. Бретт Г. Шарффс утверждает, что основными такими условиями являются:

1) «абсолютная» независимость субъекта (насколько это возможно),

2) взаимозависимость конкретных субъектов и 3) взаимная независимость конкретных субъектов. Первое условие основывается на «концепции абсолютной независимости», согласно которой ключевым условием возможности реализации автономии является свободное существование, независимое вообще от какого бы то ни было вмешательства со стороны. Второе условие автономии, взаимозависимость, предполагает, что автономия возможна только в контексте системы социальных структур, где каждая организация или учреждение имеет значительные обязательства перед другими, которые должны выполняться для того, чтобы другие имели возможность осуществлять свою деятельность автономно. Третье условие существования автономии основано на идеальной «независимой взаимозависимости», которая, с одной стороны, не требует отделения или изоляции организации, а с другой, требует гораздо больше независимого пространства, чем автономия, основанная только на взаимозависимости163.

Концепция индивидуальной автономии являлась центральной в европейской либерально-демократической и либерально-гуманистической мысли с конца XVIII века и определялась Иммануилом Кантом как основа человеческого достоинства. Иммануил Кант интерпретировал самоопределение как основу всех нравственных действий и как «высший принцип нравственности», одновременно указывая, что автономия не безгранична, будучи основанной на уважении также и автономии других людей и общества164.

Как пишет Т.В. Милушева, «государство имеет правовую природу и самоограничивается им же созданным правом, а принцип верховенства Закона выражает идею правового самоограничения государства. Пределы деятельности государственной власти формируются в результате её устойчивого взаимодействия с явлениями окружающей (природной и социальной) действительности (объективный аспект), а также деятельности властных субъектов в соответствии с целями и задачами общественного развития, ценностями и интересами (субъективный аспект)»165.

Как указывает Уве Шиманк, автономия социальных подсистем является одной из центральных тем теории социальной дифференциации, при этом существенной проблемой является концептуальная нечёткость понимания и интерпретации того, что же означает понятие «автономность» вообще166.

Как указывает Рут Лапидот, термин «автономия» употребляется для описания качества права на принятие решений или осуществление действий на своё усмотрение по некоторым вопросам167.

Согласно Мортимеру Селлерсу, концепция автономии имеет универсальное применение в целом, которое значительно различается в различных правовых системах и при различных обстоятельствах. Автономия в самом её простом и наиболее применяемом значении означает самоуправление: право государств, семей, объединений или отдельных индивидов устанавливать для себя собственные правила. Автономия обязательно предполагает некоторую степень самосдерживания носителем этой автономии своей свободы, но при этом автономия предполагает свободу как право не быть ограниченным со стороны государства или кого-либо ещё, за исключением постороннего вмешательства во благо общества в целом. Автономия является продуктом права, поскольку именно Закон определяет границы самоуправления действующих субъектов. Автономия является ожидаемым результатом законности, поскольку свобода является центральным элементом справедливости168.

Согласно Джону Коггону, автономия представляет собой концепцию, которая во многом обращается к социальной философии и философии права169.

Современное понимание автономии произошло от различения между внешним и внутренним правом на самоопределение170. Концепция правовой автономности относится к условиям, в которых индивид осуществляет свою деятельность. Такая автономия существует там, где индивиды (или иные субъекты) имеют возможность действовать достаточно свободно171.

Согласно подходу Мирты Муньис Кастийо, автономия касается способности выбирать и достигать. Индивиды реализуют свою автономность, когда полагаются на свои собственные суждения о том, как именно действовать, руководствуясь собственной, не попавшей под внешнее влияние, мотивацией. Автономия представляет собой особый вид свободы, которая заключается не в том, чтобы действовать исключительно соответственно собственным желаниям, а скорее в одобрении таких желаний соответственно самостоятельной их оценке. Таким образом, понятие автономии ближе к понятию свободы воли, чем к понятию свободы вообще. При этом понятие автономии не является тождественным понятию независимости. Базовая автономия требует определённого уровня компетенции и достижений в рамках человеческих возможностей, чтобы люди имели возможность участвовать в общественной жизни172.

