Психология и психогигиена в спорте

Психорегулирующая тренировка

Автор:
Гиссен Л. Д.
Источник:
Издательство:
Глава:
Глава 9. Психорегулирующая тренировка
Виды спорта:
Академическая гребля
Рубрики:
Спортивная психология
Регионы:
МИР
Рассказать|
Аннотация

1. Методика обучения ПРТ Методика психорегулирующих тренировок, направленная на оптимизацию общего и психического состояния спортсмена, проверена уже во многих видах спорта. И если эта работа проводится терпеливо, регулярно, действительно как тренировка, то через несколько месяцев занятий

Психорегулирующая тренировка

1. Методика обучения ПРТ

Методика психорегулирующих тренировок, направленная на оптимизацию общего и психического состояния спортсмена, проверена уже во многих видах спорта. И если эта работа проводится терпеливо, регулярно, действительно как тренировка, то через несколько месяцев занятий становится заметным положительный эффект.

Психогигиенист обычно только предлагает спортсмену набор различных приемов, учит его управлять своим психическим состоянием. Успех же самостоятельных занятий зависит от того, насколько спортсмен как цельная личность воспринял эту систему, как он эту систему преобразовал для себя. В процессе обучения руководитель разучивает со спортсменами приемы, которые можно сравнить с деталями детского конструктора. Из этих деталей можно, если такое желание есть, собрать дом или, если дом не нужен, а требуется построить, допустим, подъемный кран, то, сложив те же детали по-другому, можно сделать и кран. Так же и приемы психорегулирующей тренировки. Их можно комбинировать, исходя из задач, по-разному прикладывать друг к другу.

Применяя психорегулирующие тренировки, можно решать следующие задачи:

— снижать излишнее возбуждение;

— переводить спортсмена в состояние внушенного или самовнушенного сна;

— активизировать процесс восстановления;

— облегчать засыпание;

— применять идеомоторную тренировку в сноподобном состоянии;

— подготавливать тактические варианты;

— подготавливать спортсмена (команду) к участию в конкретном соревновании;

— обеспечивать оптимальное психическое состояние.

Или если укрупненные задачи свести к основным группам, то при помощи П РТ можно:

— предупреждать наступление утомления, обеспечить восстановление, направленность влияния — улучшать функциональное состояние;

— дать правильное понятие о выполнении специальных движений. Направленность влияния — улучшать техническую подготовку;

— осмыслить варианты действий в различных соревновательных ситуациях. Направленность влияния — улучшать тактическую подготовку;

— осуществить специальную подготовку нервно-психической сферы, оптимизировать психическое состояние спортсмена (команды).

Психорегулирующая тренировка состоит из двух основных частей — успокоения и мобилизации. Именно наличие этих двух противоположно направленных по своему действию частей и отличает психорегулирующую тренировку. Основанием для такого объединения послужил опыт клинической медицины, показывающий, что одновременное применение средств-антагонистов помогает при некоторых тонких расстройствах получить больший эффект. Широко известна, например, бром-кофеиновая микстура («Павловская микстура»), в которой бром и кофеин обладают противоположным действием. Когда один бром или один кофеин недостаточно помогают, удается подобрать такое соотношение между ними, которое позволяет получить индивидуализированное воздействие.

Успокаивающая часть ПРТ — вариант аутогенной тренировки, имеющий лишь некоторые методические особенности. Во время успокаивающего занятия осуществляется перевод в аутогенетическое погружение — особое состояние сниженного уровня бодрствования, напоминающее глубокую приятную дремоту. Физиологически аутогенетическое погружение близко к промежуточной, переходной фазе между сном и бодрствованием.

Переход в аутогенетическое погружение при отработке ряда упражнений и их рефлекторном закреплении осуществляется довольно просто и быстро. Определенный высокий уровень бодрствования человека поддерживается непрерывно поступающим в центральную нервную систему потоком информации, вся масса которой поступает по двум каналам — из внешней среды и из внутренней среды. При значительном уменьшении поступления информации по этим двум каналам происходит снижение уровня бодрствования. Как же этого можно достичь?

