Записки пресс-атташе

Глава 1

Автор:
Константинов Владимир Сергеевич
Источник:
Издательство:
Глава:
Глава 1
Виды спорта:
Футбол
Рубрики:
Правила и история
Регионы:
РОССИЯ
Рассказать|
Аннотация

Никогда бы не осмелился опубликовать эти заметки, носящие во многом личный характер, если бы не пришедшее со временем, осознание уникальности положения, в котором мне довелось находиться на протяжении более двух лет.

Глава 1

Никогда бы не осмелился опубликовать эти заметки, носящие во многом личный характер, если бы не пришедшее со временем, осознание уникальности положения, в котором мне довелось находиться на протяжении более двух лет. Согласитесь, профессиональному журналисту крайне редко выпадает возможность прожить в команде высшего ранга в течение такого длительного срока.

Шаг в неизвестность

Моя футбольная эпопея началась совершенно неожиданно в июле 1996 года, с телефонного звонка из ЦСКА от одного старого приятеля. Он сообщал, что тогдашний тренер армейцев Александр Тарханов привез из Бразилии трех футболистов. Один из них уже сидит в кабинете президента клуба и готов подписать контракт, а мне надо срочно приехать в офис, чтобы помочь с переводом.

Тогда, разумеется, я не мог предполагать, что и сам в этот день получу работу клубного переводчика, которая увлечет меня и постепенно трансформируется в службу пресс-атташе. Хотя психологически был к этому готов: закончив иняз, свободно говорил по-португальски, с детства бредил футболом и к тому же работал обозревателем, к сожалению, слишком рано почившего футбольного журнала "Матч".

Александр Тарханов принял меня очень приветливо, но, видно, настолько был увлечен мыслями о предстоящем подписании контракта с бразильцем, что мы сразу перешли к переговорам.

Леонидас оказался улыбчивым и симпатичным молодым человеком, с которым, как показалось сначала, очень легко вести диалог. Впрочем, как только речь зашла о конкретных статьях соглашения, он сразу посерьезнел и, несмотря на присутствие своего агента и то, что у него на руках уже был переведенный на португальский проект документа, стал вникать в детали будущего контракта, по нескольку раз прося меня перевести ту или иную его часть.

Удивительное дело: парня, едва переступившего порог 20-летия, интересовали не только зарплата, сумма премиальных и марка машины, на которой ему предстояло ездить по Москве, но и характер медицинской страховки на случаи травмы или преждевременного завершения карьеры, судьба его трансферного листа при возможном расторжении контракта и многие другие, на первый взгляд, мелочные вопросы.

Наверное, уже в тот момент, еще не видя Леонидаса на футбольном поле, я понял, что речь идет о настоящем профессионале, для которого помимо чисто спортивных и материальных стимулов в футболе есть и другие ценности, и главные из них - собственное здоровье и душевное равновесие.

Кстати, надо отдать должное тренерам, которые не боятся в наше нелегкое время приглашать в свои команды футболистов-легионеров. Если это действительно мастера своего дела, они личным примером помогают нашим игрокам становиться профессионалами. Забегая вперед, скажу, что так было в ЦСКА и "Торпедо" с бразильцами Леонидасом и Самарони, с нигерийцем Эгуавоном, о чем неоднократно заявляли тренеры и президенты этих клубов.

Любопытно, что тот же Эгуавон, будучи значительно опытнее Леонидаса, еще более щепетильно подошел к подписанию контракта с российским клубом. Он не поленился прилететь в Москву в самую студеную пору, чтобы лично обсудить детали договора и на месте ознакомиться с будущими условиями проживания и работы. И только потом, месяц спустя, обсудив их с семьей и своим агентом, нигериец приехал в Россию и начал тренироваться.

