"Локомотив", который мы потеряли

Глава 10

Автор:
Рабинер Игорь
Источник:
Издательство:
Глава:
Глава 10
Виды спорта:
Футбол
Рубрики:
Другое
Регионы:
Москва
Рассказать|
Аннотация

Продажа Лоськова стала водоразделом. До известия о вынужденном уходе капитана фанаты хоть и недолюбливали Бышовца, но открытой обструкции ему не устраивали. Все, что можно вспомнить, – это скандирование группы болельщиков: «Славо Муслин» во время матча с «Амкаром», а также уже упомянутый баннер

Глава 10

Глава VIII
УЖАС БЕЗ КОНЦА

Продажа Лоськова стала водоразделом. До известия о вынужденном уходе капитана фанаты хоть и недолюбливали Бышовца, но открытой обструкции ему не устраивали. Все, что можно вспомнить, – это скандирование группы болельщиков: «Славо Муслин» во время матча с «Амкаром», а также уже упомянутый баннер «Просто это не твой клуб» на игре с «Крыльями».

Но с того момента, когда Лоськов стал игроком «Сатурна», Южная трибуна Черкизова объявила Бышовцу войну. Начиная с матча против ЦСКА 22 июля, рефрен «Пора в отставку!» стал непременным «музыкальным сопровождением» каждого домашнего матча «Локо».

Причем война Бышовцу была именно объявлена. Официально. Правда, не самому Анатолию Федоровичу, а Липатову. 12 июля, перед началом второго круга, в неформальной обстановке состоялась встреча председателя совета директоров с лидерами фан-группировок.

Председатель клуба болельщиков «Локомотива» Сергей Савченко, работавший в нем с 1996 года до 31 января 2008-го, в декабре прошлого года в интервью «Советскому спорту» рассказал:

– Мы заявили, что Анатолий Федорович - не тот тренер, который должен возглавлять команду «Локомотив». После той встречи с Липатовым нам запретили рисовать баннеры на стадионе, где у нас было свое помещение…

Отношения с Бышовцем у фанатов, по словам Савченко, не сложились с самого начала.

– Весь сезон нам в клубе не оказывали никакой поддержки. Взять хотя бы придуманные мною открытые тренировки, которые при Семине или Муслине были обычным делом. При Бышовце такая тренировка была одна – Семин упросил Анатолия Федоровича. Пришло 150 болельщиков, но в воздухе ощущалась такая напряженность, словно начались военные действия. Бышовец отвел футболистов на дальний конец поля, к нам никто не подходил, никаких автографов, фотографирований, как раньше это практиковалось, не было и в помине.

– С руководством клуба не пытались объясниться?

– На той летней встрече с Липатовым представители всех группировок высказывали ему свои пожелания. Ни одно из них так и не было реализовано. Да что там говорить – весь сезон любые наши просьбы игнорировались. У нас с января 2007 года не работают компьютер и факс. Не раз писал по этому поводу служебные записки. Думаете, что-нибудь изменилось? Или вот еще ситуация: членам Клуба болельщиков «Локомотива» железнодорожные билеты на выездной матч предлагались дороже, чем в вокзальных кассах. В итоге организованных поездок просто не стало. В Пермь и Самару, на наши последние гостевые матчи, болельщики добирались сами.

Когда клуб возглавляли Валерий Филатов и Юрий Семин, все было по-другому. Нам доверяли, помогали, поддерживали. И в этом году Семин тоже делал для нас все, что мог. Но его возможности были небезграничны. А другие люди нам потом сказали: это прежде «Локомотив» был семьей, сейчас ни о какой семейственности и не думайте. Почему? Разве плохо было раньше? Тем более если все члены семьи – профессионалы?…

– Валерий Филатов приходил в клуб к восьми утра и уходил последним, когда темно уже было, - вступил в разговор бывший помощник Савченко Андрей Пугачев. -А Сергея Липатова мы в офисе за минувший год не видели ни разу. Хотя, конечно, он ведь общественник, зарплату в клубе не получает… Во всех интервью Липатова звучит мысль: мы строим клуб европейского уровня. При этом забывается, что такой клубу нас уже был. Он регулярно участвовал в Лиге чемпионов, и «Милан» с «Реалом» к нам приезжали не за сумасшедшие деньги (как на Кубок РЖД, бюджет которого составлял 6 миллионов евро. – Прим. И. Р.), а бесплатно - июльская встреча фанатов с Липатовым была вполне миролюбивой. Более того, на одном из болелыцицких сайтов мне довелось прочитать о теплой и дружественной обстановке, о найденном между ними общем языке.

И сам Липатов остался общением с болельщиками доволен. В интервью «СЭ» он сказал:

– Затея себя полностью оправдала. Лично я остался доволен этой встречей, потому что узнал для себя много нового. Она была начисто лишена всякого официоза, поэтому больше походила на товарищеский непринужденный разговор на злободневные темы, который длился четыре с половиной часа. На встречу мы пригласили 20-25 активистов и лидеров фан-движения. Очень разумные, вдумчивые люди. Знаете, что они мне сказали в конце встречи? «Да пусть только команда играет нормально и выигрывает. И не услышите с трибун ни одного худого слова!»

О том, что произошло дальше, мне рассказал Александр Удальцов:

– Липатов на той встрече наобещал болельщикам золотые горы. Футбольная команда нашего фан-клуба выиграла турнир в Геленджике, который организовывал РФС -и Сергей Владимирович заявил: «У меня "ТрансТелеКом" спонсирует чемпионат Европы по мини-футболу в Сочи, мы вас туда отправляем». «Завтра сделаем на официальном сайте форум, где вы будете писать непосредственно мне, и я буду ваши вопросы решать за 20 минут». «Мы специально для вас будем прицеплять пять вагонов на каждый выездной матч». Ни одного обещания он не выполнил.

Кстати, первая же его фраза на той встрече была такой: «Вы с ним или со мной?» «С ним» – это с Семиным…

Когда фанаты начали ругать Бышовца, Липатов их… поддержал. Причем об Анатолии Федоровиче несколько раз отозвался, используя нецензурные выражения. Болельщики действительно думали, что он на их стороне…

Там же он сказал: мне, мол, наплевать на ваши баннеры. Что хотите – то и пишите. А на следующий оке день вызвал начальника службы безопасности Мележикова и сказал: «Если еще хоть один критический баннер про меня появится, тебе конец». Тут же опечатали помещение на стадионе, где фанаты эти баннеры рисовали.

– А как они потом проносили баннеры на арену?

– Давали деньги милиции. Когда Мележиков видел -тут же прибегал и баннеры забирал. Огромный портрет Лоськова перед матчем с «Сатурном» рисовали всю ночь. Кучу денег милиционерам оставили – 40 тысяч рублей. Каждому - по сто долларов…

А на той встрече Липатова с болельщиками еще много чего интересного прозвучало. Его спросили: «Почему Поляков в воротах не стоит?» Ответ был такой: «Он в 2006-м игру "Динамо " сдал. Пока я в "Локомотиве ", Поляков играть не будет».

Сразу из нескольких источников в клубе мне стало известно, что по схожим причинам в нынешнее межсезонье Липатов отказался брать в команду из «Кубани» вратаря сборной России Владимира Габулова, перешедшего в итоге в пермский «Амкар». Якобы председатель совета директоров убежден: Габулов – человек, который все делает под диктовку Валерия Газзаева. И, когда это окажется очень нужно, пропустит от ЦСКА решающий гол…

Тут только и остается, что процитировать Сергея Овчинникова, рассуждавшего в разговоре со мной как раз на эту тему:

– Чтобы так рассуждать, надо самому таким быть! Если ты допускаешь плохие поступки в отношении себя, значит, мог бы совершить их и сам.

Кстати, молниеносную комбинацию по переходу Габулова в «Амкар» разыграл бывший технический директор «Локомотива» Хасан Биджиев, ныне – спортивный директор пермяков. Он же убедил руководство «Локо» за крайне незначительную сумму расстаться с 21-летним нападающим Николаем Жиляевым. Шансов пробиться в основной состав у форварда не было никаких, и попрощались с ним в Черкизове без особых сожалений. В результате в первых же двух турах чемпионата-2008 «Амкар» одержал две победы в гостях, Габулов не пропустил ни одного мяча, а Жиляев забил два гола. Габулов, который защищал ворота сборной России в знаменитом победном матче с англичанами, наверняка поедет на чемпионат Европы. В то время как голкиперу Ивану Левенцу, перешедшему в «Локомотив» как раз из «Амкара», о такой перспективе вряд ли приходится даже мечтать.

Но это так, к слову.

…Какие отношения сложились между фанатами и клубом во второй половине прошлого сезона, из приведенных бесед понять несложно. Бышовец же в интервью газете «Спорт-Уикэнд» зимой 2008-го сформулировал свое видение ситуации следующим образом:

– Никак не мог себе представить, что наше сотрудничество с Семиным в конце концов превратится в его «реанимацию» на тренерском поприще. По крайней мере, таковы были усилия со стороны определенных футболистов. И желания болельщиков, с которыми контактировали Семин, а также Лосъков, Евсеев и Овчинников. Есть основания для того, чтобы сказать: поведи эти люди себя иначе – не было бы клеветы, грязи и всех предпосылок для того, чтобы дестабилизировать ситуацию в команде. На следующем матче после выигрыша Кубка висел баннер: «Бышовец -уходи». Те же болельщики, которые вывешивали баннер, рассказывали, как они хорошо контактировали с Семиным. Это же была акция!

Пресса тоже сыграла свою роль. Я бы назвал это психологическим давлением, когда человек чувствует, что у него уходят рычаги управления командой. Точно так же, как Овчинников, Евсеев и Лосъков говорили, что мы, мол, ничего не делали, не посоветовавшись с президентом клуба. Тогда я задаю вопрос: та клевета и ложь, которые были выплеснуты в прессе и дестабилизировали обстановку в команде – это контакт или нет? Причем я не обвиняю упомянутых мною людей, а всего лишь их цитирую. Вывод – пускай все делают сами. Мы с Семиным практически не общались. Были расставлены акценты, и многим казалось необходимым, чтобы Семин остался в команде. Это давало возможность сохранить позиции тем людям, которые сегодня уволены из клуба и многим игрокам, которые при Муслине уже висели на волоске. Тут же для них создавалась комфортная ситуация.

Что касается прессы, то летом у Бышовца были основания нервничать. Началось с того, что 23 июля телекомментатор «НТВ-плюс» Алексей Андронов в конце программы «90 минут» (я в ней тоже участвовал) попросил слова и заявил, что, по слухам, которые упорно ходят в футбольных кругах, Бышовец берет деньги у некоторых футболистов за попадание в стартовый состав. Спустя пару недель в журнале «Русский Newsweek» вышла статья Чермена Дзгоева под заголовком «Плата за пролет», в которой речь шла о том же. Еще через некоторое время на ту же тему выскажутся Лоськов и Евсеев…

О мощи резонанса можно судить хотя бы по тому, что после этого к Бышовцу приклеились определенные стереотипы даже у тех игроков, которые никогда у него не играли. Об этом можно судить из интервью форварда «Москвы» Романа Адамова газете «Спорт день за днем». Его спросили:

–  Будучи главным тренером «Локо», Анатолий Бышовец любил рассказывать подопечным о своей игроцкой карьере, да и о выигранной Олимпиаде не забывал. Блохин делает экскурсы в историю?

– Не путайте этих двух людей. Блохин – человек слова, а Бышовец – коммерсант.

На пресс-конференции после матча с «Динамо», спустя несколько дней после заявления Андронова, Бышовец сказал:

– Клевета довела Сократа до смерти, я уж молчу о Чаадаеве и других. История знает много примеров негодяев, но мы все равно идем вперед. Состоялась встреча руководителей совета директоров с командой, без меня. Маниакальная щепетильность наших руководителей в желании видеть экологически чистый клуб исключает, чтобы в команде были какие-то проблемы, связанные с нечистоплотностью.

Там же Анатолий Федорович пообещал, что, скорее всего, после просмотра видеозаписи программы подаст на журналиста в суд. Но так этого и не сделал.

Не предпринял каких-то жестких шагов и клуб. Один из его представителей объяснил мне ситуацию следующим образом. Иск в суд должен был подписывать президент клуба – Семин. Но он отказался, якобы сказав: «У меня нет уверенности, что это не так». Единственное, на что, согласно тому же источнику, Липатов смог Семина уговорить – это подписать письмо на «НТВ-плюс» с выражением серьезной озабоченности по поводу сложившейся ситуации. Бумага эта ни к чему не обязывала, но таким образом «Локомотив» хоть как-то, но отреагировал на происшедшее.

А вот внутреннее расследование в клубе Липатов и Красновский провели. Все без исключения источники подтверждают: было проведено и общее собрание команды без тренеров, и индивидуальные беседы с футболистами. Фактов поборов со стороны Бышовца они не выявили.

