Интуитивное тело. Мудрость и практика айкидо

Часть III. Пробуждение мудрости – пути организации нашей сомы

Автор:
Палмер Венди
Источник:
Глава:
Часть III. Пробуждение мудрости – пути организации нашей сомы
Рубрики:
Массовый спорт
Регионы:
МИР
Рассказать|
Аннотация

Глава 9. Энергетическое поле Глава 10. Состояния внимания Глава 11. Расщепление Глава 9. Энергетическое поле Существует базовое состояние бытия, являющееся принципиально хорошим. Мы можем на него положиться. Есть пространство для расслабления, пространство для самораскрытия. Мы можем подружиться с

Часть III. Пробуждение мудрости – пути организации нашей сомы

Глава 9. Энергетическое поле
Глава 10. Состояния внимания
Глава 11. Расщепление

Глава 9. Энергетическое поле

Существует базовое состояние бытия, являющееся принципиально хорошим. Мы можем на него положиться. Есть пространство для расслабления, пространство для самораскрытия. Мы можем подружиться с собой и другими.

Чогьям Трунгпа

Каждый из нас находится в энергетическом поле, которое можно ощутить интуитивно и измерить как тепло или тонкую электромагнитную энергию. Интуитивно мы ощущаем поле как своего рода атмосферу или аромат, который нас окружает. Поле имеет форму, поддающуюся нашему воздействию или измерению. Когда мы осознаем энергетическое поле вокруг себя, мы можем в большей мере ощущать настоящее и осознавать, что это часть ощущения бытия. Форма энергетического поля — гибкая, она расширяется или сжимается в зависимости от ситуации и настроения. Например, когда мы счастливы, восхищены или заинтересованы, поле склонно расширяться, а когда мы напуганы или угнетены, оно сжимается. Когда размер поля меняется, меняется и наше послание внешнему миру.

На занятиях я говорю: «Представьте свое поле как форму. Приходит ли вам на ум какая-то определенная форма?» Тремя формами, которые использовал О-Сенсей, были круг, квадрат и треугольник. Круг касается отношений: с помощью круга мы можем включать или исключать других. Квадрат означает основательность: стабильность, устойчивость и прочность. Треугольник вовлекает движение: прорыв, движение вперед, или ирими, что означает входить или продвигаться внутрь. Я буду подробно говорить об ирими в главе 12.

Я часто спрашиваю: «Какого размера и формы ваше поле?» Обычно мы мыслим фронтально, фокусируя внимание и энергию по большей части на передней стороне, а не на спине. Фокусируя внимание, воображение и дыхание, мы можем воздействовать на поле, придавая ему определенный размер и форму.

Кроме формы у энергетических полей также есть текстура. Гладкость будет удерживать людей от того, чтобы прицепляться или прилепляться к нам, — они просто будут соскальзывать. У поля трудоголиков нередко скользкая текстура. Поля некоторых людей отличаются качествами «липучки»: к ним цепляется все. Они пытаются двигаться вперед, таща на себе ненужную ответственность. Люди с такой липкой текстурой поля могут ощущать себя опустошенными или быть тяжелыми на подъем, подобно людям в депрессии. Используя внимание, воображение и дыхание, мы можем создавать и различные формы, а затем придавать нашему полю ту или иную текстуру. Мы можем переключаться от гладкого и проникающего к мягкому и абсорбирующему и обратно, обнаруживая различия между ними.

Чтобы установить периметр поля, я задаю себе вопрос: «Равна ли передняя сторона моего поля задней?» — и жду ощущений, которые следуют за вопросом. Затем я становлюсь заинтересованной и спрашиваю о правой и левой сторонах, вновь ожидая, чтобы увидеть, произойдет ли какой-либо сдвиг или изменение. Затем я спрашиваю и ощущаю то, что происходит сверху и снизу. Я позволяю интересу вести мое знание, ожидая только, возникнет ли ощущение расширения или сужения. Я могу выбирать, как воздействовать на поле. Используя свое качество, я могу менять настроение, подбадривать себя или успокаивать. Состояние, в котором я готова видеть, слышать или чувствовать, меняет форму поля и мои отношения с собой и другими людьми.

Наше поле посылает внешнему миру определенное сообщение. Например, оно может говорить: «Подойди ближе» или «Не подходи». В целом я обнаружила, что то, что люди говорят на вербальном уровне, и то, что они передают с помощью поля, не всегда соответствует друг другу. Такое несоответствие порождает смущение и стресс в отношениях. Другой человек должен решить, будет ли он полагаться на то, что мы говорим, или на то, что выражает поле.

На наше поле воздействует как интенсивность, так и направленность нашего взгляда. Об этом говорит О-Сенсей:

Не смотри в глаза противника, или его глаза притянут твой разум. Не смотри на его меч, или ты будешь убит этим мечом. Не смотри на него, или твой дух растворится. Настоящее будо — это культивирование внимания… таким образом мы втянем противника в себя.

Понятно, что О-Сенсей говорит о взаимодействии определенного рода, и я не считаю, что это единственный способ использовать взгляд или воздействовать на поле. Однако я полагаю, что мы можем разработать определенную дисциплину движения нашего тела от поля и назад.

Наши глаза — это ворота к ошеломительному количеству энергии ки. Здесь на Западе мы часто не осознаем, насколько эта энергия может влиять на ту или иную ситуацию. Мы думаем, что просто смотрим, в то время как на самом деле мы сосредотачиваем колоссальное количество энергии на объекте, на который направлен наш взгляд. Чаще всего взгляд не воспринимается, потому что энергия проходит мимо. Но в некоторых ситуациях он может быть таким же сильным, как взрыв.

Среди прочих именно азиатские культуры в высшей степени сознают энергию и интенсивность взгляда. Ученица однажды рассказала мне о том, как она была в Китае. Она провела там более двух лет и не была совсем уж незнакома с культурой. Она сказала, что ехала на велосипеде и увидела семью, готовящую что-то на обочине дороги. Когда она попыталась разглядеть, что они делают, люди оцепенели и испугались, как будто девушка накричала на них или кого-то ударила. Она сказала мне, что даже через два года жизни в стране ее взгляд был по-прежнему настолько мощным для многих китайцев, что производил реакцию испуга и неприятия.