Заостряю на этом внимание не случайно, потому что у нас сплошь и рядом провинциальные футболисты, особенно юные, приезжают играть в Москву по уговору "доброго дяди'' или какого-нибудь знакомого тренера-селекционера, не отдавая себе отчет в значимости каждого слова в контракте. Сколько разочарований приходится потом испытывать не сумевшему реализовать себя футбольному дарованию, если оно стало заложником необдуманных в свое время контрактных обязательств!

Впрочем, Леонидас оказался зрелым не по годам. Или его агент был настолько изворотливым, что ему без особого труда и ущерба для подопечного удалось за неполный год попробовать сразу в трех (!) московских клубах. Но это было позже, а пока…

А пока чудо-находка Тарханова, сняв все вопросы по тексту контракта, поставила жирную подпись под документом, обрекая себя на погружение в неведомый мир российской действительности, а меня - в не менее таинственную атмосферу жизни и деятельности команды высшей лиги.

Пионеры

Разместить бразильского футболиста в гостинице "Советская", расположенной там же, где и штаб-квартира ЦСКА, на Лёнинградском проспекте, не составило труда: мне десятки раз приходилось это делать, работая с иностранными делегациями. А рабочие будни начались на следующий день - с диспансеризации, которая, как выяснилось, является абсолютно необходимым мероприятием для новичков любого профессионального клуба.

Между прочим, второй день тоже надолго врезался в мою память. Может, оттого, что мне посчастливилось встретиться сразу с двумя легендами отечественного спорта.

Сопровождать Леонидаса на диспансеризацию было поручено тогдашнему второму тренеру ЦСКА Владимиру Федотову, сыну великого футбольного бомбардира. Григорич минута в минуту подогнал свой ухоженный "мерседес" к входу в "Советскую" и разговор начал так тепло и душевно, что сразу сложилось впечатление, что мы давно знакомы.

Вообще Тарханов принял очень разумное решение, поручив опеку и первые тренировки с иностранцами Федотову - человеку интеллигентному, по-житейски мудрому и самому прошедшему долгий, тернистый путь в футболе, что сразу располагало к нему новичков. Не случайно именно Григорич отвечал в клубе, так сказать, за "внешнюю политику", выезжая с видеооператором за границу для просмотра будущих соперников по еврокубкам и принимая самое деятельное участие во встречах иностранных гостей дома.

В физкультурном диспансере ЦСКА Григорич не погнушался лично провести Леонидаса по всем врачебным кабинетам, тем более что вскоре к нам присоединился патриарх отечественной спортивной медицины Олег Белаковский. Шутник и балагур, "академик-практик" подробно живописал свою встречу с Пеле на чемпионате мира чуть ли не 1958 года, рассказал несколько забавных историй, всячески напутствовал молодого бразильского футболиста и в конце (видно, как крупный специалист по венерическим заболеваниям) почему-то призвал его держать ухо востро с русскими девушками.

По протекции Белаковского медосмотр был существенно упрощен и укорочен, так что Леонидас успел к вечерней тренировке на армейской базе в Архангельском. Не сказать чтобы ребята приняли его очень дружелюбно, но и прямого отторжения не было. Как и следовало ожидать, первыми интерес к экзотическому футболисту проявили опытные Тяпушкин и Мамчур (к сожалению, ныне покойный), а также недавние новобранцы Семшов, Мовсесьян, Пестряков. Остальные отнеслись к появлению "Лёни" - а именно так прозвали бразильца уже на первом занятии - либо равнодушно, либо с настороженностью, видя в нем в первую очередь потенциального конкурента.

Впрочем, так принимают почти каждого новичка в команде. Разница в том, что у каждого российского футболиста или легионера из ближнего зарубежья при переходе в другой клуб, как правило, находятся старые знакомые, с которыми футбольные пути-дорожки пересекались в прошлом - в других коллективах или в разного рода сборных. Тогда "вживание" происходит динамичнее.