На команду вся эта истеричная обстановка не могла не влиять. В интервью журналу «РгоСпорт» Динияр Билялетдинов еще по ходу прошлого сезона рассказывал:

– Мы устаем от этих слухов. Начитавшись, хочешь не хочешь кто-то начинает сомневаться и кого-то подозревать. Смотрит на другого и думает: а вдруг и правда его в состав за деньги ставят? Это выводит из равновесия и сплоченности не добавляет. Хотя мое мнение твердо: не пойман – не вор. К тому же не могу представить, чтобы в команде уровня «Локомотива» платили за место в составе. К счастью, у нас все хорошо зарабатывают. Тренеры в том числе.

В том же «РгоСпорт» Дмитрий Сычев говорил:

– Нам очень мешала травля «Локомотива». Точнее то, что о ней постоянно говорил Бышовец. Говорил, что нас хотят стравить, сплавить. В этом была его ошибка. Когда об этом трубят постоянно» это очень влияет на подсознание игроков. После такого тяжело выходить на поле и, главное, общаться между собой. Как правило, о заговорах против «Локомотива» нам говорилось на собраниях команды. Не скажу, что каждый день. Но очень часто.

– В августе Бышовца впервые обвинили во взяточничестве… Как ты на это отреагировал?

– Негативно. Потому что все это сказывалось на тренере, а потом он нес это в команду. Тренер – человек, который определяет настроение в команде. Все ходили дерганые и жили как в большом скандале. «Локомотив» всегда был единой семьей, я до этого года ни одного скандала у нас вспомнить не могу. Этим 2007 год особенно удручал. Самый неудачный, самый черный год в моей карьере. Впрочем, я понимаю, что виноват не только тренер. Так что должны разделить вину пополам.

В октябре журналисты «Спорт-Экспресса» спросили Бышовца:

–  Почему «Локомотив» не принимает участия в борьбе за чемпионский титул?

– Ябы отнес это на счет грязных технологий, с которыми по ходу сезоны мы с игроками столкнулись. Меня они раздражали, а многих игроков выбивали из колеи.

– Что вы называете «грязными технологиями»?

– Беспрецедентную атаку по моей дискредитации, в ходе которой использовались и наглая подтасовка фактов, и прямая ложь. Если бы все написанное и сказанное в мой адрес было правдой, я бы уже давно отбывал срок в местах не столь отдаленных.

Бышовец приходит в ярость, когда слышит, что якобы требовал от полузащитника Романа Концедалова (а слухи шли именно о нем. – Прим. И. Р.) проценты от его нового контракта за попадание в стартовый состав. Его мотивировка с точки зрения логики выглядит безупречной: зачем человеку, который получает зарплату миллион долларов в год, идти на чудовищный риск и вымогать у игрока деньги, которые по сравнению с его тренерским контрактом -в любом случае копейки?

Анатолий Федорович не сомневается, что это была продуманная коллективная акция. На заднюю обложку этой книги вынесены слова из его монолога, которые процитирую и здесь: «Против меня была развернута спланированная кампания. Ее вела организованная группа фанатов, за которыми стоял… президент клуба Семин. Из той же серии – выступления Овчинникова, Евсеева, Лосъкова. После победы в Кубке России они увидели: построена команда, которая должна выиграть чемпионат. А этого нельзя было допустить».

Тут Бышовец, как мне кажется, передергивает не только в выводах, но и в фактах. Во-первых, телезаявления и материалы в прессе стали появляться не после финала Кубка, а с конца июля. К тому времени «Локо», проиграв три матча кряду в первом круге и вылетев от «Урала» из нового розыгрыша Кубка, уже заметно отстал от лидеров и на чемпионство мог претендовать только с известной долей условности. Во-вторых, вывод о тесных контактах фанатов и Семина, если я правильно его понял, Бышовец делает из одной фразы в уже приведенном интервью лидеров фан-клуба: «И в этом году Семин тоже делал для нас все, что мог». На мой взгляд, улика все же недостаточная.

В январе нынешнего года я спросил Сергея Гуренко:

–  Как относитесь к подозрениям Бышовца, что в команде была группа «людей Семина», работавших против него?

– Высказываний Бышовца не читал, но Семина знаю прекрасно. Юрий Павлович – человек, который никогда не пойдет против «Локомотива». И ни одному футболисту никогда не скажет: давайте, мол, будем «плавить» Бышовца или кого-то еще. И переживать он мог не за себя, а только за «Локомотив». Я видел, как он радовался нашим победам и как расстраивался нашим поражениям. Семин -порядочный человек, и никогда в жизни не пошел бы на такой шаг. Он любит «Локомотив», это его детище.

Адресовал я пару вопросов на эту тему и Динияру Билялетдинову:

–  Верите, что болелыцицкие баннеры против Бышовца могли быть инспирированы Семиным?

– Не верю. Юрий Палыч таких упреков не заслуживал. Это не могла быть его рука.

– Анатолий Федорович считает, что в команде была «пятая колонна», работавшая на его отставку и возвращение Семина. Ваше мнение?

– Думаю, ничего подобного не было. Юрия Павловича к команде особо не подпускали. На базе он не появлялся, и я видел его только на играх. В том, что он не делал ничего подобного, уверен. Хотя могу много чего не знать…

Игроки дали мне совсем другое, нежели Бышовец, объяснение провалу, происшедшему у команды в июне, после выигрыша Кубка. Не конспирологическое, а физиологическое. Так, Динияр Билялетдинов рассказал:

– У нас был сложнейший календарь – за очень короткий период мы сыграли во Владивостоке, дома с «Амкаром», в Томске и на Кубок в Екатеринбурге (там «Локо» тоже проиграл клубу первого дивизиона. – Прим. И. Р.). Причем вместо того, чтобы с матча с «Томью» напрямую лететь на поединок с «Уралом», который был через три дня, зачем-то на сутки отправились в Москву. Налетались так, что играть сил не было. С того момента и «поплыли»…

В довершение всего у Бышовца возник конфликт с… главным тренером сборной России Гусом Хиддинком. За несколько дней до Кубка РЖД помощники голландца попросили меня, одного из ответственных в «Спорт-Экспрессе» за работу с Хиддинком, набрать его номер. И вот что я услышал.

– В среду в прессе появилось интервью мистера Бышовца, из которого следует, что я якобы сказал ему следующие слова: «Такие разговоры возможны только в России!» Речь шла об обвинениях, что в «Локомотиве» принята практика попадания игроков в стартовый состав за деньги.

Мы действительно столкнулись с мистером Бышовцем около кабинета президента РФС Виталия Мутко: я оттуда выходил, а Бышовец, наоборот, входил. Но только сказали друг другу: «Доброе утро!» – и ничего более. Никаких тем, касающихся российского футбола или чего-либо другого, не обсуждалось.

Не могу сказать, что чувствительно отношусь к статьям в прессе. За исключением тех случаев, когда говорят неправду. Это - именно такая ситуация. Яне говорил и не мог сказать ничего подобного. Мой русский еще не настолько совершенен, чтобы свободно рассуждать на такие темы. На других языках, которыми владею – английском, немецком, французском, испанском, голландском, -мы с ним тоже не разговаривали. Вообще, за все время работы в России мы с ним два или три раза приветствовали друг друга, когда виделись на стадионах. Бесед у нас не было никогда.

Сегодня утром я попытался дозвониться мистеру Бышовцу на мобильный телефон, но он был заблокирован. Тем не менее я хотел выразить свое отношение к происшедшему, поскольку являюсь прямым человеком и не хочу, чтобы вокруг моей работы и моих слов возникали какие-то кривотолки. Не позволю использовать меня в своих целях. Поэтому я позвонил президенту «Локомотива» Юрию Семину – и через помогавшего мне с переводом Александра Бородюка сказал все, что думаю и чувствую по этому поводу. Яне стал скрывать, что прочитанное меня изрядно разозлило и разочаровало. Для меня было важно, чтобы мистер Семин как руководитель клуба знал мою позицию из первых рук.

Эта заметка вышла в «СЭ» как раз в день пресс-конференции, посвященной старту Кубка РЖД. В ней участвовали и Бышовец, и Семин. После ее окончания журналисты, естественно, поинтересовались мнениями президента и главного тренера о высказывании Хиддинка.

Бышовец:

– Я никаких слов Хиддинку не приписывал. При нашей встрече мы пожелали друг другу успехов. У меня к нему нет никаких претензий. И не было. Это очередная утка.

– То есть вы не говорили в интервью, что Хиддинк произнес слова «Такие разговоры возможны только в России!»?

Ответ Анатолия Федоровича дословно прозвучал так:

– Речь идет о том, что мы поговорили о ситуации, которая его сильно удивила. Иона, по-моему, всех удивляет.

То есть, не без труда расшифровав замысловатое высказывание тренера, удалось сделать вывод: он по-прежнему утверждает, что Хиддинк ему эту фразу сказал!

Семин, в свою очередь, заявил:

– Мне Хиддинк позвонил – и сказал все то же самое, что говорил и в интервью «СЭ». Это все, что могу сказать по этому поводу.

– А с Бышовцем вы на эту тему общались?

– Анатолий Федорович, думаю, читает газеты. Дальнейшего развития этот конфликт не получил.

Знаете ли вы, что такое на прошлогоднем сленге игроков «Локо» означает термин «звонок другу»?

Нет, это не форма получения нужной информации из телепрограммы «Как стать миллионером».

В «Локо» так выражались, когда узнавали об очередном звонке некоторых легионеров, в частности боснийца

Эмира Спахича председателю совета директоров клуба Сергею Липатову с целью «разругать» очередную дисциплинарную проблему.

Спахич – совсем неглупый молодой человек. Знает, говорят, пять иностранных языков. И в силу своего интеллекта, помноженного на дикий индивидуализм, быстро понял, каким образом сможет в этом клубе кататься, как сыр в масле. Для этого всего-то и надо было наладить хорошие отношения с Липатовым. Сергей Владимирович вроде бы видел в нем человека, который за счет коммуникабельности и знания языков сможет объединить разные группы в коллективе. В этом есть доля истины: с тем же Лоськовым босниец по-прежнему приятельствует…

Любопытная, кстати, деталь: в холле клубного офиса возле Восточной трибуны Черкизова посетителей встречает… картонная фигура Спахича в полный рост. Любимец!

Спахич быстро оценил свое привилегированное положение – и в прошлом году начал с опозданием на несколько дней возвращаться в команду из поездок домой. Звонил пресс-атташе, докторам, видеооператору, говорил: «Передай, что я машину сломал, не могу прилететь, буду послезавтра». А должен быть сегодня… Ему отвечали: «Зачем ты мне звонишь? Звони Бышовцу».

Бышовец пытался его штрафовать, объявлял ему об этом, а тот смеялся тренеру в лицо: «Да, пожалуйста, штрафуй». После чего звонил Липатову, и тот, по свидетельству целого ряда источников, его успокаивал: не переживай, мол, не будет тебе ничего. Такое происходило несколько раз. Был и случай, когда Спахича заменили в матче первого круга с ЦСКА, в перерыве тот собрал вещи и уехал со стадиона. Бышовец подал бумагу в клуб, чтобы его оштрафовали на 10 тысяч долларов, – но наказания вновь не последовало.

Самая известная стычка произошла у Спахича в 2006 году с молодым форвардом Шамилем Асильдаровым. Спахич в него на тренировке два раза грубо врезался, и Асильдаров предупредил: «Еще раз попробуешь – я тебя "освежу"». А он бывший борец, слов на ветер не бросает. Спахич не прислушался, после чего Асильдаров одним ударом сшиб его с ног!

Босниец, по рассказам очевидцев, упал, заплакал, убежал в раздевалку и тут же улетел к себе домой. После чего позвонил Липатову и сказал: «Пока Асильдаров в команде, я не вернусь». А нападающий тогда как раз начал осваиваться в команде, забил победный гол «Крыльям Советов». Но, получив от своего «доверенного лица» такой ультиматум, Липатов потихоньку Асильдарова из команды убрал.

Еще одна «замечательная» история со Спахичем живо обсуждалась внутри клуба в прошлом сезоне. Половина команды живет на Кутузовском проспекте – в районе пересечения с Третьим кольцом. В доме с одной стороны Кутузовского – Иванович, Спахич, Траоре, Зуаги, с другой – О'Коннор, Асатиани. Каждое утро их забирал на базу микроавтобус. Однажды он ехал с противоположной от дома Спахича стороны – и водитель попросил всех игроков перейти к автобусу по подземному переходу, до которого и идти-то никуда не надо было.

Все спокойно перешли, и лишь Спахич уперся. Не пойду, заявил, и все. Тратить добрых 40 минут на разворот через Киевский вокзал водитель отказался – машина была полна игроков, а время поджимало. В итоге – плюнул и уехал без Спахича в Баковку. Сразу последовал «звонок другу»: «Кто у вас здесь работает?!» Потом у шофера были проблемы, хотя в конце концов и удалось объяснить руководству, что в действительности произошло.

