Записки футболиста

В военные годы

Автор:
Федотов Григорий
Источник:
Издательство:
Глава:
В военные годы
Виды спорта:
Футбол
Рубрики:
Персоны
Регионы:
РОССИЯ
Рассказать|
Аннотация

...Они напали на нашу страну по-разбойничьи, из-за угла. В июньское раннее утро пограничники вступили в неравный бой с гитлеровскими полчищами, вооруженными до зубов. Пограничники стояли насмерть. История не знала примеров, чтобы легко вооруженные, разбросанные на огромном пространстве группы

В военные годы

Василий Карцев

Фото: Василий Карцев

...Они напали на нашу страну по-разбойничьи, из-за угла. В июньское раннее утро пограничники вступили в неравный бой с гитлеровскими полчищами, вооруженными до зубов. Пограничники стояли насмерть. История не знала примеров, чтобы легко вооруженные, разбросанные на огромном пространстве группы бойцов оказывали такое упорное сопротивление регулярным армиям, снабженным «семи видами вооружения — от минометов до тяжелых танков!

«С рассветом 22 июня 1941 года регулярные войска германской армии атаковали наши пограничные части на фронте от Балтийского до Черного моря и в течение первой половины дня сдерживались ими».

Так сообщала сводка Главного Командования Красной Армии в первый день войны. Ни пяди родной земли не уступили без боя советские пограничники. Они, молодые советские люди, русские и украинцы, белорусы и грузины, умирали, но не пропускали врага. Мы в то утро, воскресное, солнечное, еще не знали, что на краю родимой земли уже льется кровь наших братьев, товарищей. Но когда узнал советский народ об опасности, нависшей над родиной, не было на всем огромном пространстве нашей земли человека, который не дал бы клятву: жизнь свою, силы — все отдать борьбе за победу.

Многого из того, что было потом, не знала история человечества. Юрий Смирнов, Зоя Космодемьянская, Наташа Ковшова, Лиза Чайкина... Откуда была у них такая великая духовная сила, перед которой сама смерть — ничто?..

В знойном Узбекистане родился и рос Туйча Эрджигетов, в ласковой Грузии подрастал незнакомый его товарищ Георгий Майсурадзе, в далеком Казахстане прошли годы юности Султана Маймагабетова. Они не знали друг друга, знакомы не были с русским своим сверстником Александром Матросовым. И вот настала война. И в разное время, на разных участках огромного фронта все они совершили равный подвиг, грудью своей закрыв огнедышащее жерло вражеского пулемета, чтобы их боевые товарищи, однополчане могли итти вперед! «Все для фронта, все для победы!» — с этой мыслью жил и боролся советский народ-герой в суровые дни и ночи войны. И в его рядах сражались за родину физкультурники, спортсмены.

Ленинград... Осажденный, голодный, суровый. Морозный иней на стенах классов Института физической культуры имени Лесгафта. Тихо в институте. Не слышно веселых голосов студентов. Старый сторож бродит по опустелому зданию, смотрит строго, все ли в порядке. Досадует, когда разрывы фугаса слышатся близко, — побьются опять стекла в аудиториях, в кабинетах...

А где же воспитанники, где преподаватели? Куда ушли, покинув большой этот дом, молодые его обитатели и наставники их и учителя?

Спросить бы можно о том, где лесгафтовцы, у врагов, у окоченевших от стужи, одичавших от постоянной тревоги гитлеровских солдат, что окопались на ближних подступах к городу Ленина. Спросить бы их, они бы рассказали, как темными, вьюжными ночами налетают на их посты, взрывают переправы таинственные белые фигуры лыжников, стремительные, всегда внезапные, всегда несущие смерть.

Брянский лес... Глубокий тыл врага. На крохотном клочке оккупированной захватчиками земли, на лесной поляне, живут партизаны. Сначала их мало. Но с каждым днем отряд растет. Среди партизан — крепкий бородатый здоровяк, голубоглазый и веселый. В отряде его называют дружески — Коля. И говорят о нем, гордясь: «Этот пройдет, не морщась, сквозь огонь и воду!» В одной из жестоких схваток с врагом Николай спасает раненого командира. Отстреливаясь, он несет его на широких своих плечах, проваливаясь порой по пояс в снег.

Совсем недавно этот человек вел другие бои. Европа знала его как одного из сильнейших боксеров тяжелого веса. Вместе с ним, с Николаем Королевым, мы ездили в Антверпен защищать спортивную честь родины.