И все-таки определяющим в конце концов, как и в случае с Лёней, становится ценность футболиста на поле, его КПД, если хотите. После того как бразилец с первого матча начал забивать и приносить ЦСКА дополнительные очки и премиальные, его круг общения стал заметно расти. Проснулось-таки естественное любопытство: а как там у вас в Бразилии? Много ли там диких обезьян? И так далее - в меру нашего узкого обывательского кругозора относительно этой крупнейшей страны Южной Америки.

Между прочим, сам я, как и Лёня, тоже во многом оказался в роли пионера (в смысле - первопроходца). Знаю, что в других командах кое-где тоже работали переводчики, но это были внештатники, приезжавшие к подопечному от случая к случаю, а в основном в клубе с иностранцем общались языком жестов или с помощью небогатого словарного запаса лингвистически наиболее одаренного игрока. В то время в ЦСКА довольно сносно говорили на английском Сергей Семак и Денис Машкарин, но что толку, если сам Леонидас не знал ни слова из языка Шекспира?!

Вскоре у меня вошло в привычку выбегать с командой на тренировку в спортивном костюме, чтобы объяснить Лёне суть того или иного упражнения. Я садился рядом с ним на теоретических занятиях и тренерских установках, чтобы бубнить на ухо, не мешая другим, растолковывая слова "главного". Я занимал свое место на скамейке запасных во время игры, чтобы суфлировать бразильцу ценные указания тренера.

Последнее, пожалуй, было самым трудным. Поначалу я просто стеснялся выбегать к кромке поля под взорами тысяч и тысяч людей и объективами фото- и телекамер, чтобы прокричать какую-нибудь эмоциональную фразу тренера, которая, как правило, мало что значила и на треть состояла из бранных слов. В этот момент сам футболист подчас находился в пылу борьбы, и ему было не до реплик со стороны. Поэтому спустя некоторое время я научился "держать удар", на секунды как бы сам воплощаясь в своего подшефного, и только когда в игре наступала пауза, спешил донести до него очередную тренерскую директиву.

Самое смешное, что, когда игра у команды не клеилась, Тарханов в сердцах вполне мог бросить в мой адрес фразу типа: "Володь, может, ты ему чего неправильно переводишь?…" В первый раз, помню, я оскорбился, но потом, будучи уже в совсем дружеских отношениях с Федорычем, я ему как-то дословно повторил реплику, адресованную во время игры Леонидасу. Главный тогда согласился, что не следовало переводить ее буквально, и с тех пор перестал сомневаться в моих профессиональных способностях.

К счастью, на футбольном поле Леонидас был прилежным учеником и почти не давал повода для критики. А вот проблемы неожиданно подступили совершенно с другой стороны.

Прощай, "Советская"!

После нескольких дней проживании в "Советской" Лёню в целях экономии клубных средств переселили на базу в Архангельское - не самое, замечу, захолустное место. Хотя бы потому, что по соседству с тренировочным центром находится один из самых роскошных пансионатов Министерства обороны.

Конечно, базу ЦСКА нельзя сравнить с более современными и комфортабельными аналогами, скажем, владикавказской "Алании" или волгоградского "Ротора". Она построена хоть и по-советски добротно, на довольно давно - где-то на заре 60-х. Вот почему Леонидасу, привыкшему у себя на родине "садиться на сбор" только за сутки до матча, а то и вовсе в день игры и исключительно в пя-тизвездные отели, было не по себе, когда ему поменяли уютный и просторный гостиничный номер на почти больничный бокс армейской базы.

В первую ночь он почти не сомкнул глаз: гнетущая обстановка комнаты навевала аналогии с тюремным изолятором, время от времени подступал предательский страх - он почему-то боялся, что вот-вот начнется стрельба ("В этой стране вечно воюют!"), а в промежутках между кошмарами сам вел неистовую борьбу с кровожадными подмосковными комарами.

