100 великих футболистов

Полевые игроки. Диди – Бобби Чарльтон

Автор:
Малов Владимир Игоревич
Источник:
Глава:
Полевые игроки. Диди – Бобби Чарльтон
Виды спорта:
Футбол
Рубрики:
Персоны
Регионы:
МИР
Рассказать|
Аннотация

ДИДИ (1929—2001) Играл в бразильских клубах «Риу-Бранко», «Ленсоэс», «Мадурейра», «Флуминенсе», «Ботафого», испанском клубе «Реал» Мадрид. В 1952—1962 годах провел 73 матча за сборную Бразилии. Как и многие другие бразильские футболисты, Валдир Перейра куда больше известен своим прославленным

Полевые игроки. Диди – Бобби Чарльтон

ДИДИ

(1929—2001)

Играл в бразильских клубах «Риу-Бранко», «Ленсоэс», «Мадурейра», «Флуминенсе», «Ботафого», испанском клубе «Реал» Мадрид. В 1952—1962 годах провел 73 матча за сборную Бразилии.

Как и многие другие бразильские футболисты, Валдир Перейра куда больше известен своим прославленным прозвищем — Диди. Согласно футбольной легенде, это короткое, звучное и, безусловно, очень удобное для болельщиков и комментаторов сочетание из двух слогов придумал бразильский драматург Нельсон Родригес. Но было у Валдира Перейры и другое прозвище, которым его наградили за какую-то особую футбольную элегантность — «Черный принц». Он играл с высоко поднятой головой и словно бы не обращал никакого внимания на соперников. И никогда не отличался суетливостью, иной раз могло даже показаться, что он просто стоит посреди поля. Однако мяч то и дело попадал именно к нему, а он одним ювелирно-точным пасом партнеру мог начать атаку как раз в том направлении, где она могла быть особенно опасной.

«Черным» же он назывался именно из-за цвета кожи. Поэтому в начале футбольной карьеры Диди приходилось несладко: ведь в середине XX века, не то что теперь, в лучших бразильских клубах играли белые футболисты, а темнокожие — во второстепенных. Поэтому при всем его таланте темнокожему пареньку Валдиру Перейре, начавшему свою футбольную карьеру в маленьком городке Кампос и приехавшему в Рио-де-Жанейро, несказанно повезло, когда в 1950 году он закрепился в основном составе «Флуминенсе». Но своей игрой он быстро покорил и тренеров, и партнеров, и болельщиков.

Один из матчей Диди 1950 года стал поистине историческим. В тот год в Бразилии проходил IV чемпионат мира. К этому важнейшему для страны событию в Рио-де-Жанейро постарались построить самый большой в мире стадион — «Маракана». В июне в честь его открытия (правда, потом он достраивался еще многие годы) на «Маракане» состоялся матч сборных Рио-де-Жанейро и Сан-Паулу. И Диди забил первый гол в истории знаменитого стадиона.

Увы, для сборной Бразилии чудо-стадион в тот год оказался несчастливым: в решающем матче она проиграла сборной Уругвая, которая и завоевала титул чемпионов мира. Что же касается Диди, то он был включен в сборную Бразилии только в 1952 году и первый свой матч в национальной команде сыграл на той же «Маракане» против сборной Мексики. Бразильцы тогда победили 2:0. Потом Диди участвовал во всех трех следующих чемпионатах мира.

Но 1954 год опять оказался для сборной Бразилии неудачным. Она проиграла четвертьфинальный матч сборной Венгрии со счетом 2:4, да еще вдобавок бразильцы учинили с венграми грандиозную драку, которая началась на поле, а продолжалась уже после матча в раздевалке.

Бразильский триумф пришел в 1958 году, когда Диди уже играл в клубе «Ботафого», куда перешел из «Флуминенсе». На шведском чемпионате 1958 года ярко вспыхнула звезда юного Пеле. Но главным организатором побед бразильской сборной был именно Диди. Он раздавал пасы своим партнерам безошибочно, выводя на ударные позиции Гарринчу, Вава, того же Пеле. Во время финального матча со сборной Швеции известный французский футбольный обозреватель Габриэль Ало даже попробовал вычислить «коэффициент точности» передач Диди, и оказалось, что бразилец не ошибся ни разу. Не зря его партнеры по команде утверждали, что он с любой точки поля может попасть мячом в монету.

Вдобавок именно Диди поразил футбольную Европу безукоризненными резаными передачами и ударами, когда мяч неожиданно для всех менял направление. Это был знаменитый «сухой лист», изобретение которого многие поспешили приписать самому Диди. Возможно, это и не так, но Диди довел его исполнение до совершенства.

Он буквально ошеломил всех в полуфинальном матче со сборной Франции, неожиданно пробив по воротам метров с 30-ти. Казалось бы, мяч направлен прямо в руки французского вратаря и не представляет для него никакой опасности. Однако, не долетев до голкипера, мяч вдруг на мгновение застыл в воздухе, а потом завернул в левый верхний угол. С точки зрения физики тут не было ничего особенного: мяч не только летел, но вместе с тем еще и вращался сразу в двух плоскостях — вертикальной и горизонтальной, — и потому вступил в действие так называемый эффект Магнуса, отклоняющий вращающееся тело от прямолинейного движения. Но ведь мяч надо было с безукоризненной точностью подкрутить именно так, чтобы он попал туда, куда ему следовало…

Подобные голы Диди забивал не раз. И не раз закрученный им мяч попадал в ноги партнеру, обогнув по пути защитника, уже приготовившегося его перехватить. К тому же у него было поразительное видение поля, казалось, от диспетчера сборной Бразилии не может укрыться даже то, что происходит у него за спиной.

После триумфа на чемпионате мира в Швеции в карьере Диди наступил новый и не слишком удачный период — его пожелал увидеть в своем звездном «Реале» президент мадридского клуба Сантьяго Бернабеу. Диди провел там два года, с 1958 по 1960-й. В то время «Реал», бесспорно, был сильнейшей клубной командой Европы, если не всего мира. Однако у Диди игра там не получалась, и большую часть времени он проводил на скамье запасных.

Альфредо ди Стефано, его партнер по «Реалу», причину неудачи бразильца объяснял уже многие годы спустя в своей книге так: «Никто не сомневался в его высочайшей технике, в изяществе обращения с мячом, но мы больше нуждались в игроке-разрушителе, волнорезе при атаках соперника, а он меньше всего подходил на эту роль. Диди — игрок паса, с которого начинаются атакующие действия. Он мастер завязывать атаки, а не вести черновую работу. Не смог он адаптироваться и к более быстрому ритму испанских клубов».

В 1960 году Диди с радостью вернулся в свой клуб «Ботафого». Его возвращение вылилось в праздник — «блудного сына» встречали тысячи восторженных болельщиков. Из «Ботафого» два года спустя он уехал на чемпионат мира в Чили, где сборная Бразилии вновь стала чемпионом. Но победный финальный матч с командой Чехословакии был последней игрой Диди, дважды чемпиона мира, в национальной команде. А в следующем, 1963 году он завершил футбольную карьеру и в своем клубе.

Большого успеха Диди добился в качестве тренера. С 1964 года он работал в перуанском клубе «Спортинг Кристалл». Пять лет спустя ему доверили сборную страны, которая готовилась к отборочным играм чемпионата мира 1970 года. Прежде сборная Перу неизменно пребывала в тени славы своих соседей по континенту — именитых национальных команд Аргентины, Уругвая, Бразилии. Но Диди не только должным образом подготовил своих подопечных в техническом, тактическом и физическом отношении, но и заставил их поверить в себя. В своей отборочной группе перуанцы заняли первое место, сумев опередить сборную Аргентины.

Попав на мексиканский чемпионат, сборная Перу поразила всех, уверенно дойдя до четвертьфинала. Однако здесь ее поджидала сборная Бразилии, будущий чемпион. Тем не менее перуанцы сражались достойно, сумели забить в ворота бразильцев два мяча. Ривелино, Тостао и Жаирзиньо ответили четырьмя…

Но и такой результат — выход в четвертьфинал был для сборной Перу великолепным результатом. И блестящим успехом тренера Диди. В дальнейшем в разные годы он возглавлял аргентинский клуб «Ривер Плейт», турецкий «Фенербахче», сборную Саудовской Аравии. Работал и у себя на родине в клубах «Атлетико Минейро» и «Крузейро». Однако последние годы его жизни были омрачены тяжелой болезнью, и Валдир Перейра не покидал своего дома в Рио-де-Жанейро.

РАЙМОН КОПА

(Родился в 1931 г.)

Играл в клубах «Анже» и «Реймс» (Франция), мадридский «Реал» (Испания). В 1952—1962 годах провел 45 матчей за сборную Франции.

Французские фанаты, считающие Раймона Копа одним из лучших нападающих в истории мирового футбола, не очень любят вспоминать, что по происхождению он поляк, хотя и родился во французском городке Ное-ле-Мин на севере Франции. По-французски название переводится как «Новошахтинск», основное его население занято добычей угля. Здесь в конце 1920-х годов и обосновался его отец-шахтер, эмигрировавший в поисках лучшей доли из Польши. А родившегося в 1931 году будущего футболиста звали поначалу не Раймоном, а Романом, а фамилия его была Копашевский. Однако для школьных приятелей он сразу же стал на французский манер Копа, а имя Роман превратилось в Раймон. Так потом и привилось.

Отец полагал, что сын пойдет по его стопам, и с малых лет приучал к своей профессии. Раймону часто приходилось спускаться в забой и пробовать себя в роли откатчика. Но в четырнадцать лет его задела сошедшая с рельсов вагонетка с углем. Могло быть и гораздо хуже, однако юный откатчик отделался потерей указательного пальца на левой руке и заявил отцу, что больше не спустится в шахту ни при каких обстоятельствах. Тем более что уже тогда он стал связывать большие надежды с футболом.

Семья Копашевских жила рядом со стадионом местного футбольного клуба. При клубе была детская футбольная школа, которая не прекращала работать даже в годы фашистской оккупации. В ней Раймон занимался с одиннадцати лет, пройдя все возрастные ступени. Когда ему исполнилось восемнадцать, он подписал первый в своей жизни контракт с профессиональным клубом «Анже».

Копа играл на месте правого крайнего нападающего. При небольшом росте он отличался большой скоростью, резкостью в движениях и очень любил играть с защитниками в обводку, буквально уматывая их своими нескончаемыми финтами. Могло даже показаться, что он чересчур увлекается индивидуальной игрой, но после серии финтов следовал неожиданный и очень точный пас партнеру, успевшему занять выгодную позицию. При этом сам Копа забивал не очень много, но приносил много пользы своей команде. Вдобавок он был невероятно вынослив и мог носиться по полю без устали.

Спустя три сезона Копа заинтересовался «Реймс» — один из сильнейших французских клубов того времени. Тренеры оценили его способность выманить на себя сразу нескольких игроков обороны и точным пасом продолжить острую атаку своей команды. Очень быстро Копа стал ведущим клубом «Реймса», а вдобавок и молодежной сборной Франции.

5 октября 1952 года он впервые вышел на поле в составе национальной команды. В следующем году «Реймс» стал чемпионом Франции, а еще через год вместе со сборной Франции Копа отправился на свой первый чемпионат мира 1954 года в Швейцарию.

Для французов он сложился неудачно. Они сыграли лишь два матча, выиграв у мексиканцев, проиграв югославам, и на этом закончили борьбу. Собственно, от сборной Франции никто тогда и не ждал сюрпризов. Бесспорным фаворитом считалась сборная Венгрии с ее блестящими игроками Хидегкути, Пушкашем, Кочишем, вратарем Грошичем. Вот она-то и преподнесла сюрприз, в финале неожиданно проиграв сборной ФРГ, впервые ставшей чемпионом мира.

Зато «Реймс» вскоре добился большего успеха на международной арене, выйдя в 1956 году в финал самого первого розыгрыша Кубка европейских чемпионов. Финальный матч с мадридским «Реалом» проходил в Париже, и тем не менее «родные стены» французам не помогли. Выиграл «Реал» — 4:3. Но поражение «Реймса» было очень почетным, поскольку «Реал» уже тогда скупал лучших игроков, где только мог, и представлял собой, по сути дела, сборную мира, где особенно выделялась аргентинская звезда Альфредо ди Стефано.