— Ты знаешь, наш вратарь теперь боевой старшина, — говорят друг другу, случайно встретившись, два футболиста. — Помнишь его? Хотя кто же его не помнит! Брал, спокойно мячи с одиннадцати метров, а сейчас берет дзоты. Шесть боевых орденов у парня!

Вспомнив товарищей, разошлись. Один, в офицерской шинели, спешил на вокзал, чтобы снова после двух-трех дней, проведенных в Москве, ехать к своим, в воинскую часть. Другой шел на завод, в цех, и, склонясь над станком, выполняя, быть может, пятую норму за день, думал с благодарностью о том, что данная ему с малых лет спортивная закалка здорово помогает вот так, преодолевая усталость, трудиться, делать оружие фронту.

Мне не пришлось быть на фронте. Выполняя задание командования, я, кадровый офицер, вел работу по воспитанию молодых бойцов.

Все, что дала мне жизнь лучшего, — любовь к родине, знания офицера — без остатка стремился я отдать молодежи, видя в каждом молодом солдате друга, товарища по нашей общей борьбе с врагом.

Занимаясь с молодыми бойцами, я глубоко верил в нашу победу. «...В первый раз в мире создана армия, вооруженная сила, знающая, за что она воюет...» — эти слова Владимира Ильича Ленина всегда приходили мне на память, когда я наблюдал за тем, как жадно стремятся молодые солдаты овладеть военными знаниями, стать мастерами современного боя, для того чтобы приблизить час победы. Это была молодежь, воспитанная партией Ленина— Сталина, молодые граждане страны социализма, верные сыны великой родины, способные вынести любые испытания, капля за каплей отдать свою кровь за то, чтобы снова стала счастливой, свободной вырастившая их труженица- страна.

Физическая закалка отличала молодых бойцов. Почти все они были физкультурниками — пловцами, гимнастами, футболистами, легкоатлетами. Попав на фронт, они показывали пример мужества, выносливости, стойкости и силы, преодолевали с боем в стужу, в буран, от которого леденело сердце, десятки километров, с марша форсировали вплавь быстрые реки, сметали с лица земли гранитные надолбы.

Еще продолжалась война

Даже в самое тяжелое время не замирала спортивная жизнь в нашей стране. В короткие часы досуга молодежь шла на стадионы, тренировалась, участвовала в соревнованиях, с тем чтобы сразу после финиша на беговой дорожке или футбольной встречи вернуться в цех, к занятиям на пункте всевобуча.

Наступил год 1944-й. Один за другим наносила Советская Армия сокрушительные удары по врагу. Огнями праздничных победных салютов озарялось чуть ли не каждый вечер небо Москвы.

В такой обстановке в первый раз за годы войны в Москве происходило крупное спортивное соревнование — розыгрыш «Кубка СССР» по футболу.

Двадцать четыре команды участвовали в этих соревнованиях. Играли футболисты Москвы, Ленинграда, Киева, Тбилиси, Харькова, Горького, Иванова, Батуми, Новосибирска, Баку и других городов. Встречаясь с товарищами, мы узнавали, что многие из тех, кого мы знали, с кем играли, оспаривая победы на поле, еще продолжают боевой путь на запад по разбитым снарядами дорогам войны.

Много новых, молодых, еще не знакомых лиц замечали мы в старых футбольных коллективах. Пополнился наш футбол молодежью. Как-то она себя покажет? Сумеет ли сохранить и развивать дальше найденное за долгие годы совместных наших исканий?

Начались состязания на «Кубок СССР».

И после первых же встреч общее внимание привлекла игра рабочей команды города-героя Ленинграда, футболистов «Зенита».

Помню, когда они появились на поле стадиона «Динамо», зрители долгими и горячими аплодисментами встретили спортсменов города, мужество которого наполняло чувством гордости каждого советского человека.

Ленинградцы играли с огромным подъемом. Со счетом 3:0 они выиграли встречу у динамовцев столицы. Вслед за тем в трудном спортивном поединке одержали победу над командой «Динамо-2». Состязание проводилось дважды. Вничью закончилась первая встреча, вторая — 1:0 в пользу «Зенита».

В полуфинале ленинградцы играли с московским «Спартаком».

