15:36, 11 мая 2017, Научные статьи

Вестник спортивных инноваций. 2017. № 5. С. 1-22.

ТЕСТИРОВАНИЕ СПОРТСМЕНОВ В СТАНДАРТНЫХ ЛАБОРАТОРНЫХ УСЛОВИЯХ

Автор:
Курашвили В. А.
Источник:
Виды спорта:
Общеспортивная тематика
Рубрики:
Инновации в спорте
Регионы:
Город Москва столица Российской Федерации город фе
Рассказать|
Аннотация

Основной целью тестирования спортсменов является оценка соответствия физической подготовленности спортсменов и функциональных систем организма этапным модельным характеристикам. Кроме того, тестирование позволяет перейти к строго сбалансированной системе тренировочных и соревновательных нагрузок.

ТЕСТИРОВАНИЕ СПОРТСМЕНОВ В СТАНДАРТНЫХ ЛАБОРАТОРНЫХ УСЛОВИЯХ

Athlete testing

Фото: Athlete testing

Сопоставление различных вариантов проведения тестирования спортсменов

Основной целью тестирования спортсменов является оценка соответствия физической подготовленности спортсменов и функциональных систем организма этапным модельным характеристикам. Кроме того, тестирование позволяет перейти к строго сбалансированной системе тренировочных и соревновательных нагрузок, отдыха, питания, средств восстановления, стимуляции работоспособности и мобилизации функциональных резервов [1, 2, 3].
На основе изучения метаболизма в процессе анаэробных силовых кратковременных нагрузок могут быть разработаны рекомендации по оптимизации процессов суперкомпенсации. Для этого необходимо выявить механизмы усвоения кислорода в процессе динамической нагрузки, в которой задействованы большие группы мышц и ускорить восстановление работоспособности [4].
Ключом к пониманию механизмов метаболизма в организме спортсмена являются способности организма удерживать максимально долгое время состояние, при котором организм поглощает околопредельное количество кислорода. Важную роль при этом играют механизмы энергообеспечения, на основе которых возможно вычисление коэффициента полезного действия механизма окислительного фосфорилирования [5].
На данный момент весьма актуальны идеи объективного многоаспектного тестирования для прогнозирования соревновательной деятельности спортсменов. Теоретико-методический материал, развивающий и обобщающий опыт подготовки спортсменов, позволяет оптимизировать учебно-тренировочный процесс на основе индивидуального подхода. Современная структура физиологического тестирования, включающая оперативное, текущее и этапное наблюдение за функциональным состоянием спортсменов, опирается на ряд тестов. Анализируя данные, полученные в результате тестирования можно строить прогноз касательно ожидаемых результатов соревновательной деятельности, решать вопрос об индивидуальной переносимости физических нагрузок, а также планировать мероприятия по восстановлению. Совершенствование механизмов управления тренировочным процессом в спорте необходимо связывать с разработкой объективных, информативных, доступных в использовании, краткосрочных и неинвазивных тестов [6].
К ключевым показателям можно отнести следующие показатели:
  • Оценка динамики лактата крови в ответ на физическую нагрузку.
  • Оценка функции дыхательной системы.
  • Оценка силовых показателей и локальной мышечной выносливости (Вингейт-тест и др.).
  • Оценка плотности костной ткани.
  • Оценка адаптации к экстремальным условиям окружающей среды (недостаток кислорода, высокая и низкая температура) [7]. 
Кроме того, тестирование может включать оценку работы сердечно-сосудистой системы при физической нагрузке; проведение полевых тестов; гематологический скрининг; определение максимальной аэробной мощности (тест МПК); тестирование специальных групп населения (лица с ограниченными возможностями, дети) и др. [8, 9].
Антропометрические измерения позволяют получить объективные данные о важных морфологических параметрах тела – длине, массе, окружности груди и др. Они являются основой соматометрических методов изучения физического развития человека. Данные многих исследований в различных странах мира показывают, что рост, масса тела и другие морфологические показатели играют важную роль в физиологии человека, его здоровье напрямую зависит от этих показателей. По тотальным размерам тела и соотношению жирового и мышечного компонента оценивают текущую и долговременную адаптацию спортсменов к тренировочным нагрузкам [10].
Тренировочные нагрузки элитных спортсменов в видах спорта на выносливость на сегодня близки к предельным. В этих условиях особую значимость приобретает объективное всестороннее тестирование спортсменов. Оценка различных компонентов и характеристик, связанных с уровнем работоспособности, помогает определить следующее:
•         текущую готовность или пригодность спортсмена к выполнению данной деятельности или функциональную готовность в рамках данной деятельности;
•         акцент, который необходимо сделать на аэробной или других типах тренировки;
•         время изменения тренировочного акцента;
•         величину и темпы изменений, вызванных данной тренировочной программой;
•         темп и структуру соревновательной деятельности или стратегию;
•        выявление проблем (медицинских, гигиенических, физиологических, психологических), которые ограничивают отдельные стороны соревновательной деятельности и работоспособность спортсмена в целом [11, 12].
Антропометрические показатели определяют степень выраженности антропометрических признаков: соматометрические – длина и масса тела, диаметры, окружности (грудной клетки и др.); физиометрические показатели – жизненная емкость легких, ручная и становая динамометрия и др.; соматоскопические – состояние опорно-двигательного аппарата (форма грудной клетки, позвоночника, ног, спины, развитие мускулатуры), степень жировых отложений и т.д. [13, 14, 15].
Оценка содержания метаболически активных фракций в массе тела спортсмена представляет значительный интерес при определении тренированности, прогнозировании спортивного результата, адаптации к различным физическим нагрузкам и способности к восстановлению после них. Антропометрические измерения дают возможность определять уровень и особенности физического развития, степень его соответствия полу и возрасту, имеющиеся отклонения, а также уровень улучшения физического развития под воздействием занятий физическими упражнениями и различными видами спорта [16, 17, 18].
  1. Выявление оптимальных методик антропометрии (соматометрии), рассмотрение оценочных индексов
Зарубежными антропологами широко применяется схема Парнелла, основанная на использовании таблицы, приводимой в работе Хит. В ней учитываются три совокупности измерительных признаков для представителей разных возрастных групп: росто-весовые соотношения, костные диаметры и обхватные размеры, а также кожно-жировые складки [19].
Результирующей является балльная оценка соматотипа. Некоторые авторы подвергают критике данную схему, главным образом, за некорректность методики фотографирования и субъективизм в оценке развития компонентов состава тела и баллов соматотипа. Тем не менее, широко используется произвольная семибалльная шкала, интервалы распределения шкалы жирового компонента приводятся в соответствии со средними значениями [20].
Успехи медицинских технологий привели внедрению в медицинскую практику метода двух-энергетической рентгеновской абсорбциометрии (ДЭРА). Двухэнергетическая рентгеновская абсорбциометрия обладает высокой точностью измерений, минимальной лучевой нагрузкой, что позволяет проводить повторные сканирования для оценки скорости потери костной массы, что существенно для определения риска переломов [21].
Это наиболее точный способ измерения плотности костной ткани. Он использует два разных рентгеновских луча, чтобы оценить плотность кости в позвоночнике и в бедре. Чем плотнее костная ткань, тем меньше через нее проходит рентгеновский луч. Суммирование и сопоставление результатов абсорбции двух рентгеновских лучей (поглощение костной тканью и мягкими тканями) позволяет более точно диагностировать снижение плотности костной ткани. С помощью двухэнергетической денситометрии может измерять от 2% потери костной массы в год. Процедура занимает мало времени и дозы радиационного облучения очень низкие [22].
 