Люди азиатских культур знают о сдержанности гораздо больше, чем мы на Западе. С другой стороны, западные люди знают о выражениях больше подавляющего числа людей с Востока. Мне кажется, что обеим культурам есть чему поучиться друг у друга. Однако в настоящий момент мы знакомы с проблемами осознания энергии и способами ее использования. Наш взгляд во многом связан с размером, формой и текстурой поля. Внимание также связано с чувствительностью взгляда.

Я часто говорю: «Дисциплина — это свобода». Когда мы занимаемся практикой и воплощаем разные способы организации тока энергии, то поощряем нашу интуицию вести нас — спонтанно организуя отклик на конкретную ситуацию. Мы можем взять под контроль взгляд и стабилизировать поле. Мы можем притянуть энергию к себе или оттолкнуть ее с помощью текстуры поля. Осознавая форму поля, зная, что мы хотим передать, и понимая соотношение между взглядом и энергетическим полем, мы можем улучшить способности к гибкости и единению.

Формирование поля: треугольник, квадрат и круг

На данном уровне практики мы не только позволяем вещам раскрыться, но и тренируем свое существо в сознательном воплощении. Мы можем приступить к делу, держа в голове определенную концепцию, — скажем, мобилизацию себя и прорыв сквозь проблему. Затем мы можем попробовать превратить свое поле в треугольник или клин. Мы ощущаем гладкую текстуру и сосредотачиваем внимание на том, в чем хотим продвинуться. Мы уделяем внимание гладкой сильной текстуре поля. Наши мускулы мягкие, наша концентрация жесткая. С помощью практики сосредоточения на собственном поле мы вырабатываем альтернативный путь решения проблемы или защиты, если мы эмоционально ошеломлены.

В идеале мы обладаем огромной глубиной или большим полем, которое может принимать весь спектр эмоций от темных до светлых без желания что-то изменить или сделать иначе. По мере развития терпимости к составляющим текущего момента мы усиливаем и тело, и дух, позволяя пробудиться богатым и таинственным оттенкам чувств и эмоций, в том числе счастью, печали, удовольствию и боли.

Что насчет квадрата, который воплощает чувство стабильности и прочности? Когда я думаю о нем, квадрат оказывается не той фигурой, которую мне хотелось бы швырнуть. Я не помышляю о квадрате, со свистом летящем сквозь пространство. Я думаю о нем как о чем-то, стоящем на месте. Когда мы говорим, что дело сделано, это означает завершенную, стабильную ситуацию. Когда два человека приходят к ничьей в схватке за пространство, говорят, что они зашли в тупик. Когда они приходят к соглашению, говорится, что они сошлись на чем-то. [7]

Большинство из нас в буквальном смысле живет в квадратах или прямоугольниках. Эти формы ассоциируются с образом «дома», обычно дающего нам ощущение безопасного стабильного места. Как насчет А-образной формы или купола? Я провела некоторое время в обеих из этих альтернативных форм, они сильно отличались по ощущениям от наших обычных квадратных домов. Такое пространство дает впечатление чердака или света, оно не настолько приземленное.

Самый простой способ начать ощущать свое поле как квадрат — это использовать в качестве периметра помещение, в котором мы находимся. Мы расширяем поле, чтобы заполнить помещение, и оно принимает форму расширенного квадрата. Представьте себе, что мы удерживаем это «чувство квадрата» и проживаем целый день с осознанием того, что излучаем этот размер и форму. На что это было бы похоже? Я уверена, что качество некоторых наших встреч отличалось бы от обычного.

Какие преимущества есть у этой энергии? Какие неудобства? Собираясь сконцентрировать внимание на развитии энергии квадратного поля, мы можем спросить, есть ли что-либо полезное в этой форме, и ощутить возможные преимущества. Многие дома — квадраты с треугольником сверху. Нижние стены и фундамент дают ощущение отгороженности, а крыша — ощущение чердака или движения вверх. Многие храмы создают усиленное ощущение движения к небесам, благодаря куполам или шпилям. На что похоже ощущение стабильности внизу, с прочными ногами и бедрами и в то же время расширяющимися и тянущимися вверх позвоночником и головой?

О-Сенсей говорил о «небесах и земле». В технике айкидо, называющейся тэнчи нагэ, или «бросок небо-земля», мы одновременно растягиваемся вверх и вниз. Идея в том, чтобы расщепить внимание атакующего нас между небесами и землей. Одна рука тянет атакующего вниз, тогда как другая — вверх. Это один из примеров взаимодействия квадрата с треугольником.

Практикуем одновременное состояние уверенности и восприимчивости

Уверенный/воспринимающий — упражнение, стимулирующее гибкость и цельность. Концепция того, что вселенная расширяется одновременно во всех направлениях, может быть применена к уверенному/воспринимающему. У каждой ситуации есть потенциал для сбалансированности и целостности. Если, к примеру, мы идем назад, но при этом ощущаем, что движемся к чему-то, то больше мы не ассоциируем движение назад с удалением от чего-то. Движение назад — не негативный опыт: мы не провалились. Мы просто движемся, и наше желание установить контакт — позитивный выход безо всяких потерь.

Чтобы ощутить больший комфорт при движении назад, нам нужно вступить в контакт с задней стороной тела и поля, пробудить ее. Когда мы способны принять заднюю сторону, то можем позволить ей вести себя назад. Затем движение назад становится позитивным опытом, движением к тому, что позади нас. Чтобы развить способность двигаться назад, я нередко предлагаю отправиться на трек и пройти назад с километр. Обычно примерно через полкилометра спина начинает «просыпаться». Мы начинаем ощущать или чувствовать своего рода присутствие или осознание задней стороны поля. Затем движение назад становится похожим на езду на поезде, когда мы сидим против движения: мы можем расслабиться и наблюдать, как пейзаж удаляется от нас.

Когда мы знакомы с движением назад и проделываем его уверенно и расслабленно, мы можем раскрыться и заинтересоваться происходящим. Вместо ощущения паники и клаустрофобии мы можем двигаться с удовольствием, немного смягчиться и предоставить достаточно пространства для пробуждения интуиции и правильного хронометража.

Когда это произойдет, мы автоматически начнем действовать более умело, с большим состраданием. В правильное время мы способны развернуть любую ситуацию. А затем, безо всякой агрессии или усилия, мы пойдем вперед.