Марк Веллер и Стивен Вульф, отмечая, что автономность представляет собой достаточно новое явление, оказавшееся после окончания «холодной войны» одним из действенных инструментов государственного строительства, определяют автономию как осуществление исключительной юрисдикции в различных областях политики173.

Можно отметить такие подходы к пониманию концепции автономии, как понимание автономии в качестве объёма полномочий по принятию решений, с одной стороны, и реализации соответствующей политики организации, с другой, а также понимание автономии как освобождения от ограничений (структурных, финансовых, правовых и иных) на реализацию полномочий организации по принятию решений. В первом случае автономия заключается в свободе действий, она представляет собой степень, в которой организация может самостоятельно принимать решения по вопросам, которые она находит важными. С такой точки зрения, объём организационной автономии определяется масштабами полномочий по принятию таких решений. Концепция управленческой и политической автономии делает акцент на потенциальной свободе действий, которую может иметь организация на том основании, что ей были делегированы полномочия по принятию решений. Соответственно, правовая автономия определяется степенью, в которой правовой статус организации препятствует правительству изменять полномочия организации по принятию решений или затрудняет такого рода вмешательство174.

В общем смысле, автономность (автономия) - это определённо установленная и закрепленная нормативно передача минимального количества нормативной и исполнительной власти самостоятельной, самоуправляемой и саморегулируемой единице.

В правовом понимании термин «автономность» обозначает, прежде всего, компетенцию и возможность устанавливать нормы для самого себя и своей сферы отношений; относительно объединений такое право относится к возможности разрабатывать собственные нормативные установления для них самих175.

Если говорить о традиционных подходах к автономии, то, как пишет Иви Хепбёрн, необходимо отметить, что не существует каких-либо общих условий, процедур или критериев для учреждения автономных единиц. Во внутригосударственном праве автономия означает самоуправление в государственных корпорациях и иных организациях, которым такая автономия делегирована государством для урегулирования и реализации их дел в соответствии с действующим законодательством176, либо самоуправление на «нижних» уровнях публичного управления (региональном и местном) -признание автономии конституцией в рамках государства как предоставления возможности внутреннего самоуправления региону, муниципалитету или группе лиц, тем самым признавая их частичную «независимость» от государства.

В политическом и правовом смысле автономия является частью самоуправления различных государственных организаций и учреждений177.

В международном праве автономия предполагает суверенную государственную независимость. В таком её понимании автономия либо присуща государству и относится к способности государства осуществлять власть, либо установлена в рамках договоренности с государством о передаче возможности определённой степени самоуправления его составным частям178.

Внутренняя регуляторная автономия государства включает в себя два аспекта: автономия в отношении политических целей, которые государство выбирает для достижения, а также автономия в отношении средств, которые выбирает государство для достижения указанных политических целей179.

Автономность сектора некоммерческих организаций гарантируется для того, чтобы создать сферу отношений, где реализуется частное видение общего блага и где ценности и интересы отдельных индивидов могут находить своё выражение помимо публичной власти180.

Говоря об автономности в праве, в качестве ключевого вопроса мы должны поставить вопрос о том, от чего же именно автономность имеется в виду, рассматривается в данном конкретном контексте.

В праве автономность (относительно исследуемых аспектов181) рассматривается в значении автономности от системы публичной власти (государственной власти и местного самоуправления).

Известно, что право не является единственным и исключительным регулятором общественных отношений, занимая определённое место в системе социальных норм, пусть и доминирующее.

При этом с публичным порядком сосуществуют и сложным образом взаимодействуют некоторые внеправовые нормативные порядки, и вопрос их корреляции является важным для цели настоящего исследования.