Наиболее эффективные методики по определению плотности и состава массы тела
Учение о составе тела на современном этапе является одним из активно развивающихся и относительно новых направлений морфологии, которое приобретает большое значение в спорте и во врачебной практике. Состав тела имеет существенную взаимосвязь с показателями физической работоспособности человека и его адаптации к среде обитания [23].
Исследование композиционного состава тела человека приобретает все возрастающее значение в медицинской практике и спорте. В спорте определение состава тела спортсменов является методом контроля физической работоспособности атлетов, позволяет эффективно управлять их тренировочным процессом. Доказана взаимосвязь состава тела с показателями физической работоспособности человека, с его адаптацией к условиям внешней среды, а также с профессиональной и спортивной деятельностью. Выявлена изменчивость компонентов массы тела в зависимости от видовой специфики атлетов, возрастных и квалификационных различий.
Особенно выражена эта взаимосвязь в условиях экстремальной профессиональной и спортивной деятельности. Непосредственное представление о характере соотношения отдельных тканевых компонентов очень важно, ибо изменение общего веса тела, которое обычно служит мерилом состояния, представляет собой слишком обобщенный показатель, не дифференцирующий специфичность изменений [24].
В спортивном тестировании первостепенное значение приобретает требование высокой разрешающей способности метода. В зависимости от интересующих показателей состава тела, к эталонным методам относят нейтронный активационный анализ и метод определения естественной радиоактивности всего тела (на элементном уровне), методы разведения, гидростатическую денситометрию, двухэнергетическую рентгеновскую абсорбциометрию, а также сочетание этих методов для использования в многокомпонентных моделях состава тела. Революционное открытие недавнего времени связано с разработкой и внедрением компьютерной и магнитно-резонансной томографии, позволяющих получать количественную оценку состава тела на тканевом уровне [25].
В спорте широко используется мониторинг состава тела спортсменов с целью оптимизации тренировочного режима, повышения спортивной производительности и поддержания оптимального физической состояния и здоровья спортсменов. Проведенные исследования доказывают необходимость контроля состава тела среди спортсменов. Так, выявлено снижение массы тела хоккеистов после соревнований за счет снижения уровня жидкости в организме спортсменов, что пагубно сказывается на состоянии здоровья спортсменов [26].
 