Теперь, когда мы движемся вперед, мы можем проверить баланс сил. Во-первых, нам нужно отбросить идею о том, что движение вперед лучше. До тех пор пока мы хотим двигаться только вперед и не двигаться назад, мы обрекаем себя на страдания и несчастье. Желание и отвращение создают конфликт. Наш внутренний конфликт — то, что делает нас такими несчастными. Движение вперед — это просто направление, ничем не лучшее, чем движение назад, в сторону или вниз. Когда мы движемся вперед, то позволяем себе расслабиться и быть открытыми. Нам нужно быть восприимчивыми к тому, к чему мы движемся, и приветствовать это по мере движения. Если мы не забываем ощущать заднюю часть поля по мере движения назад, то можем испытать колоссальное ощущение целостности.

Практикуйте хождение назад и вперед. Переключайтесь. Сначала идите назад, затем — вперед. Продолжайте переключаться, пока оба направления не начнут ощущаться одинаково. Как только это произойдет, можно проверить себя с партнером. На занятии во время этого упражнения я говорю: «Заметьте, как все меняется, как только вы вступаете в отношения с кем-то. Возможно, становится сложнее удерживать осознание задней и передней частей поля или расслабленное ощущение простора, которое вы испытаете, двигаясь сами по себе. Это хорошо. Теперь вам есть над чем поработать».

Это упражнение дает нам ощущение того, как много концентрации, доверия и соединения с самим собой необходимо для развития, чтобы стать целостными и сбалансированными в отношениях с другими. Когда мы начинаем встречаться с правдой лицом к лицу, мы понимаем, как легко втягиваемся и теряем самоощущение, если кто-то подходит к нам или удаляется. Упражнение на действенность/восприимчивость может дать нам больший стимул для использования базовой практики в жизни. С базовой практикой мы тренируем нашу способность к развитию сильной связи с самим собой в настоящий момент, а эта связь позволяет нашей мудрости и интуиции пробуждаться и вести нас.

Глава 10. Состояния внимания

Как хорошо тренированной лошади не нужен хлыст, так и хорошо тренированному разуму не нужны понукания со стороны мира. Будь как хорошо тренированная лошадь — быстрым и одухотворенным — и минуй сожаления с помощью веры, медитации и энергетической практики дхармы.

Будда

Есть три функциональных состояния внимания: пониженное, открытое и смешанное. Каждое из этих состояний можно использовать для различных целей. Пониженное внимание — это сосредоточенность на себе, открытое внимание включает других, тогда как у смешанного внимания нет определенных точек сосредоточения, мы одновременно являемся и самими собой, и другими.

Быть открытым — не всегда самый разумный способ бытия. Иногда разумнее заниматься только собой, необязательно обращать внимание на все и вся вокруг нас. Временами важно на какое-то время остаться с собой наедине. Смешанное внимание — самое трудно достижимое, оно не может быть получено разовыми попытками. У всех трех состояний есть преимущества и недостатки.

Пониженное внимание

Пониженное внимание — состояние, которое мы испытываем во время базовой практики. Это отправная точка, место, где мы сосредотачиваемся и собираемся воедино внутри себя. Пониженное внимание — практика развития истинного «Я», к которому можно возвращаться, а также состояние, в котором мы доверяемся другим. У всех состояний внимания есть слабые места; так, пониженное внимание может обязать нас или оттолкнуть от других, вместо того чтобы дать ощущение собранности.

Вот какой феномен часто происходит с людьми, которые впервые погружаются в собственное тело: они ощущают стабильность, мягкость и присутствие, однако могут разрыдаться или почувствовать глубочайшую печаль. Когда кто-то испытывает неожиданную стабильность и мягкость, почему он также чувствует и печаль? Персидское слово дури, переводящееся как «ностальгия» или «томление», описывает это ощущение печали. Дури подразумевает томление или ностальгию по возлюбленному, стремление к единению. Мы не можем ощутить ностальгию, пока не переживем разлуку. Когда мы начинаем соединяться с самими собой, становится очевидным, насколько далеки мы были от себя, с этим осознанием приходит печаль и томление по единению с собой, с возлюбленным в себе.

Много лет назад я пережила мощный опыт с тибетским ламой. Я отправилась к нему, чтобы поговорить о гнетущем меня чувстве одиночества и проблеме покинутости, сопровождавшей меня всю жизнь. Я думала об этих чувствах, как о слабой стороне духовности. Я думала, что если бы обладала истинной духовностью, если бы она была достаточно сильна, то я никогда не ощущала бы одиночества и покинутости. Лама сказал мне: «Нет, ты одинока. Ты рождена в одиночестве и в одиночестве умрешь. Ты совершенно права». При этих словах меня охватило невероятное облегчение. Я почувствовала, что теперь могу установить истинную связь. Я больше не пыталась установить связь, только чтобы убежать от этой «плохой» вещи, некомфортного чувства одиночества. Лама подтвердил, что мое состояние приемлемо для человеческого существа, сказав: «И то и другое верно. Ты совершенно одинока и внутренне связана со всеми другими существами. Ты не плохой человек и испытываешь вовсе не нехватку духовности. Когда ты умрешь, то умрешь в одиночестве». Он показал мне, что и одиночество, и связанность являются составляющими духовной практики. И то и другое верно и необходимо.

И, если говорить о пониженном внимании, — мы одни. Это «объединение с самим собой». На занятиях я нередко говорю: «Это ты и ты». Открытое внимание представляет аспект соединения с жизнью. Совершенно необходимо испытывать и открытое, и пониженное состояния. Мы можем предпочитать одно или другое, но нам необходимо уметь функционировать в обоих. Нам нужно уметь принимать состояние одиночества и жить в нем, равно как и состояние соединенности со всем вокруг.

Открытое внимание

Открытое внимание — это то, что я называю «состоянием одновременности», ощущением «себя и одновременно других». В состоянии открытого внимания мы находимся в большинстве случаев взаимодействия с людьми. Двигаясь от пониженного внимания, в котором мы собрали энергию и сконцентрировали внимание на глубинах, мы можем расшириться до включения окружающего мира. Для этого нужно расшириться во всех направлениях — назад, вперед, влево, вправо, вверх и вниз — чтобы мы могли поддерживать баланс и оставаться в рабочем центре самих себя с открытым вниманием. Наше энергетическое поле становится больше похожим на сферу или круг.

Чтобы визуализировать открытое внимание, подумайте о структуре атома, как ее изображают в школьных учебниках, с ядром в центре и электронами, вращающимися вокруг него. На занятиях я предлагаю: «Представьте, что вы ядро атома, а люди вокруг вас — электроны». Наша работа как ядра — стабилизировать или удерживать пространство для них внутри нашего поля. Когда мы работаем с полем подобным образом, оно становится достаточно большим, чтобы включить других людей и некоторое пространство вокруг них.