Как пишет Г.В. Мальцев, социальные нормы программируют человеческое поведение, устанавливают координационные и субординационные связи между действиями индивидов, коллективов, общественных групп, осуществляют социальный контроль в обществе. Кроме того, нормы необходимы человеку и социальной группе, чтобы адаптироваться в общественной среде, вжиться в нее, освоить её настолько, чтобы в том числе можно было воздействовать на эту среду, управлять ею через целенаправленные изменения. При помощи огромного множества разнообразных по виду и содержанию социальных норм можно создавать практически бесконечное число программ индивидуального и группового поведения, заменять неудачные формы деятельности лучшими, непрерывно совершенствовать стиль поведения и образ жизни общества182.

Известно, как минимум, два автономных внеправовых нормативных порядка, обладающих автономностью от системы публичной власти. Речь идет об автономных нормативных порядках в сфере спорта и в сфере деятельности религиозных объединений.

Кроме того, определённой автономностью обладает (во всяком случае - в европейских странах, в США, Канаде, Австралии, Новой Зеландии и ряде других государств) система университетского образования и деятельность университетов183. Ещё одним таким примером может быть обозначена область науки184. Об автономности следует вести речь и внутри системы публичной власти - в отношении местного самоуправления, автономного от государства185. Разумеется, во всех этих сферах будут свои особенности и объёмы возможностей и самостоятельности, определяемые автономностью этих сфер. Однако указанные вопросы выходят за пределы предмета настоящего исследования.

147 Понятия «автономность» и «автономия» в настоящем исследовании понимаются как синонимы.

148 Мальцев Г.В. Социальные основания права. - М.: Норма, 2007. - С. 6.

149 Там же. - С. 27.

150 Там же. - С. 462-463, 486.

151 Там же. - С. 27-28.

152 Там же. - С. 402.

153 Там же. - С. 441.

154 Там же. - С. 445.

155 Там же. - С. 462.

156 Мальцев Г.В. Социальные основания права. - М.: Норма, 2007. - С. 389, 390.

157 Там же. - С. 391.

158 Хайек, фон Ф.А. Право, законодательство и свобода: Современное понимание либеральных принципов справедливости и политики / Пер. с англ. Б. Пинскера и А. Кустарева под ред. А. Куряева. - М.: ИРИСЭН, 2006. - 644 с. - С. 54-55.

159 Scharffs B.G. The Autonomy of Church and State [Автономность церкви и государства] // Brigham Young University Law Review. - 2004. - № 4. - P. 12171348. - P. 1246-1247. <http://lawreview.byu.edu/archives/2004/4/3SCH-FIN.pdf>.

160 Ackren M. Conditions for Different Autonomy Regimes in the World: A Fuzzy-Set Application. - Abo: Abo Akademi University Press, 2009. - 228 p. - P. 11-13. <http://www.doria.fi/bitstream/handle/10024/47244/Ackren_Maria.pdf?sequence=3>.

161 Автаркия - система замкнутого воспроизводства обособленного сообщества определённого типа, с минимальной связью и зависимостью от обмена с внешней средой (Инновационная деятельность: Толковый словарь. 2-е изд., доп. / Отв. ред. В.И. Суслов. - Новосибирск, 2008). Под автаркией понимается ориентированность вовнутрь, на самого себя, на развитие без связей с другими субъектами или с минимизацией таких связей.

162 См.: Федоренко С.П. Государственно-правовая институционализация имперского принципа в современной России: Дис. ... канд. юридич. наук. - Ростов-на-Дону, 2006.

163 Scharffs B.G. The Autonomy of Church and State [Автономность церкви и государства] // Brigham Young University Law Review. - 2004. - № 4. - P. 12171348. - P. 1248.

164 Кант И. Основоположение к метафизике нравов Соч. Т. 3. - M., 1997.

165 Милушева Т.В. Пределы и ограничения государственной власти (теоретико-правовое исследование): Автореф. дис. ... докт. юридич. наук: 12.00.01. - Саратов, 2012. - 58 с. - С. 12-13.