Тесты и оценки силовых показателей и подвижности
Различают следующие виды силовых способностей и их соединение с другими двигательными способностями: собственно силовые; собственно силовые; скоростно-силовые; скоростно-силовые; силовая выносливость. Собственно-силовые способности проявляются при: мышечных напряжениях изометрического типа (без изменения длины мышц) – статическая сила (активная статическая сила, пассивная статическая сила); мышечных напряжениях изометрического типа (без изменения длины мышц) – статическая сила (активная статическая сила, пассивная статическая сила); относительно медленных сокращениях мышц, которые преодолевают околопредельные, предельные, а иногда и сверхпредельные отягощения (при поднимании и переноске предметов, вес которых близок к посильным возможностям занимающегося, при приседаниях со штангой достаточно большого веса и т.п.) – медленная сила. относительно медленных сокращениях мышц, которые преодолевают околопредельные, предельные, а иногда и сверхпредельные отягощения (при поднимании и переноске предметов, вес которых близок к посильным возможностям занимающегося, при приседаниях со штангой достаточно большого веса и т.п.) – медленная сила [27].
Скоростно-силовые способности проявляются в двигательных действиях, в которых наряду со значительной силой мышц требуется и стремительность движений (прыжки в длину и высоту с места и разбега, метание снарядов и т.п.). [28].
При этом чем значительнее внешнее отягощение преодолеваемое человеком (например, при толкании ядра или выполнения рывка гири достаточно большого веса), тем большую роль играет силовой компонент, а при меньшем отягощении (например, при метании малого мяча) возрастает значимость скоростного компонента. [29].
К числу скоростно-силовых способностей относится такое их проявление как взрывная сила – способность по ходу выполнения двигательного действия достигать максимальных показателей силы в возможно короткое время (например, при старте в спринтерском беге, в прыжках, метаниях и т.д.) [30].
Как разновидность скоростно-силовых усилий выделяют еще амортизационную силу – способность как можно быстрее закончить движение при его осуществлении с максимальной скоростью (например, остановку после ускорении). Силовая выносливость, как вид силовых способностей, проявляется в возможности человека противостоять утомлению при осуществлении относительно продолжительных двигательных действий, требующих значительных мышечных напряжений. В зависимости от режима работы мышц говорят о статической и динамической силовой выносливости [31, 32, 33, 34, 35].
 
Современные представления о резервах аэробной производительности
Аэробная возможность (аэробная мощность) человека определяется прежде всего максимальной для него скоростью потребления кислорода. Чем выше МПК, тем больше (при прочих равных условиях) абсолютная мощность максимальной аэробной нагрузки. МПК зависит от двух функциональных систем: кислород-транспортной системы (органы дыхания, кровь, сердечно-сосудистая система) и системы утилизации кислорода, главным образом – мышечной [36].
Максимальное потребление кислорода может быть определено с помощью максимальных проб (прямой метод) и субмаксимальных проб (непрямой метод). Для определения МПК прямым методом используются чаще всего велоэргометр или тредбан и газоанализатры. При применении прямого метода от испытуемого требуется желание выполнить работу до отказа, что не всегда достижимо. Поэтому было разработано несколько методов непрямого определения МПК, основанных на линейной зависимости МПК и ЧСС при работе определенной мощности [37].
Эта зависимость выражается графически на соответствующих номограммах. В дальнейшем обнаруженная взаимосвязь была описана простым линейным уравнением, широко используемым с научно-прикладными целями для нетренированных лиц и спортсменов скоростно-силовых видов спорта [38, 39, 40].
Тренировочные занятия аэробной направленности повышают сердечный выброс, объем циркулирующей крови, а также потребление артериального кислорода мышцей, что приводит к увеличению аэробной мощности. Спортсмены с более высокими показателями аэробной мощности быстрее восстанавливаются после интенсивных нагрузок анаэробной направленности по сравнению со спортсменами, чьи показателя аэробной мощности ниже. Уровень аэробной мощности в значительной мере обусловлен генетически. В результате тренировок его можно увеличить только на 20 - 25 % [41, 42, 43, 44].
В исследовании [45] выявлено соотношение метаболических источников, обеспечивающих игровую деятельность хоккеистов в процессе матча. Показано, что вклад анаэробных источников ресинтеза АТФ составляет 69%, а окислительного фосфорилирования - 31% в общем объеме энергообеспечения игроков. Несмотря на это, требование к поддержанию высокой интенсивности игры в течение всего матча предполагает быструю ликвидацию кислородного долга в кратковременные интервалы отдыха, что возможно при условии повышенного кислородного обеспечения.
В работе [46] была выявлена взаимосвязь между игровой активностью (количество атак, бросков, заброшенных шайб) и суммарным показателем относительной аэробной мощности троек нападающих. Показано, что с повышением суммарной величины аэробной производительности игроков увеличивалась и игровая активность звеньев.
 