Работая с размером поля и открытым вниманием, я могу спросить себя: «Насколько глубокой мне необходимо быть? Насколько широкой мне нужно быть, чтобы удержать пространство для тех, кто оказался внутри моего поля?» Важно помнить, что мы стабилизируем пространство или окружающий мир, а не пытаемся изменить людей в нем. Также важно сохранять ощущение ширины и глубины пространства, чтобы мы могли удерживать поле и позволить естественным творческим движениям взять верх без захвата или сопротивления какой-либо составляющей ситуации.

Два человека, удерживающие пространство друг для друга, могут создать мощное ощущение без смещения от центра. Если оба способны удерживать пространство сверху, снизу и вокруг также сильно, как текут чувства сквозь их сердца, то они могут любить сбалансированно и мощно. Удержание пространства позволяет каждому быть таким, какой он есть, не пытаясь измениться.

Чтобы начать ощущать наше энергетическое поле, мы можем настроить воображение на режим «давайте предположим». Когда мы разовьем более отчетливое ощущение поля, нам больше не понадобится использовать воображение таким образом, поскольку автоматически почувствуем размер поля, необходимый для удержания энергии ситуации. Поскольку мы склонны сосредотачивать большую часть внимания на вещах перед собой, нам нужно убедиться, что мы думаем и о пространстве позади нас, равно как и по бокам, сверху и внизу.

Открытое внимание очень мощное — мы полностью принимаем других и создаем пространство для всего спектра их поведения, не пытаясь что-либо изменить. Именно это буддисты подразумевают под состраданием. Для этого нам нужна прочная основа. Мы должны не только утвердиться, но и удерживать пространство для других внутри нашего поля, чтобы переносить их энергию, не смещаясь от центра. Поле становится основанием, корневой системой, которая может выдержать их эмоциональный и психический вес.

Один из замечательных побочных эффектов открытого внимания заключается в том, что когда других полностью принимают, их способность сопротивляться и противостоять уменьшается. Магнетическая ситуация, о которой мы говорили выше, притягивает их энергию к состоянию мягкости и основательности или организует ее соответствующим образом. Важно ясно понимать, что изменение других — не наша цель.

Когда мы уравновешенны и открываем наше внимание, чтобы развивать себя, другие склонны втягиваться в наше спокойное состояние. Если мы пытаемся изменить других вместо того, чтобы принять такими, как они есть, у нашего внимания появляется побочная цель и оно больше не едино. Когда внимание расщепляется подобным образом, это может привести к множеству проблем. Подробности состояния расщепленного внимания обсуждаются в главе 11.

Состояние открытого внимания отличается удивительной цельностью. Мы не пытаемся заставить кого-то что-то делать, мы принимаем ситуацию как она есть. Если мы открыты и обнаруживаем, что энергия, которую мы пытаемся принять, слишком сильна, мы снова настраиваемся — необходимо вернуться к состоянию пониженного внимания, чтобы внимание не расщеплялось. Вновь оказывается, что именно расщепление может вызывать втягивание нас в пространство другого человека. Когда какая-то часть нас втянута в пространство другого человека, наши связи начинают дестабилизироваться и мы испытываем своего рода конфликт, который часто сфокусирован на другом человеке.

Ученица, занимающаяся сознательным воплощением, рассказывает историю о переключении между пониженным и открытым вниманием:

Мы с лучшей подругой встретились, чтобы обсудить меняющуюся природу нашей дружбы. Это было странно и неудобно нам обеим. Для меня основная проблема наших отношений заключалась в том, что я всегда отдавала ее интересам приоритет. Я настолько была увлечена ею и ее нуждами, что позабыла о своих.

Когда я поняла, что потребности на самом деле есть и у меня, я начала испытывать неудовлетворенность. По ходу разговора я осознала, что настолько привязана к девушке как физически, так и эмоционально, что потеряла себя. Когда я поняла, что замкнулась на ней, я вернулась к пониженному вниманию и осознала собственное дыхание. Восстановив отношения с самой собой, я смогла расширить поле, чтобы вновь включить девушку с помощью открытого внимания.

Затем бывало, что я обнаруживала: мое внимание настолько понижено, что я исключаю ее и не слышу, что она говорит.

Таким образом, я исследовала обратную сторону как пониженного, так и открытого внимания. Я всегда была склонна к созависимости, поэтому мне нелегко было кому-то следовать. Но во время этой встречи с подругой я набралась смелости и ощутила, что быть заинтересованной в себе не означает исключать другого человека и на самом деле может быть гораздо более естественным способом бытия.

Это было важным уроком: понять, что, возвращаясь к себе, я получаю больше преимуществ как для себя, так и для другого человека, чем отдавая себя целиком.

Шэрон

Эллиптическое внимание

Слабая сторона открытого внимания — то, что я называю «эллиптическим вниманием», поскольку мы неровно проецируем наше энергетическое поле на человека или ситуацию. Подобно эллипсу, мы обретаем два центра против одного у сбалансированного круга. В состоянии эллиптического внимания мы расщеплены между собственным центром и центром другого человека. Эллиптическое внимание полезно в состоянии невроза, в котором оно избавляет нас от ощущения полной зависимости от самих себя. Созависимость — вот другой термин для эллиптического внимания. Самый худший вариант сценария — когда мы можем ощущать себя только через соотношение с другим человеком. Вместо того чтобы раскрываться и включать кого-то еще в наше поле, мы доходим до того, что другой человек становится нам интереснее нас самих. В таком состоянии мы больше не пребываем в собственном рабочем центре. Мы либо расщеплены между своим и чужим центрами, либо вновь, в худшем случае, сливаемся с другим человеком и полностью теряем себя.

Эллиптическое внимание — очень опасное состояние. Поставьте пластинку на проигрыватель: если вы положите монетку на внешний край пластинки и включите проигрыватель, монетка слетит. Однако если вы поместите монетку в центр пластинки, она сможет выдержать гораздо большую скорость и остаться на поверхности пластинки. То же и с нашим вниманием: если мое внимание смещается от центра и сосредотачивается на краю поля или перемещается на кого-то еще, я становлюсь крайне уязвимой в отношении действий, предпринимаемых этим человеком. Когда другой человек начнет двигаться с места на место или просто действовать неравномерно, я улечу от своего центра. Если я смогу продолжать осознавать собственный рабочий центр и расширяться, чтобы включить другого человека, мне станет проще переносить колебания нас обоих.