После всех этих историй легко представить, какой была атмосфера в коллективе, где у руководителя водились такие любимчики. И какая могла быть реакция россиян на намерение Липатова сделать Спахича капитаном. Кстати, однажды – в первом кубковом полуфинале со «Спартаком», от которого Бышовец «отцепил» Лоськова, – Эмир и вправду надел капитанскую повязку.

То, что прощалось легионеру, российскому игроку не простили бы ни при каких обстоятельствах. Впрочем, «Локомотив» тут нельзя назвать исключением – в целом ряде других клубов ситуация точно такая же. И она провоцирует то, что между россиянами и легионерами (последним вдобавок еще и платят, как правило, больше) пролегает «линия огня».

Годом ранее легенды ходили о камерунце Бикее. В конце концов команда настояла на его изгнании, но крови он попортил футболистам немало.

Дмитрий Лоськов в интервью «Спорт-Экспрессу» рассказывал:

– Более дикого футболиста не встречал. Ему на всех было плевать. У него с итальянцем Руополо на двоих был один автомобиль с водителем. По дороге на базу заезжали за Руополо, затем подбирали Бикея, который вечно опаздывал. То на двадцать минут, то на полчаса. Как-то Руополо возмутился, так камерунец полез на него с кулаками.

– Чем все кончилось?

– Яэтому водителю говорю: «Чего ты Бикея ждешь? Нет его вовремя – езжай на базу. Пусть добирается как хочет. Опоздает на тренировку – заплатит штраф. Поумнеет». Однажды водитель так и поступил. Бикей потом в клуб заявился, скандалил… У нас с иностранцами цацкаются, как с детьми малыми. Любую прихоть готовы исполнить. Так тоже нельзя. Овчинников приехал в Португалию, и его сразу предупредили: «Если через две недели главные футбольные термины не освоишь – играть не будешь». А здесь легионеры по три года живут, но по-русски все равно двух слов связать не могут.

Удальцов добавляет к этой истории свои «пять копеек»:

– Бикей и ряд других африканцев крали полотенца из раздевалки, печенья, чайные пакетики… Люди с зарплатой по 40 тысяч евро в месяц, представляете?! Только Лекхето и отчасти Обиора были нормальные – ну так они и играли в то время, когда других в «Локомотив» не брали. А тут такой сброд в команду полез! Они были главными врагами нашего администратора Сергея Гришина – из-за формы. Игровые майки после матча полагалось сдать, а если кому-то нужны были сувенирные футболки для друзей, им говорили: «Мы вам сделаем сколько надо». Нет, они тащат игровые, да и гетры впридачу крадут…

Уехав в Англию играть за клуб премьер-лиги «Рединг» (футболист-то камерунец сам по себе неплохой), Бикей не «вылечился». В полуфинале Кубка Африки он зачем-то начал… бить сотрудника медицинского персонала стадиона, приехавшего увозить с поля травмированного игрока. В результате – удаление и дисквалификация на финальный матч…

Справедливости ради, к истории с Бикеем Липатов не имеет отношения: она происходила во второй половине 2005 года, когда Сергей Владимирович только появился в клубе, да и камерунец не был его креатурой. Но с его появлением пропасть между россиянами и иностранцами стала пролегать все более глубокая.

К концу 2007 года всеми этими историями локомотивские россияне уже были сыты по горло. И когда на январском сборе в Гейнуке я затронул эту тему в интервью для «Спорт-Экспресса» с Динияром Билялетдиновым, его прорвало. Для этого оказалось достаточно спросить:

– Чувствуете себя готовым, как капитан, ходить к руководству, просить о чем-то от имени команды?

Собеседник усмехнулся:

– У нас в команде сейчас такой разношерстный коллектив… Многие игроки, особенно иностранцы, сами будут ходить наверх и выпрашивать то, что надо. Капитан им для этого не нужен. Сами могут позвонить руководству, встретиться, поговорить. У меня таких телефонов нет.

–  У вас нет мобильного телефона Сергея Липатова?

– Нет. У него есть мой телефон, мне же он не нужен. Считаю, что звонить и говорить: «Здравствуйте, давайте встретимся» – я не вправе. Игрок команды может обратиться с такой просьбой к тренеру. Он – мой непосредственный начальник.

– Некоторые игроки, насколько мне известно, придерживаются иной линии поведения.

– В команде это знают. Не в курсе, по какой причине это происходит. Непонятно, что за традиция такая -отдельно взятому игроку ходить на ужин в ресторан с боссом клуба.

– Чтобы был здоровый коллектив, без нормальной субординации игроки – тренер -руководитель, полагаю, не обойтись.

– Тут все должно идти от высшей инстанции. Людям сверху, считаю, надо в таких случаях говорить обратившемуся к ним игроку: «Извини, все – через тренера». А то давайте теперь все будем встречаться, плакаться в жилетку, рассказывать, какой я хороший, а они – такие-сякие, в команде творится черт знает что. Если руководитель хочет узнать, что происходит в команде, он может встретиться с ней целиком или с группой авторитетных игроков. А решать свои вопросы поодиночке, грубо говоря, шептаться – это сразу вызывает подозрения. Да и картина у руководителя может создаться необъективная и неадекватная. Смысла в таких беседах не вижу -мне кажется, от них один вред.

– Внутри команды, знаю, бурно обсуждалось то, что несколько раз в прошлом сезоне Спахич приезжал с родины с опозданием, Бышовец пытался его штрафовать, но затем штрафы снимались.

– Да. Вот так у нас всех по головке гладят…

Еще одна шумная история произошла ближе к концу лета. Имею в виду то самое интервью Гарри О'Коннора газете Guardian, которое я уже упоминал.

– Конечно, деньги были главным фактором, подвигнувшим меня перейти из «Хайберниана» в «Локомотив», - рассказал О'Коннор. – В «Хибс» я получал две тысячи фунтов в месяц, и это еще без вычета налогов. В «Локомотиве» же мне предложили 16 тысяч фунтов в неделю (более 32 тысяч долларов. – Прим. И. Р.), и это – «чистыми»! Мой тренер в «Хайберниане» Тони Моубрэй сказал мне: «Ты мой лучший игрок, и я не хочу тебя отпускать. Но ты должен думать о своем будущем и своей семье. Если ты продержишься там пару-тройку лет, то обеспечишь себя на всю жизнь.

Так оно и произошло. За год с небольшим, что я там пробыл, я неплохо пополнил свой банковский счёт, приобрел несколько дорогостоящих машин и прилично вложился в недвижимость. Там была фантастическая зарплата, а бонусы – так просто вызывали восхищение. Если мы побеждали в «дерби», а это 14 из 30 матчей в сезоне, то премия за такую победу составляла 100 тысяч фунтов. В мае мы выиграли Кубок, так за эту победу я получил 250 тысяч фунтов. На эту премию я, кстати, купил новенький «Феррари». О таком я мечтал еще ребенком. Вообще, за время моего пребывания в России я также приобрел «Хаммер», а кроме того, купил очень неплохую машинку моей жене. Но эти деньги не вскружили нам голову. Потому-то мы и решили вернуться. Деньги в жизни решают еще не все.

«Феррари» за Кубок – эта тема стала в российском футболе, по сути, нарицательной. Более того – в клуб даже пришел депутатский запрос из Госдумы, не связаны ли такие безумные суммы гонораров игроков с повышением тарифов на железнодорожные перевозки…

На самом деле шотландец изрядно приврал – по крайней мере, в вопросе премиальных. Абсолютно все источники утверждают, что за выигрыш Кубка каждый игрок получил сумму порядка 70 тысяч долларов, тогда как «Феррари» стоит как минимум вдвое дороже.

– Врет, уж поверьте мне, – сказал журналу «РгоСпорт» об откровениях О'Коннора Дмитрий Сычев. – Премиальные были не такими большими.

–  А какое авто на них можно было позволить без вранья?

– Хм… BMW-пятерку. Обычную, без наворотов. Дмитрий Лоськов в интервью «СЭ» подтвердил:

– «Феррари» дороже. Кстати, насчет Кубка - объявили одну сумму, а выдали меньше. Вдруг начали считать, кто сколько игр провел в этом розыгрыше. Лишь главный тренер получил полную сумму, хотя к победам прошлого года никакого отношения не имел. Многим игрокам основного состава тогда сказали, что нет смысла ездить на игру с «Анжи» – и теперь премиальные за этот матч вычли.

Динияр Билялетдинов же в беседе с корреспондентом «РгоСпорт» Юрием Дудем и вовсе вывел автора победного гола в финале Кубка на чистую воду:

– «Феррари» у него был еще до финала Кубка. И вообще Гарри провел здесь не самый плохой период, не особо при этом напрягаясь. Например, он любит отдыхать – а с этим у нас никаких проблем, для отдыха ресторанов, клубов и других мест много больше, чем в Шотландии.

Гарри вел себя так, чтобы все видели: приехал из страны, где футбол зародился, поэтому он понимает в нем больше, чем мы. Хотя играть он может и не очень хорошо, но знает все и про всех. Гарри постоянно говорил, что у нас все решают дядьки на «Мерседесах». «Посмотрите на парковки у ваших стадионов, – тыкал он пальцем. -Тут стоят машины за 150 тысяч евро! Именно эти люди определяют, что купить, когда продать и сколько заплатить судьям». Мы так и не смогли объяснить ему, что наш футбол – это не только дядьки. На поле играют не они, а футболисты.

Вот тут, при всех «закидонах» О'Коннора, стоит оценить его откровенность. «Дядьки на "Мерседесах"», конечно, решают далеко не все – но кое-что от них зависит, а наши игроки о них по понятным причинам предпочитают вовсе не заикаться. При этом обратим внимание на оговорку Билялетдинова: «Наш футбол – это НЕ ТОЛЬКО дядьки»…

Впрочем, это совсем другая история. Вернемся к «Локомотиву».

О'Коннор мог фантазировать по части конкретных сумм – но суть безумия, охватившего в последние годы российский футбол, он ухватил верно. И «Локомотив» в прошлом сезоне был одним из флагманов этого разлагающего игроков абсурда.

Мои пытливые коллеги по «СЭ» Юрий Голышак и Александр Кружков спросили прошлой осенью Дмитрия Лоськова:

–  Премиальные в этом сезоне были большие?

– Даже очень. За два чемпионства я заработал в общей сложности меньше, чем за эти полгода в «Локомотиве».

–  При там что побеждали далеко не в каждом матче.

– Да, выиграли всего ничего (с участием Лоськова «Локо» одержал четыре победы в чемпионате и три в Куб-ке. -Прим. И. Р.).

Зимой я беседовал с голкипером «Локомотива» Иваном Пелиццоли, прежде выступавшим за итальянские «Рому» (где стал чемпионом) и «Реджину». И не мог не поинтересоваться:

– В прошлом году ходило много разговоров об очень больших премиальных в «Локомотиве» за каждую отдельную победу. В Италии, насколько знаю, такая система не принята?

– В Италии таких премий точно нет, – засмеялся вратарь. – Но, когда ехал в «Локомотив», уже знал о том, что там они есть, поэтому особого удивления это не вызвало.

– В именитой «Роме» бонус платили только за достижение итогового результата?

– Да. За победу в отдельно взятом матче там не заплатили ни разу.

– Даже в поединках против «Милана», «Интера» или «Ювентуса»?

– Да, в некоторых командах такое есть. Из суперклубов премиальные за отдельные победы – например, в миланском дерби – платит «Интер». И «Милан» тоже. А вот в «Роме» такого не было никогда.

Такой же подход – и в других цивилизованных чемпионатах: английском, испанском, немецком. Все более-менее солидные клубы выплачивают футболистам бонусы помимо их и без того серьезных зарплат только в случае достижения определенного итогового результата. До прошлого года премиальные в «Локо» также были весьма умеренными. Но с приходом Липатова и Бышовца все изменилось – чему футболисты, естественно, были только рады.

Правда, самые матерые радоваться не спешили. Так, Сергей Гуренко, выступавший за ту же «Рому», что и Пелиццоли, сказал мне:

– Считаю, что все должно быть разумно. Конечно, когда ты обыгрываешь «Спартак», ЦСКА, «Зенит», это заслуживает поощрения. Но когда дают очень хорошие деньги за домашнюю ничью с «Динамо», мне это, честно говоря, не очень понятно. Не умаляю достоинств динамовцев, но в домашнем матче чемпионата России, с кем бы мы ни играли, «Локомотив» должен стремиться только к победе, а не довольствоваться ничьей. И вообще, самые главные премиальные, мне кажется, должны быть за достигнутый результат по итогам сезона. Впрочем, больше мне не хотелось бы распространяться на эту тему, поскольку система премиальных - дело клуба.