Инновационные методы измерения анаэробных лактатных и алактатных возможностей
В последние годы возрастающее внимание исследователей привлекают механизмы энергообеспечения во время возрастающей физической нагрузки у здоровых лиц и спортсменов. Установлено, что у спортсменов при физической нагрузке с интенсивностью 23±7% от VO2max происходит резкое увеличение уровня лактата, а также переломы кривых RER, VCO2, VE, что соответствует включению анаэробного метаболизма.
Данную точку предложено называть лактатным или аэробным порогом. Второй физиологический этап приспособления к физической нагрузке определяется в начале снижения рН венозной крови, т.е. в начале развития метаболического ацидоза, ему соответствуют переломы кривых VCO2 и VE, это рН-порог или ацидотический порог [47].
Третий физиологический этап - точка респираторной компенсации - момент усиления вентиляции по углекислоте (дыхательная компенсация) на фоне непрерывно возрастающей физической нагрузки в ответ на развитие ацидоза в крови, который, в свою очередь, возникает благодаря лимиту возможностей буферных систем крови. Четвертый физиологический этап соответствует моменту физической нагрузки, когда аэробный метаболизм достиг «апогея» и увеличение образования энергии аэробным путем далее невозможно - аэробный лимит [48].
На основании проведенных исследований можно выделить четыре физиологических этапа, которые возникают при возрастающей физической нагрузке. К ним относятся: аэробный или лактатный порог, рН-порог или ацидотический порог, точка респираторной компенсации и аэробный лимит. Химические реакции, обеспечивающие мышцы энергией делятся на анаэробные алактатные, анаэробные лактатные (гликолитические), аэробные. Анаэробная алактатная система энергообеспечения отличается кратковременностью и мощностью действия. Энергию мышечного сокращения дает расщепление аденозинтрифосфата (АТФ) до аденозиндифосфата (АДФ) и неорганического фосфата (Фн) [49].
Количество АТФ в мышце достаточно для обеспечения высокоинтенсивной работы на 1-2с. Под влиянием тренировки мощность алактатной системы может вырасти на 40-80%, запасы КрФ могут вырасти на 70%. Под влиянием тренировки возрастает также способность мышечной ткани к расщеплению, ускорение ресинтеза фосфатов за счет повышения активности ферментов (креатинфосфокиназы и миокиназы). Ускорение ресинтеза дает больший прирост результата, чем увеличение запаса в мышцах КрФ. Емкость алактатного процесса может быть увеличена в процессе тренировок в 1,2-2,5 раза. При этом длительность процесса увеличивается до 15-20 с. [50, 51].
Для повышения емкости алактатного механизма большое значение имеет восполнение запасов креатина (Кр). Ежедневное потребление 20-30г креатина на фоне алактатных нагрузок в течении 7 дней привело к росту его содержания в мышечной ткани со 118 ммоль/кг до 162 ммоль/кг. Прием креатина при выполнении беговых упражнений 4×300 м с паузами 3 мин улучшал результат на 300 м в среднем на 0,3 с [52, 53].
Анаэробная лактатная система энергообеспечения
Ресинтез АТФ происходит за счет анаэробного гликолиза - расщепления глюкозы крови и гликогена мышц, печени в отсутствии кислорода и с образованием молочной кислоты. Реакция идет при поддержке ферментов фосфорилазы, гексогеназы, пируваткиназы, лактатдегидрогеназы, стимулирующим начальные реакции и скорость процесса. При расщеплении 1 моля глюкозы образуется 2 моля АТФ. При расщеплении 1 моля гликогена – 3 моля АТФ. Молочная кислота быстро разлагается с образованием ее соли – лактата. Максимальное содержание лактата отмечается при нагрузках предельной интенсивности в течение 1-6 минут. Максимальное содержание лактата отмечается через 5-7 минут по окончании работы. Малоэкономичный режим. При беге на 10 000 м обеспечение энергией за счет анаэробного гликолиза составляет всего 3% при 30% израсходованного гликогена [54].
Анаэробное алактатное (фосфатное) энергообразование осуществляется с помощью креатинфосфата (КФ), который запасается в небольшом количестве в мышцах, и, собственно там же содержащихся запасов АТФ. Химические реакции, проходящие с участием КФ и АТФ, способны дать работающим мышцам огромное количество энергии, но в течение весьма непродолжительного времени, потому что запас этих соединений в организме ограничен (запасов КФ в мышцах всего в 3-4 раза больше, чем АТФ). Именно эти химические реакции оказывают максимальный вклад в обеспечение энергией быстрого, взрывного плавания с полной отдачей примерно в первые 10 секунд спринтерской дистанции в 50 метров [55].
Итак, запаса КФ и АТФ хватает лишь на 7-12 секунд предельно интенсивной работы, ну, или же на 15-30 секунд просто интенсивного сокращения мышц. В течение этого времени организмом не накапливается молочная кислота, поэтому такое энергообразование называется анаэробным алактатным. Но, нам необходимо двигаться дальше, и организм для получения энергии переключается на менее эффективный энергоноситель - гликоген, запасы которого в организме гораздо более значительны, нежели запасы креатинфосфата [56].
Анаэробное лактатное энергообразование
Анаэробное лактатное (гликолитическое) энергообразование обеспечивается с помощью гликогена, запасаемого организмом в мышцах и печени. В процессе гликолиза гликоген, содержащийся в мышце, расщепляется до молочной кислоты (лактата). При этом образуются АТФ и КФ. Анаэробные лактатные источники энергии не так мощны, как анаэробные алактатные, но зато действуют они в течение более продолжительного времени. Интенсивность нагрузки приходится снижать, так как для более мощных и быстрых движений энергии просто не хватит. Анаэробные лактатные источники являются главными в энергообеспечении во время плавания на дистанциях в 100 и 200 метров, а также вносят заметный вклад в энергообеспечение на дистанции в 400 метров [57].
На самом деле анаэробное расщепление гликогена "стартует" практически с самого начала физической нагрузки, так как организм, не зная какая работа его ждет, старается активировать все свои энергетические системы, чтобы потом не допустить перерывов в работе. Когда заканчиваются запасы КФ и АТФ в мышцах, то есть секунд через 15-20, анаэробная лактатная система выходит на максимальную интенсивность [58].
Казалось бы, запасы гликогена в мышцах достаточно велики, и анаэробное лактатное энергообеспечение может очень долго снабжать мышцы энергией. Но по факту действия этой системы длится 2-3 минуты очень интенсивной работы. Все дело в той самой, образующейся при гликолизе, молочной кислоте (лактате). При продолжительных интенсивных нагрузках количество образовавшейся молочной кислоты превышает порог ее возможного усвоения и утилизации другими мышцами и буферными системами крови, что, в конечном счете, приводит к уменьшению синтеза АТФ и снижению работоспособности [59].
 