Для самого же Копа результат финального матча оказался совершенно неожиданным — президент «Реала» Сантьяго Бернабеу, посмотрев Копа в игре, предложил французу перейти в его клуб. Сумма контракта была очень впечатляющей. Так Раймон Копа оказался в Мадриде, где провел три сезона.

На следующий год он выиграл Кубок европейских чемпионов — теперь уже в составе «Реала», который завоевал его во второй раз подряд. Завоевал и в третий раз, а потом и в четвертый. Причем в финале 1959 года Копа в составе «Реала» пришлось играть против своего родного «Реймса».

Дважды вместе с «Реалом» Копа становился чемпионом Испании. Его полюбили мадридские зрители, его высоко ценил президент клуба Сантьяго Бернабеу. И все-таки годы, проведенные в «Реале», Копа оценивал как не самые лучшие в своей карьере. Он привык быть футбольным солистом, а в мадридском клубе ему приходилось играть не на привычном для себя месте, а подыгрывать нападающим из глубины поля. В том же 1959 году Копа решил вернуться в «Реймс».

За плечами у него уже был чемпионат мира 1958 года в Швеции, где сборная Франции добилась большого успеха, завоевав третье место. Французы показывали блестящую, яркую, очень результативную игру. Сборную Парагвая, например, разгромили в групповом турнире со счетом 7:3. В четвертьфинале забили четыре «сухих» мяча сборной Северной Ирландии.

В полуфинальном матче, правда, сильнее оказались будущие чемпионы мира — бразильцы, победившие со счетом 5:2. Три мяча забил в ворота сборной Франции юный Пеле. Но в матче за третье место французы вновь были сверхрезультативны — матч со сборной ФРГ закончился со счетом 6:3.

Душой французского нападения был Раймон Копа. Он составлял блестящую пару с игроком все того же «Реймса» Жюстом Фонтэном, который стал лучшим бомбардиром чемпионата, забив 13 голов. Фонтэн превзошел достижение венгра Шандора Кочиша, забившего на чемпионате 1954 года 11 мячей. Рекорд французского форварда не побит до сих пор — лишь однажды к нему приблизился немец Герд Мюллер, забивший на мексиканском чемпионате 1970 года 10 мячей.

В год шведского чемпионата Раймон Копа, пока еще игравший в «Реале», получил «Золотой мяч» лучшего футболиста Европы.

Блестящая пара французских нападающих Копа и Фонтэн, воссоединившись в «Реймсе», вновь стала демонстрировать яркий, результативный футбол. Дважды — в 1960 и 1962 годах — «Реймс» становился чемпионом Франции. К сожалению, второй раз уже без Фонтэна. Получив в 1961 года тяжелую травму — двойной перелом ноги, — талантливейший футболист, которому было всего двадцать восемь лет, был вынужден завершить карьеру.

Скоро пришла пора расставаться с футболом и самому Копа. В ноябре 1962 года он сыграл последний матч за сборную Франции. В 1963 году его пригласили в сборную мира, проводившую матч со сборной Англии, посвященный 100-летию английского футбола. Вместе с Копа в сборную футбольных звезд входили Пушкаш, Эйсебио, ди Стефано, а ворота защищал Лев Яшин.

Свой последний матч в «Реймсе» Раймон Копа сыграл в 1964 году. К этому времени у него уже был свой бизнес — фабрика по производству соков. Но и с футболом он не расставался, заняв в 1968 году один из административных постов клуба «Реймс».

В 1970 году Францию облетела сенсационная весть — Копа возвращается в большой футбол. Но это был, скорее, вынужденный шаг. В тот год «Реймс», потерявший было прежние позиции и игравший в нижнем дивизионе, вернулся в элиту французского футбола. В самый последний момент выяснилось, что до требуемого от клуба числа футболистов ему не хватает одного игрока. Им-то и стал Копа, но на поле выходил лишь чисто символически и только несколько раз. Однако в том же году он стал первым из французских футболистов, награжденных орденом Почетного легиона.

В последующие годы он проявил свои способности на поприще комментатора футбольных матчей, иногда выступал за команды ветеранов. На чемпионате мира в 1998 году, когда сборная Франции стала наконец чемпионом мира, Раймон Копа присутствовал на всех ее матчах в ложе для почетных гостей.

ЖЮСТ ФОНТЭН

(Родился в 1933 г.)

Играл в клубах «АС Марракеш» и «УСМ Касабланка» (Марокко), «Нища» и «Реймс» (Франция). В 1956—1960 годах провел 21 матч за сборную Франции.

В конце 1950-х годов Жюст Фонтэн составлял великолепную пару нападающих с Раймоном Копа. Вместе они играли и в сборной Франции, и в клубе «Реймс». Копа больше созидал, готовил атаки, а Фонтэн забивал, причем очень много. Он умел оказаться именно там, куда Копа отдавал неожиданный для всех пас, и умел использовать малейшую возможность для нанесения точного удара. Однако не раз Фонтэн демонстрировал умение действовать индивидуально — огромная стартовая скорость позволяла ему с легкостью отрываться от опекуна, а хорошая техника — в одиночку и на большой скорости проходить нескольких защитников, чтобы оказаться один на один с вратарем.

Этого нападающего называли «фонтаном голов», поскольку по-французски его фамилия и означает буквально — «фонтан». И «фонтанировать» забитыми мячами он начал очень рано, еще в Марокко, где родился.

Юность Фонтэна пришлась на последние годы французского владычества в этой стране, но пока еще французы чувствовали себя в Марокко неплохо. Его отец был генеральным инспектором табачной фабрики в Марракеше — древнем городе, где некогда жили мусульманские правители Северной Африки. Мать была испанкой, и поэтому имя будущей футбольной звезды в детстве чаще произносили на испанский лад — Хусто.

Жюст-Хусто начал играть в футбол рано и быстро оказался в юношеской команде клуба «АС Марракеш». В 1950 году стал чемпионом Марокко в своем возрастном разряде. Поскольку он забивал больше всех, то его сразу же пригласили в более сильный клуб из Касабланки. Любопытно, что в этом крупном портовом городе у семнадцатилетнего Жюста поначалу не было квартиры, и жить ему приходилось прямо на стадионе.

Вскоре слава о юном бомбардире из Касабланки достигла берегов Франции. В двадцать лет он подписал контракт с клубом «Ницца». В первый же свой сезон Фонтэн вместе с новой командой выиграл Кубок Франции, а весной 1956 года стал чемпионом страны.

Тот год был для Фонтэна знаменателен еще и тем, что впервые его футбольный путь пересекся с путем Раймона Копа, правда, пока только символически: Фонтэна пригласили в «Реймс» специально для того, чтобы он заменил Копа, который уезжал в мадридский «Реал». Но вместе судьба свела двух нападающих только в 1958 году, когда сборная Франции готовилась к чемпионату мира 1958 года.

Фонтэн дебютировал в сборной двумя годами раньше, едва только перейдя в «Реймс». В парижском матче французов со сборной Венгрии двадцатитрехлетний нападающий оставил хорошее впечатление. Однако в 1958 году, перед поездкой в Швецию, Фонтэн все еще не был основным игроком национальной команды, хотя как раз в тот год в первенстве Франции забил больше всех мячей — 34, а «Реймс», во многом из-за его скорострельности, выиграл и звание чемпиона Франции, и Кубок страны.

Тем не менее тренер сборной Поль Николя не особенно жаловал Фонтэна, предпочитая ему другого футболиста «Реймса» — Рене Блиара. Теперь уже мало кто помнит, что Фонтэн, ставший одной из сенсаций чемпионата мира 1958 года, в основной состав сборной Франции был включен лишь потому, что перед самой поездкой в Швецию Блиар получил травму. Как знать, не случись этого, блестящий дуэт нападающих Фонтэн — Копа, возможно, и не сложился бы…

Копа приехал в сборную, только-только выиграв вместе с «Реалом» Кубок европейских чемпионов, и в прекрасной форме. В первых же тренировочных матчах Копа и Фонтэн взаимодействовали столь слаженно, словно играли в одной команде много лет. В Швеции они составили непревзойденную пару, словно бы шутя проходящую любую защиту.

В первом матче группового турнира град голов обрушился в ворота сборной Парагвая. Французы выиграли со счетом 7:3, причем Жюст Фонтэн сделал хет-трик. Вторая игра, правда, была проиграна — французов одолела сборная Югославии 2:3, но оба гола в ворота югославов забил Фонтэн. Затем сборная Франции выиграла 2:1 у сборной Шотландии. Один гол был на счету Фонтэна, другой — Копа.

В четвертьфинальном матче со сборной Северной Ирландии, выигранном французами со счетом 4:0, Фонтэн, как и в игре с югославами, сделал дубль. Французское нападение от игры к игре действовало все мощнее и слаженнее. Многие уже прочили сборную «трехцветных» на высший мировой пьедестал. Перед полуфиналом со сборной Бразилии от французов ожидали только победы.

Но как раз в том матче впервые ослепительно засверкала звезда семнадцатилетнего Пеле. До этого он забил на чемпионате лишь один гол, а французам провел сразу три. Бразильцы оказались сильнее, победив 5:2. Фонтэн все же сумел забить один из ответных мячей, доведя общее число своих голов на чемпионате до 9. Рекордным тогда было достижение венгра Шандора Кочиша, забившего на чемпионате 1954 года 11 мячей.

Фонтэн превзошел его в матче за 3-е место с командой ФРГ, сделав покер. Общий счет был 6:3 в пользу сборной Франции. А Жюст Фонтэн с 13 мячами стал лучшим бомбардиром чемпионата, а заодно и всех чемпионатов. Его рекорд до сих пор так и остался непобитым.

Ближе всех к нему подошел в 1970 году немец Герд Мюллер с 10 мячами. На чемпионате 1974 года, забив еще четыре гола, Мюллер установил другой рекорд — по общему количеству голов, забитых на чемпионатах одним футболистом. Но надо ли сомневаться, что и такой рекорд до сих пор принадлежал бы Фонтэну, доведись ему выступить на чемпионате мира хотя бы еще один раз. Ведь в 1958 году ему было только 25 лет…

После шведского чемпионата мира пути Фонтэна и Копа еще раз пересеклись в 1959 году, когда «Реймс» вновь вышел в финал Кубка европейских чемпионов. Теперь они сражались в разных командах, ведь Копа все еще играл за «Реал». Успех в финальном матче вновь сопутствовал мадридцам, выигравшим со счетом 2:0. Но в том же году Копа вернулся из Испании в «Реймс», и вместе с Фонтаном они вновь составили великолепную пару нападающих.

Однако играть им вместе, к сожалению, предстояло недолго: в марте 1960 года в матче против «Сошо» Фонтэн получил тяжелейшую травму — двойной перелом ноги. Шесть месяцев Фонтэн не снимал гипса, но не терял бодрости, надеясь полностью восстановиться. В конце года он действительно провел несколько игр, но в самом начале 1961 года сломал ту же ногу снова. А после выздоровления врачи категорически запретили ему вновь выходить на футбольное поле. Карьера блестящего бомбардира завершилась, когда ему еще не исполнилось двадцать восемь лет.

Но из футбола Фонтэн не ушел, пробуя свои силы на тренерском поприще. В разное время он возглавлял клубы «Тулуза», «ПСЖ», сборные команды Испании и Марокко. После неудачного выступления сборной Франции на чемпионате мира 1966 года, занявшей последнее место в групповом турнире, некоторое время Фонтэн был тренером национальной команды своей страны, но не добился больших успехов.

ГАРРИНЧА

(1933—1983)

Играл в бразильских клубах «Ботафого» и «Коринтианс». С 1956 по 1966 год выступал за сборную Бразилии.