В западной культуре есть сильная склонность к эллиптическому вниманию. Когда мы становимся слишком заинтересованными, как в позитивном, так и в негативном смысле, мы склонны терять себя и перемещать центр осознания на объект. В этом эллиптическом состоянии все, что делает другой человек, оказывает воздействие на нас. Если мы способны понять это, то можем обратиться к пониженному вниманию, чтобы вернуться к собственному центру. Затем мы можем расширить поле сферическим образом, чтобы включить другого человека, по-прежнему оставаясь в рабочем центре. С помощью тренировок мы можем начать строить «Я», к которому можно возвращаться. Когда мы замечаем, что другой человек стал нам интереснее, чем мы сами, или настолько же интересен, важно сделать сдвиг. Если мы заботимся о другом человеке и хотим помочь ему, мы можем сделать это более сбалансированным образом, сначала вернувшись к себе. Я верю, что величайшая услуга, которую мы можем оказать кому-либо на нашей планете, — это собрать себя воедино. По-моему, это самая разумная вещь, на которую мы способны. Эллиптическое внимание весьма соблазнительно, поэтому нам нужно быть в высшей мере сознательными, находясь в состоянии открытого внимания.

Есть более тонкие формы эллиптического поведения. При частичном сдвиге наше внимание в чем-то сосредоточено на других, а в чем-то — на нас самих. Расщепление внимания сложнее обнаружить, поскольку мы замечаем только одну часть себя. Этот интересный феномен — тема главы 11.

Другая ученица рассказывает историю об использовании пониженного внимания против эллиптического состояния внимания во время рабочего кризиса:

Я работала консультантом в молодежном центре для подростков с серьезными эмоциональными травмами. Работать в этой области и сложно, и отрадно. Иногда тратишь очень много нервов. Эти побитые дети, ставшие жертвами насилия, продолжают изживать насилие через тех, кто вокруг Теперь, когда все вокруг меня становится хаотичным и выходит из-под контроля, я использую пониженное внимание как способ обрести равновесие.

Недавно, после установления некоторых границ с одним подростком, она начала кричать мне в лицо, и я вспомнила о пониженном внимании. Я смогла сосредоточиться на дыхании и пространстве вокруг, а не вступить в борьбу с этой крайне огорченной девушкой. Практически сразу же я ощутила сдвиг в моей осанке и позе. Сдвиг почувствовала и девушка, поскольку она покинула мою зону и начала успокаиваться.

Я также обнаружила, что осознание, пришедшее в тот момент, когда девушка кричала на меня, открыло новую перспективу. Я заинтересовалась тем, как она видит эту ситуацию, вместо того чтобы пытаться создать для нее комфортную обстановку или увещевать ее, как я делала раньше. Я обнаружила, что отношусь к тем, кто обычно предпочитает эллиптическое внимание нахождению с самим собой во внимании пониженном.

Я учусь тому, что лучше сначала сосредоточиться на себе, а затем прийти в открытое состояние, утвердившись в собственном пространстве, поскольку так я могу лучше удерживать равновесие и вести себя более сбалансированно.

Розанна

Смешанное внимание

Третье состояние внимания — смешанное внимание — крайне сложно поддерживать. Я описываю его как состояние, в котором нет точки отсчета, в котором мы одновременно и «Я», и другой человек. Иногда мы способны на смешанное внимание в состоянии кризиса, занимаясь любовью, возможно даже находясь за рулем или во время атлетических занятий, когда нельзя допустить ошибку. Смешанное внимание — это состояние, в котором мы расширяемся за пределы ситуации, но не спим и не растягиваем время.

В айкидо смешанное внимание растворяет конфликт. Когда мы смешиваем, то исходим из энергии или направления атаки. С ментальной позиции, из головного центра, мы «видим мир с позиции атакующего». Сердечный центр дает ощущение того, что чувствует партнер. Хара, или живот, знает, как и куда будет двигаться тело. Когда все три центра вступают в контакт с соответствующими центрами партнера, мы ощущаем, что мы исчезли. Мы настолько становимся тем человеком, который нас атакует, что атаковать уже некого. Агрессия основана на двойственности. На занятиях я объясняю: «Нужны два человека, ты и я. Если я вижу тебя как нечто, отличное от меня, я могу тебя атаковать. С другой стороны, если ты то же, что я, атаковать тебя гораздо сложнее». Создавая абсолютную смесь, мы просто делаем это. Эта техника известна также как нейтрализация атаки.

При обсуждении состояний внимания смешанное внимание становится самым сложным для определения. И, испытывая ощущения каждого состояния, сложнее всего поддерживать смешанное внимание. Смешанное внимание сложно удерживать, потому что сказать, испытывая его: «Это оно» — все равно что потерять его. Как только мы произносим «оно», мы создаем точку отсчета и смешанное состояние уходит. Смешанное внимание — невероятно мощное состояние. Великие мистики способны оставаться в таком смешанном состоянии длительные периоды времени и переносят его умело, поскольку научились во время поддержания сознания растворять точку отсчета, также известную как эго. Обычно, когда мы входим в состояние смешанного внимания, то быстро катапультируемся из него. Затем мы можем лишь вспоминать его, как нечто прошедшее, говоря: «Что это было?» или «Это было оно!»

«Дао Де Цзин» описывает смешанное внимание как «отсутствие цвета, отсутствие вкуса». Смешанное внимание часто описывается через то, чего в нем нет, поскольку концепция языка не подразумевает таких разговоров. Слабая сторона смешанного внимания в том, что когда мы входим в такое состояние, оно оказывается настолько мощным, что выталкивает нас.

Есть важное различие между смешанным вниманием и слиянием: когда мы находимся в смешанном состоянии, мы сохраняем ощущение себя и можем легко и быстро вернуться в противоположность состоянию слияния, когда мы можем потерять себя в другом человеке. Будучи в смешанном состоянии, мы не теряемся в партнере и нас не смущает вопрос, кто мы. Когда мы сливаемся с кем-то, мы склонны раствориться и спутать себя с этим человеком, как и в состоянии эллиптического внимания. У некоторых людей эта привычка настолько сильна, что они вообще не ощущают себя. Они могут почувствовать себя только через других людей, «я как другой», как это называет Хелен Палмер. Ясно, что это проблематичная точка зрения. Если наше благосостояние основано на «других», мы обязательно будем страдать и ощущать себя несчастными.