Понимание механизмов метаболизма в организме спортсмена должно дать возможность обоснования наиболее эффективных форм соответствующих модульных систем. Должны быть систематизированы вопросы, касающиеся способности организма удерживать максимально долгое время состояние, при котором организм поглощает околопредельное количество кислорода. Цикл исследований должен позволить обеспечить тренеров и других специалистов достоверной информацией о подвижности и эффективности аэробного механизма энергообеспечения. Важную роль должно играть рассмотрение механизмов энергообеспечения, вычисления коэффициент полезного действия механизма окислительного фосфорилирования.
Разработанная модульная система должна позволить внедрить в практику современные идеи объективного многоаспектного тестирования спортсменов для прогнозирования соревновательной деятельности спортсменов [61].
 
ЗАКЛЮЧЕНИЕ
Развитие технологий тестирования обеспечивает регистрацию данных в реальном масштабе времени. Так, аппаратура для исследования кардиореспираторной системы позволяет выявить малейшую разницу в респираторных и сердечно-сосудистых показателей. Эти возможности в сочетании с измерениями лактата крови значительно улучшили возможности интерпретации результатов, а также ее качество в результате лучшего понимания взаимодействия метаболических, сердечно-сосудистых и нервно-мышечных процессов.
Таким образом, у спортсменов появляется возможность получать реальную пользу от программы регулярных тестирований. Интерпретация результатов тестирования основана на всестороннем понимании факторов, вносящих вклад в рабочую производительность, включая знания о потребностях, выдвигаемых специальной              деятельностью:
  • исходное состояние спортсмена перед началом тренировочной программы;
  • тип, интенсивность, частота и продолжительность тренировки;
  • социальные и психологические обстоятельства, влияющие на спортсмена.
Особое внимание привлекает анаэробная производительность, которая характеризуется способностью совершать напряженную мышечную работу в условиях дефицита снабжения тканей кислородом за счет анаэробных механизмов энергообеспечения. Проводимые исследования позволят уточнить механизмы ресинтеза АТФ: анаэробный алактатный (креатинфосфокиназный) и гликолитический. Каждый из этих механизмов может быть описан качественными и количественными характеристиками - мощностью, емкостью, подвижностью и эффективностью.
Привлечение сведений о всех описанных выше механизмах позволит оценить соответствие фактического уровня подготовленности каждого спортсмена модельным значениям на данном конкретном этапе. Такая оценка имеет важное практическое значение, поскольку позволяет тренеру оценить, насколько актуальное состояние спортсмена  позволяет полностью воспроизвести стереотип оптимального решения двигательной задачи и реализовать имеющийся потенциал специальной подготовленности.
 
СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ:
1.   Морфологические критерии - показатели пригодности, общей физической подготовленности и контроля текущей и долговременной адаптации к тренировочным нагрузкам: Метод.рекомендации / Сост.: Т. Ф. Абрамова, Т. М. Никитина, Н. И. Кочеткова. - М.: ФГУ ЦСП, ФГУ «Всерос. науч.-исслед. ин-т физ. культуры и спорта», 2010. - 81 с.
2.   Мартиросов Э. Г. Технологии и методы определения состава тела человека / Э. Г. Мартиросов, Д. В. Николаев, С. Г. Руднев. - М.: Наука, 2006. - 248 с.
3.   Petri C, Mascherini G, Bini V, Anania G, CALà P, Toncelli L, Galanti G. Integrated total body composition versus Body Mass Index in young athletes. Minerva Pediatr. 2016 Apr 8.
4.   Михайлова Е.А., Челноков А.А., Лапченков А.В., Поварещенкова Ю.А. Моносинаптическое тестирование локомоторных мышц как дополнительный метод мониторирования нейромышечного статуса спортсменов. Лечебная физкультура и спортивная медицина. 2010. № 10. С. 25-30.
5.   Bosnyák E, Trájer E, Protzner A, Komka Z, Györe I, Szmodis M, Tóth M. Osteocalcin gene polymorphism and bone density in Hungarian athletes. Anthropol Anz. 2016 Mar 21.
6.   Кудря О.Н.           Особенности срочной адаптации сердечно-сосудистой системы спортсменов с различным исходным вегетативным тонусом при ортостатическом тестировании. Вестник Томского государственного педагогического университета. 2011. № 5. С. 55-61.
7.   Current status of body composition assessment in sport. Review and position statement on behalf of the ad hoc research working group on body composition health and performance, under the auspices of the I. O. C. medical commission / T. R. Ackland, T. G. fohman, J. Sundgot- Borgen et al. // Sport med. - 2012. - N 42(3) - P 227-249.
8.   Зайцев А.А., Васюкевич А.А. Результаты тестирования вестибулярной функции у спортсменов, занимающихся спортивной аэробикой. Известия КГТУ. 2010. № 17. С. 225-227.          
9.   Relationship between body composition, leg strength, anaerobic power, and on-ice skating performance in division I men's hockey athletes / J. A. Potteiger, D. f. Smith, M. f. Maier, T. S. Foster // J. Strength Cond Res-2010-N 24(7). - P 1755-1762.
10. Цветков С. Особенности проведения тестирования спортсменов высокого класса и оценка основных регистрируемых параметров: болгарский опыт. Наука в олимпийском спорте. 2009. № 2. С. 7-12.
11. Carbuhn A.F., T.E. Fernandez, A.F. Bragg et al. Sport and training influence bone and body composition in women collegiate athletes // J. Strength Cond Res. - 2010. - N 24 (7). - P. 1710-1717.
12. Ширковец Е.А. Соотношение функциональных показателей при стандартном тестировании спортсменов. Вестник спортивной науки. 2012. № 5. С. 34-36.         3
13. Long-term effect of exercise on bone mineral density and body composition in pos- menopausal ex-elite athletes: a retrospective study / A. Andreoli, M. Celi, S. f. Volpe et al. // Eur J. ClinNutr. - 2012. - N 66 (1). - Р 69-74.
14. Бейсенова Г.К. Использование методов математической статистики в тестировании физической подготовленности спортсменов. Вестник спортивной науки. 2012. № 6. С. 65-68.
15. Weekly training hours are associated with molecular and cellular body composition levels in adolescent athletes / A. f. Quiterio, E. A. Carnero, A. M. Silva et al. // J. Sports Med. - 2009. - N 49 (1). - P 54-63.
16. Effect of two different weight-loss rates on body composition and strength and power- related performance in elite athletes / I. Garthe, T. Raastad, P. E. Refsnes et al. // Int. J. Sport NutrExersMetab. - 2011. - N 21(2). - P 97-104.
17. Sundgot-Borgen J. Elite athletes in aesthetic and Olimpic weight-class sports and the challenge of body weight and body compositions / J. Sundgot-Borgen, I. Garthe // J. Sports Sci-201. 29 Suppl 1:s. - P101-114.
18. Silva A.M., D. A. Fields, S. B. Heymsfield, f. B. Sardinha Body composition and power changes in elite judo athletes // Int. J. Sorts Med. -2010. - N 31(10).- Р 737-741.
19. Wong JE, Parnell WR, Howe AS, Lubransky AC, Black KE, Skidmore PM. Diet quality is associated with measures of body fat in adolescents from Otago, New Zealand. Public Health Nutr. 2015 Jun;18(8):1453-60.
20. Stewart Arthur D., Laura Sutton. Body Composition in Sport, Exercise and Health. August 4, 2012.
21. Аврунин А.С., Р.М. Тихилов, И.И. Шубняков, В.Г. Емельянов. Оценивает ли двухэнергетическая рентгеновская абсорбциометрия параметры физиологического обмена минерального матрикса? Гений ортопедии. 2008 г. № 1. С.28-34.
22. Рылова Н.В., Г.Н. Хафизова.  Современные аспекты изучения состава тела человека. Наука в олимпийском спорте. 2014. № 2. С. 134-141.