Настоящее имя Гарринчи — Маноэл Франсиско дос Сантос. В архивах Бразильской конфедерации спорта хранится такая запись: «Гарринча родился 18 октября 1933 года в Пау-Гранде. Мальчика зарегистрировали лишь десять дней спустя. Пьяный писарь поставил дату рождения 28 октября. Он же забыл записать и обязательное второе имя, что обнаружилось только спустя пятнадцать лет, когда Маноэл стал работать на фабрике "Америка фабрил" помощником прядильщика. Чтобы отличаться от остальных Маноэлов дос Сантос, Гарринча сам присвоил себе имя Франсиско».

Не так уж много в истории футбола игроков, ставших футбольными звездами первой величины, вопреки своим физическим недостаткам. А Гарринча в детстве перенес болезнь, которая жестоко искривила его ноги. Вдобавок после этого одна нога росла медленнее, и к юности была на несколько сантиметров короче другой.

Крошечный поселок Пау-Гранде, где родился Гарринча, расположен близ города Петрополиса, от которого не больше сотни километров до Рио-де-Жанейро. Семья Маноэла была нищей, и до того как наняться на текстильную фабрику помощником прядильщика, будущий великий футболист помогал родителям, чем мог, — скажем, собирал в лесу дикие фрукты, которые в конце недели отвозил на рынок. Само собой разумеется, как все мальчишки Бразилии, он чуть ли не с пеленок играл в футбол, несмотря на то, что при ходьбе из-за увечья ему приходилось особым образом подгибать более длинную ногу, приспосабливая ее к короткой. Но судьба, наградившая его увечьем, подарила Маноэлу и огромный футбольный талант, проявившийся очень быстро и очень ярко.

При текстильной фабрике был стадион. По воскресеньям здесь в очередь играли все команды Пау-Гранде, в том числе и детская, где Гарринча блистал в нападении. Уже тогда к восторгу зрителей он умел на большой скорости неподражаемыми финтами обыграть сразу нескольких защитников, чтобы потом точно выложить пас под удар партнеру или забить гол самому. В конце концов он сам определил для себя наиболее подходящее амплуа на футбольном поле — правый крайний нападающий.

Кстати, уже в детстве Маноэл получил прозвище, которому суждено было стать знаменитым, — Гарринча. Так называется птичка, в изобилии населяющая окрестные леса Пау-Гранде. Маноэл столь ловко научился воспроизводить ее щебет, что в конце концов и его самого прозвали Гарринчей.

Уже к 13 годам Маноэл Гарринча слыл лучшим футболистом всего округа. В 16 лет он стал выступать за основную мужскую команду любительского клуба «Пау-Гранде». Зрители ходили на стадион специально для того, чтобы посмотреть, как хрупкий подросток легко «накручивает» высокорослых взрослых защитников.

В это же время Гарринчу стали приглашать и в Петрополис — играть за самые знаменитые команды этого города «Крузейро-ду-Сул» и «Серрано». Игры проходили в воскресные дни, по утрам, а вернувшись домой в Пау-Гранде, Маноэл успевал сыграть и в команде своего родного города.

Однако в Бразилии буквально тысячи ребятишек к юности становятся непревзойденными мастерами, настоящими виртуозами в обращении с мячом. А попасть в профессиональные футбольные клубы удается считанным единицам. Для этого, помимо таланта, необходимо исключительное везение, какой-то счастливый случай.

Для Гарринчи таким счастливым случаем стал приезд в Пау-Гранде бывшего вратаря запасного состава столичного футбольного клуба «Ботафого» Арати. Тот навещал своих друзей, а заодно был приглашен судить воскресный матч, в котором принимал участие Гарринча. Увидев, как играет Маноэл, Арати немедленно повез того в Рио-де-Жанейро. Не случись этого, возможно, Гарринча так и работал бы на текстильной фабрике, оставаясь футболистом-любителем, звездой местного масштаба. Арати же купил подростку первые в его жизни настоящие футбольные трусы и бутсы.

То, что произошло при первом появлении юного Гарринчи на тренировке «Ботафого», давно уже стало одной из самых замечательных футбольных легенд мира. На тренировках бразильских клубов не возбраняется присутствовать и болельщикам, которые разразились дружным смехом, когда на поле вышел Маноэл. Сам же тренер Жентил Кардоза, едва взглянув на 19-летнего мулата с кривыми ногами, одна из которых к тому же была заметно короче другой, изрек: «Меньше всего он пригоден для футбола». Тем не менее тренер не мог не уважить Арати.

Маноэл встал на привычном ему правом краю. Не в силах сдержать улыбку, тренер попросил показать, сможет ли он обыграть защитника. Этим защитником был не кто иной, как знаменитый Нилтон Сантос, один из ведущих игроков не только «Ботафого», но и сборной Бразилии. Но Гарринча, ничуть не смущаясь, сделал пару неожиданных финтов и вдруг легко прокинул мяч между ног опешившего Сантоса. Сам же Маноэл легко обошел защитника и догнал мяч. Неловко развернувшись, знаменитый защитник попытался было догнать дерзкого новичка, но потерял равновесие и упал. На трибунах болельщики вновь разразились смехом, но теперь уже по другой причине.

Раздосадованный Сантос потребовал повторения. И Гарринча еще дважды с легкостью обыграл защитника сборной Бразилии. Как выяснилось после тренировки, Маноэл даже не подозревал, что имеет дело с прославленным Нилтоном Сантосом. По счастью, тот оказался не из обидчивых и первым потребовал, чтобы Гарринчу тут же зачислили в клуб.

Это случилось 29 июня 1953 года. С тех пор Маноэл больше не ходил на текстильную фабрику. Через несколько дней он уже провел первый матч за команду дублеров «Ботафого» и забил три гола. 19 июля он первый раз вышел на поле с основной командой. После первого же матча болельщики воспылали к худенькому кривоногому пареньку пламенной любовью. Игра закончилась со счетом 6:3 в пользу «Ботафого», и Маноэл забил три гола, в том числе один с пенальти. Но дело было даже не в голах — новобранец клуба демонстрировал такие неожиданные финты, каких не умел делать никто другой.

Вскоре Гарринча стал самым популярным футболистом «Ботафого». Именно Гарринчей его и стали все называть. Настоящего имени своего кумира многие и не знали.

Заключая с Гарринчей контракт, хозяева «Ботафого» были не слишком щедры, да и вообще о нынешних баснословных футбольных гонорарах тогдашние игроки и мечтать не могли. Владельцы клуба прекрасно понимали, что для паренька из нищей семьи даже регулярное питание и возможность купить себе брюки и рубашку уже были счастьем, не говоря о том, что он стал игроком знаменитого профессионального клуба.

И Гарринча в самом деле чувствовал себя на вершине счастья. Маститые игроки основного состава не слишком утруждали себя тренировками, а Гарринча себя не щадил, правда, внешне это было не слишком заметно. Он буквально купался в футболе: без устали, играючи обводил не только противостоящих игроков, но и своих собственных, бил по воротам из любых положений. Все действия Гарринчи были настолько яркими и зрелищными, что на тренировки с его участием, словно в театр, стало приходить великое множество народа.

На поле же в официальных матчах он блистал все ярче и ярче. Казалось, он имеет абсолютную власть над мячом. Не раз ему случалось забивать голы, которых просто быть не могло. Так, например, однажды он послал мяч в сетку почти с линии ворот.

В 1955 году Гарринча впервые вышел на поле в составе сборной команды Бразилии против сборной Чили. Матч закончился вничью — 1:1. Два года спустя команда «Ботафого» впервые с 1948 года стала чемпионом своего штата, победив в финале команду «Флуминенсе». Но истинный звездный час Гарринчи пробил в 1958 году, когда сборная Бразилии отправилась в Швецию, на VI чемпионат мира.

Чемпионами мира до этого по два раза становились уругвайцы (на I и IV чемпионатах) и итальянцы (II и III). V чемпионат, проходивший в 1954 году в Швейцарии, выиграла сборная ФРГ, одолевшая в финальном матче блиставшую в те годы великолепную команду Венгрии.

Успехи бразильцев были пока скромнее. Бразильские футболисты участвовали во всех предыдущих чемпионатах, но лишь однажды, в 1950 году, были близки к успеху. Тот чемпионат проходил в самой Бразилии, но сборная хозяев уступила в решающем матче сборной Уругвая. А на следующем первенстве мира, в Швейцарии, бразильцы в четвертьфинале проиграли венграм.

Главным недостатком сборной Бразилии считалось слабое командное взаимодействие. Каждый из игроков владел великолепной техникой и в первую очередь старался играть сам, показывая чудеса обращения с мячом и вызывая восторг зрителей. Бразильские поклонники футбола издавна любили именно такую игру, но во встречах с сильными соперниками, отличавшимися сыгранностью и взаимопониманием, она не приносила успеха. В 1958 году выдающийся бразильский тренер Висенте Феола сумел, образно говоря, «впрячь всех в одну упряжку». Однако Гарринче он поначалу не очень доверял именно из-за его ярчайшей индивидуальности, и первые два матча тот провел на скамейке запасных.

Впервые Гарринча вышел на поле в третьей игре против сборной команды СССР. На первой же минуте, пройдя по своему правому краю, он обыграл троих игроков защиты, но мяч после его мощного удара попал в штангу. Тут же после навеса Гарринчи с правого фланга в штангу угодил Пеле. На третьей минуте игры опять же после подачи Гарринчи центральный нападающий бразильцев Вава открыл счет. В середине тайма он же забил второй гол. И снова мяч ему точно выложил под удар Гарринча, серией завораживающих финтов обыгравший сразу нескольких защитников сборной СССР.

Команда Бразилии продолжала победный путь. В полуфинале была обыграна команда Франции 5:2. В финальном матче бразильцам противостояли хозяева чемпионата — шведы. Уже на четвертой минуте они открыли счет, но через шесть минут Гарринча прошел по правому краю и сделал точную передачу на Вава, который забил ответный гол. В том матче Вава забил еще один гол, два гола забил юный, семнадцатилетний Пеле и еще один — Загало. И почти все атаки начинались с правого края, на котором творил чудеса Гарринча. Лишь в самом конце матча шведы смогли забить еще один гол.

Сборная Бразилии впервые увозила на родину «Золотую богиню», высшую футбольную награду. А Гарринча был признан лучшим правым крайним нападающим.

В 1962 году, на следующем чемпионате мира, проходившем в Чили, сборная Бразилии повторила свой успех. Признанный лидер команды Пеле в одном из матчей группового турнира получил травму и больше не играл, но Гарринча достойно его заменил, став героем бразильской сборной Он творил чудеса в четвертьфинальном матче со сборной Англии, выигранном со счетом 3:1, и в полуфинале со сборной Чили — 4:2.

В финале бразильцы встретились с сильной командой Чехословакии. Повторялся «шведский сценарий» — сборная Бразилии первой пропустила мяч. Но затем забила три и стала чемпионом мира во второй раз. На этом чемпионате 28-летний Гарринча был не только организатором атак, но и сам забивал голы. С четырьмя мячами он вошел в шестерку лучших бомбардиров чемпионата. Столько же было на счету его партнера по сборной Вава, а также четырех футболистов других стран.

Главным же качеством Гарринчи была, как единодушно отмечали журналисты и специалисты футбола, его неповторимая индивидуальность и непредсказуемость. Игра великого мастера не укладывалась в обычные футбольные рамки, он был способен на любые сюрпризы. Тренер Висенте Феола, когда-то державший его на скамейке запасных, теперь утверждал: решения Гарринчи «всегда неожиданны, ошеломляющи и потрясающе результативны». А один из журналистов восхищенно написал, что мяч после его ударов летит по линиям, «неизвестным геометрии».

После чилийского чемпионата мира Гарринчу стали приглашать лучшие европейские клубы, обещая очень высокие гонорары. Но великий футболист был собственностью «Ботафого», и владельцы клуба не желали отпускать игрока, который приносил им немало доходов. Самому же Гарринче платили лишь малую часть того, что он стоил. Увы, став прославленным футболистом, он по-прежнему был полуграмотным пареньком из нищей семьи, довольствовавшимся малым и начисто лишенным практической деловой сметки. Он подписывал контракты, не особо вникая в их суть и не требуя увеличения своих гонораров.