Однако и смешение, и слияние — это временное ощущение эмпатии, все равно что влезть в чужую шкуру. Разница между ними заключается в нашей способности понять, что мы отличны от другого человека и имеем ощущение себя и автономности. Ощущение себя должно быть целостным, наряду с дисциплиной, позволяющей вернуться к себе.

Когда мы переключаемся на смешанное состояние внимания, происходит очень интересная вещь — похоже, что энергия других или атакующего магнетически втягивается в состояние смешения. С этого момента мы можем перейти от смешения к перенаправлению энергии. Осмотическое качество энергичного «следуй за лидером» делает эту перемену возможной. Теперь тому, кто смешивается, необходимо вдохновение и видение — качества лидера, диктующие форму изменения.

Практикуем состояния внимания

Как всегда, если мы хотим что-то развить, нужно практиковаться. Повторение развивает способность к воплощению или утверждает это энергетическое состояние. Нам нужно тренировать «мышцы внимания», чтобы наша энергия могла течь и реорганизовываться в различные схемы.

Для тренировки состояний внимания нам нужно начать с пониженного внимания в базовой практике. Затем мы сосредотачиваемся на дыхании, балансе, земном притяжении и добавляем наше качество. Утвердив себя через ощущения, мы начинаем расширяться во всех направлениях. Мы можем включить других людей или просто расшириться в пространстве. Мы используем дыхание и воображение, чтобы стабилизировать периметр энергетического поля, поддерживая его ощущение. Если нам сложно сосредоточиться на себе в качестве центра, мы можем сфокусироваться на периметре, поскольку он заключает в себе центр. Теперь наше ощущение себя расширилось и стало просторнее. У нас есть место для людей или вещей внутри нашего пространства.

Нам также необходимо развить достаточную глубину или основательность, чтобы принимать или переносить энергию людей или вещей в нашем поле. Если мы ощущаем себя ошалевшими, рассеянными или нам просто некомфортно, мы можем пробыть в таком состоянии всего лишь несколько секунд, а затем вновь вернуться к пониженному вниманию. Теперь, когда внимание сосредоточено, мы чувствуем перемену в ощущениях. Помните, пониженное внимание не включает кого бы то ни было еще, это «только ты и ты».

Практикуя эти состояния внимания, мы обнаружим, что нам сложнее поддерживать одно и проще — другое. В моем случае открытое внимание — самое сложное. Так что я трачу больше времени на тренировку открытого внимания. Мне важно продолжать практиковаться, чтобы ощущать себя в этом расширенном состоянии комфортно.

Глава 11. Расщепление

В каждом из нас есть что-то от шизофреника: трагическое разделение, направленное против самого себя.

Мартин Лютер Кинг — мл.

Расщепление — это отделение или разделение внутри нас. В большинстве случаев это отделение от составляющей, отвечающей за ощущения или чувства. Наш ментальный процесс также может расщепляться, мы способны пережить опыт пребывания «в двойном сознании». Безумие, фрагментированность и смущение — все это формы расщепления. Любые ситуации, в которых мы не находимся в состоянии целостности, попадают в эту категорию.

У большинства из тех, кто работает на себя, сложная жизнь, так что наше внимание нередко разделяется, поскольку к нам предъявляется слишком много требований. Мы пытаемся покрыть все наши потребности, распределяя внимание между двумя и более объектами одновременно. Результатом, разумеется, становится ослабленное, расщепленное состояние. Самый худший вариант сценария — когда мы начинаем бороться сами с собой: разум хочет одного, а сердце — другого. Так что мы можем работать как сумасшедшие, чтобы довести что-то до конца, но при этом буксовать, потому что одна часть нашей энергии идет в одном направлении, а другая — в противоположном. Мы прикладываем массу усилий, но ничего не достигаем, и жизнь при этом кажется полной разочарования и опустошающей.

Я приведу пример того, как может произойти подобное расщепление. Собиралась приехать моя свекровь, и я знала, что мне нужно позвонить, чтобы узнать точные даты ее визита и спланировать время, когда я смогу с ней повидаться. Однако я не позвонила, потому что мое сердце и хара, центры ощущения и знания, не хотели контакта с этим человеком. С другой стороны, мой разум знал, что надо бы сделать эти приготовления. Он также знал, что если не сделаю этого, то ситуация ухудшится и неприятных эмоций станет гораздо больше. Из-за сопротивления или расщепления между различными центрами я была неспособна, с одной стороны, сделать звонок, а с другой — принять решение не звонить.

Когда я оказываюсь в такой парализующей ситуации, я первым делом пытаюсь понять, где проходит расщепление. Когда я ощущаю, что вкладываю много усилий, но ничего не происходит, то понимаю, что какая-то составляющая меня идет в противоположном направлении. Моя задача — попытаться понять, какие части вышли из равновесия. Как только мне удается войти в контакт с конфликтными аспектами самой себя, я пытаюсь вступить с ними в диалог, чтобы привести их в соответствие друг другу.

С возрастом у нас появляется новая причина для расщепления — привычка быть слабыми. Если мы не расщепляемся, то становимся целостными, а вместе с этим и более сильными. Большинство из нас действительно пугает идея быть более сильными. Даже думая, что хотим стать сильнее, мы к этому не готовы. Сила делает нас более заметными, и, по иронии, восприимчивыми к мнениям и суждениям других людей. Так что мы саботируем сами себя — не признаем расщепленного состояния, потому что оно кажется более безопасным и знакомым. В некоторые моменты мы оказываемся целостными, но не способны поддерживать такое состояние, потому что наша система не настроена на данный тип ясности. Многие люди говорят, что способны достичь состояния озарения, но не оставаться в нем: оно слишком мощное. Когда мы хотим понять, где проходит расщепление, сначала нужно обнаружить чувства и признаки расщепления. Один из верных признаков — когда мы не получаем результат, пропорциональный вложенному количеству энергии. Обычно это означает, что какая-то часть нас тянет в другую сторону.

На мате для айкидо я обнаружила, что когда мои партнеры находятся в состоянии расщепления, путь даже несильного, я могу войти в этот разлом и либо остановить партнера, либо сопротивляться ему — даже если он весит на пятьдесят килограммов больше меня. С другой стороны, когда мои партнеры находятся в состоянии целостности, сопротивляться им невозможно, даже если они маленькие. Интересно, что когда партнер находится в состоянии целостности, у меня пропадает интерес и желание сопротивляться ему. Но когда партнер расщеплен, это пробуждает во мне дьявола. Разлом, слабость как будто притягивают меня.