Каждый знает, что при сосредоточенном занятии каким-то интересным делом человек почти перестает замечать, что происходит вокруг него: он не слышит радио, не видит изображения на экране телевизора, не чувствует прикосновений и т. д. Но одной только сосредоточенности с уменьшением влияния внешней информации еще недостаточно для быстрого снижения уровня бодрствования.

Информация из внутренней среды в значительном своем объеме идет через нервные окончания от мускулатуры; причем чем активнее работают мышцы, чем больше их напряжение, тем больше поступает продукция центростремительных импульсов. И наоборот, чем выше степень расслабления мышц, чем большее количество мышц участвует в расслаблении, тем меньше сигналов в центр от них поступает. Одного мышечного расслабления еще недостаточно для быстрого перехода к сниженному уровню бодрствования.

Быстрому переводу на сниженный уровень бодрствования способствует объединение обеих методик снижения потока информации, что и осуществляется в успокаивающем занятии ПРТ. Спортсмены во время занятий обучаются полностью сосредоточиваться на процессе расслабления своих мышц, а когда навык закрепляется рефлекторно, в считанные секунды переводят себя в состояние аутогенетического погружения. Этому способствует также умение занимающихся вызывать и удерживать в сознании яркие образы и ощущения. Мысленно проговаривая определенный набор фраз (формул), нужно научиться одновременно мысленно «видеть» и чувствовать все то, о чем говорится в этих фразах.

Механизм действия психорегулирующей тренировки основан на разучивании следующих важных компонентов:

— сосредоточиваться и удерживать свое внимание на избранном объекте (собственное тело, его отдельные части, мышцы, суставы);

— чувствовать и ярко представлять в своем сознании содержание формул самовнушения;

— уметь предельно расслаблять мускулатуру;

— уметь воздействовать на самого себя в момент наступления сниженного уровня бодрствования (аутогенетического погружения).

Успокаивающая часть ПРТ учит спортсмена определенной последовательности в сосредоточенном расслаблении мышц. Для этого разработано относительно большое количество формул (50), сгруппированных определенным образом.

Первая группа формул (вводная)

1. Я успокаиваюсь.

2. Круг моего внимания сужается... до границ моего тела.

3. Чувствую и контролирую только самого себя.

4. Чувствую и мысленно вижу свое лицо.

5. Оно (лицо) спокойно, расслаблено, неподвижно.

6. Чувствую и мысленно вижу свое тело.

7. Оно (тело) спокойно, расслаблено, неподвижно.

8. Я успокоился.

9. Мой организм отдыхает.

10. Я спокойно и приятно отдыхаю.

Этим набором формул вводной группы создаются условия для следующего занятия. Формулы, которые спортсмен вслед за руководителем дважды мысленно проговаривает, нельзя произносить безучастно. С первой же фразы необходимо чувствовать и мысленно видеть все то, о чем говорится в формулах. Каждый во время занятий создает и получает свои образы, навязывать их мы считаем неправильным. Но все же, приступая к занятиям, уже в вводной беседе, на которую собираются спортсмены, пожелавшие заниматься (а для успеха занятий совершенно необходимы желание, вера и интерес занимающихся), мы знакомим их с наиболее удачными описаниями образов, которые возникают у других спортсменов.

Так, некоторые спортсмены вторую формулу («круг моего внимания сужается до границ моего тела») сочетали в своем представлении с диафрагмой фотоаппарата. Сначала отверстие объектива большое. В центре этого светлого круга спортсмен мысленно «видит» себя. Но вот отверстие начинает уменьшаться по направлению к центру, как бы обводит контуры тела спортсмена, и наконец спортсмен на черном фоне, в пустоте «видит» только себя.