Только в 1963 году, уже будучи дважды чемпионом мира, Гарринча впервые заговорил о новом контракте с более высокой ставкой — по совету своей жены Элзы Суарес, модной певицы, исполнительницы бразильской самбы. С этого и начались все его дальнейшие злоключения.

Переговоры с прижимистым руководством клуба «Ботафого» затянулись на четыре месяца. Новый контракт был подписан лишь после того, как в тяжбу вмешался влиятельный банкир Жозе Линс, восхищавшийся талантом Гарринчи.

В следующем году Гарринча получил тяжелую травму колена. Однако «Ботафого» предстояло выгодное коммерческое турне по Европе. Руководство клуба поставило своему лучшему игроку условие: если он не поедет в турне, то будет изгнан из команды. Гарринча поехал, играл на обезболивающих уколах, но вскоре перестали помогать и они. Пришлось делать операцию и долго лечиться.

В то время бразильские газеты писали, что Гарринча, сделав операцию без ведома руководства клуба, осложнил турнирное положение «Ботафого», и без того очень шаткое. Вся вина за поражения команды была возложена на него. В следующем, 1965 году тридцатидвухлетний Гарринча был практически отстранен от игр. К тому же это был уже не прежний мастер с взрывной скоростью и непредсказуемыми финтами, тяжелая травма сделала свое дело.

В 1966 году «Ботафого» продал Гарринчу клубу «Коринтианс». В новом клубе надеялись, что великий футболист поможет ему выиграть чемпионат своего штата, но дела у Гарринчи тут не заладились. Однако в том же году он еще поехал на чемпионат мира в Англию вместе со сборной Бразилии.

Увы, бразильцам пришлось возвращаться домой досрочно, сразу же после группового турнира. Они одержали только одну победу над сборной Болгарии — 2:0. и с одинаковым счетом 1:3 проиграли командам Венгрии и Португалии.

В матче с Венгрией Гарринча сыграл за сборную Бразилии в последний раз.

Вскоре он ушел и из «Коринтианса» и с тех пор играл во второразрядных бразильских командах. Начались личные невзгоды — так, например, в 1969 году, находясь за рулем автомобиля, Гарринча попал в аварию, в которой погибла мать его жены. Поскольку он был не совсем трезв, его признали виновным и приговорили к двум годам тюремного заключения условно.

Житейские невзгоды ожесточили Гарринчу, он всерьез пристрастился к спиртному. Начались нелады в семье, постепенно о нем забыли все его бывшие горячие поклонники. И все-таки в 1973 году, когда ему исполнилось сорок лет, на стадионе «Маракана» был устроен прощальный матч Гарринчи, где вместе с ним на поле вышли Пеле, Жаирзиньо, Ривелино, Клодоалдо. За три года до этого эти футболисты выиграли для Бразилии третий титул чемпионов мира. Уже без Гарринчи…

Последние десять лет жизни великого правого крайнего нападающего были очень невеселыми. Он развелся с женой Элзой Суарес, частенько оказывался в больницах, просто бедствовал. 20 января 1983 года он умер в возрасте пятидесяти лет. Врач установил, что причина смерти — расстройство нервной системы и алкоголизм.

Только после смерти Гарринчи Бразилия вспомнила о своем кумире. Весть о его кончине потрясла страну. Гроб с телом великого футболиста стоял в центральном вестибюле стадиона «Маракана» в течение суток, и все это время к нему шли и шли люди — сотни тысяч тех, кого он так радовал своей необычной, непредсказуемой игрой. Похоронили его в родном Пау-Гранде.

Ровно через год старому стадиону «Ботафого» было присвоено имя Гарринчи. А на знаменитом стадионе «Маракана», главной футбольной арене Бразилии, в том же 1984 году установили бюст Маноэла Франсиско дос Сантоса, которого весь мир знал под именем Гарринчи.

Международная федерация футбольной истории и статистики (IFFHS) включила Гарринчу в десятку лучших полевых игроков XX столетия.

ФРАНСИСКО ХЕНТО

(Родился в 1933 г.)

Играл в испанских клубах «Нуэва Монтанья», «Астерильо», «Райо Кантабрия», «Расинг», «Реал» Мадрид. В 1955—1969 годах провел 43 матча за сборную Испании.

Франсиско Хенто — достойный партнер Альфредо ди Стефано и Ференца Пушкаша по знаменитому мадридскому «Реалу» конца 1950-х — начала 1960-х годов. Хенто участвовал во всех финалах рекордной серии «королевского клуба», когда тот с 1956 по 1960 год выигрывал Кубок европейских чемпионов пять раз подряд. Больше того, в 1966 году, уже без прежних великих товарищей по клубу, Хенто выиграл его вместе с «Реалом» и в шестой раз. Превзойти или хотя бы повторить этот уникальный рекорд пока никто не смог и вряд ли сможет в обозримом будущем.

Свою отменную технику юный Франсиско отрабатывал на песчаных пляжах Бискайского залива, поскольку родился в маленькой кантабрийской деревушке неподалеку от портового города Сантандера. У его отца была ферма. Еще до того как Франсиско пошел в школу, он занимался сельскохозяйственными работами, поэтому рос крепким и выносливым. Каждую свободную минуту гонял на берегу залива мяч вместе с четырьмя братьями и другими деревенскими ребятишками. Отец ничуть не противился футбольным забавам: в молодости он сам хотел стать профессиональным футболистом, однако не получилось. Зато его мечту с лихвой осуществил Франсиско. Он начал играть в скромных провинциальных клубах «Нуэва Монтанья», «Астерильо», «Райо Кантабрия», поражая всех не только отменной техникой, но и скоростью. На тренировках он пробегал стометровку за 11 секунд. Когда способному футболисту было девятнадцать лет, его взял самый крупный клуб Кантабрии — «Расинг» из Сантандера. Но здесь Хенто пробыл недолго — им заинтересовался мадридский «Реал». Франсиско появился здесь в 1953 году, практически одновременно с ди Стефано, младше которого был на семь лет.

В те годы, когда еще не был учрежден Кубок европейских чемпионов, самым престижным международным турниром оставался Латинский Кубок. Его разыгрывали между собой с 1949 по 1957 год чемпионы Франции, Италии, Испании и Португалии. В этом турнире в 1955 году к Хенто пришла европейская известность — он прекрасно сыграл в финальном матче против французского чемпиона «Реймса», раз за разом совершая стремительные проходы по левому краю, которые завершались либо точными передачами, либо мощными ударами. После победы «Реала» у него даже появилось прозвище «Галернаде Кантабрия» — такое название носит сильнейший норд-ост, временами дующий на эту испанскую провинцию со стороны Бискайского залива.

В том же 1955 году Хенто в первый раз сыграл за сборную Испании. Но звездные часы футболиста пришлись, безусловно, на те пять лет, когда мадридский «Реал» раз за разом выигрывал Кубок европейских чемпионов. В трех первых финалах именно его, пожалуй, и надо назвать истинным творцом побед.

В первом финальном матче против всего того же французского «Реймса» мадридцам пришлось отыгрываться при счете 0:2. За одиннадцать минут до конца основного времени счет был 3:3. И в этот момент Хенто скинул головой мяч Риалу, который оказался в идеальной позиции для удара и забил решающий гол.

В 1957 году во втором финальном матче «Реал» играл с итальянской «Фиорентиной». Счет долгое время оставался нулевым. Хенто без устали совершал свои знаменитые рывки по левому краю. Наконец его опекун, французский защитник Червато, в безвыходной для себя ситуации сбил Хенто в штрафной площадке. Ди Стефано открыл счет с пенальти, а спустя несколько минут Хенто сам забил второй гол, установив окончательный результат 2:0.

Хенто стал героем и третьего финала, проходившего 28 мая 1958 года в Брюсселе. На этот раз «Реалу» противостоял еще один итальянский клуб — «Милан». Мадридцам дважды пришлось отыгрываться, основное время закончилось при счете 2:2. И вновь победу «Реалу» принесли действия Франсиско Хенто. На сто седьмой минуте, совершив очередной проход по левому краю, он сумел обыграть защитника итальянцев Чезаре Мальдини, а затем и вратаря Сольдана и забил третий гол, оказавшийся победным.

Когда в 1964 году «Реал» покинул ди Стефано, капитаном команды стал Хенто. Как раз тогда мадридский клуб проиграл в очередном своем финале миланскому «Интеру». Но два года спустя «Реал» опять дошел до финала, где встречался с белградским «Партизаном». К этому времени состав мадридцев сильно видоизменился, капитан команды Хенто остался единственным участником всех пяти финальных матчей, в которых «Реал» праздновал победу. Выиграл мадридский клуб и на этот раз, победив «Партизан» со счетом 2:1. Так Хенто стал единственным шестикратным победителем розыгрышей Кубка европейских чемпионов.

Ему же принадлежит еще одно замечательное достижение — за «королевский клуб» он провел 18 сезонов. Не считая побед в европейских турнирах и выигрыша в 1960 году Межконтинентального кубка, он становился за это время 12 раз чемпионом страны, 2 раза выигрывал Кубок Испании.

А вот в составе сборной Испании ему, увы, не суждено было достичь больших побед, как, впрочем, и ди Стефано с Пушкашем. На чемпионат мира 1958 года испанцы не попали, удивительным образом проиграв в отборочном матче сборной Швейцарии.

На чемпионате мира 1962 года испанцы оказались в сильнейшей группе, из которой вышли оба финалиста — Бразилия и Чехословакия. Проиграв и той и другой сборной, испанцы остались, увы, на последнем месте, хотя самого Хенто потом включили в символическую сборную чемпионата.

Хенто участвовал и в следующем чемпионате мира, проходившем в 1966 году в Англии. Ему было почти тридцать три года, он заметно потерял скорость, был плохо сыгран с более молодыми партнерами. Как и в прошлый раз, сборная Испании так и не смогла выйти из группы: одержала единственную победу над швейцарцами и проиграла сборным Аргентины и ФРГ.

Последним матчем, сыгранным Франсиско Хенто за «Реал», стал финал европейского турнира — на этот раз Кубка обладателей кубков. Мадридский клуб встречался с лондонским «Челси». Первый матч закончился вничью 1:1, причем оба мяча были забиты в дополнительное время. Тогда еще не было принято выявлять победителя в серии послематчевых пенальти, поэтому на следующий день была назначена переигровка.

В этот день, 21 мая 1971 года, Франсиско Хенто вышел на поле в составе «Реала» в последний раз. Увы, завершить футбольную карьеру еще одной победой в еврокубке великому футболисту было не суждено: выиграл «Челси» со счетом 2:1. Тем не менее именно Хенто особенно тепло приветствовали зрители.

Совсем из футбола Хенто не уходил: некоторое время он был тренером молодежной команды «Реала», а затем возглавлял не слишком известные испанские клубы.

ВАЛЕНТИН ИВАНОВ

(Родился в 1934 г.)

Играл в клубе «Торпедо» Москва. В 1955—1965 годах провел 59 матчей за сборную СССР.

Острые на языки болельщики в конце 1950-х годов дали Валентину Иванову прозвище — «балерина». Игра торпедовского форварда и в самом деле поражала непривычным в ту пору изяществом, легкостью и артистизмом. Великолепно подготовленный технически, Иванов запутывал оборону соперника тем, что мгновенно менял направление движения и ритм. Действия его были всегда неожиданны и по-футбольному хитры. Он прекрасно владел искусством обводки и был очень силен в индивидуальных действиях, но вместе с тем с удовольствием взаимодействовал с партнерами, снабжая их острыми передачами или открываясь, чтобы получить мяч для острого продолжения атаки.

Болельщикам со стажем, должно быть, особенно помнятся те годы, когда Иванов играл в паре с Эдуардом Стрельцовым — и в своей родной команде «Торпедо», и в сборной СССР. Действия двух форвардов были настолько слаженными, что, казалось, партнеры находят друг друга, даже не глядя. Великолепный тандем представлял собой необыкновенно мощную силу и мог взломать оборону любого соперника. Но и оставшись без Стрельцова, Валентин Иванов быстро доказал всем, что равных ему на поле нет.