Базовые расщепления в теле

В поисках расщепления мы можем использовать карту с тремя центрами: головой, сердцем и харой, или животом. Обычно расщепление происходит в двух местах: либо в шее, отделяющей голову от сердца и живота, либо в солнечном сплетении, отделяющем живот от сердца и головы.

Чтобы выяснить, где произошло расщепление, я фокусируюсь на каждом из центров по отдельности. Предпочтения головного центра я обычно могу определить с помощью вопроса: «Чего, как мне кажется, я хочу?» Я жду ответа на уровне ощущений. Затем я ощущаю сердцем: «Чего, как кажется моему сердцу, я хочу?» — и снова жду ответа. «Хочет ли мое сердце того же, что голова, или нет?» Иногда ответ — «да», иногда — «нет». Мои ответы на эти вопросы сразу же дают мне кое-какие ключи. Если мы не осознаем оппозиции внутри себя, нам сложно понять, почему мы не можем реализовать что-то, даже имея об этом самые ясные представления.

Сложнее всего обнаружить расщепление в солнечном сплетении. В западной культуре не принято рассматривать живот как источник разумной силы. Нам может быть сложно понять, почему, постоянно думая о чем-то, мы неспособны предпринять соответствующие действия или ощутить полное удовлетворение от ситуации. В отношениях мы иногда хотим быть ближе к человеку, желаем большего единения и любви. Однако в то же время ощущаем признаки клаустрофобии и хотим большей дистанции. Такая двойственность указывает на расщепление в солнечном сплетении: наше сердце говорит «да», тогда как живот заявляет — «нет».

Развоплощение

Развоплощение — смещение осознания от тела. Когда мы уходим от телесных ощущений, то дистанцируемся от той ситуации, к которой они относятся. Интересный аспект развоплощения заключается в том, что мы способны видеть, думать и функционировать с полной интеллектуальной ясностью при отсутствии телесных ощущений, сопровождающих работу нашего мозга. Такое состояние иногда описывается как оцепенение. Развоплощение — это стратегия, которая позволяет нам избежать давления и ощущения настоящего момента. С таким стилем поведения мы можем действовать корректно, но не испытывать чувств, не получать удовлетворения.

Развоплощение обычно для людей, которые пережили психологическое или физическое насилие, например инцест. Для многих из них механизмом выживания стало покидание тела и поиск убежища в переходе в состояние стороннего наблюдателя, который видит, но не чувствует. Многие из нас переживали такое, когда занимались любовью. Если от ощущений мы уходим к наблюдению, то получаем гораздо меньше удовлетворения.

Желание маленьких детей ощутить сенсорный контакт и сопровождающую его энергетическую интенсивность может быть ошеломительным для родителей. Когда дети предъявляют такие энергетические требования, родители могут испытать злость, негативные ощущения или вообще отстраниться от ребенка. Соответственно, когда ребенок удерживает свою энергию и начинает взаимодействовать на ментальном уровне, родители дают ему любовь и поддержку. Это приучает ребенка к развоплощению, а расщепление входит в постоянную привычку. Если мы неспособны переносить ощущения и чувства, то можем стать холодными и расчетливыми. Обычно, когда чувства и ощущения становятся слишком интенсивными, неважно — болезненными или приятными, мы отделяемся от себя. Расщепление делает нас менее эффективными, но дает возможность ощущать меньший дискомфорт.

Наблюдатель

Обучая базовой практике, я всегда говорю: «Потеряйте наблюдателя в ощущениях». Это воодушевляет нас пережить ощущение телесной цельности безо всякого расщепления, без частицы нас, наблюдающей за нами в действии. Когда мы испытываем удовлетворение, занимаясь любовью или будучи полностью вовлеченными в творческую деятельность, обычно мы погружаемся в ощущения настолько, что ни одна наша частица не комментирует процесс.

Я не настаиваю на том, что раствориться в ощущениях без частички-наблюдателя — правильный или единственно возможный способ существования, но я настаиваю, что мы должны испытывать желание уметь ощущать мир именно так. Нам необходимо быть гибкими. Когда мы оставляем разум в центре настоящего, то можем умело и с состраданием исследовать возможности функционирования без разума, который всегда сообщает, комментирует и судит наши действия. Нам нужно понять, является ли это состояние истинным и приносящим удовлетворение, и если это так, то научиться пробуждать такое состояние по собственной воле.

Восприятие этого феномена Чогьямом Трунгпой может быть полезным в понимании наблюдателя:

Есть надзиратель, который передает послание наблюдателю как противоположности надзирателя. В таком случае мы получаем двойного надзирателя. У тебя есть надзиратель, подобный представителю власти, последовательно отслеживающему одну ситуацию за другой, у тебя также есть тот, кто указывает надзирателю род занятий, работу, обязанности. Другими словами, ты способен к интуитивному прозрению, дающему способность систематизировать опыт, но в то же время тебе необходимо передавать его кому-то, кто собирает пищу. Тот, кто собирает пищу, и есть надзиратель, а еда отправляется к центральной власти, которая назначает надзирателя. Все это крайне тонко. Ее практически невозможно наблюдать — так называемую воспринимающую сущность. Так что здесь ты имеешь дело с двумя типами разума. С грубым разумом и тонким разумом. Грубый разум — это надзиратель, аналитик, тонкий разум — это интеллектуальные аналитические умозаключения, превратившиеся в понимание, полученное через опыт. Из книги «Трансцендентное безумие»

Мы хотим знать, как можно существовать без надзирателя и ощущать разум как нечто статичное, не растянутое во времени — испытывать ощущение пробуждения, полноценного и ясного присутствия в настоящем. Ощущение здесь — точка отсчета. Мы и есть это ощущение, без каких-либо суждений или комментариев. Потерять наблюдателя — то, что мы иногда хотим сделать, пусть даже на секунду. Даже краткий момент без наблюдателя — важный и ценный опыт. И мы способны практиковать и повторять этот опыт снова и снова. Все ближе знакомясь с опытом превращения в ощущение, мы можем делать это быстрее и быстрее и оставаться в таком состоянии дольше.