23. Gouvea M, Cyrino ES, Ribeiro AS, da Silva DR, Ohara D, Valente-Dos-Santos J, Coelho-E-Silva MJ, Ronque E. Influence of Skeletal Maturity on Size, Function and Sport-specific Technical Skills in Youth Soccer Players. Int J Sports Med. 2016 Mar 18.
24. Werner Anne, Ansgar Thiel, Sven Schneider, Jochen Mayer, Katrin E Giel and Stephan Zipfel. Weight control behaviour and weight concerns in young elite athletes – a systematic review. Journal of Eating Disorders. 2013. V.1. No18.
25. Руднев С.Г., Мартиросов Э.Г. Состав тела человека: основные понятия, модели и методы. Теория и практика физической культуры. 2006. № 1. С. 63-68.
26. Paula Sammarone Turocy, Bernard F. DePalma, Craig A. Horswill, Kathleen M. Laquale, Thomas J. Martin, Arlette C. Perry, Marla J. Somova, Alan C. Utter. National Athletic Trainers' Association Position Statement: Safe Weight Loss and Maintenance Practices in Sport and Exercise. J Athl Train. 2011 May-Jun; 46(3): 322–336.
27. Carr C, McMahon JJ, Comfort P. Changes in Strength, Power and Speed Across a Season in English County Cricketers. Int J Sports Physiol Perform. 2016 Mar 22.
28. Bridgeman LA, McGuigan MR, Gill ND, Dulson D. Test-Retest Reliability of a Novel Isokinetic Squat Device. J Strength Cond Res. 2016 Mar 3.
29. Wannop JW, Worobets JT, Madden R, Stefanyshyn DJ. Influence of Compression and Stiffness Apparel on Vertical Jump Performance. J Strength Cond Res. 2016 Apr;30(4):1093-1101.
30. Luebbers PE, Fry AC. The Kansas Squat Test Modality Comparison: Free-Weights vs. Smith Machine. J Strength Cond Res. 2016 Mar 3.
31. Cronin B, Johnson ST, Chang E, Pollard CD, Norcross MF. Greater Hip Extension but Not Hip Abduction Explosive Strength Is Associated With Lesser Hip Adduction and Knee Valgus Motion During a Single-Leg Jump-Cut. Orthop J Sports Med. 2016 Apr 7;4(4):2325967116639578.
32. Swanik KA, Thomas SJ, Struminger AH, Huxel Bliven KC, Kelly JD 4th, Swanik CB. The Effect of Shoulder Plyometric Training on Amortization Time and Upper Extremity Kinematics. J Sport Rehabil. 2015 Jul 13.
33. Methenitis S, Karandreas N, Spengos K, Zaras N, Stasinaki AN, Terzis G. Muscle Fiber Conduction Velocity, Muscle Fiber Composition, and Power Performance. Med Sci Sports Exerc. 2016 Apr 29.
34. Fraser BJ, Huynh QL, Schmidt MD, Dwyer T, Venn AJ, Magnussen CG. Childhood Muscular Fitness Phenotypes and Adult Metabolic Syndrome. Med Sci Sports Exerc. 2016 Apr 29.
35. Sammito S, Gundlach N, Böckelmann I. Correlation between the results of three physical fitness tests (endurance, strength, speed) and the output measured during a bicycle ergometer test in a cohort of military servicemen. Mil Med Res. 2016 Apr 23;3:12.
36. Pigłowska M, Kostka T, Drygas W, Jegier A, Leszczyńska J, Bill-Bielecka M, Kwaśniewska M. Body composition, nutritional status, and endothelial function in physically active men without metabolic syndrome - a 25 year cohort study. Lipids Health Dis. 2016 Apr 27;15(1):84.
37. Malczewska-Lenczowska J, Orysiak J, Majorczyk E, Zdanowicz R, Szczepańska B, Starczewski M, Kaczmarski J, Dybek T, Pokrywka A, Ahmetov II, Sitkowski D. Total Hemoglobin Mass, Aerobic Capacity And The Hbb Gene In Polish Road Cyclists. J Strength Cond Res. 2016 Apr 2.
38. McDiarmid AK, Swoboda PP, Erhayiem B, Lancaster RE, Lyall GK, Broadbent DA, Dobson LE, Musa TA, Ripley DP, Garg P, Greenwood JP, Ferguson C, Plein S. Athletic Cardiac Adaptation in Males Is a Consequence of Elevated Myocyte Mass. Circ Cardiovasc Imaging. 2016 Apr;9(4).
39. Salvadego D, Domenis R, Lazzer S, Porcelli S, Rittweger J, Rizzo G, Mavelli I, Simunic B, Pisot R, Grassi B. Skeletal muscle oxidative function in vivo and ex vivo in athletes with marked hypertrophy from resistance training. J Appl Physiol (1985). 2013 Jun;114(11):1527-35.
40. Jacobs RA, Lundby C. Mitochondria express enhanced quality as well as quantity in association with aerobic fitness across recreationally active individuals up to elite athletes. J Appl Physiol (1985). 2013 Feb;114(3):344-50.
41. Robach P, Siebenmann C, Jacobs RA, Rasmussen P, Nordsborg N, Pesta D, Gnaiger E, Díaz V, Christ A, Fiedler J, Crivelli N, Secher NH, Pichon A, Maggiorini M, Lundby C. The role of haemoglobin mass on VO(2)max following normobaric 'live high-train low' in endurance-trained athletes. Br J Sports Med. 2012 Sep;46(11):822-7.
42. Schmitz JP, Jeneson JA, van Oorschot JW, Prompers JJ, Nicolay K, Hilbers PA, van Riel NA. Prediction of muscle energy states at low metabolic rates requires feedback control of mitochondrial respiratory chain activity by inorganic phosphate. PLoS One. 2012;7(3):e34118.