Спортивный взлет этого блестящего форварда был стремительным. Тренеры команды «Торпедо» заприметили его на стадионе «Крылья Советов», где Валентин, работавший после семилетки сборщиком в Центральном институте авиационного моторостроения, играл в юношеской команде. В ноябре 1952 года талантливого юного футболиста пригласили вместе с командой в Сочи на сбор. Весной 1953 года Валентин Иванов уже был зачислен в команду. Так начался его путь к большим победам, которые были уже не за горами.

Правда, команда московского автозавода ЗиЛ «Торпедо» находилась в те годы как бы в тени первенствовавших армейцев, динамовцев, спартаковцев, играла «на вторых ролях». Но уже в 1954 году, когда в «Торпедо» появился совсем юный Стрельцов, от команды стали ожидать многого. Быстро сложившийся торпедовский тандем Иванов — Стрельцов заиграл настолько ярко, что в 1955 году обоих пригласили в сборную СССР. А в 1956 году оба торпедовца вместе с командой стали чемпионами XVI Олимпийских игр в Мельбурне. Валентин Иванов внес свой вклад в победу, забив гол в матче одной четвертой финала со сборной Индонезии.

От дуэта Иванов — Стрельцов многое ожидалось и на чемпионате мира 1958 года в Швеции — первом чемпионате, в котором участвовала сборная СССР. Но буквально накануне отъезда команды сборная осталась без Стрельцова, который был обвинен в тяжком проступке и на несколько лет отлучен от футбола. Тренерам пришлось на ходу тасовать состав, и все-таки сборная выступила вполне достойно для дебюта. В групповом турнире команда сыграла вничью со сборной Англии — 2:2, победила сборную Австрии — 2:0, и проиграла будущим чемпионам мира — сборной Бразилии — 0:2. В дополнительном матче со сборной Англии за второе место тоже была одержана победа — 1:0. Однако четвертьфинальный матч со сборной Швеции был проигран — 0:2. На этом чемпионате «свой» гол забил и Валентин Иванов — в матче со сборной Австрии.

А в 1960 году пришел наконец звездный час команды «Торпедо». Тренеру Виктору Маслову удалось создать великолепный ансамбль из молодых футболистов, играющих вдохновенно, артистично и слаженно. Тогда впервые зазвучали имена В. Воронина, С. Метревели, Г. Гусарова, В. Шустикова, Б. Батанова, Н. Маношина, А. Медакина, О. Сергеева, но истинной душой команды был ее капитан Валентин Иванов, ведущий атаку. «Торпедо» на одном дыхании прошло дистанцию к званию чемпиона, а в конце сезона завоевало и Кубок СССР, сделав «золотой дубль». Финальный матч с тбилисским «Динамо», закончившийся со счетом 4:3, во многом стал блестящим «сольным концертом» Валентина Иванова — он забил два гола, один из которых, решающий, на последней минуте дополнительного времени.

1960 год был отмечен для капитана «Торпедо» еще одной важнейшей победой: в составе сборной СССР он стал чемпионом Европы. Подобного успеха советская команда с тех пор больше ни разу не добивалась. В финальном матче в Париже была одержана победа над сборной Югославии — 2:1. Валентин Иванов внес свой вклад в общее дело победы в виде двух голов, забитых в полуфинальном матче со сборной Чехословакии, выигранном со счетом 3:0.

К огромному сожалению, сохранить блестящую команду «Торпедо» образца 1960 года не удалось. В следующем году она заняла «всего лишь» второе место, а вдобавок в финальном матче на Кубок уступила донецкому «Шахтеру». Этого было достаточно, чтобы руководство ЗиЛа уволило тренера Виктора Маслова, а в следующем году изумительно сыгранный футбольный ансамбль распался — многие игроки разошлись по другим командам.

Но как бы то ни было, спортивная судьба самого Валентина Иванова, оставшегося в «Торпедо», продолжала складываться на редкость удачно и благополучно. Ему по-прежнему не было равных на поле, и хитроумные, тонкие действия блестящего форварда представляли собой неразрешимую проблему для обороны любого соперника.

В начале 1960-х годов Валентин Иванов был бесспорным лидером атаки сборной СССР. В 1962 году на чемпионате мира в Чили он вошел в шестерку лучших бомбардиров, забивших по 4 мяча. Иными словами, добился точно такого же результата, как знаменитые бразильцы Гарринча и Вава. В 1964 году вновь выступал в финальном матче чемпионата Европы, однако на этот раз сборная СССР уступила в Мадриде испанцам — 1:2. Три года, с 1963 по 1965-й, Иванов был капитаном советской сборной.

Неизменно стабильно он играл и в «Торпедо», почти каждый сезон входя в число лучших бомбардиров страны. Десять раз Иванова включали в список лучших футболистов страны. В середине 1960-х годов снова последовал взлет торпедовского клуба: в 1964 году «Торпедо» лишь в дополнительном матче с тбилисским «Динамо» уступило титул чемпиона страны, год спустя было первым. Однако игровая карьера блистательного торпедовского форварда Валентина Иванова уже подходила к концу. Напоследок ему вновь довелось играть вместе с Эдуардом Стрельцовым, вернувшимся в клуб в 1965 году.

Удачным оказался и тренерский дебют Валентина Иванова, возглавившего в 1967 году родное «Торпедо» в качестве старшего тренера. Он был тогда самым молодым из тренеров высшей лиги, и уже в следующем году под его руководством команда выиграла Кубок страны и завоевала бронзовые медали.

Однако в дальнейшем Иванов в полной мере испытывал на себе все превратности тренерской доли. Ему не раз приходилось уходить из родного «Торпедо» и, забыв все обиды, возвращаться снова. Осенью 1976 года под его руководством «Торпедо» в третий и пока последний раз в своей истории стало чемпионом. В разные годы тренировал Валентин Иванов и другие команды — московский «Асмарал» и марокканскую «Ражу Касабланку».

ЛУИС СУАРЕС

(Родился в 1935 г.)

Играл в испанских клубах «Депортиво» Ла-Корунья и «Барселона», итальянских клубах «Интер» и «Сампдория». В 1957—1972 годах провел 32 матча за сборную Испании.

В 1964 году, когда Валентин Иванов в составе сборной СССР играл в Мадриде в финальном матче чемпионата Европы со сборной Испании, одним из его соперников на поле был великолепный полузащитник Луис Суарес. Как правило, именно через него и шли все атаки испанских футболистов. Он мог одним пасом перевести игру от обороны к атаке, мастерски владел искусством дальней передачи. В течение всего матча он раз за разом выводил в прорывы испанских форвардов Переду, Амансио, Марселино.

Первый гол в ворота советской команды был забит при непосредственном участии Суареса — уже на шестой минуте он изящно перебросил мяч через центрального защитника Альберта Шестернева, и моментально выскочивший на передачу Переда с близкого расстояния вколотил мяч под перекладину.

И хотя уже через две минуты Галимзян Хусаинов, получив ювелирный пас от Валерия Воронина, сравнял счет, незадолго до конца матча испанцы забили победный гол. Так сборная Испании стала чемпионом Европы — в первый и до сегодняшнего дня последний раз.

А знаменитый испанский футболист Луис Суарес добавил к своим многочисленным титулам еще один. До этого победного дня он уже дважды становился чемпионом Испании и дважды выигрывал Кубок страны. Дважды вместе с «Барселоной» завоевывал Кубок Ярмарок, как до 1971 года назывался Кубок УЕФА, а вдобавок успел стать и чемпионом Италии, поскольку с 1961 года играл в миланском «Интере».

1964 год принес ему не только титул чемпиона Европы — вместе с «Интером» Суарес выиграл Кубок европейских чемпионов, в финальном матче был побежден мадридский «Реал». В конце года был завоеван еще один важнейший трофей — в двух финальных матчах за Межконтинентальный кубок «Интер» одолел аргентинский клуб «Индепендьенте».

А впереди был 1965 год, тоже весьма урожайный на футбольные трофеи — Суаресу предстояло снова стать чемпионом Италии, вновь завоевать в составе «Интера» Кубок европейских чемпионов и опять добавить к нему Межконтинентальный кубок.

Клубная карьера великого испанского футболиста складывалась на удивление благополучно. Родившись в Ла-Корунье, он с 10 лет начал играть в детской команде любительского клуба «Аксьон Католика Санто-Томас». В шестнадцать лет оказался в «Депортиво». В октябре 1953 года восемнадцатилетний Луис впервые вышел на поле в выездном матче против «Барселоны» и играл настолько хорошо, организуя атаки партнеров, что несколько месяцев спустя сам оказался в «Барсе» — руководство клуба поспешило заполучить юный талант. Любопытно, что первый свой матч за «Барселону» он провел против «Депортиво», причем каталонцы просто разгромили соперника — 4:0.

Чуть позже в «Барселону» пришел в качестве тренера Эленио Эррера, создатель знаменитой защитной модели. Луис Суарес идеально подошел к исповедуемой Эррерой игре от обороны — действуя в центре поля, он был первым заслоном на пути соперника, и в то же время умел одним касанием мяча начать результативную атаку своей команды. Быстро став истинным лидером «Барселоны», Суарес от сезона к сезону играл все ярче. Наконец, в 1960 году он получил «Золотой мяч» как лучший футболист Европы. Кстати говоря, Суарес был первым испанцем, получившим этот приз. И до сих пор остается единственным.

Однако в том же 1960 году Эленио Эррере пришлось оставить «Барселону» — так руководство клуба среагировало на проигрыш «Реалу» в полуфинале Кубка европейских чемпионов. Вскоре Эррера возглавил миланский «Интер». Здесь он вновь начал выстраивать игры команду от обороны, и вскоре «Интеру» суждено было прославиться своей сверхнадежной защитой. А для организации мгновенных контратак Эррера позаботился перекупить у «Барселоны» своего любимца Луиса Суареса. Так в 1961 году испанский футболист оказался в «Интере», где провел девять великолепных сезонов и выиграл высшие футбольные трофеи.

Игра миланского клуба выглядела в те годы необыкновенно прагматичной. Забить «Интеру» гол было невероятно сложно, поскольку в обороне действовала вся команда. Атак большими силами «Интер» практически не вел, предпочитая ловить соперников на контратаках. И чаще всего организовывал разящие атакующие выпады Луис Суарес, однако и сам мог великолепно сыграть на острие атаки, поразив ворота соперника. Но забивать много голов «Интер» никогда не стремился. Зато, проведя один-единственный мяч, почти всегда обеспечивал себе победу.

Любители футбола старшего поколения должны помнить, что в 1966 году в розыгрыше Кубка европейских чемпионов с «Интером» встречалось московское «Торпедо». Именно так «Интер» и действовал в двух матчах с торпедовцами — забил единственный гол в Милане, а в Москве отстоял свои ворота в неприкосновенности, завершив матч нулевой ничьей, но время от времени организуя острейшие контратаки. И московские болельщики, заполнившие «Лужники», могли должным образом оценить блистательную игру Луиса Суареса.

Удивительно, но сборная Испании, даже имея в своем составе этого великого мастера, в 1960-е годы не сумела добиться больших успехов. Единственным достижением национальной команды так и остался выигранный чемпионат Европы 1964 года. На чемпионате мира 1962 года испанцы не сумели даже выйти из группы, проиграв сборным Бразилии и Чехословакии — будущим финалистам, и одержав победу над сборной Мексики.

То же самое повторилось и на чемпионате 1966 года — испанцы опять проиграли в групповом турнире два матча и выиграли только один. А на чемпионат мира 1970 года сборная Испании даже не попала.

В том 1970 году Луису Суаресу было уже тридцать пять лет, карьера его была близка к завершению. Заканчивалась она в генуэзской «Самдпории», где он провел еще два сезона. В 1972 году он сыграл свой последний матч и за сборную Испании.

В последующие годы Суарес работал на тренерской стезе — в разные годы возглавлял «Депортиво», молодежную сборную Испании, был помощником главного тренера сборной на чемпионатах мира 1982 и 1986 годов.