166 Schimank U. Die Autonomie des Sports in der modernen Gesellschaft [Автономность спорта в современном обществе] // Teilsystemische Autonomie und politische Gesellschaftssteuerung. - Wiesbaden: VS Verlag fur Sozialwissenschaften, 2006. - S. 21 -31. - S. 21.

167 Lapidoth R. Autonomy: Flexible Solutions to Ethnic Conflict. - Washington: United States Institute of Peace Press, 1996. - P. 29.

168 Sellers M. Autonomy in the Law [Автономность в праве]. Vol. 1. - Dordrecht (The Netherlands): Springer, 2008. - 179 p. - P. 1-2.

169 Coggon J. Varied and principled understandings of autonomy in english law: justifiable inconsistency or blinkered moralism? // Health Care Analysis. - 2007. - № 15 (3). -P. 235-255. <http://mylaw2.law.usc.edu/centers/paccenter/assets/docs/JohnCoggon-Autonomy%20in%20English%20Law-%20MarkS.EhrenreichPrizeForHealthcareEthics.pdf>. -26 p. - P. 1.

170 Benedikter T. The World's Modern Autonomy Systems: Concepts and Experiences of Regional Territorial Autonomy / Institute of Minority Rights EURAC Research. - Bozen, 2009. - 305 p. - P. 20. <http://www.eurac.edu/en/research/institutes/imr/Documents/AutonomiesBenedikter09FINALFINAL.pdf>.

171 Allmark P.J. An aristotelian account of autonomy // Journal of value inquiry. - 2008. -№ 42 (1). - P. 41-53. <http://shura.shu.ac.uk/1369/1/An_Aristotelian_Account_of_Autonomy_JVE_Oct_06.pdf>.

172 Muniz Castillo M.R. Autonomy as a foundation for human development: A conceptual model to study individual autonomy // <http://www.capabilityapproach.com/pubs/Autonom y%20Muniz.pdf> - 18 p. - P. 1,2, 3, 8.

173 WellerM., Wolff S. Autonomy, Self Governance and Conflict Resolution. Innovative approaches to institutional design in divided societies. - New York: Roudedge, 2005. -243 p. - P. 1, 86.

174 Verhoest K., Peters G.B., Bouckaert G., Verschuere B. The study of organisational autonomy: a conceptual review // <http://soc.kuleuven.be/io/cost/act/pdf/20081014_PhD%20Training%20School/Dag%202/1%20verhoest%20et%20al%20autonomy%20conceptual.pdf>. -29 p. - P. 8, 9, 12, 13.

175 The Autonomy of Sport in Europe [Автономность спорта в Европе] / EOC EU Office // <http://www.euoffice.eurolympic.org/cms/?p=296&s=eoc_simplecontent&>.

176 Hepburn E. The New Politics of Autonomy. Territorial Strategies and the uses of European Integration by Political Parties in Scotland, Bavaria and Sardinia 1979-2005 / European University Institute. Department of Political and Social Sciences. - Florence, 2007. 269 p. P. 45. <http://cadmus.eui.eu/bitstream/handle/1814/6944/2007_04_Hepburn.pdf ?sequence=1>.

177 Cornell S.E. Autonomy and Conflict Ethnoterritoriality and Separatism in the South Caucasus - Cases in Georgia. Dissertation for the Degree of Doctor in Philosophy in Peace and Conflict Research / Uppsala University. - Uppsala, 2002. - 248 p. - P. 8.

178 Hepburn E. The New Politics of Autonomy. Territorial Strategies and the uses of European Integration by Political Parties in Scotland, Bavaria and Sardinia 1979-2005 / European University Institute. Department of Political and Social Sciences. - Florence, 2007. - 269 p. -P. 45. <http://cadmus.eui.eu/bitstream/handle/1814/6944/2007_04_Hepburn.pdf?sequence=1>

179 Verhoosel G. National Treatment and WTO Dispute Settlement: Adjudicating the Boundaries of Regulatory Autonomy. - Oxford: Hart Publishing, 2002. - 124 p. - P. 51.

