Записки футболиста

Поднят флаг спортивного лета!

Автор:
Федотов Григорий
Источник:
Издательство:
Глава:
После войны
Виды спорта:
Футбол
Рубрики:
Персоны
Регионы:
РОССИЯ
Рассказать|
Аннотация

Поднят флаг спортивного лета! Сменив суровую шинель солдата на привычную рабочую одежду, советский народ-строитель вернулся к труду, приступил к выполнению первой послевоенной сталинской пятилетки восстановления и дальнейшего развития хозяйства страны. Как всегда, партия и государство позаботились

Поднят флаг спортивного лета!

Вратарь Алексей Хомич

Фото: Вратарь Алексей Хомич

Поднят флаг спортивного лета!

Сменив суровую шинель солдата на привычную рабочую одежду, советский народ-строитель вернулся к труду, приступил к выполнению первой послевоенной сталинской пятилетки восстановления и дальнейшего развития хозяйства страны.

Как всегда, партия и государство позаботились и о физкультурниках. Совет Народных Комиссаров СССР принял постановление об оказании помощи комитетам по делам физической культуры и спорта. Широко развернулось в районах, пострадавших от войны, восстановление разрушенных и строительство новых спортивных сооружений.

Над стадионами был поднят флаг большого спортивного лета, мирного, солнечного, радостного. На беговых дорожках, на водной глади рек, на бесчисленных стадионах и спортплощадках развернулась упорная борьба за новые рекорды, новые победы родного советского спорта. 108 всесоюзных рекордов, 15 из которых превышали мировые, были установлены в первый же послевоенный 1945 год!

Начали свой первый послевоенный сезон и футболисты. Предстояли игры на первенство и «Кубок СССР» по футболу.

Накануне сезона много событий произошло в нашем коллективе армейских футболистов. Виновником этих событий оказался наш новый тренер Борис Андреевич Аркадьев.

В странах капитализма, где спорт дело коммерческое, роль тренера жалка. Обычно это в прошлом профессиональный спортсмен, вышедший в тираж. Судьба его беспросветна и безрадостна. Он любит и знает спорт, быть может смог бы в иных условиях относиться к нему честно, но он слуга своих хозяев, послушный исполнитель их воли. Тренер в буржуазном спорте — неудачник, существо глубоко зависимое, безыменное или, в другом случае, откровенный делец, запродавший совесть, Которому, в сущности, глубоко безразлична спортивная репутация своей команды или спортсмена. Он с готовностью согласится продать эту репутацию тому, кто больше даст, сделав, если надо, так, что его воспитанники уступят победу любому, хотя бы и более слабому. Дело коммерческое!.. Советский тренер — звание почетное и уважаемое. С юных лет я, рядовой спортсмен, привык видеть в тренере чуткого старшего товарища, человека, с которым делишь радости и огорчения, с которым советуешься, мнением которого дорожишь не только в области спорта, но и в личной жизни. Наш тренер — это педагог, воспитатель и друг молодежи. Он живет жизнью коллектива, в котором работает, и любит этот коллектив, знает каждого в отдельности и всех вместе. Тренер умело направляет усилия коллектива. У нас обречен на неудачу тот тренер, который попытался бы подменить творческую совместную работу с коллективом простыми наставлениями или начальственными окриками. Тренер, безусловно, должен быть примером для своих воспитанников, действительно старшим их товарищем во воем. Большими знаниями, качествами новатора должен обладать наш советский тренер, организатор и руководитель, наставник и друг коллектива разных по характеру, но сходных в своем стремлении вперед спортсменов.

Приход в нашу команду Бориса Андреевича Аркадьева был воспринят всеми с радостью. Его слава знатока футбола, тренера-новатора была общепризнанной.

— Для нас, ребята, это большая удача! — говорили мы между собой. — Помните, как стали играть при нем московские динамовцы?

— Но он, говорят, очень строг, — опасались некоторые. — Вдруг окажется, знаете, таким начальником, которому и слова не скажи?..

Я знал Аркадьева, как мне казалось, хорошо.

— Добрейшей души человек, — уверял я. — Какая строгость! Увидите, все пойдет отлично!..

В первые дни работы у нас новый тренер вел себя спокойно и тихо. Следил за нашими тренировками, смотрел на игру, подолгу разговаривал с каждым о вещах, казалось, незначительных, случайных. Мы понимали, тренер присматривается, старается разобраться, понять, с кем придется работать, каков тон, принятый в коллективе, что хорошо, что плохо, чем каждый из нас отличается не только на поле, но и, пожалуй, главное, за пределами стадиона.