Затем следует третья формула — «чувствую и контролирую только самого себя». Но другой возможности и нет, кругом — пустота, сосредоточиться можно действительно только на себе. У многих собственная фигура получается ярко освещенной, так что легко рассмотреть детали. Переходя к четвертой формуле, мы советуем еще «уменьшить диафрагму», чтобы высвеченным было теперь только лицо. Последовательность движения внимания по лицу после четвертой формулы мы расшифровываем так:

— Все мышцы моего лица расслабляются.

— Расслаблены мышцы моего лба...

глаз...

рта...

подбородка...

— Расслаблены мышцы шеи.

— Мышцы моего лица и шеи потеплели.

И далее: «Лицо спокойно, расслаблено, неподвижно».

Дополнительные формулы, касающиеся мышц лица, мы считаем на первых этапах занятия очень важными, помогающими создать так называемую «маску релаксации» — спокойное, бесстрастное лицо. Это выражение лица сразу же настраивает занимающихся на продуктивную дальнейшую работу над собой, снимает возбуждение, смех, удивление, способствует созданию ровного, спокойного состояния.

При хорошем расслаблении мышц лица и особенно жевательной мускулатуры нижняя челюсть как бы слегка отвисает, а зубы размыкаются, губы, однако, должны оставаться сомкнутыми, дыхание осуществляется через нос. Занимающиеся довольно быстро запоминают последовательность контроля за мышцами лица, и в дальнейшем, как правило, это проделывается ими самостоятельно. Так как в начале занятия весьма важно получить расслабление мышц лица и шеи, которое сопровождается ощущением тепла, то мы не применяем формулу И. Шультца, вызывающую ощущение прохлады в области лба и висков.

Закончив ревизию лица, можно приступать к предварительному контролю за мышцами всего тела для начального общего расслабления произвольной мускулатуры. Для этого мы рекомендуем луч, высвечивающий ранее лицо, начать мысленно продвигать по телу. Сначала таким образом просматриваются плечи и руки (луч скользит от плеча вниз до кончиков пальцев, потом поднимается опять вверх до плеча), затем просматриваются мышцы туловища, наконец, ноги (вниз от бедра до ступни, потом опять вверх к мышцам бедра). В результате расслаблены мышцы лица, рук, туловища и ног. Спортсмен к моменту окончания формул первой группы полностью сосредоточился на себе и на своих ощущениях. Он готов к занятию, хотя еще никаких ярких ощущений не получил.

Вторая группа формул

11. Мое внимание направлено на мои руки.

12. Я чувствую и мысленно вижу свои руки.

13. Мышцы моих рук еще больше расслабляются.

14. Еще больше расслабляются мышцы моих плеч...

предплечий...

кистей...

пальцев.

15. Все мышцы моих рук полностью расслаблены.

16. Я чувствую, как расслабленные, мягкие мышцы моих рук начинают обильно наполняться кровью и теплеть.

17. Наполняются кровью и теплеют мышцы пальцев...

кистей...

предплечий...

плеч.

18. Все мышцы моих рук полностью расслаблены и теплы.

19. Все мышцы моих рук отдыхают.

20. Я спокойно и приятно отдыхаю.

Произнося мысленно эти предложения, спортсмен контролирует своим вниманием только ограниченную область — от плеч до пальцев (в область плеч мы включаем также трапециевидную мышцу и мышцы лопатки). Формулы построены так, что вначале обозначается начало предстоящего действия («мышцы начинают еще больше расслабляться»), затем указывается сам процесс («мышцы расслабляются»), наконец все подытоживается утверждением, что процесс завершен («мышцы расслаблены»). Такой конструкции и последовательности формул мы придерживаемся и далее.

Добиваясь расслабления мышц, спортсмен продвигается своим вниманием от плеча вниз. На первых порах это делается не в одной формуле, а раздельно:

— еще больше расслабляются мышцы плеч,

— еще больше расслабляются мышцы предплечий,

— еще больше расслабляются мышцы кистей и пальцев.

Через два-три занятия все сказанное можно уже объединить в одной формуле.