Давид Шагинян рассказывает:

– По моей информации, в какой-то момент ситуация с премиальными в прошлом сезоне приняла совершенно невероятные формы. В середине чемпионата были две игры – дома с «Динамо» и в гостях с «Химками». Мне ребята рассказывали, что за эти два матча премии были вообще запредельными (по некоторым данным, за победу над «Динамо» каждому игроку пообещали по 40 тысяч долларов, а над «Химками» – по 60 тысяч. – Прим. И. Р.). С бело-голубыми сыграли вничью – и все равно очень большие суммы получили (как видим, эта информация совпадает с тем, что рассказал Гуренко. -Прим. И. Р.). Нельзя платить такие суммы за игры с соперниками, которые заведомо ниже уровнем. Не знаю ни одной команды в мире, которая бы так поступала – и чего-то весомого добивалась. Отсюда и огромные долги, которые сейчас на самом деле есть у клуба…

Александр Удальцов вспоминает:

– Складывалось впечатление, что премиальный фонд у клуба был абсолютно нелимитированным. Происходило так. Приезжает команда на стадион, игроки только начинают разминаться -раздается звонок либо у Билялетдинова, либо у Спахича. Липатов говорит: «Зайди ко мне». Игрок, вместо того чтобы готовиться к матчу, настраиваться, бежит в VIP-ложу, и там председатель совета директоров называет ему сумму премиальных на сегодняшний матч. Игрок бежит в раздевалку и доводит ее до команды…

Все эти истории говорят об одном: футболистов на глазах развращали. И суперпремиальными, и снятием уже назначенных штрафов… Люди почувствовали полную безнаказанность – и вошли во вкус.

Молодой Иван Старков, позже уехавший в аренду в «Ростов», а затем проданный в «Амкар», на тренировке в подкате чисто выбил мяч у Спахича. Тот, видимо, обиделся – и на глазах у всех врезал парню так, что у того искры из глаз посыпались.

Команда молчала…

Дорогостоящий новичок, полунигериец-полутатарин Питер Осазе Одемвингие, обнаружив, что ему задержали на день зарплату, отказывался лететь в Пермь на матч с «Амкаром». Его упрашивали: «Ну пожалуйста!…» Он вяло соглашался и потом демонстративно стоял на поле в проигранном матче.

Команда молчала…

Однажды не выдержал даже спокойный Бышовец. Он подозвал к себе Спахича и чуть ли не первый раз в своей тренерской карьере разразился матерной тирадой. Такого от него не слышал никто и никогда. Но босниец допек даже его. После домашнего поражения от «Сатурна» Липатов, не поставив в известность Бышовца, собрал игроков, дабы узнать, что происходит.

– Было такое собрание, - признал в разговоре со мной Билялетдинов. – Пригласили всю команду, но дело было вечером, и приехать смогли не все. Нас спрашивали, мы отвечали. Каждый высказался, в чем видит проблемы. Но ничего резкого с нашей стороны не было.

– Почему?

– Было несколько неудобно. Получалось, что все делалось за спиной у тренера. Наговаривать на него при таких обстоятельствах не хотелось. Просто были проведены параллели, как команда готовилась во времена успешных выступлений и как – в моменты неуспешных. До конца мая-то все было здорово! И никаких умозаключений мы не делали.

В команде, и без того полной легионеров, начали появляться совсем уж непонятные игроки. За весьма приличные суммы были куплены полузащитник из Ганы Хамину Драман и бразильский вратарь Гильерме. Оба они являлись бог знает какими представителями своих амплуа в команде, и необходимость их покупки – тем более за три и более миллиона долларов каждого – никому не была ясна. Гильерме так и не сыграл за «Локо» до сих пор ни одного матча.

С Драманом вообще происходили чудеса. Вначале он получил в команде прозвище… Круглое. Дело в том, что на первой тренировке ганцу нужно было выдать футболку, а оставалась только одна – с фамилией полузащитника, отправившегося в аренду в «Ростов». Так Драман и стал «Кругловым».

А однажды он сообщил Бышовцу: «Мне здешние врачи помочь не могут, слетаю на пять дней в Африку к шаману – он мне позвонки подкрутит». Вернулся легионер не через пять дней, а через три месяца – после окончания сезона. За зарплатой приехал…

Последние месяцы все с нетерпением ждали, когда этот кошмарный год наконец завершится. Теперь, думаю, вам понятны эмоции Дмитрия Сычева, которые он выплеснул на своем блоге: «Скорее бы закончился этот е… сезон».

Фразу эту он написал после матча предпоследнего тура в гостях с «Крыльями Советов», проигранного одному из кандидатов на вылет в первый дивизион – 1:3.

Думаю – неспроста.

–  Вы в курсе слухов о том, что пара-тройка легионеров продала игру в Самаре? – спросил я Динияра Билялетдинова в январе.

– Были такие слушки, – поморщился он. – Верить или не верить – не знаю. Хочется надеяться, что никто не посмел такую гадость сделать. Лично мне никто ничего не предлагал. Услышал об этом только перед игрой Кубка УЕФА с «Панатинаикосом».

О той истории разговоров в клубе ходит много. Якобы перед игрой команда собралась без тренеров, и кто-то из футболистов сообщил: «Нам выделяют деньги за поражение – 300 тысяч долларов на команду». Возникла пауза. Потом, по слухам, слово взял Сергей Гуренко: «Эти деньги не принесут нам счастья. Надо играть».

Все россияне его, согласно этим данным, поддержали. А вот что касается иностранцев, то даже из слов Билялетдинова понятно: уверенность была далеко не во всех…

Александр Удальцов говорит:

– Кто тогда всех приятно поразил – так это Иванович. После матча в раздевалке он плакал. Это был сильный момент. Всем, по большому счету, уже было наплевать на результат, и трудно было понять – кто сдавал, кто не сдавал… А Иванович плакал. У него на мази уже был контракт с «Челси», были еще варианты с «Манчестер Юнайтед» и «Ювентусом», он мог бы ноги беречь, никуда не лезть. И тут – такая реакция. Многие тогда этим моментом прониклись.

Но это было едва ли не единственное положительное впечатление от тех дней. К концу сезона всех буквально тошнило, причем от всего и всех – мяча, партнеров, тренеров, руководителей…

Слухов о том, кто заменит Бышовца, всю осень ходило невероятное количество. Говорили, что Липатов охотится за голландцем Луи ван Галем, а Семин представлял в РЖД кандидатуру француза Жерара Улье. Толковали, что тот же Семин уже договорился со своим другом Валерием Газзаевым, позиции которого в ЦСКА в конце лета – начале осени казались весьма шаткими. Бышовец после домашней ничьей с «Томью» в конце октября на вопрос о зимнем доукомплектовании ответил так: «Нужно укрепить вратарскую позицию. Да и ряд других, чтобы проводить серьезную ротацию состава. У меня такой возможности не было. А в следующем сезоне, не исключено, этим будет заниматься уже Газзаев». Назывались имена Олега Протасова, Леонида Слуцкого, тогда уже – Рашида Рахимова…

И так – всю осень. Команде, естественно, было уже не до футбола. Когда ясно, что тренера уволят, зачем, грубо говоря, из трусов выпрыгивать? Динияр Билялетдинов так мне честно и сказал: «Настроение было уже такое, что сезон заканчивается, надо бы сэкономить силы. Это была ошибка».

В той части клуба, которая не имеет отношение непосредственно к футболу, тоже творилось черт знает что.

Давид Шагинян говорит:

– Такое впечатление, что в «Локомотив» пришли люди, стремящиеся разорвать его на части. К примеру, привели менеджера по маркетингу, девушку, раньше работавшую в Л'Ореалъ. И она на полном серьезе предложила поменять цвета клуба на небесно-золотые, объяснив, что такая расцветка якобы подняла бы уровень продаж:! Конечно, это предложение не прошло. Но о профессионализме людей, которые сейчас приходят в клуб, оно свидетельствует исчерпывающе. О болельщиках они не думают вообще.

Александр Удальцов рассуждает:

– Раньше «Локомотив» был клубом номер один по каким-то инновационным проектам. К примеру, бронирование билетов через интернет - дело рук Шагиняна, настоящего болельщика «Локомотива». До нас этого не было ни в одном клубе. А сейчас в «Локо» приходят люди – причем на совершенно нереальные зарплаты, – которые продавали «Кока-колу», шоколадки «Марс», работали на фабрике имени Микояна… Вот и возникают дамочки, которые хотят поменять цвета на небесно-золотые. Такое впечатление, что ставится задача полностью убить все традиции. Поколение Палыча, его игроков - чтобы не осталось ни-че-го.

Когда я напомнил Динияру Билялетдинову об эмоциональной фразе Сычева на его блоге, посвященной прошлому сезону, и спросил об отношении к ней, ответ был таким:

– Дело было даже не в месте, а в том, как этот сезон проходил. Если бы при том кавардаке, обилии негатива, пакостей, гнусностей мы заняли на пару мест выше, ощущения не были бы лучше. Ситуация достигла какой-то точки кипения, нам все это безумно надоело. Отсюда и такие фразы.

При этом периодически команда вспыхивала – и играла так, как умеет. Но случалось это только в поединках с лидерами. «Локомотив» стал единственной командой, которая в завершающем отрезке сезона ухитрилась обыграть обоих претендентов на золото – и «Спартак» (4:3), и «Зенит» (1:0).

В этих играх футболисты забывали обо всем. Поединок со «Спартаком» вообще стал однозначно лучшим матчем чемпионата России в прошлом году. Это было фантастически красиво и душераздирающе драматично. Даже главный тренер «Спартака» Станислав Черчесов, на котором лица не было, тем не менее сказал: «Чем больше таких игр, тем быстрее российский футбол окажется там, где он должен быть». Нечасто тренер команды, борющейся за чемпионство и проигравшей последним касанием мяча в игре, способен на такую оценку.

Бышовец, в свою очередь, оказался щедр на комплименты до такой степени, что объявил: Черчесов, как и главный тренер «Динамо» Андрей Кобелев – «те люди, которые будут создавать новый российский футбол». А до того остановил молодого коллегу в «предбаннике» зала для пресс-конференций, чтобы в течение нескольких минут говорить ему тет-а-тет что-то очень сокровенное.

А еще после таких встреч люди оказываются способны на большие жесты. Много разного в прошлом сезоне говорили о Бышовце. Мягко говоря, не всегда услышанное было приятным. Но то, что главный тренер «Локо» (кстати, когда пресс-атташе Александр Удальцов представлял его на пресс-конференции, Бышовец тихо пробормотал: «Еще главный тренер!» – с акцентом на первом слове) говорил после игры, безусловно, делало ему честь:

– Надо признать, что мое прежнее отношение к Володе Маминову было ошибочным. На каком-то этапе мне показалось, что износ игрока – имею в виду травмы – не позволит ему играть на необходимом уровне. В этом я ошибся, о чем ему сегодня и сказал.

После того как Асатиани забил «Спартаку» четвертый мяч, ликующий тренер обеими руками показывал именно на Маминова – автора голевой передачи. Вот только почему прозрение приходит к людям так поздно? Почему в кристально честного человека, который отдал «Локомотиву» всю свою сознательную жизнь, нельзя было поверить гораздо раньше?…

На четвертой добавленной минуте Иванович нашел в себе силы на последний прорыв по флангу и был сбит Бояринцевым. Маминов навесил, Асатиани взмыл в воздух – и забил победный мяч. И на поле Черкизова началось форменное безумие. Полдюжины тел в красно-зеленой форме погребли под собой Асатиани. Счастливый

Самедов за воротами со всей силы лупил ногой бортик с рекламой. Маминов, секундами ранее утешавший старого соперника Титова, пальцами обеих рук показывал куда-то в небеса.

Я смотрел на все это – и мне становилось безумно больно за болельщиков «Локо». У этой команды был сумасшедший потенциал. Изредка она о нем вспоминала. А потом вновь погружалась в пучину склок и дрязг.

Был волшебный матч со «Спартаком» – а потом серая безнадега в Перми. Был одухотворенный поединок с «Зенитом» – и тут же убогая ничья дома с «Лучом». И так -весь сезон. Вдуматься только: «Амкар», «Динамо», «Рубин», «Томь», «Крылья» и «Луч» на своих полях одержали над «Локомотивом» шесть побед общим счетом 16:4!

Закончилось все так, как и должно было закончиться. В последних четырех турах, когда команда встречалась с аутсайдерами и середняками, «Локо» набрал всего два очка. А в заключительный день турнира, 11 ноября, на своем поле был проигран матч аутсайдеру, «Кубани» – 2:3. Абсурд заключался в том, что за счет этой победы краснодарцы даже не смогли спастись в премьер-лиге.

Южная трибуна в тот день уже совсем не сдерживала своих чувств. Как ни силилась служба безопасности клуба, баннеры появлялись один за другим: «Липат-off». «Это все липа!» «(Филатов+Семин) – Липатов = «Локо».

После игры фанаты швыряли вниз десятки шарфов. Владимир Маминов, глядя на это, плакал. Но таких было немного…

Динияр Билялетдинов сказал мне:

– Я из-за дисквалификации сидел на трибуне и, когда игра закончилась, не стал ничего ждать. Бежать, бежать, сесть в машину – и быстренько скрыться со стадиона. Ощущения были, мягко говоря, неприятные.