Присматриваясь, тренер давал советы, принимал участие в обсуждении предстоящей или прошедшей игры, стараясь при этом, чтобы каждый игрок высказал свое мнение.

— Ну, вот видите, — сказал я однажды товарищам, — как я говорил, так и вышло: покладистый, отличный человек наш новый тренер. Не правда ли?

Однако очень скоро понятие покладистый нам пришлось решительно пересмотреть. Что скрывать, мы считали, что в основном в команде все в порядке, Играем неплохо, есть хорошие мастера, тренируемся как будто тоже достаточно, особенно молодежь, — ей тренировки в первую очередь необходимы. Живем дружно, никаких, так сказать, острых углов не наблюдается. Чего же еще? Как будто больше ничего для полного благополучия и не надо.

Однако прошло совсем немного времени и новый тренер сказал свое слово. Памятно мне, как, впрочем, и всем нам, армейцам того времени, это слово нового тренера.

Борис Андреевич подверг резкой критике игру и некоторые обычаи нашей команды после товарищеской встречи с футболистами общества «Крылья Советов». Встречу эту мы бессовестно проиграли, несмотря на бесспорное преимущество в подготовке.

Что ж делать? Не сложилась игра... Опечаленные, конечно, но без большого беспокойства, собрались мы на следующий день на традиционный разбор встречи. Поражение всегда неприятно, но игра ведь была товарищеская, не календарная. На этот раз тренер не стал нас долго слушать. Он больше говорил сам, и, надо сказать, мы никак не ожидали услышать от нашего покладистого Бориса Андреевича такой колючей, разящей критики.

Он начал с того, что высказал свое мнение о нашей дисциплине на тренировках. Нечего греха таить, бытовали у нас в команде такие взгляды, что упорная тренировка нужна тем, кто играет похуже, а если ты мастер, да к тому же еще и «талант», можно тренироваться несколько послабее, облегченно. Работать над собой, над поддержанием своей спортивной формы, конечно, нужно. Но все же не так, как, скажем, игроку не слишком талантливому. Новый тренер самым решительным образом поставил перед командой вопрос о необходимости немедленного искоренения подобных глубоко порочных взглядов.

— Почему мало работают на тренировках Григорий Федотов или Александр Виноградов?— спрашивал тренер. — Или они считают себя лучше других? Или забыли они, что своим мастерством они обязаны в первую очередь, именно этой кропотливой тренировочной работе, чувству неуспокоенности, без которого не может быть спортивного роста?..

Жесточайшей критике подверг тренер самые разговоры о «талантливых» и «неталантливых» игроках. Он назвал эти суждения безграмотными и вредными.

Затем он перешел к разбору нашей игры.

— Вы, что же, довольны собой? — спросил он. — Кажется вам, играете правильно, искать больше нужды нет?

Подробно разобрал тренер нашу встречу с «Крыльями Советов», И увидели мы, что нам армейцам, очень многое и очень серьезно надо пересмотреть в нашей игре. Мы играли плохо, неорганизованно, без должного трудолюбия, без достаточной сыгранности и взаимопонимания на поле. Неплохо отозвался Аркадьев об игре нападения. Он считал, что нам удалось найти свой почерк в игре пятерки нападающих: умение остроумно комбинировать, высокий темп, передачу мяча в одно касание в сочетании с элементом внезапной обводки.

— Но разве не известно вам, — продолжал тренер, — что команда только тогда играет хорошо, когда все ее линии одинаково сильны и, главное, абсолютно сыграны, то-есть играют в полном взаимодействии? Если этого нет, нет и коллектива на поле! Как же можно так играть в наше время?

Борис Андреевич детально, критически разобрал защитные действия нашей команды. Доказал на конкретных, всем нам памятных примерах, что мы слишком прямолинейно и примитивно понимали принцип: «Нападение есть лучшая защита». Резкой критике подверглась, в частности, игра нашего полузащитника Виноградова, который, увлекаясь наступлением, пренебрегал зачастую своими защитными обязанностями. Тренер поставил перед коллективом вопрос о необходимости принципиально пересмотреть наш взгляд на игру защиты. Игроки полузащиты были призваны прежде всего исполнять свои защитные функции.

— Полузащита, — говорил Аркадьев, — должна быть всегда в системе защиты. Но не только полузащитники. При атаке противника в любом случае должно создаваться численное превосходство защиты над нападением. Следовательно, в систему активной обороны, в случае необходимости, включаются и полусредние нападения.