Встреча «Спартак» — «Зенит» была очень упорной. Нет, ничего не потерял наш большой советский футбол за годы военного перерыва! Пожалуй, мастерство стало еще более зрелым, возмужало.

«Спартаку» пришлось нелегко. Кажется мне, что никак не ожидал этот сильный, опытный коллектив встретить такого опасного соперника в лице молодежной команды ленинградского «Зенита». Спартаковцы начали волноваться. Помню, Георгий Глазков, отличный мастер по забиванию одиннадцатиметровых штрафных мячей пробил в этот раз мимо ворот!

Счет открыли ленинградцы. Совсем юный Сергей Сальников, левый крайний «Зенита», редким по красоте ударом забил первый гол. В момент удара он стоял спиной к воротам. Мяч шел к нему очень быстро, вокруг — «опекуны», медлить нельзя. Падая на спину, Сальников через себя ударил по воротам. Отличный удар! Неожиданный, точный, сильный. Вратарь «Спартака» Алексей Леонтьев вынул мяч из сетки.

Затем в атаку перешел «Спартак». Два мяча подряд забили москвичи в ворота «Зенита». Казалось бы, вопрос о победе решен. Стрелки больших часов над восточной трибуной отсчитывают последние минуты. Но ленинградцы и не думают мириться с создавшимся положением. Всей командой они переходят в наступление. Встреча кубковая, решающая! Если уж так случилось, что нависла опасность проигрыша, надо сделать вое для победы. А это возможно только при непрерывном, длительном, упорном наступлении, тем более, что стрелку часов не остановишь, не крикнешь ей: «Подожди!»

Пусть судья уже посматривает на свой секундомер. Пока не прозвучал свисток, надо атаковать!

Три минуты до конца встречи. Атакует «Зенит». «Спартак» в защите! Все игроки—на штрафной площадке спартаковцев. Мяча уже почти не видно. Мяч не выходит в поле, не выпускают зенитовцы, подбирая и снова посылая туда, где идет борьба уже не за метры — за сантиметры площадки. Зрители шумят, волнуются.

Чем же все это кончится? К чему приведет штурм?

Снова дрогнула часовая стрелка на башне. Сколько там еще остается — минута, две?

И вдруг словно буря проходит по трибунам! Там на штрафной площадке, виден лежащий вратарь и чуть подальше от него, в самом углу, в глубине ворот, — мяч! Свистка не слышно, так шумит стадион. Судья показывает на центр поля. Значит — гол. А с ним и ничья, добавочное время, а значит, и новая борьба за победу!

В этот день не суждено было закончиться спортивному спору за «Кубок» между «Спартаком» и «Зенитом». В добавочное время команды не смогли изменить результат. Встреча продолжалась на следующий день. И снова 90 минут игры закончились вничью! Вторично назначается добавочное время. Неужели и теперь не удастся командам окончить на редкость упорный, захватывающе интересный спортивный спор?

Ведь, конечно, устали игроки.. Два дня подряд играть, да еще в таком стремительном темпе, в напряженной обстановке, в труднейшей борьбе!

Но напор не спадает. Ленинградцы, отразив атаки «Спартака», переводят игру на его территорию. Самоотверженно играет спартаковская защита. Молодой вратарь Алексей Леонтьев берет несколько мячей так умело и ловко, что не выдерживает старший его товарищ Анатолий Акимов, весело поздравляет молодого друга, громко кричит, советуя ему что-то оттуда, где сидят спартаковские запасные.

И, наконец, наступает развязка. Молодой ленинградский нападающий Борис Чучелов, приняв мяч от Сальникова, с хода бьет по воротам. Леонтьев в прыжке пытается достать труднейший мяч. Взял, отбил?.. Нет, взметнулась сзади сетка!

1:0!

Ленинградцы одержали победу.

В финальной встрече «Зениту» предстояло играть с нашей армейской командой. Накануне кубковых соревнований 1944 года в наш коллектив пришел на тренерскую работу Борис Андреевич Аркадьев. Несколько позднее я расскажу подробно, как приход этого тренера-воспитателя отразился на игре нашей команды. Перед соревнованиями на «Кубок» Аркадьев успел познакомиться с коллективом, внести некоторые поправки в игру, обратив особое внимание на действия полузащиты и защиты.

Наша армейская команда очень много работала на тренировочном поле перед соревнованиями на «Кубок». Надо было восстановить спортивную форму. Ведь, конечно, не были систематическими наши встречи, тренировки в минувшие военные годы.