А Бышовец, появившись на пресс-конференции, произнес короткий, но впечатляющий монолог.

– Вы этого добивались, и вы это получили, – сказал тренер, обращаясь то ли к журналистам, то ли к болельщикам, то ли к игрокам, то ли к руководству «Локо». А далее последовал уже процитированный пассаж о том, что «нет предела человеческой мерзости».

– Команда восприняла это на свой счет? - спросил я позже Билялетдинова.

– Сначала я не понял, к чему он это сказал. А потом кое-что начало проявляться. Может, в чем-то он был и прав. Не знаю, что и кого конкретного имел в виду, но мерзопакостные моменты в прошлом году присутствовали.

Разговор о том, что имеет в виду Динияр, еще впереди. Да, не удивляйтесь: кошмары в «Локомотиве» образца 2007 года казались бесконечными. Вспоминалась поговорка: лучше ужасный конец, чем ужас без конца.

А на следующий же день, 12 ноября, грянул гром.

Не дожидаясь двух оставшихся матчей в Кубке УЕФА - дома против датского «Копенгагена» и на выезде – с греческим «Панатинаикосом», в отставку были одновременно отправлены и главный тренер Бышовец, и президент Семин.

Липатов – остался.

И встретился 13 ноября с группой журналистов.

–  Почему в отставку были отправлены и главный тренер, и президент клуба?

– Прежде всего, мне хотелось бы поблагодарить Юрия Семина и Анатолия Бышовца за работу в «Локомотиве» и за то, что они вписали в историю клуба победу в Кубке России. Перед началом сезона у нас была договоренность: ответственность за результат должны нести оба. К сожалению, случившееся с нашей командой в чемпионате не поддается никакому осмыслению, поэтому со вчерашнего дня Семин и Бышовец в клубе не работают – это факт. Пусть и малоприятный. Мне неприятно вдвойне, потому что это была моя инициатива пригласить Юрия Павловича, как человека «Локомотиву» не постороннего. Но уговор есть уговор.

Вместе с Бышовцем уходят и все тренеры, которые с ним работали. Команду до конца сезона будет готовить Ринат Билялетдинов (главный тренер дублирующего состава «Локо». -Прим. И. Р.), а с кандидатурой нового главного тренера мы определимся до того момента, как футболисты уйдут в отпуск.

– Семин и Бышовец уже ответили за результат этого сезона. Какова мера вашей ответственности?

– Моя ответственность заключается в том, что я пригласил на работу людей, которые не справились с поставленной задачей. Наверное, еще несколько таких приглашений – и мне самому в фуболе делать будет нечего.

– Что именно в работе президента клуба не устроило совет директоров?

– Нам было очень интересно работать с Семиным как с личностью, человеком ответственным и деликатным. В то оке время, возможно, у него не оказалось тех качеств, которые соответствовали бы понятию «менеджер». Юрий Палыч – человек чувственный и искренний. В какие-то моменты он не сумел удержать в себе тренерские эмоции.

– Предлагалось ли по ходу сезона Бышовцу уйти в отставку?

– Нет.

– Он говорит, что предлагалось.

– Яи совет директоров этого не делали.

– Быть может, неспешность решения по Бышовцу связана с необходимостью платить ему неустойку?

– Нет, это связано только с негативным опытом по смене тренера в конце прошлого года (Муслина на Долматова. – Прим. И. Р.). Сейчас я уверен, что хороший тренер – это больше чем сто процентов гарантии результата. Финишный отрезок этого сезона иначе как позором назвать не могу. Не было ни командной, ни тренерской воли.

– Бышовец жаловался на травлю. Почему клуб не встал на защиту тренера, когда один из журналистов «НТВ-плюс» заявил, что у него есть информация – игроки попадают в основной состав за деньги?

– А что нам было делать? Устроить разбирательство, подать в суд и получить 30рублей компенсации? Это неприятный, противный факт… Я позвонил журналисту. «Так получилось, ну сказал», – говорит он. Вот и вся история.

– Команда с топ-клубами билась изо всех сил и выигрывала, а с середнячками желание побеждать куда-то пропадало. Быть может, все дело в разных премиальных?

– Нет, дело не в этом. Иногда материальная мотивация и не срабатывала. А премиальные, к слову, что на клубы-гранды, что на «Луч» и «Томь», были схожими. Могу только сделать вывод, который я вынес для себя из общения с игроками. Дело в том, что функциональная готовность оставляла желать лучшего – все пошло с предсезонных сборов, на которых был сделан упор не на физику, а на работу с мячом. Почему мы побеждали в рейтинговых матчах? Во многом за счет эмоций, запредельной самоотдачи. А когда игры не столь высокой важности, когда надо включать физическую готовность, следовал провал.

Есть еще один важный момент – мы хотим, чтобы тренеры, приходящие в команду, не выносили сор из избы. Я понимаю, что, может быть, Анатолию Федоровичу кажется, что ему не дали реализовать потенциал, -что-то в нем, безусловно, есть… Времени не дали? Простое правило - тот, кто приглашает, тот и увольняет. И в вину мы, клуб, что-то ставим тренерам, а не наоборот!

– Круг кандидатов на пост главного тренера очерчен?

– Да, это тренеры из молодой плеяды, которые на слуху. Мы взвешиваем все – вплоть до недопустимости подобных пресс-конференций, которые случались у Анатолия Федоровича. Бренд клуба в результате был основательно разрушен.

– Не думаете, что определиться надо еще до ухода команды в отпуск в начале декабря – время-то уходит!

– Нет, надо все взвесить, чтобы не допустить того, что случилось в этом году. К сожалению, тренерский опыт и амбиции каждого из наших специалистов во главе клуба мешали работе. Договоренности о том, что Юрий Павлович приходит только на роль президента, были нарушены – он не смог сдержать в себе эмоций, когда видел, что команда может играть лучше. О большем умолчу.

– Как на совете директоров была оценена работа президента клуба?

– В части реформирования клуба она неидеальна. Не единожды Юрию Павловичу предлагалось что-то поменять, но он не соглашался… А в целом я хочу сказать, что менеджмент клуба был на низком уровне. Приезжаю недавно в Баковку – все поля в снегу. Почему подогрев не работает? Руководитель базы говорит, что мощности котельной не хватит и на корпус базы, и на подогрев. Я только руками развел… В силу разных причин поля в Баковке были плохими, обычные колхозные поля были лучше. Сейчас мы сделали их хорошими, но котельная подкачала.

С другой стороны, мы развиваемся. В прошлом году клуб заработал 15 миллионов долларов, в этом – 28, прогноз по следующему году – 49.

– Правда ли, что у Семина и прежнего президента клуба Валерия Филатова остается по 15 процентов акций клуба, а остальные у главного акционера – компании РЖД?

– Да.

– Что скажете о заявлении Гарри О'Коннора по поводу баснословных премиальных за гол в финале Кубка?

– Гарри – простой, хороший парень, но, как мне сказал его агент, со странностями. Мы, кстати, с этим шотландцем не прокололись и заработали на трансфере.

– Да из деревни этот Гарри, – добавил Валерий Красновский. – Вот и все.

Нет, это было не все. Через некоторое время последовал ответ Семина, пришедшего в редакцию «Спорт-Экспресса».

– Судя по последним решениям руководства «Локомотива», вы уже для клуба отрезанный ломоть.

– Вряд ли здесь уместен такой термин. Не считаю себя отрезанным ломтем, поскольку оставил след в историю «Локомотива». Нельзя к «ломтям» причислять и Филатова. Мы вдвоем сделали для клуба столько, что дай бог пришедшие вслед за нами люди осилят хотя бы сотую часть тех дел. Мы начинали практически с нуля и кропотливо шли наверх, добившись с «Локомотивом» больших успехов. Надеюсь, болельщики этого не забудут. Ни старое поколение, ни новое.

К слову, они всегда относились с большой симпатией как ко мне, так и к Филатову. А в данной ситуации я был не нужен руководству клуба. Причем изначально был не нужен. Вероятно, они выработали следующий план: убрать одну большую фигуру в лице Филатова и прикрыть ее другой фигурой - моей.

– А почему вы стали не нужны руководству?

– Это очень сложно понять. Есть много вещей, о которых остается только догадываться. Если бы мне, например, по окончании сезона сказали: «Ты ошибся вот тут и тут». Мы бы сели, обсудили, выслушали мнения друг друга. Я как президент доложил бы, почему какие-то вещи не получились. Но ничего подобного не произошло. Меня лишь известили о случившемся: приняли «пакетное» решение убрать президента и главного тренера. Но если придерживаться такой логики, тогда должен быть освобожден от своей должности и господин Липатов. Поскольку он принимал более активное участие во всех вопросах – финансовых и кадровых.

– Когда вы узнали об этом решении?

– Буквально за пять минут до того, как меня вызвали на совет директоров, где и было объявлено это решение.

– По словам Липатова, «пакетное» решение об увольнении вас и Бышовца в случае неудачи оговаривалось еще перед началом сезона.

– Такой договоренности не было. И в моем контракте, расссчитанном на два года, ничего подобного не значилось: если занимаешь такое-то место, то тебя увольняют. Думаю, Сергей Владимирович здесь немножко лукавит.

–  А как сейчас выглядит вертикаль власти в «Локомотиве» по сравнению с временами, когда вы там работали вместе с Филатовым?

– Не хотел бы углубляться в эту тему. Скажу о другом. У нас с Филатовым на каждом этапе совместной деятельности возникали разногласия, но мы были подчинены одному общему делу – футболу. Именно это мы ставили во главу угла. И выигрывали и чемпионаты, и Кубки, и на международной арене достойно представляли Россию. По финансам «Локомотив» был самым профессиональным клубом. В чем это выражалось? В том, что наш бюджет насчитывал около 35 миллионов долларов, из которых 25-28 зарабатывали сами. Фут-бо-лом! И только около 10 миллионов нам предоставляли в РЖД. Сейчас ситуация другая. Пусть о ней говорят нынешние руководители.

– Между вами и Филатовым остались разногласия?

– По сравнению с тем, что сейчас происходит в клубе, наши разногласия – сущая мелочь. У нас с Филатовым они возникали из-за футбола.

– Правда ли, что два месяца назад вы предлагали свою кандидатуру на пост главного тренера?

– Я себя никогда никому не предлагаю.

– А что за встреча у вас состоялась в день матча против «Копенгагена» с Якуниным?

– Мы виделись на стадионе, как обычно, во время матча. Последний разговор с Владимиром Ивановичем состоялся в тот момент, когда объявили о моем освобождении от должности.

Эта беседа состоялась уже ближе к концу декабря, когда в судьбе Семина произошел крутой поворот. Он был приглашен на пост главного тренера киевского «Динамо». И подписывать контракт в столицу Украины приехал прямо с отдыха в Карловых Варах…

А могло, говорят, все сложиться совсем по-другому.

Вот что написала в номере еще от 29 октября газета «Твой день»:

«По нашей информации, 24 октября в Кремле проходил съезд железнодорожников, на котором обсуждалась стратегия развития компании до 2030 года. Вел заседание лично Владимир Якунин. Во время выступления делегатов работал sms-портал. На большом экране, установленном в зале, в режиме онлайн транслировались вопросы приглашенных. Когда свой доклад читал председатель совета директоров "Локо " и глава "ТрансТелеКома " Сергей Липатов, подавляющее большинство вопросов задавалось ему, естественно, о "Локомотиве ", а чаще других -почему команда фактически провалила сезон. Но за Липатова решил ответить Владимир Иванович, он выбрал один, самый короткий вопрос: "Станет ли "Локомотив " победителем Лиги чемпионов к 2030 году? " И его ответ стал приговором Липатову.

– Я беспощадно отношусь к таким людям, которые сами ставят высокие цели, обязуясь их выполнить, а потом их с треском проваливают, – сказал тогда Владимир Якунин, а затем, обращаясь непосредственно к Липатову, продолжил: -Явас неоднократно предупреждал и больше терпеть этого не буду.

После этого в зале раздались оглушительные аплодисменты».

Если кто-то из читателей не доверяет такому источнику, как «Твой день», то вот цитата из аналогичного материала в «Известиях».

«На недавнем съезде железнодорожников в Кремле -событии очень масштабном, которое удостоил вниманием сам президент Путин, – о футболе речь заходила не раз. Глава РЖД Владимир Якунин был вынужден лично отвечать на тревожные вопросы с мест по поводу подведомственной ему команды. А в одном из эпизодов он напрямую и довольно резко покритиковал председателя совета директоров футбольного клуба Сергея Липатова, стоявшего в ту минуту на сцене. В ответ из зала раздались аплодисменты… Впрочем, в самом РЖД считают, что критика была направлена по другому адресу.