При проговаривании формул мы советуем спортсменам включать в свои представления и ощущения как можно больше признаков предельного расслабления мышц. Надо постараться «увидеть», как мышцы стали мягкими, рыхлыми, мышцы обвисли, а если занятия проводятся лежа, то как будто «растеклись» по кровати. Нужно ярко «видеть» и четко чувствовать эти свои полностью расслабленные мышцы.

Ощущение потепления мышц появляется очень скоро, у некоторых на первом же занятии. Чтобы ускорить появление ощущения тепла в мышцах, мы рекомендуем представить мышцу в виде губки и вспомнить, как сжатая губка, расширяясь, впитывает в себя воду. Так же следует представить себе и мышцу, которая, расслабляясь, становится рыхлой и наполняется кровью. Такое представление быстро приводит и к ощущению тепла. Обычно тепло чувствуется вначале в мышцах пальцев, ладоней, лучезапястного сустава (кожа на внутренней поверхности пальцев и ладоней начинает гореть). Через некоторое время тепло «поднимается» в область предплечий, а потом и плеч. Это ощущение тепла вызвано реальным повышением температуры в мышцах, и ее можно регистрировать, измеряя поверхностную температуру кожи.

Начиная занятия с группой спортсменов, мы даем им сразу две приведенные группы формул. Если же по окончании занятия у большинства из них не возникло ощущения тепла в пальцах, то повторяем эти две группы формул 2—3 раза, пока большинство занимающихся не почувствует расслабления мышц и тепла. У некоторых уже после такого занятия появляется сонливость и дремота. Занимаясь два раза в день, мы повторяем такое занятие (две первые группы формул) примерно 4—5 раз, до полного закрепления эффекта, и затем присоединяем следующую группу формул.

Третья группа формул

21. Мое внимание направлено на мои ноги.

22. Я чувствую и мысленно вижу свои ноги.

23. Мышцы моих ног еще больше расслабляются.

24. Еще больше расслабляются мышцы бедер...

голеней...

голеностопов...

ступней.

25. Все мышцы моих ног полностью расслаблены.

26. Я чувствую, как расслабленные мягкие мышцы моих ног начинают обильно наполняться кровью и теплеть.

27. Наполняются кровью и теплеют мышцы ступней...

голеностопов...

голеней...

бедер.

28. Все мышцы моих ног полностью расслаблены и теплы.

29. Все мышцы ног и рук отдыхают.

30. Я спокойно и приятно отдыхаю.

С подключением третьей группы формул особенно важно найти правильную позу. На первых занятиях принимают позу «кучера на дрожках». Спортсмен сидит на стуле, вес туловища приходится на позвоночник и тазовые кости, при этом туловище не

Индивидуальное занятие ПРТ (поза «кучера на дрожках»)

поддерживают ни мышцы живота, ни мышцы спины. Плечи свободно опущены, предплечья расслабленно лежат на бедрах, кисти, не касаясь друг друга, свешиваются между бедрами.

При правильной позе руки не давят на четырехглавые мышцы бедер (кроме тяжести собственного веса), но, чтобы это прочувствовать, надо расслабить мышцы бедра. Поэтому нахождение правильной позы мы начинаем с момента, когда присоединяется третья группа формул. До этого положение спортсмена только близко к позе «кучера на дрожках».

В мышцах ног эффект расслабления субъективно ощущается не так быстро, как в предыдущих группах мышц, поэтому, подключив третью группу формул, мы повторяем занятия 2—3 дня. В результате почти все занимающиеся не только ощущают расслабление и тепло в мышцах рук и ног, но в конце урока уже испытывают сонливость и дремоту. Так как приемы завершения успокаивающего занятия спортсменам еще не знакомы, мы предпочитаем проводить эти занятия днем и вечером перед сном, но не перед тренировкой.