Перед полузащитниками была поставлена задача неусыпного надзора за своими подопечными, полусредними нападения противника.

Подвергся критике и наш вратарь Владимир Никаноров, которого мы считали достаточно умелым и бдительным. Большей решительности действий потребовал тренер от вратаря.

Не оставил в стороне Борис Андреевич и нашу физическую подготовку. Напомнил нам одну из встреч, во время которой первую половину игры мы кончили со счетом 4:1, а во второй пропустили четыре мяча в свои ворота, не сумев забить в ответ ни одного. Такой ход событий на поле был прямым следствием того, что у команды не хватило запаса энергии, сил, недостаточной оказалась физическая подготовка.

Словом, раскритиковал нас тренер основательно! Рядовой, обычный разбор прошедшей игры превратился в боевое, взволнованное и глубоко творческое по своему духу собрание коллектива.

Критика тренера, как он и рассчитывал, вызвала целую бурю замечаний, самокритичных выступлений, предложений. Все сразу захотели высказаться. Были и обиженные, те, кто не сразу понял, что речь шла не о чем-то личном, но об общем нашем деле, об общих для всех задачах. Попало и мне,— я ведь был капитаном! Но именно потому, что коллектив, оказав мне честь, выбрал меня капитаном, я от всей души был доволен, что взволнованно, горячо, по-боевому проходит наше собрание.

Когда оно закончилось, тренер, встав, улыбнулся и вместо ожидаемой речи, подводящей итог всему, что было сказано, сказал очень просто:

— Ну что ж, товарищи, вижу я, хорошо мне будет с вами работать! Одного хочу, чтобы всегда были вы такими боевыми. Я не сомневаюсь, что мы с вами теперь как следует будем играть.

Прошло с того дня не так уже много времени, И мы действительно добились серьезных успехов. Много пришлось работать, много и дружно. Теперь на тренировку приходили аккуратно, трудились, что называется, в поте лица своего все без исключения. Общими, усилиями мы довольно скоро помогли найти тем, кто обиделся на критику, их место в коллективе. Нападение охотно отказалось от принятого прежде за правило порядка, по которому роль всех других в команде только и заключалась в том, чтобы снабжать нападающих мячами. Полузащитники, старательно сторожа своих подопечных, научились исправно выполнять свои защитные функции. Кое-кто посидел при этом на скамейке, в запасе, посмотрел, как ведет себя на поле товарищ, местом с которым пришлось некоторым упрямцам поменяться.

Пришли в команду и новые молодые игроки. Одним из них был Всеволод Бобров. Рослый, разносторонне развитый, он пришел в наш футбольный коллектив с солидным хоккейным и футбольным стажем.

Тренер помог молодому футболисту отточить технику. Поработал с ним над овладением стремительным рывком с мячом, умением делать всегда убедительными обманные движения, качеством столь важным в единоборстве нападающего с защитой.

...Сезон 1945 года принес немало волнений широким массам любителей футбола. Спортивная борьба за первенство протекала необычайно остро. Нам, армейским футболистам, удалось на всем протяжении лета сохранять за собой место во главе турнирной таблицы рядом с коллективом московских динамовцев. К концу соревнований первого круга создалось такое положение, что и у нас и у динамовцев было по 18 очков при почти равном соотношении забитых и пропущенных мячей (38:8 — у нас, 37:8 — у «Динамо»). Динамовцы выиграли у нас последнюю встречу первого круга (4:1). Во второй половине турнира они сумели уйти вперед на три очка. Им предстояла еще одна встреча с нами во втором круге. На этот раз выиграли мы (2:0). Однако взяли первенство все-таки динамовцы. Команде ЦДКА пришлось довольствоваться вторым местом. На одно очко отстали мы от победителей.

Интересно и напряженно прошли встречи сильнейших команд страны на «Кубок СССР». На пути к финалу нам удалось одержать победу над тбилисскими динамовцами, ленинградским «Зенитом» и выйти в финал. Право участвовать в решающей игре на «Кубок» завоевали также московские динамовцы.

14 октября состоялось наше состязание. Надо ли говорить, как ждали мы, армейцы, этой встречи? Отстав всего на одно очко от динамовцев в итоге первенства, мы очень нелегко переживали это обстоятельство. Немного утешало нас то, что мы выиграли у динамовцев вторую встречу чемпионата. Значит, мы можем играть не хуже «Динамо».