Наутро я встретил Лёню полностью разбитым и даже немного отрешенным. Ясное дело, что не могло добавить ему оптимизма и известие о том, что приехавшие вместе с ним на просмотр соотечественники Иван и Эдмар не подошли столичному клубу (первый - по физическому состоянию, второй - из-за шумов в сердце, своевременно обнаруженных ведомством Белаковского) и были вынуждены отправиться восвояси.

По просьбе Тарханова я стал оставаться на базе чуть ли не на целый день, стараясь отвлечь бразильца от ностальгических мыслей. В свободное время мы гуляли по величественному архангельскому парку, наблюдали за рыбаками, удившими рыбу в тамошнем пруду, просто трепались в номере или обсуждали переведенные мной газетные статьи, в основном спортивные.

"Ты не один"

Лёнина жизнь стала легче, когда приехал Самарони - другой бразилец, спешно выписанный тем же агентом из-за океана. Он оказался человеком чуть постарше и попроще. Наверное, именно поэтому его сразу приняли в команде за своего парня, и у меня хлопот с ним было намного меньше. А главное, моих подопечных поселили в одном номере, и они теперь могли подолгу общаться между собой. Что, собственно, они и делали.

А когда однажды Григорич отвел меня в сторону и попросил переговорить с бразильцами в том смысле, что неплохо бы им соблюдать режим, то есть ложиться спать после отбоя и не мешать это делать другим, а не ржать подобно ретивым жеребцам и не слушать громкую музыку за полночь, я окончательно понял, что "процесс адаптации пошел" и что мне во всяком случае не придется больше выполнять роль няньки.

В это время армейские легионеры уже подключились к тренировкам в основной группе, которые проходили на очень приличном газоне базы в Архангельском, что не могло не вызвать у них удовольствия.

Но бразильцы есть бразильцы. Привыкшие дома при подготовке к матчам подолгу возиться с мячом и играть двусторонки, они довольно неохотно выполняли атлетические и беговые упражнения, не любили задание на ограничение касаний мяча. Зато как рыба в воде чувствовали себя в игровых упражнениях, при выполнении ударов из стандартных положений и жонглировании мячом. Более техничный Леонидас, например, мог запросто "чеканить" его, не опуская на землю, в течение трех, пяти минут, в общем, пока Тарханов не давал свисток к началу выполнения нового задания.

Если приспособиться к тренировкам и игре бразильцам не составило большого труда, то к новым условиям восстановления организма, питания и быта пришлось привыкать долго. Чего только стоило им одно знакомство с русской баней, которая ни в какое сравнение не идет с тамошней сауной, где температура воздуха всего на 10-15 градусов выше, чем на улице.

А здесь, бывало, сибирский великан Тяпа (Тяпушкин) прикрикнет массажисту: "Василич, поддай еще жару!" - кто-нибудь рядом веничком пройдет по спинам, и поехало-поплыло все перед глазами у моих бразильцев. "Убийственное дело - ваша баня", -первое время жаловались они.

Мало-помалу я и сам начал привыкать к "тяготам и лишениям" спортивной жизни и уже стал ездить в Архангельское не только как на службу, но и как в места, где можно совместить приятное с полезным. Оглядываясь назад, с изрядной долей иронии вспоминал свою бывшую работу за письменным столом или компьютером в разного рода конторах и редакциях. К тому же мною по-прежнему двигала неутоленная жажда познания новых и новых деталей из жизни большого футбола.

Теги: воспоминания, пресс-атташе, ФК ЦСКА Москва.

    Загрузка...

    Полное библиографическое описание

    • Автор

      Первый автор
      Константинов Владимир Сергеевич
    • Заглавие

      Основное
      Глава 1
    • Источник

      Заглавие
      Записки пресс-атташе
      Дата
      1998
      Обозначение и номер части
      Глава 1
    • Рубрики

      Предметная рубрика
      Правила и история
    • Языки текста

      Язык текста
      Русский
    • Электронный адрес

    Константинов Владимир Сергеевич — Глава 1 // Записки пресс-атташе. - 1998.Глава 1.

    Посмотреть полное описание