Соревнования мы начали удачно. Нам удалось сравнительно легко выиграть у футболистов сталинградского «Трактора» (5:0), с таким же счетом одержали победу над московским «Локомотивом», выиграли у ленинградского «Динамо», тоже с крупным счетом — 4:1.

В то время уже в основном определились особенности нашей игровой манеры, в частности в нападении. Приход в нашу команду молодого Владимира Демина, техничного, очень быстрого игрока, завершил создание ансамбля нападающих, способных играть в ярко выраженном наступательном, острокомбинационном стиле.

Мы вышли в полуфинал. Здесь нам предстояло встретиться с московской командой «Торпедо».

Тяжело нам досталась победа в этой встрече!

Автозаводцы открыли счет. Их центральный нападающий Александр Пономарев, игравший прежде в сталинградской команде «Трактор», оказался в дружном коллективе торпедовцев опаснейшим игроком. Он отличался умением выбирать место на поле, способностью быстрым рывком обыграть защитника и очень точными ударами по воротам с любого положения, с обеих ног. В упрек ему как организатору атак можно было поставить увлечение игрой «на себя». Футболист с большим игровые темпераментом, бесспорно техничный, играющий, может быть, лучше, опаснее своих партнеров по нападению, он допускал ошибку, принимая как правило, на себя завершение атак. Играл лидер торпедовцев с исключительным трудолюбием, конечно, полезнейшим был центром нападения. Но, заставляя своих партнеров строить игру в решающие моменты только на себя, Пономарев обеднял тем самым тактические возможности своего нападения. Как ни хорошо он маневрировал, защитники все же знали, что главная опасность удара по воротам должна возникнуть именно в рывке Пономарева, и в соответствии с этим организовывали свои действия.

Итак, не прошло и двух минут с начала встречи, как после бурной, быстрой атаки Александр Пономарев хорошим ударом с лета заставил нас начать игру с центра.

Медлить было нельзя. В футбольном поединке очень важно уметь захватить инициативу в свои руки. Мы понимали, что именно к этому стремятся торпедовцы, значит, следовало немедленно, не теряя ни минуты, постараться переиграть противника. Этого можно было достигнуть только гибкой игрой в более высоком темпе. Конечно, в борьбу за инициативу должна была включиться вся команда. Ведь бывает и так, что, например, защита, пропустив мяч, начинает играть с подъемом, старательно в то время как нападающие действуют с холодком, недостаточно еще мобилизованно и целеустремленно. В таких случаях возникает разнобой, нарушается ритм игры. Мы во- время поняли нашу общую задачу. На поле, понятно, не было сказано между собой ни слова, но сыгранный коллектив и без слов умеет находить общий язык. Нам удалось перехватить инициативу. Мы раньше поспевали к мячу, не выпускали его от себя, удачно комбинировали. Примерно минут через десять дружный натиск принес свои плоды. И я завершил голом одну из атак. Вслед за тем наш полусредний, Петр Щербатенко, довел счет до 2:1.

После перерыва нам удалось сохранить инициативу. Атаки продолжались, Алексей Гринин провел третий мяч. Победа казалась ощутимой, реальной. Мы несколько ослабили темп, и автозаводцы немедленно этим воспользовались. Теперь уже они настойчиво штурмовали наши ворота. Появилась усталость, попытки снова завладеть игрой были безуспешны. Пришлось перейти в глухую защиту. Принципиально это неправильно. Глухая защита пассивна, бесперспективна. В самом лучшем случае можно как-то отбиться, но, как правило, кончается это тем, что вратарь достает мяч из сетки.

Так случилось и на этот раз. Минут за пятнадцать до конца игры тот же Александр Пономарев, как его ни сторожили, сумел забить второй гол. Торпедовцы снова наступали. Хорошо, что истекло время! Упорная борьба на поле закончилась нашей победой, счет — 3 : 2.