– Ясама присутствовала в этот момент в зале, -рассказывает "Известиям " заместитель начальника департамента корпоративных коммуникаций Наталия Акафь-ева. – Отвечая на вопрос, верит ли он, что "Локомотив" может выиграть Лигу чемпионов к 2030 году, Якунин сказал: он беспощадно относится к тем, кто обещает и ничего не делает. Но непосредственно к Липатову не обращался. И вообще, насколько я знаю, никаких предпосылок к смене руководства клуба на сегодня нет. Ведь помимо чисто спортивных задач мы хотим сделать "Локомотив " самоокупаемым, а с этой точки зрения клуб сделал большой шаг вперед».

Даже из крайне дипломатичных слов сотрудницы РЖД становится понятно: в какой-то момент Липатов «подвис». Что произошло потом – тайна за семью печатями.

Среди бывших сотрудников «Локо» весьма популярна версия, что еще в день матча последнего тура с «Кубанью» диспозиция складывалась в пользу увольнения Липатова и прихода Семина на должность главного тренера. Но якобы поздно вечером председатель совета директоров отправился с какими-то предложениями на дачу к президенту РЖД – и наутро Семин с Бышовцем обнаружили, что они безработные.

Вот тут мы правду точно никогда не узнаем.

Как только из клуба был уволен Семин, в «Локомотиве» началась глобальная чистка. Создавалось впечатление, что на дворе 30-е годы: если человек работал во времена Филатова и Семина, то он – «меньшевик» или «эсер». Ату его!

Глава фан-клуба «Локо» Сергей Савченко в декабре, получая приз газеты «Советский спорт» за лучшие баннеры, рассказывал:

– С уходом Бышовца и Семина поиск виноватых в провальном сезоне не закончился, увольнения продолжаются. Ушли, причем не по собственному желанию, почти все люди, начинавшие трудиться в клубе еще во времена Филатова – Семина: вице-президент Устинов, главный инженер стадиона Кривойкин, офицер по безопасности Горшков, директор по развитию и стратегическому планированию Горячев, директор школы Родионов, Ольга Волкова, которая вела журнал «Наш "Локо"»… Список можно продолжать и дальше. Среди виноватых оказался и я. После 31 января уже не буду возглавлять Клуб болельщиков «Локомотива».

Уехал в Киев вслед за Семиным и Сергей Овчинников. Должности спортивного директора родного клуба, достойной фигуры его масштаба, ему не предложили: ее занял Дмитрий Баранник, в 80-е годы игравший в «Зените», а затем живший и работавший в Норвегии. Правда, когда вопрос о новом главном тренере еще был открыт, Босс успел отметиться эпатажным, в своем духе, заявлением: «Если меня назначат главным тренером, на следующий год "Локомотив " выиграет чемпионат России, а еще через год – Лигу чемпионов. Если этого не произойдет, я больше никогда не буду тренировать».

Естественно, Липатову даже в голову не пришло обдумывать эту идею всерьез. Председатель совета директоров, который Овчинникова с его языком без костей на дух не переносил, надо думать, воспринял новость о его отъезде на Украину с облегчением. Оттуда, конечно, тоже можно критиковать – но не настолько часто и назойливо.

Увольнения продолжились. Лишились работы десятки людей – в частности, теща Дмитрия Лоськова, много лет трудившаяся в клубной бухгалтерии. Но самый громкий скандал возник вокруг пресс-атташе Александра Удальцова, которого в силу теплых взаимоотношений с Семиным очень не любил Липатов. Его просто… забрали в армию. И вряд ли это можно было считать простым совпадением. По крайней мере, все работники старого «Локомотива» не испытывают на этот счет ни малейших сомнений.

Удальцов, проведший месяц в воинской части в Балашихе, а ныне проходящий службу в качестве помощника пресс-атташе футбольного клуба «Динамо», рассказывает:

– За день до матча с «Копенгагеном» я, как обычно, приехал на базу, провел пресс-конференцию. Сажусь в машину, и тут стук в стекло. Думал, какой-то журналист, что-то спросить хочет. А человек лезет ко мне в машину. В штатском, кстати, что, как я узнал позже, запрещено законом. Их двое приехало, оба в штатском, на «Тойоте Камри». Показательный момент, по-моему. Как и то, что призывную комиссию собрали в неурочный день, только ради меня. И медкомиссию проходил интересно. «Видишь буквы?» – «Ни одной не вижу». - «Здоров!» Итак далее.

Я потом спрашивал одного человека из службы безопасности: как машину-то частную запустили на охраняемую территорию базы? «Мне позвонили, сказали, что Красновский на этой машине едет». На самом деле чужому автотранспорту туда просто нереально заехать!

За пару недель до всех этих событий мне позвонил Липатов: «Заканчивай рисовать баннеры, или будем решать с тобой вопрос по-другому». Я подумал – изобьют, что ли?

Никакого прямого отношения к баннерам – будь то против Бышовца или Липатова -я не имел. Да, часть моих обязанностей включала в себя работу с клубом болельщиков. Но я всегда придерживался тех же позиций, что и Семин, который говорит: «Никто не имеет права затыкать болельщикам рот!» Новые люди в клубе считают иначе.

И еще был один интересный момент. На пресс-конференции, когда представляли Рахимова, главный редактор еженедельника «Футбол» Петр Каменченко спросил Липатова: «Удальцов в армии, кто будет пресс-атташе?» Сергей Владимирович ответил: «Для нас уход Александра в армию стал очень неожиданным. Но служить ему год, и если он не растеряет своих профессиональных качеств, мы его ждем». Так все хорошо, красиво. А потом меня после присяги на сутки домой отпустили, и этот день как раз пришелся на новогоднюю корпоративную вечеринку в «Локомотиве». Как я мог не поехать, если люблю этот клуб и у меня там столько друзей? Приезжаю, люди видят меня, наголо обритого. Фурор. Все на меня как на обезьянку смотрят, фотографируются. А через пять минут подходит охрана и говорит: «По решению руководства вам здесь находиться нельзя». Вот так они меня ждут через год…

В клубе, разумеется, по поводу призыва Удальцова придерживаются прямо противоположного мнения: все, дескать, по закону, «священный долг и почетную обязанность» должен выполнить каждый. И не надо, дескать, демонизировать фигуру Липатова, который уж таких-то связей точно не имеет. Пришло время – служи.

Эта история – ни в коем случае не обвинение. Прямых доказательств-то нет и быть не может. Просто – информация к размышлению.

И еще один нюанс на ту же тему. Валерий Баринов рассказывает:

– На одной спортивной радиостанции есть программа про «Локомотив», куда звонят болельщики и задают ведущим вопросы. Однажды спросили, что произошло с Удальцовым? К тому времени все, кто имеет хоть какое-то отношение к «Локомотиву», уже знали, что Саша служит. И вдруг ведущий раздраженно говорит: «Мы уже много раз вам отвечали: он в зарубежной командировке. И не надо больше задавать этот вопрос!» Если не знаешь - не делай таких категоричных заявлений, а если знаешь, но говоришь заведомую ложь – значит, кто-то тебя об этом настоятельно попросил. У меня возникло четкое ощущение, что это был как раз второй случай…

Но и это еще не все о чудовищном сезоне «Локомотива»-2007.

Потому что едва ли не самым громким скандалом он громыхнул в последней игре – в Афинах против «Панатинаикоса».

Исполнявший обязанности главного тренера «Локо» Ринат Билялетдинов позже рассказывал:

– Все началось с того, что я заменил Питера (Одемвингие. – Прим. И. Р.) в матче с «Копенгагеном». Вспомните, как он провел этот тайм?! Если игрок ходит по полю пешком, как это было в случае с Одемвингие, зачем мне держать в игре такого форварда? Вот я и заменил тогда нигерийца в перерыве и, считаю, поступил правильно. А дальше пошло-поехало…

Честный и бескомпромиссный человек, Ринат Билялетдинов не стал тогда смотреть на сумму зарплаты Одемвингие и на то, сколько за него «Локомотив» заплатил «Лиллю» (официальные данные гласили, что это 7 миллионов евро, неофициальные – что все десять. – Прим. И. Р.). Он увидел, что форвард совершил всего два рывка за тайм – и оценил его игру по заслугам.

Тогда же, в перерыве, Одемвингие собрал вещи и уехал со стадиона. Точно как Спахич в матче первого круга с ЦСКА. И с тем же дисциплинарным эффектом от руководства. Точнее, отсутствием такового.

Сергей Гуренко позже говорил мне в интервью «Спорт-Экспрессу»:

– Для меня хуже всего – слова Одемвингие об игре с «Копенгагеном», когда его заменили в перерыве: «В первом тайме я не бегал, потому что берег силы на второй». Как может такое сказать профессиональный футболист, человек, который хоть немножко уважает партнеров по команде?! Нам надо обязательно победить – а ты, нападающий, заявляешь, что берег силы! Не выйти на поле не так страшно, как выйти, но ничего не сделать.

К этому остается добавить, что матч тот «Локо» на своем поле проиграл – 0:1. И практически лишился шансов продолжить борьбу в Кубке УЕФА.

Чтобы объяснить читателю, что Ринат Билялетдинов - не просто отец Динияра, а по-настоящему уважаемый в «Локомотиве» человек, думаю, достаточно будет двух цитат.

Первый – болельщицкий баннер на матче с «Копенгагеном»: «Саярыч, ты достоин, как никто другой».

Второй – слова Дмитрия Сычева в интервью «РгоСпорт».

–  Как ты воспринял временное передвижение на должность главного тренера Рината Билялетдинова?

– Очень положительно. Я много с ним общался и знаю его как большого профессионала. Он умеет общаться с игроками. По умению завести игроков Саярыч очень похож на Палыча – настроит так, что игроки будут нестись на соперника с бешеными глазами. Внимательно следит за Европой, за всем новым, старается это перенимать и вносить в свой тренировочный процесс.

Легионеры же восприняли Билялетдинова-старшего как временщика. И позволяли себе делать все, что им заблагорассудится.

Отсутствие санкций за преждевременный отъезд дало повод Одемвингие совсем распоясаться.

– После матча с датчанами я провел с командой два тренировочных занятия, на которых Одемвингие просто откровенно саботировал рабочий процесс, - рассказывал Ринат Билялетдинов газете «Твой день». -Яс позиции исполняющего обязанности главного тренера сначала не хотел вмешиваться в ситуацию. Но когда другие футболисты пашут на тренировках и рвутся в состав, как тот оке Траоре, к примеру, как я должен был, по-вашему, поступить? Поэтому я доверил место в основе малийскому форварду.

Перед матчем с греками я включил Одемвингие в число запасных. Сказал ему, что рассчитываю на него во втором тайме. Чтобы он со свежими силами включился в игру и принес «Локомотиву» победу. На что он ответил: «Я лучше матч на трибуне посмотрю». То есть, получается, Питер считает, что на трибуне он принесет клубу гораздо больше пользы, чем на поле. Сумасшедшие деньги просто развратили таких игроков! Возвысили их над другими игроками команды!

Знаете, мне очень жаль, что сейчас в команде нет ни Босса, ни Евсеева, ни Лосъкова. Они бы, не сомневаюсь, быстро поставили зарвавшегося Одемвингие на место, если бы возникла подобная ситуация. К слову, в Греции с нигерийцем ребята тоже хотели выяснить отношения по-мужски, но мне удалось сдержать их эмоции.

К словам Билялетдинова-старшего, после той игры вернувшегося к обязанностям главного тренера дубля «Локомотива», необходимо добавить еще одну деталь. Отказавшись находиться в запасе в Афинах, Одемвингие отправился на трибуну. Где преспокойно сел к… Сергею Липатову, с которым, по свидетельству очевидцев, беззаботно перешучивался на протяжении всей игры.

В конце декабря в гости к редакции «Спорт-Экспресса» пришел председатель Счетной палаты России Сергей

Степашин. Несколько вопросов было задано и про «Локомотив»:

– «Газпрому» неэффективное использование средств теперь действительно не предъявишь. А РЖД?

– Думаю, Владимир Иванович Якунин разберется сам. Все компоненты для успешной игры у «Локомотива» есть, и я уверен, что с новым тренером команда заиграет по-новому. А Юрия Павловича я проводил: он приходил ко мне в гости перед отъездом в Киев. Его отставка – тоже странное решение. Хочу пожелать ему удачи, потому что он замечательный, высоконравственный человек. Сложновато ему, конечно, будет на Украине. Надеюсь, у него все же получится. Если киевское «Динамо» во главе с нашим тренером поднимется наверх, это также будет оценка отечественного футбола.

– А Бышовец вас не разочаровал?

– Конечно, разочаровал. Все видели результат. Плюс не сложилась ситуация в команде, постоянные трения. Да и Семина трудно в чем-то винить - он же не занимался тренировочным процессом. Думаю, это была тактическая ошибка в первую очередь Липатова.

– Как расцениваете последний случай в этом клубе – когда Одемвингие отказался оставаться в запасе и ушел в VIP -ложу к Сергею Липатову? Это нормально?

– Ненормально. И это вопрос к Липатову. Не единственный, кстати. Но я надеюсь, что в будущем сезоне все проблемы в «Локомотиве» будут преодолены.