180 Frumkin P. Balancing Public Accountability and Nonprofit Autonomy: Milestone Contracting in Oklahoma. Working Paper № 6 / Harvard University, The Kennedy School of Government, Hauser Center for Nonprofit Organizations. - Cambridge, 2001. - 41 p. - P. 3. <http://www.hks.harvard.edu/hauser/PDF_XLS/workingpapers/workingpaper_6.pdf>.

181 Некоторые исследователи выделяют и многие другие виды автономности, даже, к примеру, «бюрократическую автономность» (см.: Christensen J.G. Bureaucratic autonomy as a political asset // Politicians, Bureaucrats, and Administrative Reform / Ed. by B.G. Peters, J. Pierre. - London - New York: Routledge, 2001. - P. 119-131. -P. 120), но эти понятия и подходы не имеют отношения к предмету настоящего исследования.

182 Мальцев Г.В. Социальные основания права. - М.: Норма, 2007. - С. 514.

183 См.: Nybom T. University autonomy: a matter of political rhetoric? // The University in the Market / Ed. by L. Engwall, D. Weaire. - London: Portland Press Ltd, 2008. - P. 133141. <http://www.portlandpress.com/pp/books/online/univmark/084/0133/0840133.pdf>; Aghion P., Dewatripont M., Hoxby C., Mas-Colell A., Sapir A. The governance and performance of universities: evidence from Europe and the US // Economic Policy. -2010, January. - P. 7-59. <http://www.economic-policy.org/pdfs/free_articles/universities.pdf>; Felt U., Glanz M. University autonomy in Europe: changing paradigms in higher education policy. Special Case Studies: Decision-Making Structures and Human Resources Management in Finland, France, Greece, Hungary, Italy, The Netherlands, Spain and the United Kingdom / University of Vienna // <http://sciencestudies.univie.ac.at/fileadmin/user _upload/dep_sciencestudies/pdf_files/pdfs_abgeschlossene_projekte/University_Autono my_I.pdf>. - 60 p.; Thorens J. Autonomie universitaire et libertes academiques: le mythe, le dogme et les realites [Автономность университетов и академические свободы: миф, догма и реальность] // Academic freedom and university autonomy. - Bucharest, 1993. - P. 27-39.

184 См.: Varma R. Professional autonomy vs. industrial control? // Science as Culture. -1999. - Vol. 8. - № 1. - P. 23-45. <http://www.unm.edu/~varma/print/SAC_Autonomy.pdf>; Salter B., Tapper T. The application of science and scientific autonomy in Great Britain: A case study of the Science and Engineering Research Council // Minerva. - 1993, Spring. - Vol. 31. -Issue 1. - P. 38-55. <http://link.springer.com/article/10.1007%2FBF01096171?LI=true>; Panofsky A.L. A Critical reconsideration of the ethos and autonomy of science // Sociology of Science and Sociology as Science / Ed. by C.J. Calhoun, R.K. Merton. -New York: Columbia University Press, 2010. - P. 140-163. <http://socgen.ucla.edu/wp-content/uploads/2009/08/Panofsky-2010.pdf>.

185 См.: Еремян В.В. Местное управление и самоуправление в Латинской Америке. -М.: Изд-во РУДН, 2001. - 497 с.; Еремян В.В., Ежевский Д.О. и др. Муниципальное право зарубежных стран (сравнительно-правовой анализ): Уч. пособие / Под общ. ред. В.В. Еремяна. - М.: Академический проект, 2006. - 752 с.

Теги: институализация, особенности государственного управления, управление, нормативное правовое регулирование, самоуправление в области спорта.

    Загрузка...

    Полное библиографическое описание

    Понкина Алена Игоревна — § 1.2. Понятия самоуправления, автономности и автономной институализации // Государственное управление и автономная институализация в области спорта. - 2013.§ 1.2. Понятия самоуправления, автономности и автономной институализации. C. 44-54

    Посмотреть полное описание