К этому времени глубокой релаксации подвержено уже значительное количество мышц, меняется (урежается) частота сердечных сокращений, снижается (у некоторых довольно значительно) артериальное давление. И хотя процесс обучения проходит под контролем нескольких объективных методик, все же считается правильным пока не проводить занятия непосредственно перед выходом спортсменов на тренировку.

Проработав три первые группы формул успокаивающей часта психорегулирующей тренировки, мы обычно прерываем последовательное обучение, показываем занимающимся приемы активизации и лишь затем переходим к четвертой группе формул успокаивающей части. Здесь же для сохранения логики изложения мы приводим четвертую группу формул.

Четвертая группа формул

31. Мое внимание направлено на мышцы моего туловища.

32. Я чувствую и мысленно вижу мышцы моего туловища.

33. Мышцы моего туловища еще больше расслабляются.

34. Еще больше расслабляются мышцы шеи...

спины...

груди...

живота.

35. Все мышцы моего туловища полностью расслаблены.

36. Я чувствую, как расслабленные мягкие мышцы моего туловища начинают обильно наполняться кровью и теплеть.

37. Наполняются кровью и теплеют мышцы моей шеи и спины... груди и живота.

38. Все мышцы моего туловища расслабленные и теплые.

39. Все мои мышцы отдыхают.

40. Я спокойно и приятно отдыхаю.

Чтобы субъективно хорошо чувствовать эффект расслабления в мышцах туловища, требуется большее число повторений, чем при расслаблении мышц ног и рук. Как правило, занятия с четырьмя группами формул, заканчивающиеся методами активизации, мы повторяем не менее 7—8 раз. Таким образом, на вводный этап занятий по расслаблению всех мышц требуется 8—10 дней. Если же эффект расслабления достаточно стойко определяется у занимающихся в данной группе раньше, сроки целесообразно сократить. В таком случае мы предлагаем спортсменам провести 1—2 занятия самостоятельно, без руководителя, но обязательно сделать запись показаний приборов и сравнить их с показаниями, полученными на предыдущих занятиях. Итоги такого сравнения интересны и поучительны для самих участников.

Следующим этапом работы является контроль за функциями дыхания, кровообращения, пищеварения. Этот совершенно особый раздел работы становится возможным только после того, как обучаемые уже умеют переходить в состояние аутогенетического погружения.

Сон — как будто такое хорошо знакомое и обыденное состояние - изучен еще далеко не полностью. Буквально в последние десятилетия стало известно, что сон не однородное состояние. Если судить по записи биотоков головного мозга (ЭЭГ) в течение ночи, то определяются по крайней мере две формы сна — медленный и быстрый. Медленный сон, названный так в связи с преобладанием на ЭЭГ медленных волн, —это крепкий сон без сновидений,

когда торможение достигает наибольшего распространения. Но и медленный сон сам по себе не однороден. По данным ЭЭГ (а за картиной биопотенциалов мозга стоят соответствующие реальные физиологические механизмы), было установлено, что во время сна вначале осуществляется переход от поверхностной к средней, а затем и к глубокой форме сна. Потом все эти стадии проходят в обратном порядке, от глубокого сна к более поверхностному и, наконец, к пробуждению. Вначале сон представляли как последовательный спуск и подъем по лестнице. В 60-х годах было уточнено, что за время сна осуществляется не один «спуск-подъем», а несколько (4 — 5).

Медленный сон в общей продолжительности сна взрослого человека занимает примерно 75% времени, остальные 25% приходится на периодически повторяющиеся и прерывающие медленный сон состояния, которые были названы быстрым сном. На Э Э Г в это время наблюдается явление десинхронизации, а у спящего регистрируются быстрые движения глаз. Во время быстрого сна, который обязательно бывает у каждого человека, наблюдаются сноведения. И хотя по некоторым признакам можно бы предположить, что быстрый сон поверхностный и некрепкий, разбудить спящего в этот период трудно. Это дало основание называть быстрый сон еще и парадоксальным сном.