Следующий шаг — выяснить, можем ли мы быть активными без наблюдателя. Чтобы понять это, нужно войти в соответствующее состояние. Говоря: «Потеряйте наблюдателя в ощущениях», я призываю отключить комментатора/судью и постараться оказаться здесь и сейчас в настоящем в пробужденном и целостном состоянии.

Три центра: голова, сердце и хара

Чтобы мобилизовать мысли, я должна разжечь интерес: я задаю нужный вопрос, чтобы соединиться с головным центром. Ментально я должна быть больше заинтересована, чем напугана. Помните об основной идее любопытства. Я должна быть уверена, что не обращаюсь к головному центру с целью начать контролировать ситуацию. Я должна испытывать неподдельный интерес, просто представляя, на что все это похоже. Здесь мы применяем дисциплину и тренинг. Мы сосредотачиваемся на наших мыслях, думаем о чем-то одном и спрашиваем: «Что в центре этой ситуации?»

Чтобы руководствоваться сердечным центром, нам необходимо захотеть контакта. Есть ощущение сдачи, втягивания, подобное состоянию влюбленности. Сердце должно быть смелым. Если мы проделали основную работу и поняли, что не можем защитить себя, сдерживая что-то, то мы можем войти в ситуацию, не пытаясь избежать контакта. Мы идем на контакт так же, как влюбляемся: принимаем весь набор, всего человека, не только его позитивные стороны, но и негативные аспекты. Когда мы принимаем собственные страхи, сердце позволяет контакт и мы втягиваемся — испытываем близость.

Чтобы соединиться с хара, или животом, и действовать оттуда, нам необходимо осуществить физическое воплощение в пространстве. Для совершения действия мы берем идеи из головы и чувства из сердца. Руководствоваться хара — значит подняться и заставить тело двигаться, мы совершаем физические изменения в пространстве. Совершая действие, мы можем обнаружить его истинную ценность. Мы можем выяснить, где мы расщеплены и где кроется наш страх. Проделать настоящее физическое действие — значит выяснить правду ситуации. Хара движет телом, и, если мы позволяем, живот демонстрирует свою витальность и мудрость.

Техника целостности: исцеление расщепления

Первый шаг в направлении целостности — сосредоточение внимания. Базовая практика: дыхание, баланс и земное притяжение, может восстановить наше осознание телесного присутствия. Пробуждая наше качество, головной центр соединяется с телом через дух пытливости. Мы включаем интерес в чувственный опыт настоящего момента, задавая вопрос: «На что это было бы похоже, если бы..?»

Одна из моих любимых техник для воссоединения с сердцем или хара — это «поглаживание». Ладонями я глажу себя от сердца вниз к животу так же, как глажу животное — нежно и мягко. Такое «поглаживание» дает непосредственный чувственный контакт между сердцем и животом. Оно также смягчает и расслабляет.

Мы даже можем вступать в диалог с нашими центрами. Я трачу несколько моментов на сосредоточение на каждом из центров. Например, чтобы сосредоточиться на голове, я должна коснуться лба и проанализировать ситуацию. Я немедленно записываю основную мысль, возникшую в головном центре, записываю в стиле потока сознания. Я не анализирую суждения — просто позволяю им течь. Затем я кладу руку на сердце, перемещая осознание туда, чтобы почувствовать ситуацию. Когда я ощущаю, что вошла в контакт с сердечным центром, то вновь записываю «послание» в стиле потока сознания. Затем я проделываю то же самое с центром в животе. Нередко «голос» или послание из живота сложнее разобрать, но если я положу руку на живот, начну дышать через него и расслаблюсь, возможно установить контакт и с этой частью себя. Практикуя данную технику, позвольте письменному слову просто течь, не нужно искать совершенный смысл. Перечитав все это заново, мы уловим суть.

Когда я ощущаю расщепление, я могу повторять упражнение несколько раз за несколько дней. Нередко, чем больше я делаю это, тем яснее становится послание. Когда природа внутреннего конфликта проясняется, я могу начать диалог. Цель — привести к согласованию все три центра. Это может звучать странно, но я дошла до того, что договариваюсь со своими центрами. Например, я могу попросить живот помочь поддержать сердце для достижения единства. Я убеждаю хара, что в следующий раз дам преимущество животу и попрошу сердце подчиниться. Чаще всего быть целостным оказывается лучшим, чем быть «правым».

Преодоление

Преодоление — возможно, самый распространенный из методов, которыми мы управляемся с расщеплением. Оно является волевым действием: разум преодолевает сердце или сводит воедино сердце и живот. Преодоление сработает, но это утомительно и требует нервных затрат от одной из составляющих — все время тянуть за собой другую. Когда мы действуем в режиме преодоления, мы тратим колоссальное количество энергии, и жизнь кажется испытанием. Если мы способны уговорить другие центры сотрудничать по собственной воле, завершение того или иного дела отнимет меньше энергии и сил.

Часто наши расщепления и конфликты очевидны, иногда нет. Изучая себя под давлением и/или в движении с партнером, мы можем быстро выяснить, как расщепляемся или отделяемся от себя. Обладая состраданием, юмором и занимаясь базовой практикой, мы можем тренироваться, ориентируясь на целостность.

Как я узнаю, что нахожусь в состоянии целостности?

Многие из нас склонны к сомнениям или к перфекционизму и могут чувствовать, что никогда не бывают по-настоящему уравновешены или целостны. Вот несколько признаков, дающих нам знать, что мы в нужной зоне.

Когда мы собраны воедино, мы:

  • осознаем дыхание;
  • ощущаем земное притяжение;
  • чувствуем мягкость и резвость в теле;
  • испытываем внутреннее ощущение ясности и сосредоточенности.

Теги: Единоборства, здоровый образ жизни.

    Загрузка...

    Полное библиографическое описание

    • Автор

      Первый автор
      Палмер Венди
    • Заглавие

      Основное
      Часть III. Пробуждение мудрости – пути организации нашей сомы
    • Источник

      Заглавие
      Интуитивное тело. Мудрость и практика айкидо
      Дата
      2011
      Обозначение и номер части
      Часть III. Пробуждение мудрости – пути организации нашей сомы
    • Рубрики

      Предметная рубрика
      Массовый спорт
    • Языки текста

      Язык текста
      Русский
    • Электронный адрес

    Палмер Венди — Часть III. Пробуждение мудрости – пути организации нашей сомы // Интуитивное тело. Мудрость и практика айкидо. - 2011.Часть III. Пробуждение мудрости – пути организации нашей сомы.

    Посмотреть полное описание