В 1990 году на итальянском чемпионате мира он уже сам был главным тренером национальной команды, которая на этот раз заняла первое место в своей группе, но в матче одной восьмой финала уже в дополнительное время уступила сборной Югославии — 1:2. А в конце 1990-х годов Луис Суарес вернулся в миланский клуб «Интер», в котором тридцать лет назад он обрел самую громкую футбольную славу. Теперь он занимает один из административных постов.

ОМАР СИВОРИ

(1935—2005)

Играл в аргентинских клубах «Сан-Николас» и «Ривер Плейт», итальянских клубах «Ювентус» и «Наполи». В 1956—1957 годах провел 18 матчей за сборную Аргентины. В 1961—1964 годах провел 9 матчей за сборную Италии.

Великим футболистам Аргентины нередко доводилось пересекать океан, чтобы играть в итальянских клубах и восхищать своим мастерством итальянских тиффози. Больше того, иные блистали и в сборной Италии. Да и неудивительно: ведь многие аргентинцы — итальянцы по происхождению. Вот и великий нападающий Омар Сивори в их числе. Однако прославился он не только великолепной игрой, но и взрывным, поистине «итальянским» нравом. Поэтому в историю футбола, кроме несравненных игр с его участием, вошли и многочисленные скандалы, удаления с поля и дисквалификации.

Сивори родился в небольшом аргентинском городке Сан-Николас, лежащем в трехстах километрах от Буэнос-Айреса на берегу великой южноамериканской реки Параны. Неуемным темпераментом Омар отличался с раннего детства, о чем хорошо знали его партнеры по команде «Сан-Николас», в которой он играл с пятнадцатилетнего возраста. В пылу борьбы он не щадил не только противника, но и своих: запросто мог отвесить оплеуху, если не получал мяч в выгодной ситуации. Впрочем, и себя он никогда не щадил, потому что органически не умел проигрывать и бился за победу до последнего. Но футболист он был от Бога — в одиночку мог обыграть полкоманды и забить гол.

Человек с таким характером просто не мог рано или поздно не оказаться в куда более именитом клубе, чем заштатный провинциальный «Сан-Николас». Так и получилось: Омару было семнадцать лет, когда его взяли в столичный «Ривер Плейт». Начинал он с четвертой команды, но когда в 12 играх забил 14 голов, сразу же оказался в третьей. По клубной иерархической лестнице он поднимался необыкновенно быстро, пока, наконец, 4 апреля 1954 года не вышел на поле в основном составе.

Дебют удался на славу: «Ривер Плейт» одержал победу со счетом 5:2, и один из мячей Сивори записал на свой счет. Его игра с первого же матча пришлась по душе зрителям. У Сивори был отменный дриблинг, сильный удар с обеих ног. Однако, несмотря на великолепную технику, индивидуальной игрой он не злоупотреблял и частенько делал отменные передачи партнерам, поскольку вдобавок ко всему отличался прекрасным видением поля.

Но вместе с тем сразу же был отмечен и петушиный нрав Сивори: он был готов вступить в потасовку хоть с судьей, если тот в чем-то задевал его интересы, не говоря уж о полевых игроках. Зато в иных матчах он демонстрировал истинные футбольные шедевры. В игре второго круга против клуба «Бока Хуониорс», извечного и принципиального соперника «Ривера», Сивори вызвал овации, обведя одного за другим четырех защитников соперника. После матча болельщики вынесли его с поля на руках.

Сивори играл в «Ривер Плейте» еще три сезона. За это время он дважды стал чемпионом Аргентины, но гораздо чаще удалялся с поля за потасовки или пререкания с судьями. В 1956 году он первый раз сыграл за сборную Аргентины в розыгрыше Копа Америка и в первом же матче забил гол. Правда, чемпионами Южной Америки тогда стали уругвайцы, но час сборной Аргентины, а значит, и Сивори пришел в следующем году. В финале Копа Америка аргентинцы со счетом 3:0 победили сборную Бразилии. Так Омар Сивори стал чемпионом Южной Америки и приглянулся итальянскому «Ювентусу».

Там, за океаном, Сивори и ожидали главные футбольные приключения его жизни. Уже в первом сезоне 1957—1958 года он забил 22 гола и стал чемпионом Италии. В сезоне 1959—1960 года «Ювентус» вновь чемпион, а Сивори к тому же стал лучшим бомбардиром серии A, забив 27 мячей. В 1960 году Сивори признали лучшим футболистом Италии. То же самое повторилось и в следующем году, а вдобавок Омару Сивори был присужден «Золотой мяч» как лучшему футболисту Европы.

В том же 1961 году он получил итальянское гражданство и сыграл первый матч за сборную Италии. В третьем по счету матче Сивори пришлось выступать в товарищеской встрече против сборной Аргентины. Быстро преодолев комплексы от того, что играть приходится против бывших соотечественников, лучший футболист Европы забил гол, и сборная Италии в итоге победила с крупным счетом 4:1. В 1962 году Омар Сивори вместе со сборной Италии участвовал в чемпионате мира, проходившем в Чили, но ни снискал особой славы. В предварительном турнире итальянцы одержали лишь одну победу и даже не вышли из группы.

Само собой разумеется, футбольные регалии, завоеванные в Европе, и безудержное восхищение итальянских тиффози ничуть не изменили характер Сивори. Его частенько удаляли с поля, дисквалифицировали, да и в общении с партнерами по клубу сказывался его буйный нрав. Отношения у него практически ни с кем не складывались, тренерам он тоже не особенно желал подчиняться. В конце концов именно из-за этого ему пришлось покинуть «Ювентус», в котором он отыграл 8 лет и трижды стал чемпионом Италии.

Конкретной же причиной стал приход нового тренера — парагвайца Эриберто Эрреры. Тот требовал от игроков действий, точно соответствующих его установкам, а Сивори, конечно, чувствовал себя на поле «свободным художником». Бесконечные споры с тренером и апелляция к руководству «Ювентуса» привели к тому, что строптивую звезду в 1965 году продали в «Наполи».

Однако больших успехов Сивори здесь не снискал. Больше того, закат его карьеры был омрачен все увеличивающимся числом скандалов. Он конфликтовал с тренерами, мешающими ему играть, как он хотел, врачами, запрещающими ему играть, не залечив травмы, игроками-партнерами, не понимающими его замыслов. Увенчала пребывание Сивори в «Наполи» грандиозная драка на поле 1 декабря 1968 года во время встречи с его бывшим клубом «Ювентусом».

Впрочем, надо сказать, что игроки «Ювентуса», зная буйный нрав своего бывшего партнера, сами явно провоцировали его на грубость. Во всяком случае, когда судья удалил Сивори с поля, за него вступились, чувствуя несправедливость, даже не особо любившие свою звезду игроки «Наполи». Тогда-то на поле и разгорелась настоящая битва, в которой приняли участие даже запасные игроки и кое-кто из тренеров.

Как бы то ни было, Сивори получил очередную дисквалификацию. В знак протеста он объявил, что уезжает из Италии в Аргентину, и действительно уехал. Так и завершилась его яркая, но постоянно сопровождавшаяся «безумствами гения» футбольная карьера.

В последующие годы он тренировал разные команды и пробовал себя в качестве радиокомментатора.

УВЕ ЗЕЕЛЕР

(Родился в 1936 г.)

Играл в немецком клубе «Гамбург». В 1954—1970 годах провел 72 матча за сборную Федеративной Республики Германии.

Уве Зеелеру шел девятый год, когда закончилась Вторая мировая война. Гамбург, где он родился, сильно пострадал от бомбардировок союзников, и жизнь в первые послевоенные годы была тяжелой. В 10 лет, чтобы помочь семье, Уве пришлось подрабатывать в экспедиционной конторе мальчиком на посылках. Но в любую свободную минуту вместе с такими же мальчишками он отправлялся на какой-нибудь пустырь, где не было воронок от бомб, чтобы погонять мяч. Позже знаменитый футболист вспоминал, что пара ботинок у него была одна-единственная, и чтобы поберечь их, частенько он разувался и вставал в ворота, хотя больше всего любил забивать голы.

Играть в футбольном клубе «Гамбург» ему, видимо, было предопределено самой судьбой: до войны великолепным нападающим был отец Уве Эркин Зеелер, а после нее в клуб пришел старший брат Дитер Зеелер. Вскоре в юношеской школе «Гамбурга» оказался и сам Уве. Заодно клуб предложил ему за определенную плату подрабатывать на стадионе: поливать футбольный газон, убирать трибуны. Теперь он мог бросить свою экспедиционную контору и чуть ли не все время проводить на стадионе.

Уве Зеелер оказался прирожденным бомбардиром. В юношеских командах он забивал по несколько голов в каждой игре. Он слыл игроком таранного типа, способного преодолеть любые преграды и завершить проход точным пушечным ударом. Жесткой борьбы он не боялся и смело вступал в единоборство с защитниками, превосходящими его массой и габаритами. Поначалу его действия были достаточно прямолинейными, но с годами он научился тонко взаимодействовать с партнерами, мгновенно оценивать ситуацию и оказываться как раз там, куда должна последовать передача. И всегда Зеелер был бойцом, сражающимся до конца в любой ситуации.

В основном составе «Гамбурга» Уве появился, когда ему шел лишь семнадцатый год — дебютировал 15 августа 1953 года в матче против «Геттингена». В следующем году его уже пригласили в сборную ФРГ, но пока он участвовал лишь в товарищеских матчах. Для чемпионата мира, который проходил в том же 1954 году в Швейцарии, его сочли чересчур молодым, а тогда сборная ФРГ впервые стала чемпионом.

Зато в 1958 году, когда первенство мира проходило в Швеции, Уве Зеелер уже был одним из ведущих игроков, хотя как раз к турниру подошел не в лучшей форме. В матчах группового турнира он забил два гола. Но сборной ФРГ пришлось расстаться с титулом чемпионов мира — она сумела дойти лишь до полуфинала, где проиграла хозяевам турнира, сборной Швеции — 1:3. В матче за третье место, в котором сборная ФРГ была разгромлена великолепной сборной Франции — 6:3, Зеелер не участвовал.

Настоящий расцвет его футбольного таланта пришелся на начало 1960-х годов. В 1960 году «Гамбург» стал чемпионом, а Зеелера назвали лучшим футболистом ФРГ. Он забивал много голов, причем порой из самых невероятных положений. Знаменитый вратарь сборной ФРГ и дортмундской «Боруссии» Ганс Тилковски позже вспоминал один примечательный эпизод, случившийся в чемпионате ФРГ: «Однажды Зеелер и я одновременно прыгнули за верховым мячом, столкнулись в воздухе и упали, но Уве сумел быстрее меня дотянуться ногой до мяча и втолкнул его в ворота. За Зеелером нужен глаз да глаз и особенно, когда вы хотите разыграть мяч с защитником. Он специалист по перехвату таких мячей».

Уве славился еще и тем, что именно он забивал те голы, которые были особенно нужны его команде. По-прежнему он постоянно играл в сборной. Но чемпионат мира 1962 года, проходивший в Чили, сложился для команды ФРГ еще менее удачно, чем прошлый. Немецкие футболисты вышли из группы, однако уже в четвертьфинальном матче проиграли сильной команде Югославии — 0:1. Тем не менее Зеелер показал себя одним из лучших игроков чемпионата.

Кстати, глядя на его великолепную игру, мало кто из зрителей знал, что Зеелеру, в отличие от футболистов других стран, приходится не только играть и тренироваться, но еще и работать. Дело в том, что немецкие футбольные клубы получили официальный статус профессиональных лишь в 1963 году. Поэтому Зеелер служил в крупной гамбургской фирме, производящей строительные материалы. Работали и все остальные немецкие футболисты.

Однако в начале 1960-х годов Уве Зеелер чуть было не стал футболистом-профессионалом в другой стране — его приглашал на очень хороших условиях сам миланский «Интер», возглавляемый великим тренером Эленио Эррерой. Чтобы удержать Зеелера в «Гамбурге», руководители клуба сделали все возможное: по их протекции знаменитая фирма «Адидас» предложила футболисту должность своего представителя на севере ФРГ. Ознакомившись с условиями контракта, Зеелер решил, что останется дома. В 1963 году вместе с «Гамбургом» он выиграл Кубок ФРГ. В следующем сезоне Зеелера назвали лучшим футболистом страны.