43. Robach P, Siebenmann C, Jacobs RA, Rasmussen P, Nordsborg N, Pesta D, Gnaiger E, Díaz V, Christ A, Fiedler J, Crivelli N, Secher NH, Pichon A, Maggiorini M, Lundby C. The role of haemoglobin mass on VO(2)max following normobaric 'live high-train low' in endurance-trained athletes. Br J Sports Med. 2012 Sep;46(11):822-7.
44. Schmitz JP, Jeneson JA, van Oorschot JW, Prompers JJ, Nicolay K, Hilbers PA, van Riel NA. Prediction of muscle energy states at low metabolic rates requires feedback control of mitochondrial respiratory chain activity by inorganic phosphate. PLoS One. 2012;7(3):e34118.
45. Lau S, Berg K, Latin R.W., Noble J. Comparison of Active and Passive Recovery of Blood Lactate and Subsequent Performance of Repeated Work Bouts in Ice Hockey Players // Journal of Strength and Conditioning Research. - 2001. - 15 (3). - 367-371.
46. Quinney H.A., Dewart R, Game A., Snydmiller G, Warburton D., Bell G. A 26 year physiological description of National Hockey League team // Can. J. Appl. Physiol. - 33 : 753-760 (2008).
47. Garcia-Tabar I, Llodio I, Sánchez-Medina L, Asiain X, Ibañez J, Gorostiaga EM. Validity of a single lactate measure to predict fixed lactate thresholds in athletes. J Sports Sci. 2016 Mar 30:1-8.
48. Лелявина Т.А. с соавт. Новый подход к выделению физиологических этапов механизма энергообеспечения во время возрастающей физической нагрузки у здоровых лиц и спортсменов. Ученые записки университета имени П.Ф. Лесгафта. 2012. № 4 (86). С.77-88.
49. Arratibel-Imaz I, Calleja-González J, Emparanza JI, Terrados N, Mjaanes JM, Ostojic SM. Lack of concordance amongst measurements of individual anaerobic threshold and maximal lactate steady state on a cycle ergometer. Phys Sportsmed. 2016 Feb;44(1):34-45.
50. Тимушкин А.В. Совершенствование и оценка функциональной подготовленности в циклических видах спорта. Известия Саратовского университета. Новая серия. Акмеология образования. Психология развития. 2010. Т. 3. № 2. С. 80-83.
51. John F Moxnes, Kjell Hausken, Øyvind Sandbakk. On the kinetics of anaerobic power. Theor Biol Med Model. 2012; 9: 29. Published online 2012 July 25.
52. Костюкевич В. Модельно-целевой подход при построении тренировочного процесса спортсменов командных игровых видов спорта в годичном макроцикле. Наука в олимпийском спорте. 2015. № 4. С. 22-28.
53. David J Bishop, Olivier Girard. Determinants of team-sport performance: implications for altitude training by team-sport athletes. Br J Sports Med. 2013 December; 47(Suppl 1): i17–i21.
54. Самоловова Н.В., Леонтьев О.И. Развитие выносливости при подготовке к марафонскому бегу. В сборнике: Семнадцатая региональная студенческая научная конференция Нижневартовского государственного университета Ответственный редактор: А.В. Коричко. 2015. С. 657-659.
55. Лазарева Э.А. Биоэнергетические критерии работоспособности спортсменов, специализирующихся на различных дистанциях легкоатлетического бега. В сборнике: Особенности формирования здорового образа жизни: факторы и условия Материалы III Международной научно-практической конференции. Восточно-Сибирский государственный университет технологий и управления; Редакционная коллегия: Ю.Ю. Шурыгина, О.Д. Халтагарова. 2015. С. 179-181.
56. Pantelis T. Nikolaidis, Hamdi Chtourou, Gema Torres-Luque, Ioannis G. Tasiopoulos, Jan Heller, Johnny Padulo. Effect of a Six-Week Preparation Period on Acute Physiological Responses to a Simulated Combat in Young National-Level Taekwondo Athletes. J Hum Kinet. 2015 September 29; 47: 115–125.
57. Верлин С.В. Построение годичного цикла тренировки высококвалифицированных гребцов на байдарках, специализирующихся в спринте. диссертация ... кандидата педагогических наук: 13.00.04. - Москва, 2015.- 118 с.
58. Nicola Bullock, David T Martin, Angus Ross, Doug Rosemond, Frank E Marino. Effect of long haul travel on maximal sprint performance and diurnal variations in elite skeleton athletes. Br J Sports Med. 2007 September; 41(9): 569–573.
59. Jakovljević DK, Lukač D, Grujić N, Drapšin M, Klašnja A. Parameters of Anaerobic Physiological Profile of Elite Athletes. Srp Arh Celok Lek. 2015 Jul-Aug;143(7-8):423-8.
60. Головихин Е.В., Мясникова Е.Ф. Применение методов интервальной гиперкопнической гипоксической тренировки в ациклических видах спорта. Ученые записки университета имени П.Ф. Лесгафта. 2009. № 2 (48). С. 59-63.
61. Leiter JR, Cordingley DM, MacDonald PB. Aerobic Development of Elite Youth Ice Hockey Players. J Strength Cond Res. 2015 Nov; 29 (11). 3223-3228.

Теги: тестирование, лабораторные условия.

    Загрузка...