Резкое недовольство происшедшим выражали и игроки «Локо».

Сергей Гуренко в январе (Одемвингие в этот момент выступал на Кубке Африки) говорил мне:

– Неуважение было проявлено ко всей команде. Ясно, что он вышел бы во втором тайме для усиления игры. Забей гол-два, докажи, что должен был играть в стартовом составе – и тогда говори: «Вот, смотрите!» Доказать, что в тебе ошиблись, можно только на поле.

–  У греков два гола как раз и забил футболист, вышедший на замену, – Пападопулос. Между прочим -форвард сборной Греции, которому незазорно было выйти со скамейки запасных…

– Проблема не в том, что человек ошибается – ошибиться может каждый, -а в том, как он ведет себя после ошибки. С Одемвингие мне детей не крестить. Если он будет играть и работать как следует, никаких вопросов к нему не останется. Его извинения мне не нужны, он взрослый человек, сделал все обдуманно, не под дулом пистолета. Теперь только игрой может доказать ребятам, что чувствует себя частью этой команды.

– Но правильно ли отреагировали ветераны «Локо», ничего не сказав Одемвингие после его отказа остаться в запасе на матч с «Панатинаикосом»?

– Лично я в конце прошлого года уже ничему не удивлялся. И был ко всему готов.

– Это и называется апатией?

– Ощущение было такое: происходит то, что ты уже в любом случае никак не способен изменить. Мы как будто находились в двухместной шлюпке, а было нас – одиннадцать. И шлюпка уже шла ко дну, и невозможно уже было что-либо с этим сделать.

Дмитрий Сычев тоже недоумевал:

– В любом случае будем ждать от него объяснений. Надо послушать, что человек скажет. Интересно послушать, почему он так поступил. У нас все – люди с характером, но вести себя подобным образом нельзя. Прежде всего по отношению к команде и тренеру. Главное в коллективе ~ взаимное уважение и честное отношение друг к другу. А все эти истории лишний раз говорят о болячках и язвах, которые зрели в течение прошлого сезона. В «Локомотиве», который прежде жил как одна семья, такого не было никогда.

Интереснее всего было узнать, что думает по поводу оскорбления, нанесенного его отцу, Динияр Билялетди-нов. Когда мы беседовали с ним в январе в Турции, молодой капитан не особо даже пытался сдерживать эмоции. До такой степени, что после окончания беседы я предложил ему на следующий день перечитать текст интервью и внести в него любые необходимые изменения. Мы встретились – и в целую полосу газетного текста смелый футболист внес всего пару незначительных корректировок…

– Не ждал я от Питера такого, честно. Вроде профессионал высшей степени, играет не первый год. И выкинуть такое… Он признал, что не прав, но от этого не легче.

– Он же не команде сказал, что не прав, а пока только Рахимову.

– Команде не сказал. Думаю, чтобы сказать команде, нужно быть сильным человеком. Никто не будет заставлять его это делать. Надо, чтобы все побыстрее устаканилось, и мы начали работать по-другому. Но если такой инцидент был, значит, что-то нездоровое происходит в коллективе.

–  Как лично вы сможете это переварить – тем более что оскорбили вашего отца?

– Это во-первых. А еще проявили наплевательское отношение к команде. Давайте теперь все шестеро запасных обидятся, что не попали в состав, и уйдут на трибуну. Вполне можно было бы выйти на замену и помочь.

Скамейка запасных - это своеобразная встряска. Иногда она должна быть. Тебя сажают -ив тебе кипит злость на себя. Выйду и докажу! Может, в прошлом сезоне мне этого и не хватило, надо было меня посадить пару раз, чтобы подзадорить и разозлить. Если ты такой великий футболист, докажи это делом, как тот грек, что вышел и забил нам два гола!

– Как теперь Одемвингие вам в глаза смотреть будет?

– Нормально будет. Это не те люди, которым бывает стыдно. И ладно бы ходил на следующий день расстроенный из-за того, что проиграли и вылетели. А человек с улыбочкой ходил, глаз не опускал. Ничего не случилось, все хорошо. Хи-хи да ха-ха. Покровители его ходят, по плечу гладят: ничего, мол, Питер, все в порядке.

– Он один так себя вел или еще кто-то?

– Было еще парочку… Но зачем их называть?

– Что он должен сделать, чтобы вы его простили?

– А я не собираюсь никого прощать. Человек совершил поступок, поставил зарубку. Если он способен на такое – значит, способен. Непонятно только, что им двигало. Может, правда, помутнение сознания? Если ты такой честный, скажи за три дня до игры: «Извините, я психологически не готов. Морально сломался, сезон провален, опустились руки». И тренер тогда не будет на тебя рассчитывать, тактику по-другому станет строить.

– Ходили слухи, что вас с трудом удержали от «мер физического воздействия» в адрес Одемвингие.

– Желание немножко поговорить по-мужски было. Но, если честно, я не знал, как себя в такой ситуации вести. Через два часа играть – и тут такое случается. Не знал, чем забить себе голову – мыслями об игре или всеми этими пакостями. Выбрал первое. С остальным решил разобраться потом.

– Но почему нигерийца не одернул кто-то из «стариков»?

– К сожалению, инициатора не нашлось.

– Доводилось слышать мнение, что если бы в команде оставались Лоськов с Евсеевым, то Одемвингие бы не поздоровилось.

– Может, это и преувеличение. Сейчас у людей такие контракты, что попробуй их ударь. По судам затаскает, и тебя еще накажут потом. Времена меняются, и то, что раньше можно было решить мужским разговором, теперь будет себе дороже.

– Но какие-то меры воздействия должны же быть!

– Меры воздействия должны идти сверху. Как ставят себя руководители перед игроками, чего требуют, что запрещают – так себя футболисты и ведут. Понятно, если задействованы какие-то посторонние «интересы» -тогда, что бы ни произошло, человека все равно будут гладить по головке. Контраст в отношении к разным игрокам есть в любой нашей команде. С этим можно жить -любимчики были всегда и везде. Но коллектив дожжен быть коллективом, никто не имеет права друг о друга вытирать ноги.

– Отец пришел в себя после случившегося?

– Довольно быстро. Потому что все, в сущности, к тому и шло. Команда была разобрана еще за три тура до конца чемпионата, что и показали результаты.

– Тем не менее высказался он в прессе беспрецедентно резко.

– Его вывело из себя интервью Одемвингие под заголовком: «Мне надоел бардак в "Локомотиве"». Кто ты такой для клуба, чтобы рассуждать, что тут творится? Ты пришел сюда летом, выходи и играй! Не ты строил этот клуб, не тебе о нем и рассуждать.

– С таким контрактом, как у нигерийца, многое дозволено.

– Деньги деньгами, но надо оставаться человеком. Кто против того, чтобы ты много зарабатывал? Я никогда не считаю чужие деньги. Мне интересно другое – как человек играет, как ведет себя. Нельзя наплевательски относиться к людям, которые тебя окружают.

– Если бы отца клуб как-то наказал за громкое интервью, как бы вы на это отреагировали?

– А его бы не наказали. По той простой причине, что в этом случае вынуждены были бы наказать и Одемвингие. А того не тронули. Вот и вся теорема.

– По моему мнению, Рината Саяровича не наказали еще и потому, что боялись вашей реакции.

– Может, и так. Но, считаю, надо называть вещи своими именами. После игры никаких острых комментариев папа не давал. И только после выхода интервью Одемвингие про бардак в «Локомотиве» он не выдержал и решил разъяснить ситуацию. Это была ответная реакция.

К словам Билялетдинова-младшего стоит добавить, что реакция его отца оказалась очень жесткой. Прочитав интервью нигерийского форварда в газете «Твой день», он, человек эмоциональный, сам перезвонил в издание для того, чтобы объяснить журналисту, как все было на самом деле. Там же все педантично записали на диктофон и опубликовали.

Вот пара цитат оттуда:

«Мне хватило четырех дней, чтобы разобраться с этой коммерческой сворой, с гастарбайтерами Одемвингие и Родолфу».

«Такой мерзавец, как Одемвингие, остался в шоколаде, а я, человек, отдавший 30 лет "Локомотиву ", отстаивающий честь клуба и страны, оказался в г…»

«Такие игроки, как Одемвингие, Родолфу - это сволочи, которые заполонили наш футбол, и которым наплевать и на клуб, и на страну! Но, слава богу, у нас еще много игроков и тренеров, для которых понятие "патриотизм " – не просто слова».

На мой взгляд, Ринату Саяровичу Билялетдинову ни в коем случае не стоит жалеть о своей горячности.

О том, что сказал правду, вообще жалеть нельзя.

И я не знаю человека из числа поклонников настоящего «Локомотива», кто бы ему за эти слова – открыто или мысленно – не поаплодировал.

Еще ряд любопытных подробностей о матче «Панатинаикос» – «Локомотив» рассказал в интервью «Советскому спорту» защитник Олег Пашинин.

– Такое невозможно себе представить, наверное, ни в одной команде. Там ведь не один Одемвингие отличился. Родолфу минут за двадцать до конца собрал свои вещи с лавочки и ушел в раздевалку. Этим, по-моему, все сказано. Настолько разложился коллектив.

Я, например, подошел к Родолфу и сказал ему, что нет у них права в команде, для которой они еще ничего не сделали, так поступать и показывать пример молодым футболистам. Оправдания им не вижу. Хотя Рахимов сказал, что он выслушал Одемвингие - и его понял. А Спа-хич? Он же специально шел на красную карточку в игре с «Копенгагеном» (чтобы не ехать в Грецию и досрочно уйти в отпуск. – Прим. И. Р.)! В нормальной обстановке и при нормальном руководстве это дело было бы наказуемо.

В команде с дисциплиной каждый год становится все хуже и хуже. Разбаловали звезд наших локомотивских. Полная безнаказанность. Руководство и тренерский состав уже никому не предъявляют никаких претензий. А такое никогда не приводило к хорошему. Раз человек что-то сделал – его не одернули, промолчали, не объяснили, что здесь так не принято. Два, три… Это все равно что ребенка избаловать – потом долго будешь плоды пожинать. Эта игра с греками – вина и тренера, и руководства. Раньше таких людей, как Одемвингие и Родолфу, просто не взяли бы в команду. Должно же быть представление о них не только как о футболистах, но и как о людях! Почему за пятнадцать сезонов никто ни разу не отказывался играть? Ни при Муслине, ни при Эштрекове, ни тем более при Палыче до такого бы точно не дошло.

Этот монолог меня, честно говоря, потряс. И не из-за содержания. А из-за того, что вообще-то Пашинин – один из самых молчаливых людей в отечественном футболе. Взять у него интервью мне удалось только в чемпионской раздевалке после золотого матча-2002. Там выяснилось, что говорит он на самом деле очень хорошо. Но чрезвычайно редко. До какой же степени возмущения надо было его довести, чтобы он разразился такой речью!

Кстати, после окончания сезона Липатов предложил Пашинину контракт вдвое меньше прежнего, и футболист решил закончить карьеру. Он пошел учиться в Высшую школу тренеров, а одновременно «Локомотив» – изображая тем самым желание сохранять в клубе своих ветеранов – предложил ему должность.

Директора вновь созданного департамента по работе с болельщиками.

Чего хочет клуб, предлагая работать с фанатами не профессионалу в этой области, а футболисту?

Клуб хочет, как говорится, не быть, а слыть.

Если же возвращаться к Одемвингие, то было бы неправильно оставить читателей без его собственной прямой речи. Свои разъяснения он дал «Советскому спорту» в феврале, после возвращения с Кубка Африки.

–  Знаете, почему болельщики медали вашего приезда в клуб больше всего? - спросили его журналисты.

– Если ждали – значит, я один из важных игроков команды. Это приятно. Я тоже рад вернуться.

– Не только поэтому. Ждали, как вы вернетесь в команду после завершения прошлого сезона. Почему вы отказались оставаться на скамейке запасных в последнем матче Кубка УЕФА с «Панатинаикосом» и ушли на трибуну?

– Непростая ситуация. Я был заменен в перерыве предыдущей игры с «Копенгагеном». И тренер мне ничего не сказал, не объяснил. Перед матчем с «Панатинаикосом» у меня был такой период… В общем, я чувствовал себя не так хорошо. В тот момент я был просто… lost -Одемвингие вспоминает английское слово, которое в данном случае можно перевести как «сломленный морально». – Да, на мне есть вина за ту ситуацию. Я каюсь.

– Теперь вам нужно говорить с Динияром Билялетдиновым, который в начале года в одном из интервью раскритиковал ваше поведение.

– Узнал, чтоДинияр так сильно воспринял эту ситуацию, уже после того, как я улетел из Москвы после окончания сезона. О чем именно он говорил, мне неизвестно. Да и обо всем он должен сказать мне сам. Я уважаю его мнение, он должен уважать мое. Понимаю, что это его отец. И как капитан он мог сказать, что такое поведение неправильно, что мы должны уважать выбор тренера. Но я в тот момент сделал так, как чувствовал, как хотел сделать. И я поступил бы так же в подобной ситуации, если бы на его (Билялетдинова-старшего. – Прим. И. Р.) месте был другой тренер.