А вершиной его достижений вместе со сборной ФРГ, которую он возглавлял в качестве капитана команды, стал чемпионат мира 1966 года в Англии. За год до него Зеелер получил тяжелую травму — разрыв ахиллова сухожилия. После сложной операции он долго восстанавливался, многим казалось, что двадцатидевятилетний футболист уже никогда не заиграет в прежнюю силу. Однако в последнем отборочном матче со сборной Швеции именно Зеелер забил решающий гол, обеспечивший его команде право участвовать в финальном турнире.

Правда, после травмы он потерял в скорости и в большей мере отвлекал своими действиями защитников, которым при первой возможности делал великолепные передачи. Однако и сам то и дело оказывался на острие атаки. В знаменитом финальном матче со сборной Англии Зеелеру только чуть-чуть не хватило удачи, когда он, распластавшись в шпагате, едва не дотянулся до мяча у ворот Гордона Бэнкса. Счет тогда был 3:2 в пользу англичан. Кто знает, как сложился бы дальнейший ход матча, если б Зеелер тогда сумел протолкнуть мяч в пустой угол английских ворот и сравнять счет?

Однако случилось то, что случилось: вскоре Джефф Херст забил четвертый мяч, и сборная Англии, победив 4:2, в первый и пока единственный раз стала чемпионом мира.

Уве Зеелер принял участие и в чемпионате мира 1970 года, уже четвертом для себя. Ему шел тридцать четвертый год, теперь чаще всего он действовал в центре поля в качестве полузащитника, но забил важнейший для своей команды гол, причем в ворота все той же сборной Англии. На этот раз немецкая и английская команды сошлись в четвертьфинале, и этот матч тоже стал знаменитым.

Сборная Англии вела со счетом 2:0, казалось, дело идет к ее победе. Но немцам удалось отквитать один мяч, а уже незадолго до конца второго тайма счет сравнялся. Защитник Шнеллингер навесил мяч на Зеелера, который стоял спиной к воротам и был надежно прикрыт английским защитником. И все-таки немецкий футболист прыгнул выше соперника и, коснувшись мяча затылком, послал его по высокой параболе за спину вратаря, который в этот момент чуть вышел вперед. А уже в дополнительное время Герд Мюллер забил сборной Англии и третий, решающий гол.

Полуфинал со сборной Италии тоже вошел в футбольную историю. В счете попеременно вели то итальянцы, то немцы, и все-таки немецкая команда проиграла — 3:4. А в матче со сборной Уругвая за третье место единственный гол принес победу сборной ФРГ. Начал же голевую атаку Уве Зеелер, выигравший воздушную дуэль с защитниками уругвайцев и точно скинувший мяч своим партнерам.

После чемпионата мира 1970 года Зеелер оставил сборную, а два года спустя завершил выступления и в своем родном клубе «Гамбург», чтобы сосредоточиться на предпринимательской деятельности. К этому времени он уже был преуспевающим владельцем бензоколонок, гаражей, швейной фабрики. Теперь великий футболист — глава известной фирмы «Уве Зеелер Моден», торгующей спортивными товарами, производимыми «Адидасом». И, само собой разумеется, Уве Зеелер — один из самых уважаемых и почитаемых граждан Гамбурга.

ЭДУАРД СТРЕЛЬЦОВ

(1937—1990)

Играл в клубе «Торпедо» Москва. В 1955—1958 и 1966—1968 годах провел 39 матчей за сборную СССР.

Безмерно жаль, что Эдуарда Стрельцова так и не увидел большой футбольный мир. Он мог бы сыграть и на трех мировых чемпионатах, и трех первенствах Европы, и нет сомнений, что его игра стала бы таким же открытием и откровением, как игра юного Пеле на чемпионате мира 1958 года, или более зрелого Эйсебио на чемпионате 1966 года. Но случилось то, что случилось — Стрельцов так и остался футболистом только России. Зато здесь более почитаемого футбольного имени нет.

Он ворвался в футбол столь же стремительно, как Всеволод Бобров, только куда в более юном возрасте. Ему было только 17 лет, а вся Москва уже заговорила о том, что в «Торпедо» появился «Стрелец», прирожденный центрфорвард, творящий на поле чудеса. Почему-то его имя сразу же стало обрастать разнообразными слухами — гадали, кто он да откуда? А правда была очень простой.

Стрельцов из подмосковного Перова. Окончив семь классов, он работал на заводе «Фрезер» слесарем-лекальщиком и играл в футбол в заводской команде. Сначала в детской, но быстро вымахал ростом и совсем мальчишкой стал выступать за взрослых. В 1953 году, когда Эдуарду было шестнадцать, его и еще нескольких юных заводских футболистов, подающих большие надежды, тренеры «Торпедо» взяли на южный сбор вместе с командой мастеров.

Дальше последовал молниеносный взлет. Зимой Эдуард уже играл в основном составе на турнире торпедовских команд, проходившем в Горьком на заснеженных полях. А 14 апреля 1954 года в матче против тбилисского «Динамо» забил свой первый гол в чемпионате СССР. Тогда ему еще даже не исполнилось семнадцати.

Зрители полюбили «Стрельца» мгновенно. Ладно и крепко сшитый, он легко проходил сквозь самые мощные оборонительные редуты. Несмотря на внушительные габариты, он многих превосходил в скорости, и часто можно было видеть, как на глазах отстают пытающиеся достать его защитники. К тому же у Стрельцова наладилось отменное взаимодействие с другим великолепным нападающим «Торпедо» — Валентином Ивановым. Казалось, они могут находить друг друга на поле с закрытыми глазами.

Правда, иной раз Стрельцов зрителей удивлял. Он мог полматча практически простоять в центре поля, с виду не особенно даже интересуясь игрой и вызывая недовольство трибун, а потом, вдруг увидев возможность, скрытую для других, рвануться вперед и в один миг решить исход матча.

Вскоре оба торпедовца оказались в сборной СССР, которая в феврале 1955 года совершила поездку в Индию для подготовки к сезону. Первый свой матч за сборную Эдуард Стрельцов сыграл 26 июня 1955 года в Стокгольме в товарищеском матче со сборной Швеции и сразу забил 3 гола.

В тот год тренеру Гавриилу Качалину удалось создать очень сильную сборную команду. Основу ее составляли спартаковские игроки — Н. Симонян, С. Сальников, И. Нетто, А. Исаев, А. Масленкин, А. Ильин, при динамовском вратаре Льве Яшине. К ним великолепно подошли два торпедовца — Иванов и Стрельцов. В товарищеских матчах сборная СССР дважды обыграла тогдашнего чемпиона мира — сборную ФРГ. От команды ожидали больших успехов и на официальных соревнованиях, первыми из которых должны были стать XVI Олимпийские игры в австралийском Мельбурне.

И сборная СССР в самом деле в 1956 году стала олимпийским чемпионом. Свою долю в победу внес и Эдуард Стрельцов. В труднейшем полуфинальном матче со сборной Болгарии именно он сравнял счет, когда до конца дополнительного времени оставалось всего 8 минут, а 4 минуты спустя спартаковец Борис Татушин забил победный гол.

В финальном матче со сборной Югославии тренер Г. Качалин обоих торпедовцев на матч не поставил, предпочтя играть в нападении с одними спартаковцами. Как бы то ни было, матч был выигран со счетом 1:0. Сборная СССР стала олимпийским чемпионом. Правда, золотые медали в ту пору вручались только участникам финальных матчей, поэтому своих наград ни Стрельцов, ни Иванов не получили, но победа была на всех одна.

После блестящего успеха на Олимпийских играх сборная СССР готовилась к чемпионату мира 1958 года в Швеции — первому в своей истории. Особые надежды возлагались на Эдуарда Стрельцова. И он их оправдывал. В 1957 году у него выдались знаменитые «100 дней», в течение которых он забил 31 гол. Здесь, правда, учтены не только голы за родной клуб «Торпедо» и сборную, но и забитые в международных товарищеских встречах, и тем не менее результат впечатляет!

В том же 1957 году сборная СССР успешно прошла отборочный турнир к чемпионату мира. Решающим был дополнительный матч со сборной Польши, который проводился на нейтральном поле в Лейпциге, и здесь именно Стрельцов открыл счет, несмотря на то, что в самом начале матча получил травму, но продолжал играть.

Никто не ожидал того, что произойдет буквально накануне отъезда сборной в Швецию. Но случилось то, что случилось — по тяжелому обвинению Эдуард Стрельцов был судим и до февраля 1963 года находился в заключении.

За эти пять лет без него прошли два чемпионата мира, на которых играла сборная СССР. В 1960 году без него родной клуб «Торпедо» впервые стал чемпионом страны, выиграв вдобавок и Кубок СССР. В том же году сборная СССР в первый и единственный пока раз стала чемпионом Европы.

В 1965 году Эдуард Стрельцов вернулся в «Торпедо», и этого мало кто ожидал. Теперь его действия на поле заметно изменились — он был не только мощным центрфорвардом, но и футболистом, ведущим всю игру команды. Причем ведущим ее мудро, терпеливо по отношению к партнерам, и вместе с тем с необыкновенным блеском, с неожиданными решениями и остроумными футбольными находками.

В первый же год своего «второго пришествия» в «Торпедо» Эдуард Стрельцов помог своему клубу выиграть звание чемпионов СССР. Правда, в следующих сезонах успехи торпедовцев были заметно скромнее, зато игра самого Стрельцова собирала полные стадионы.

Он по-прежнему немало забивал и сам. В сезоне 1968 года, например, забил 21 мяч, едва не став лучшим снайпером чемпионата, и голы были на все вкусы. Особенно в том году удался матч со «Спартаком» в первом круге. Поначалу «Торпедо» проигрывало — 0:1, а закончилась игра со счетом 5:1. Стрельцов со своим новым партнером по нападению Михаилом Гершковичем во втором тайме забили по два мяча. Они преодолевали защиту спартаковцев, вдохновенно играя друг с другом «в стенку» и выкладывая один другому мячи, как на блюдечке. Один мяч Стрельцов буквально закатил в пустые ворота — настолько филигранный пас сделал Гершкович. А спартаковские защитники, ничего не в силах поделать, выглядели при блестящей игре двух торпедовских форвардов словно статисты.

Иногда, к восторгу зрителей, Стрельцов проделывал совсем уж фантастические футбольные трюки. В матче с ЦСКА, например, как-то раз пробивал пенальти. Разбежался, сделал замах и… остановился у мяча, не ударив. Вратарь между тем среагировал на замах и прыгнул в угол. А Стрельцов, дождавшись этого, даже не ударил, просто катнул под смех трибун мяч в другой угол.

В 1966 году он вновь вернулся и в сборную СССР. В 1967 и 1968 годах Стрельцова дважды подряд признавали лучшим футболистом страны. В 1968 году «Торпедо» выиграло Кубок СССР, причем единственный гол был забит после остроумного паса пяткой, который Стрельцов выдал партнеру по нападению Юрию Савченко.

И все-таки у всех, кто по-настоящему любит футбол, зрелая игра Стрельцова вызывала не только восторг, но и щемящее чувство горечи — сколько всего он смог бы сотворить на поле в эти выброшенные из жизни годы. Сколько было бы побед — и с «Торпедо», и со сборной. Быть может, побед самой высокой пробы.

Удивительным образом последний гол в своей футбольной карьере, как и первый, Эдуард Стрельцов забил в ворота того же тбилисского «Динамо». Случилось это 16 октября 1968 года. Никто не предполагал, что уход Эдуарда Стрельцова с футбольной сцены так близок, но в следующем году он получил тяжелейшую травму — разрыв «ахилла» — и в прежнюю силу после этого уже не заиграл. Осенью 1970 года Стрельцов провел свой последний матч за «Торпедо».