Взять реванш в финальной встрече на «Кубок» — эту цель каждый из нас твердо Поставил перед собой. В самом решительном, боевом настроении вышла команда на поле. Было, конечно, ясно, что и динамовцы после проигрыша нам, единственного проигрыша чемпиона во всем турнире, намерены приложить все силы, чтобы победить нас и к знамени чемпиона прибавить еще и «Кубок» страны.

Динамовцы начали игру с затяжной атаки на наши ворота. Ничего хорошего не предвещало такое начало! Вот динамовский правый крайний .Василий Трофимов, завладев мячом, быстро прошел вперед, потом точно передал его на выход Сергею Соловьеву. На какое-то мгновенье опоздал наш защитник. Удар!.. Никаноров падает, но напрасно. Мяч влетает в сетку ворот. Мы начинаем игру с центра поля.

Динамовцы снова нападают. Очень хорошо активно и правильно играет динамовская полузащита. Она уверенно контролирует середину поля, смело включается в действия нападения. Нашим полусредним приходится самим перейти на роль «опекунов». Это делает более прочной нашу защиту, динамовцам не удается, несмотря на огромный напор, пройти к воротам. Но надо нападать! Встреча кубковая!..

Только к концу первой половины игры нам удается наладить наступление. Успеем ли что-нибудь сделать?.. Мяч у Боброва. Опередив немного защитника, он быстро приближается к воротам. Бьет. Молодой вратарь Алексей Хомич уже взлетел в броске, но подоспевший Валентин Николаев успевает носком чуть подправить стремительный полет мяча. И Хомич лежит в одном углу ворот, мяч в другом.

Счет 1:1!

После перерыва динамовцы снова атакуют. Мне кажется, что они переигрывали нас и сохраняли за собой инициативу за счет умелой активной игры полузащиты. Пятерка их нападающих была хорошо закрыта нашими защитниками и полузащитниками. Полусредние же наши не всегда успевали за полузащитниками «Динамо» в их атакующих действиях. Они вступали в игру тогда, когда динамовские полузащитники уже продвигались с мячом вперед, готовые отдать мяч любому из своих нападающих, кто окажется в наиболее выгодном для штурма ворот положении.

Вдруг над нами снова нависла серьезная угроза. Кто-то из защитников слишком резко сыграл. Судья назначил одиннадцатиметровый штрафной удар. Суровое наказание, но справедливое! Грубость на поле — явление, чуждое нашему спорту.

Леонид Соловьев подходит к мячу. Никаноров весь, как пружина, собрался, ждет. Трудно ему сейчас...

Удар!.. И сразу гулко ахает переполненный стадион. Мяч врезается прямо в штангу ворот и отскакивает в поле!..

Промах! Ну, теперь сразу вперед! Динамовцы немного растерялись. Упущена такая реальная возможность изменить счет в этом трудном, очень трудном поединке! Мы атакуем, стараясь перевести игру на половину динамовцев. Маневрируем, пытаемся найти брешь в защите, подойти к воротам, откуда неотрывно следит за мячом Алексей Хомич.

Нелегко пройти динамовскую защиту. Нам очень долго не удается ничего сделать! И, пожалуй, закономерно, что в этой стремительной и такой маневренной борьбе не нападению, а игроку полузащиты удается внезапно сказать свое веское слово. Александр Виноградов сильным ударом посылает мяч в ворота. Гол!..

2:1 — с таким счетом выиграли мы эту напряженную встречу. Бережно приняли армейцы в свои руки хрустальный футбольный «Кубок СССР». Мы пронесли его по кругу, по беговой дорожке, не чувствуя ног от радости. Ведь это была наша первая большая победа!..

Рука гравера начертила тонкой вязью на серебряной крышке Кубка «1945 год — ЦДКА (Москва)». Торжественно был водворен почетный приз в стеклянный шкаф в светлом зале Центрального Дома Красной Армии.

Далеко от родной земли

...Мы долго не могли поймать нужную радиоволну. То вдруг комнату заполнял глуховатый, идущий словно из- под земли звук органа, то врывался чей-то голос, потом аплодисменты, смех, трескучая, ломаная музыка джаза. Наконец удалось. Сначала донесся очень издалека, затухая, затем ближе и отчетливее знакомый голос радиокомментатора Вадима Синявского:

— Мы на лондонском стадионе «Челси»...

13 ноября. Говорят, английские футболисты не очень хотели играть в этот день. Тринадцать — несчастливое число, а вдруг да что-нибудь случится?