– Что, вы можете представить себе такой поступок и в вашем прежнем клубе «Лилле»?

– Я такого никогда не делал…

– Так что случилось в конце прошлого сезона?

– Персональная обида у меня, конечно, была. Мне казалось, что тренер делает неправильно. Он – новый человек. До него мы жили своей жизнью. Если тренер не знает игроков по характеру, это его проблема. Есть те, кто серьезно относится к тренировкам. Но я не из тех, кто всегда на них концентрируется. Потому что это я. Потому что это хорошо для моей игры.

– С Рашидом Рахимовым вы обсуждали эту ситуацию?

– Да, когда он возглавил команду, спросил меня, что случилось. Я ответил, что не хотел играть в Греции, даже выходить на замену с такой головой не видел смысла. Тем более в составе были игроки, которые большую часть сезона провели в запасе, а та игра ничего не решала. Пусть лучше играли бы они.

– Ваш поступок - это…

– …нехороший пример. Клод Пюэль (главный тренер «Лилля». – Прим. И. Р.) тоже был не из легких людей. В один уик-энд играешь в основе, забиваешь, а на следующие выходные не попадаешь в основу. В последний год моего пребывания в клубе многие стали говорить тренеру об этом, в итоге было продано много игроков. А прошлогодняя ситуация… после нее, думаю, и тренер должен оглянуться, я же на ней уже учусь…

Рядом с интервью «Советский спорт» опубликовал записку, которую Одемвингие, отлично владеющий русским языком, написал для читателей:

«По этой ситуации я виноват как профессионал. Признаю свою вину. Все бывает в жизни, но надо прощать друг друга, как сказал Иисус. Не держать злость в себе, потому что только дураки держат в себе злость долго».

Последуем совету Одемвингие, уважаемые читатели? Или попадем, по его классификации, в категорию дураков?

Лично мне это интервью сказало, что ничего-то он не понял.

Почему не он, Питер Осазе Одемвингие, должен по собственной инициативе объясниться с командой, а Динияр Билялетдинов обязан подойти к нему и выяснить отношения?

Почему во Франции он ничего подобного себе не позволял, а теперь «поступил бы так, если бы на его месте был другой тренер»? Потому что это Россия?

Почему Билялетдинов-младший должен уважать мнение Одемвингие? Из-за того, что он так поступил по отношению к тренеру и команде?

Почему свое безответственное отношение к тренировкам он перекладывает на плечи тренера, который-де – «новый» человек? Да этот новый человек играл за «Локомотив», когда Питер Осазе еще не родился!

И за что же все-таки он кается, если на каждый упрек у него свое оправдание? Разве не ясно, что это покаяние- поза, необходимость, «потому что так надо»? И уж приплетать Иисуса – это уже, полагаю, чистой воды демагогия…

Впрочем, хорошо, что это интервью вышло. По крайней мере, позицию человека мы теперь знаем. Кого-то его слова, вероятно, устроят. Мне они показались фальшивыми. «Покаяние поневоле» – так я бы их назвал.

Разумеется, в интересах Рашида Рахимова было погасить страсти вокруг Одемвингие – безусловно, важного для него игрока – как можно быстрее. Поэтому на первом сборе, будучи не слишком довольным, что я вообще затрагиваю эту тему, но будучи слишком умным, чтобы пытаться мне это запретить, Рахимов прокомментировал ее так:

– Такие поступки не одобряю, но сам Одемвингие, с которым я разговаривал до его отъезда на Кубок Африки, сознает, что повел себя неправильно. Сказал ему: «Если ты психологически не готов к игре, то сказать об этом должен не на установке, а гораздо раньше». Он ответил, что все понимает, и признал, что не имел права так реагировать на предложение остаться в запасе. Для него это будет уроком. Считаю, что инцидент, в котором решающую роль сыграли эмоции и который дополнительно разожжен прессой, нужно забыть. Когда он вернется, футболисты обо всем поговорят и поймут друг друга. Сейчас надо не раскручивать заново старую историю, а работать.

Что ж, скандалов вокруг Одемвингие пока больше не было, и это хорошо. Тем не менее нигде не проходила информация, что он лично извинялся перед командой. И какие чувства испытывают к нему многие партнеры по «Локо» – большой вопрос. А значит, первый же срыв может привести к серьезным последствиям.

Впрочем, Рахимов производит впечатление человека, способного справиться с прошлогодним хаосом в коллективе.

В «Локомотив» бывший главный тренер австрийской «Адмиры» и пермского «Амкара» пришел на условиях жесткого единовластия по всем вопросам, касающимся команды. В том числе и штрафов, и премиальных, и даже общения игроков с прессой.

На первой же пресс-конференции, когда журналист адресовал вопрос о месте и времени предсезонных сборов Сергею Липатову, Рахимов тут же счел нужным вмешаться: почему, мол, вы задаете вопрос не по адресу? Такие вещи – только в компетенции главного тренера.

Сразу же после того, как Рахимова представили игрокам, он спросил Липатова и нового президента клуба Николая Наумова: есть, мол, вам еще что сказать? Узнав, что нет, вежливо попросил руководителей выйти, поскольку ему нужно пообщаться с игроками наедине. Те вынуждены были подчиниться.

На банкете для спонсоров «Локо», устроенном в день представления Рахимова, главный тренер появился с некоторым опозданием. Липатов тем временем произносил долгую речь. Потом слово было предоставлено Рашиду Маматкуловичу. «Я долго говорить не буду, – сказал он. – Наслаждайтесь вечером. Отдыхайте. Спасибо».

На моем блоге в рамках интернет-портала «Спорт-Экспресс» один из читателей просил задать вопрос Рахимову:

– Собираетесь ли пресекать сепаратное общение отдельных игроков с руководством клуба через голову тренера, что было до вашего прихода?

– Думаю, что этого общения не будет, – категорично ответил Рахимов. – Лично мне оно не нравится, и постараюсь сделать все возможное, чтобы его не было.

А вот как представил нового главного тренера Липатов:

– Хотя решение пригласить Рахимова было принято достаточно быстро, это вовсе не значит, что оно было необдуманным. В поле нашего зрения он попал не сегодня и не вчера. Мы рассматривали несколько кандидатур, в том числе иностранцев. Но остановились на Рахимове прежде всего потому, что налицо было поступательное движение вперед «Амкара», в котором он работал ранее. Кроме того, у него есть зарубежная тренерская лицензия Pro. А западное образование в области спортивного менеджмента имеет пока, как ни печально, больший вес, нежели российское. Сыграло роль и то, что Рахимов играл за «Локомотив» в 1993-1994 годах. Так что для нашего клуба он человек не посторонний.

– Каков кредит доверия новому главному тренеру?

– Срок контракта - три года, – на наш взгляд, говорит сам за себя.

Сергей Гуренко поделился первыми впечатлениями от работы с новым тренером:

– Рахимов сразу дал понять, что здесь нет ни первого, ни тридцатого номера – здесь есть команда. Он хочет сделать все, чтобы в «Локомотиве» не было разделения на иностранцев и россиян, опытных и молодых. Мы тут же поняли; отныне все равны и у всех одинаковые шансы играть. Уверен, что Рахимов никогда не простит разгильдяйства, высокомерия, оскорбительного отношения к партнерам.

В том же духе высказался и Дмитрий Сычев:

– У Рахимова никто не позволит себе того, что некоторые позволяли в прошлом году. Такие неприятные ситуации, как в конце минувшего года, уверен, не повторятся. Всем уже понятно, что поблажек не будет никому. Всем стало ясно, что Рахимов – человек со стержнем. Жесткий: дисциплина прежде всего. У него никто не посмеет заниматься ерундой ни на поле, ни за его пределами.

Дай-то бог. Интеллект и харизма у нового главного тренера «Локо» очевидны. Знания – тоже. Все игроки отмечают, что работает он по новейшим технологиям, а из Перми захватил с собой 270 (!) DVD-дисков с записью каждой своей тренировки в «Амкаре». «Когда все задокументировано, гораздо легче работать», – объясняет специалист.

Вопрос к Рахимову пока только один. Одно дело – тренировать «Амкар» с его средненьким подбором игроков, и совсем другое – российский топ-клуб. Сможет ли перестроиться с рабочих лошадок на звезд – по российским, разумеется, меркам? Ведь далеко не всем тренерам, наделавшим шума с «пролетариями», удается потом совладать с «аристократами». Другой уровень таланта, другой менталитет, другая степень самомнения. Справится ли с ними «демократический диктатор», как Рахимов любит себя называть?

–  Не боитесь ли, что «гламурные мальчики» вас скушают и не подавятся? - спросил Рахимова читатель на моем блоге.

– Я несъедобный. Так посыплю себя перчиком, что есть будет неприятно, – парировал тренер.

Вот только слишком уж большие завалы предстоит разгребать в «Локомотиве» новому тренеру, чтобы это случилось быстро и безболезненно. Человеческие отношения -материя настолько тонкая, что если что-то уже разорвано, сшить заново стоит огромных усилий.

Если это вообще возможно.

А потому у меня вызвали хоть и некоторое удивление, но не изумление результаты первых поединков «Локо» в новом сезоне. А именно – поражение от «Зенита» в матче за Суперкубок и проигрыш «Рубину» в стартовом туре чемпионата-2008. Оба – в Москве.

Недуг в эту команду проник настолько глубоко, что ей невозможно просто проснуться и начать новую жизнь.

Ей придется терпеть и бороться за свое выздоровление. Шажок за шажком, усилие за усилием.

И пока нет гарантий, что выздороветь вообще получится. Председатель совета директоров-то у клуба все тот же - Сергей Липатов. Человек, с приходом которого, как ни крути, у «Локомотива» начался откат с золотых позиций.

Во время последней встречи с журналистами он на голубом глазу сказал о взаимоотношениях в коллективе:

– Думаю, что проблема была во многом надумана. Многие вещи раздувались теми изданиями, которые способны сделать сенсацию из ничего.

Даже если проигнорировать весь текст автора этой книги, заведомо сочтя его предвзятым, и ознакомиться только с прямой речью главных и второстепенных героев повествования, станет ясно: разговор о надуманности проблем в «Локомотиве» – это обман. Либо нас, либо самого себя.

Если все будет зависеть от самого Рахимова – у него будет шанс справиться. Хотя вряд ли – сразу.

Вот только от прежних повадок избавиться трудно, если вообще возможно. Оказался ли Липатов способным на полное критическое переосмысление событий прошлого года? Сможет ли он долго находиться в тени? Не потянет ли его вновь к старым «друзьям» – к Спахичу, Одемвингие, еще к кому-то? Не захочется ли снова назначать гигантские суммы премиальных, устраивать разборы полетов в отсутствие главного тренера, ходить с отдельными футболистами в рестораны? Иными словами – разрушать команду?

На сегодня все эти вопросы – риторические. Ответы на них даст только жизнь. Как и на то, необходимо ли вообще присутствие Липатова в новой структуре «Локомотива». Спортивную его часть целиком забрал себе Рахимов. Хозяйственную и организационную – новый президент Наумов, человек Якунина. На последней встрече Липатова и Наумова с журналистами примерно 70 процентов опубликованных цитат принадлежат последнему. Деталь, по-моему, показательная.

Ясно одно: успехи Рахимова – последний шанс для Липатова остаться в «Локомотиве». Бронзу 2006 года ему удалось спихнуть на Филатова, седьмое место 2007-го -на Семина и Бышовца. Якунин пусть и не слишком футбольный, но достаточно умный руководитель, чтобы в третий раз не наступить на те же грабли. А потому вряд ли Липатов будет сейчас тянуть одеяло на себя. В его интересах – «без пыли и шума» обеспечивать Рахимову условия наибольшего благоприятствования.

Но это – сейчас. Что начинает происходить в команде, когда позиции Липатова по-настоящему крепки, мы уже знаем…

«Команда сейчас вызывает ассоциации с пружиной, которая вот-вот разожмется», - говорит Липатов. Правда, и после прошлогодней победы в Кубке России он утверждал, что в «Локо» царит единство.

И все же не исключаю, что вскоре мы увидим молодой, энергичный, устремленный вперед «Локомотив». И будем аплодировать ему.

Но такого сердечного влечения, как к тому, старому доброму, филатовско-семинскому «Локо», наверное, уже не будет никогда.

У этого «Локомотива», возможно, будет тело.

У того «Локомотива» точно была душа.

И те сотни тысяч болельщиков, в кого она вселилась, не забудут об этом никогда.

Теги: ФК Локомотив Москва, становление, история.

    Загрузка...

    Полное библиографическое описание

    Рабинер Игорь — Глава 10 // "Локомотив", который мы потеряли. - 2008.Глава 10.

    Посмотреть полное описание