Можно, пожалуй, сравнить этого великого футболиста с метеором, мелькнувшим, вернее, даже дважды мелькнувшим на футбольном небосводе лишь на короткий миг.

После завершения игровой карьеры Эдуард Стрельцов окончил Высшую школу тренеров, но предпочел заниматься с детьми и ездить по стране с командами ветеранов. Ушел из жизни рано, потому что не очень-то себя берег.

По счастью, остались ленты кинохроники, видеозаписи, так что его игра живет. А еще остались простые и мудрые слова, сказанные им в одном из интервью:

— Как-то меня спросили, за что я люблю футбол. Сам я себе такого вопроса никогда не задавал и потому сразу не нашелся, что ответить. Да и вообще, наверное, так ставить вопрос неразумно. Вот что больше всего ценишь в футболе? — можно спросить. Я ценю в футболе мысль, вижу в нем прежде всего игру, очень-очень интересную, главным образом потому, что в ней надо думать.

Московский стадион «Торпедо» теперь носит имя Эдуарда Стрельцова.

БОББИ ЧАРЛЬТОН

(Родился в 1937 г.)

Играл в английских клубах «Манчестер Юнайтед» и «Престон Норт Энд». В 1958—1970 годах провел 106 матчей за сборную Англии.

6 февраля 1958 года «Манчестер Юнайтед» возвращался в Англию из Белграда после матча с «Црвеной Звездой» в розыгрыше Кубка европейских чемпионов. Настроение футболистов и тренера Мэтта Басби было великолепным. Ничья 3:3 в белградском матче вывела «Манчестер» в полуфинал. Правда, англичане сначала проигрывали 0:3, но сумели сравнять счет. Два гола забил двадцатилетний Бобби Чарльтон, находившийся в великолепной форме.

Да и вообще «Манчестер» был тогда на подъеме. Два года подряд клуб становился чемпионом Англии. В 1957 году мог бы сделать и дубль, но проиграл в финале Кубка Англии «Астон Вилле» — 2:1. Мэтту Басби удалось создать великолепную команду из молодых игроков. Он потратил на это много сил и времени, нередко сам ездил по стране и отбирал тех, в ком видел большое будущее. Воспитанниками Басби были Эдди Колмэн, Дэвид Пегг, Томми Тейлор, Дункан Эдвардс — этого считали особенно талантливым, но и все другие мало в чем ему уступали. То поколение футболистов «Манчестера» так и называли в шутку — «мальчиками Басби». Они дерзко, азартно, весело ворвались в английский футбол и, казалось, готовы были все смести на своем пути.

Самолет, на котором летел «Манчестер Юнайтед», сделал остановку в Мюнхене для дозаправки и вырулил на взлетную полосу. Однако перед разбегом вдруг отказал один из двигателей. После ремонта самолет вновь пошел на взлет, но пробыл в воздухе только 4 секунды и рухнул на землю. В катастрофе погибли 28 пассажиров, среди них — 8 футболистов «Манчестера», в том числе и подававший большие надежды Дункан Эдвардс.

Кресло с пристегнутым к нему Бобби Чарльтоном взрывная волна отбросила на 50 метров, от обломков самолета. Каким-то чудом Бобби избежал повреждений. Тренер Басби был тяжело ранен, ему пришлось перенести несколько сложных операций. Тяжелейшую душевную травму пережили все уцелевшие футболисты. Некоторое время все они даже думать боялись о полетах на самолете, хотя жизнь профессионального футболиста состоит из сплошных переездов и перелетов. Тренер Басби, окончательно поправившись, решился в следующий раз подняться в воздух, лишь приняв предварительно изрядную дозу спиртного.

А что касается Бобби Чарльтона, то он, удивительное дело, продолжал летать как ни в чем не бывало. Но после страшной катастрофы Бобби переменился в другом: разом повзрослел, утратил юношескую беззаботность, стал крепче духом. Изменилась даже его игра — теперь он был на поле не равным среди равных, а лидером команды, надежной ее опорой. Оставшиеся в живых футболисты «Манчестера» поклялись погибшим возродить команду, несмотря на страшную потерю, и Чарльтон, ставший капитаном, вел их за собой.

Конечно, на возрождение команды потребовалось немало времени. Обескровленный «Манчестер» не смог продолжить борьбу за Кубок европейских чемпионов. Вновь проиграл в том 1958 году Кубок Англии, уступив в финале «Болтону Уондерерсу» — 0:2. Потерял «Манчестер» и чемпионский титул — в сезоне 1957—1958 года первенствовал клуб «Вулверхэмптон».

Но Бобби Чарльтон, заменив на передней линии атаки «Манчестера» погибшего Томми Тэйлора, в сезоне 1958—1959 года забил 29 голов, став лучшим бомбардиром английского чемпионата. А клуб занял второе место.

Еще раньше, 19 апреля 1958 года, всего лишь через два с половиной месяца после мюнхенской катастрофы, Чарльтон дебютировал в матче сборной Англии со сборной Шотландии, состоявшемся в Глазго. Англичане выиграли 4:0, и один из мячей забил футболист «Манчестера» Бобби Чарльтон, которому еще не исполнилось двадцати одного года. Но это было только начало блестящей карьеры великого футболиста.

Можно, пожалуй, считать, что «футбольные гены» передались Бобби Чарльтону по наследству. Но не по отцовской линии, а по… материнской. Три ее родных брата играли в «Лидсе», а двоюродный, Джекки Милбурн, был знаменитым бомбардиром «Ньюкасла». Как раз в его честь получил свое имя старший брат Бобби Чарльтона Джекки, которому тоже суждено было стать футболистом.

Зато по отцовской линии все родственники были шахтерами и добывали уголь в горняцком городке Ашингтоне на северо-востоке Англии неподалеку от Ньюкасла. Если бы не футбол, шахтерская судьба ждала бы и Бобби с Джекки. Но они с юных лет превосходили всех, кто гонял с ними мяч на пустырях. Это не осталось незамеченным футбольными селекционерами, разъезжающими по Англии в поисках футбольных талантов. Бобби было всего 16, когда он получил предложения от добрых двух десятков профессиональных клубов. По совету своего школьного учителя физкультуры, страстного болельщика «Манчестера», он и выбрал именно этот клуб. Что касается Джекки Чарльтона, то он оказался в «Лидсе».

Около двух лет Бобби играл в молодежных командах «Манчестера». Наконец, в 1956 году Мэтт Басби поставил его в основу, на место левого крайнего нападающего. В первом же своем матче дебютант забил два гола. Уже тогда Бобби отличался сильным и точным ударом с обеих ног и отменной техникой. И все-таки, надо повторить, он был пока лишь одним из «мальчиков Басби», равным среди равных. Обретя футбольную мудрость, он показывал совсем другую игру.

Став после мюнхенской катастрофы лидером «Манчестера» и его капитаном, Бобби Чарльтон превратился в футбольного универсала. Сначала он действовал на позиции центрфорварда, но мог сыграть на любом месте. Случалось, при необходимости Мэтт Басби ставил его… левым защитником — Бобби прекрасно справлялся и с такими обязанностями. Он владел изумительным дриблингом, серией неожиданных финтов мог пройти в одиночку чуть ли не полкоманды противника, а вместе с тем его пасы партнерам были выверены до сантиметра. Он принимал решения в долю секунды, предвидя развитие событий на поле на несколько ходов вперед. У него был отлично поставленный удар, и ему не раз случалось забивать изумительные по красоте голы с дальних позиций.

Футбольный талант Бобби Чарльтона проявился еще ярче, когда тренер сборной Англии Альф Рамсей определил для него место в полузащите. Действуя чуть слева, Чарльтон обострял игру нападения тончайшими пасами, но и сам обыгрывал защитников, выходя на ударную позицию. Поразительная работоспособность позволяла ему успевать везде. Техника его внешне была не столь броской, как, например, у бразильцев, но очень рациональной.

А вместе с тем Бобби Чарльтон отличался на футбольном поле безукоризненным джентльменским поведением. За свою жизнь в футболе он лишь однажды получил замечание от судьи, да и то в эпизоде, когда вступился за товарища по «Манчестеру» Дениса Лоу. Он стал образцом истинного спортсмена и снискал себе всеобщее уважение. Неизменно доброжелательным, корректным, скромным человеком он был и в обычной жизни, сохранив все эти качества по сей день.

Вершина футбольной карьеры Бобби Чарльтона — чемпионат мира 1966 года, проходивший в Англии. Тогда сборная хозяев впервые и пока единственный раз стала чемпионом И рядом с Бобби в сборной играл его брат Джекки, капитан «Лидса».

Быть может, лучший в своей жизни матч за сборную Бобби Чарльтон провел на том чемпионате в полуфинале со сборной Португалии, где блистал Эйсебио. Обе команды были достойны финала, но выиграли англичане — 2:1. Оба мяча пушечными дальними ударами забил Бобби Чарльтон, а Эйсебио провел «португальский» гол лишь за несколько минут до конца с пенальти.

А потом был знаменитый финал со сборной ФРГ на лондонском стадионе «Уэмбли». При счете 2:1 немцы сравняли счет за несколько секунд до окончания второго тайма. В дополнительное время Джефф Херст забил третий гол: после его сильнейшего удара мяч попал в перекладину, отскочил вниз и вылетел в поле, но боковой судья Тофик Бахрамов из СССР показал, что мяч пересек линию ворот. Немцы отчаянно протестовали, однако гол был засчитан. А вскоре, чтобы уже ни у кого не было сомнений, кто в этом матче победитель, тот же Херст буквально вколотил мяч в ворота сборной ФРГ — 4:2.

В 1966 году Бобби Чарльтон был признан лучшим футболистом Европы и получил «Золотой мяч». А два года спустя сбылась, наконец, давняя мечта «Манчестера». Клуб вышел в финал Кубка европейских чемпионов и на том же лондонском стадионе «Уэмбли» выиграл у португальской «Бенфики» — 4:1. Два гола записал на свой счет Бобби Чарльтон. Завоевав Кубок чемпионов, новое поколение футболистов «Манчестера» сдержало клятву, которая была принесена погибшим в мюнхенской авиакатастрофе.

Великий футболист решил уйти из сборной в 1970 году после матча англичан со сборной ФРГ на чемпионате мира в Мексике. Игра была четвертьфинальной, к середине второго тайма англичане вели 2:0. В это время тренер решил заменить Чарльтона. Кто знает, не будь этого, возможно, немцам не удалось бы сначала сравнять счет, а затем, уже в дополнительное время забить победный гол. Как бы то ни было, Бобби Чарльтон решил покинуть сборную Англии, сыграв за нее 106 матчей и забив 49 мячей.

В 1973 году 35-летний Чарльтон покинул и свой родной «Манчестер Юнайтед». Но еще два сезона провел в непритязательном клубе «Престон Норт Энд» в качестве играющего тренера. Затем вернулся в «Манчестер», став одним из его директоров.

Для всего мира Бобби Чарльтон остается образцом спортсмена и человека. Для Англии — национальной гордостью. В 1994 году королева Елизавета II возвела великого футболиста в рыцарское звание. В наши дни сэр Чарльтон — неизменный представитель Англии во всех международных футбольных делах.

Международная федерация футбольной истории и статистики (IFFHS) включила Бобби Чарльтона в десятку лучших полевых игроков XX столетия.

Теги: легендарные спортсмены.

    Загрузка...

    Полное библиографическое описание

    • Автор

      Первый автор
      Малов Владимир Игоревич
    • Заглавие

      Основное
      Полевые игроки. Диди – Бобби Чарльтон
    • Источник

      Заглавие
      100 великих футболистов
      Дата
      2006
      Обозначение и номер части
      Полевые игроки. Диди – Бобби Чарльтон
      Сведения о местоположении
      C. 99-127
    • Рубрики

      Предметная рубрика
      Персоны
    • Языки текста

      Язык текста
      Русский
    • Электронный адрес

    Малов Владимир Игоревич — Полевые игроки. Диди – Бобби Чарльтон // 100 великих футболистов. - 2006.Полевые игроки. Диди – Бобби Чарльтон. C. 99-127

    Посмотреть полное описание