Московские динамовцы, одиннадцать советских граждан, воспитанники советской школы футболя, вышли на поле в столице Англии, чопорном Лондоне, для того чтобы померяться силами с «классиками» футбольной игры, кричавшими на весь мир, что еще никому на свете не удавалось победить британских футболистов на их земле.

С профессиональными футболистами Англии нам до состязания московское «Динамо» — «Челси» не приходилось встречаться. Весь спортивный, да и не только спортивный мир напряженно ждал, каков же будет исход поединка английских профессионалов с молодой московской футбольной командой?

«Крупные и убедительные победы наших мастеров над лучшими командами многих стран хорошо известны. Футбольная Англия должна как следует проучить дерзких», — так говорили перед микрофонами и на страницах газет дельцы буржуазного спортивного Лондона.

Глубоко принципиальное значение имела для нас, советских футболистов, встреча с британскими профессионалами кожаного мяча. Мы знали, что нам предстоит встретиться с сильным, опытным, опасным противником. Я говорю «мы» и «нам», хотя мне и не пришлось играть тогда с англичанами. Но ведь каждый помнит, что в те минуты, когда наши товарищи- динамовцы выходили на поле стадиона «Челси», все мы, советские люди, переживали одно чувство, волновались, думали и спрашивали себя с тревогой и надеждой: как-то мы там сыграем, как покажем себя?..

Знаю, начиная игру, о родной стране, о нас думали московские динамовцы. В этой неразрывной связи, дружбе всего народа девять десятых причины побед нашего спорта в трудных испытаниях международных встреч.

В атмосфере страшнейшего ажиотажа начинали динамовцы встречу на лондонском стадионе. Буржуазные английские газеты накануне состязания не постеснялись кичливо пророчествовать: «Русские недостаточно сильны, чтобы играть с нашими лучшими командами. Они всего лишь начинающие футболисты». Это была, понятно, моральная диверсия. Буржуазная печать полагала своими прогнозами запугать наших. Но гражданина Советской страны трудно запугать чем бы то ни было. Прочитав захлебывающийся газетный бред, динамовцы спокойно откладывали в сторону газетные листки. Шутили: «Атака началась!..» И вечером в гостинице, слушая, как шумит за окнами чужой (город, говорили, думали о далекой, родной, бесконечно любимой Москве.

...Преодолев шорохи, шумы, треск, донесся с лондонского стадиона первый сигнал судьи. Игра началась. Наступают динамовцы. Мысленно видишь их, следишь непрерывно за каждым их шагом, стараясь представить себе как можно яснее в быстрых взволнованных фразах репортажа события, развертывающиеся на поле. Слышатся знакомые имена товарищей.

— Хорошо проходит по центру Василий Карцев. Вот он, продвигаясь вперед, точно передает мяч Всеволоду Боброву!..

Представляется Вася Карцев, молодой, такой на вид хрупкий. Но в этом небольшом теле масса энергии, и каждый карцевский удар, меткий и точный, — гроза для вратарей.

Играет там, в Лондоне, старый мастер, единственный из нынешнего состава динамовцев, у кого есть опыт международных встреч, — Михаил Семичастный. В прошлом сильнейший нападающий, он перешел теперь на место центрального защитника. На стадионе «Челси» происходит сегодня своеобразное спортивное соревнование Семичастного с лучшим, как кричали газеты, центральным нападающим Англии Томми Лаутоном, закупленным, на скорую руку клубом «Челси» перед игрой с «Динамо». Для Лаутона поединок с Семичастным имеет не только спортивный, но и коммерческий смысл. Он должен отработать те тысячи фунтов стерлингов, на которые его купили хозяева «Челси». Но, судя по репортажу, не очень-то удается знаменитому центру нападения оправдать потраченные на него деньги. Пожалуй, зря тратились боссы из «Челси»! Зорок наш Михаил Семичастный. Не удается Лаутону обойти своего стража, хоть тот и старше и ростом меньше.

Впоследствии Семичастный рассказывал, что ему было трудно приспособиться к игре английского футбольного премьера. Тот в самом деле оказался сильным игроком, хорошо видел и понимал игру, виртуозно играл головой. Но чем сильнее противник, тем почетнее победа в единоборстве с ним.

Проходит двадцать минут, напряженных, полных надежд и тревог. Что там молчит Вадим Синявский?

Наконец шум, приглушенный и долгий, врывается в комнату.

— Подается угловой удар у наших ворот... Вот мяч в воздухе. Пролетает вдоль линии ворот... Что такое? Почему упал Семичастный?