И вот финал. Разбирая предстоящую встречу, мы старались понять, что основное в игре ленинградцев, откуда грозит наибольшая опасность, какие меры следует нам принять, что предусмотреть. Не скрою думали мы и о том, что едва ли сумеют ленинградцы после таких напряженных, тяжелых встреч, какие они правели с «Динамо-2» и особенно со «Спартаком», играть с нами с такой же энергией и напором. Но независимо от этих соображений коллектив ясно отдавал себе отчет в том, что встреча предстоит ответственная, трудная. Ленинградцы показали себя исключительно волевым коллективом. Они, возможно, несколько уступали нам в опыте, в технико-тактическом мастерстве отдельных игроков. Но это вполне могло компенсироваться неиссякаемым подъемом, с которым играли ленинградцы. Примером могла служить встреча «Спартак» — «Зенит», в которой безусловно больший опыт спартаковцев оказался недостаточным для того, чтобы уйти от поражения.

Тщательно продумали мы наш состав. Мне кажется, что здесь, как я понял потом, была допущена ошибка. Не думаю, чтоб она решающим образом повлияла на исход состязания, но все же свое действие определенно оказала. Дело в том, что команда настаивала на моем непременном участии в игре. Я же перед встречей был не совсем здоров: побаливала нога, ушибленная в предыдущей игре. Команда, вместе с тем, привыкла ко мне. Конечно, товарищи не требовали от меня игры выше сил. Они. говорили, что приложат все усилия, чтобы мое участие в игре было облегченным. Я знал, что так оно и будет, к тому же мне самому очень хотелось сыграть. Какой же настоящий футболист откажется от игры, и тем более в финальной встрече на «Кубок»! Я поспешил присоединить свою просьбу дать мне сыграть, Тренер неохотно, но все же дал согласие.

29 августа мы вышли на поле для последней, решающей встречи в борьбе за всесоюзный футбольный «Кубок». Волновались и мы и ленинградцы. Ведь впервые в своей спортивной биографии обе команды оказались так близко у цели. По традиции хрустальный кубок стоял в проходе возле северной трибуны, охраняемый двумя юными футболистами.

Игра началась нашей атакой. О больной ноге я забыл. Нам удалось сразу же завладеть инициативой. Полузащита во-время успевала подбирать мячи, отбиваемые защитниками «Зенита», и снова направляла их вперед.

Уверенно, умело играла в тяжелых условиях непрерывного штурма защита ленинградцев. Отлично понимая свои задачи, сочетая игру в зонах с плотным держанием нападающих, защитники действовали с полным взаимопониманием, передавая, как по расписанию, игроков нападения друг другу в разгар наших маневров. Молодой вратарь Леонид Иванов играл смело, активно, самоотверженно. Центр защиты Иван Куренков неотступно следовал за мной, но вместе с тем успевал помогать и своим товарищам: цепкому Пшеничному, закрывавшему Алексея Гринина, и техничному, физически сильному Копусу, опекавшему настойчивого, увертливого Владимира Демина. Все же счет открыли мы. Гринин, получив мяч, прошел по краю, ухитрился обмануть своего зоркого «опекуна» и своим любимым ударом, почти на одной линии с воротами, послал мяч в сетку.

1:0! Это уже большой успех для игры с таким противником. В перерыве Борис Андреевич Аркадьев сказал, что если мы проведем вторую половину игры с тем же подъемом, «Кубок», вероятно, будет наш.

Но только надо играть с тем же подъемом и даже с большим, — подчеркнул он. — Помните, что футболисты «Зенита» безусловно постараются приложить все силы для того, чтобы не только отыграться, но и выиграть встречу.

Дальнейшие события развернулись необычайно быстро. Мы еще не успели собраться, начать играть в полную силу, как ленинградцы забили ответный гол! Потом — еще один!

Нам не удалось взять инициативу в свои руки и после двойного успеха «Зенита». Ленинградцы нам не позволили этого. Недостатка в желании отыграться, выиграть у нас, конечно, не было. Нельзя было тут особенно винить и мою ушибленную ногу. Повторяю, я забыл о ней и, как мне казалось, играл в полную силу. Но ленинградцы опережали нас: расстраивали комбинации, перехватывали передачи и, завладев мячом, никак не хотели его отдавать, предпочитая, на худой конец, переводить игру с нашей территории на свою, с тем чтобы немедленно снова итти вперед. Они работали на поле неустанно, настойчиво, дружно, успевали всюду. Помню, когда судья дал сигнал окончания игры, я с удивлением подумал: «Неужели уже кончилось время?»

Время кончилось. А с ним и наши надежды на Победу. Не обидно ли? Обидно!

Но это, конечно, не могло помешать нам поздравить с заслуженной славной победой боевой коллектив товарищей-ленинградцев!

    Загрузка...