Произошло следующее. Мяч подавался от углового флага. Лаутон близко подошел к воротам. За ним следовал Михаил Семичастный. Когда мяч оказался у ворот, Лаутон неожиданным грубым толчком сшиб с ног Семичастного, забил гол...

Наши переходят в наступление. Но спустя несколько минут футболистам «Челси» удается провести еще один мяч в наши ворота.

2:0. Но знаю, бывало ведь так — казалось, проигрывали, но оттого еще упрямей играли, еще сильней становилась воля к победе.

Леонид Соловьев бьет одиннадцатиметровый штрафной и попадает в штангу. Волновался, видно, сильно, поспешил.

Перерыв. Как долго он длится! Мы сидим возле приемника, что-то говорим рассеянно, отвечаем невпопад. Все мысли там, на стадионе «Челси». Как-то развернутся сейчас события?

И снова далекий, чуть слышный свисток судьи. Неотрывно смотрим на приемник. Динамовцы начали вторую половину встречи длительной атакой. Англичане отчаянно защищаются. Но динамовцы все атакуют и атакуют, навязывая противнику свой темп, все более и более стремительный.

— Мяч у Константина Бескова. Он отлично, продольной сильной передачей выводит вперед Василия Карцева! Тот молниеносно бьет метров с восемнадцати! Гол!.. Да, бесспорно, мяч в сетке ворот!..

Как по команде, дружно переводим дыхание. И киваем друг другу: «Тише». А сами думаем: «Пожалуй, вот оно, начинается. Только бы не ослабили напора». Но где там! Снова атаки одна за другой, снова нарастает далекий шум стадиона. Мяч в сетке. В сетке британских ворот. Счет 2:2!..

Но снова нас постигла неудача. Футболисты «Челси» буквально заталкивают Алексея Хомича с мячом в ворота. Такая игра на вратаря у нас не принята. Но там, в Англии, свои понятия о спортивной этике. Они узаконены, эти понятия, чуждые нам по своему духу. Динамовцы снова переходят в атаку. Остаются считанные минуты. Теперь мы не отводим глаз от стрелки на циферблате часов. Наши товарищи там, в Лондоне, продолжают упрямо, мужественно напряженную спортивную борьбу. И вот опять на какой-то миг замолкает голос комментатора. Молчание. Только слышно, очень шумит стадион.

— Итак, счет 3:3! Футболисты «Челси» вынуждены начинать игру с центра поля. Они теперь очень волнуются. А наши, завладев мячом, снова переводят игру на территорию противника.

Игра закончилась неожиданно, хоть и следили мы по часам за каждой уходящей минутой.

Ну, что же! Для начала неплохо! А там посмотрим. Поживем — увидим, как говорит пословица.

Трижды еще играли динамовцы на стадионах Англии и Шотландии. Было немало ярких эпизодов в этой спортивной борьбе молодой советской футбольной школы с канонизированным британским профессиональным футболом. Трижды играли наши и каждый раз побеждали. «Если мы хотим удержать наше место в футболе на прежней высоте, — вынужден был в конце концов признать один из английских футбольных обозревателей, — нам придется перенять те современные, научно обоснованные методы игры, которые разработали русские».

Так и написал «перенять», то-есть, иначе говоря поучиться. Но, кажется мне, не так-то просто перенять английским профессионалам черты нашего футбола. Взять какую-то схему? У нас ее нет и быть не может. Тактику? Но ведь каждая тактика мертва без души, без того, что определяет ее содержание и характер.

Душа наших побед — моральная сила, высокая идейность советского человека. Это все тот же животворный советский патриотизм, воспитанный самой нашей жизнью, ее укладом, моральными принципами, трудовым обществом, в котором вырастает гражданин Советского Союза!

Разве все это можно перенять? Пустое затеял английский футбольный обозреватель. Не понял он ничего. Но то, что признал решительное, глубоко принципиальное поражение своего футбола во встрече с нашим, — это безусловно правильно!

* * *

Широкой была география международных встреч команд советских футболистов в первые же послевоенные годы. Встречаясь с самыми различными стилями, системами, оказывался более совершенным наш советский, коллективный, атакующий стиль футбола.

Ни одного поражения не потерпели в ту пору наши команды!

Это радовало. Значит, верен наш нелегкий путь исканий, и будем мы и дальше так итти, пополняя свои ряды молодежью, продолжая искать, творить, никогда не останавливаясь на достигнутом, как учит нас родная большевистская партия.

    Загрузка...