Наиболее характерной чертой быстрого сна является снижение мышечного тонуса, биопотенциалы мышц в это время опускаются почти до нулевой отметки. Вместе с тем на фоне резко пониженного мышечного тонуса отмечаются отдельные подергивания, вздрагивания, выразительные движения, увеличивается активность вегетативной деятельности. Предполагают — и этому имеются подтверждения, — что направленность и уровень вегетативной активности зависят от содержания и интенсивности сновидений.

До сих пор точное место быстрого сна в системе «сон — бодрствование» не определено. Однако значение быстрого сна признано весьма существенным для жизнедеятельности организма, и некоторые исследователи высказываются за выделение его в особое, третье, состояние человека (бодрствование, медленный сон, быстрый сон).

Мы рассказали это не для развлечения, а потому, что, хотя состояние аутогенетического погружения и состояние быстрого сна изучены еще недостаточно, имеются некоторые основания для их сравнения и сопоставления (при аутогенетическом погружении также часто наблюдаются вздрагивания и мышечные подергивания). Можно предположить (конечно, с большой осторожностью и пока с известной условностью), что с переводом в аутогенетическое погружение человека с помощью предельного понижения мышечного тонуса и образных представлений, которые можно сравнивать по яркости со сновидениями, произвольно вызывает у себя состояние, напоминающее быстрый сон.

Но в связи с тем что человек по своему усмотрению «закладывает», программирует во время занятий ПРТ содержание этих «сновидений», появляется возможность влиять и на вегетативную активность. Может быть, именно поэтому, представление (сновидение) глубокого полного отдыха помогает получить эффект значительной активизации восстановительных процессов.

Другой вид суждений о природе аутогенетического погружения основывается на понятии о переходных или гипнотических фазах. Еще И. П. Павлов доказал, что переход от бодрствования ко сну осуществляется не сразу, не одномоментно, а через несколько промежуточных этапов или ступеней. Критерием был взят ответ организма на раздражитель, и выяснилось, что в состоянии активного бодрствования ответ организма полностью адекватен раздражителю. Затем при переходе ко сну постепенно наступает уравнительная фаза, когда сильный и слабый раздражители вызывают одинаковую по силе ответную реакцию. В парадоксальной фазе действие раздражителя изменяется: сильный раздражитель теперь приводит лишь к слабому ответу, а слабый раздражитель вызывает сильный ответ. В ультрапарадоксальной фазе меняется и направленность ответа: раздражитель, обычно связанный с положительным ответом, вызывает ответ отрицательный. Наконец, в наркотической фазе (сон) ни сильный, ни слабый раздражители уже не вызывают ответа.

Учение об этих фазовых состояниях лежит в основе современной теории гипноза. Для лечения в гипнотическом состоянии особую важность приобретает перевод больного в фазовое состояние (парадоксальная фаза). Когда такой перевод достигнут, слабый раздражитель (слово) приводит к несоразмерно сильному ответу, начинает приобретать чрезвычайную силу. Слово, являясь лишь символом раздражения, начинает приводить к такой же реакции, какую вызывает реальный раздражитель. Ситуация, созданная словами и вызвавшая представление (как в сновидении), переживается пациентом как реальная ситуация.

Аутогенетическое погружение, хотя и не является истинным гипнотическим состоянием, родственно ему по своей близости к парадоксальной фазе. И в момент аутогенетического погружения слабые раздражители (слово и представление) приобретают чрезвычайную значимость и силу.

Сказанное выше объясняет, почему человек, который обычно не имеет прямой возможности управлять своей вегетативной деятельностью в состоянии аутогенетического погружения получает в определенных пределах такую возможность. Правда, необходимость управления внутренними органами здоровому человеку не нужна, и на занятиях ПРТ мы обучаем спортсменов ревизии внутренних органов только для того, чтобы, прочувствовав их, убедиться в хорошем функционировании.

При переходе к пятой группе формул занятия лучше проводить в положении лежа.

Пятая ipyima формул

41. Мое внимание направлено на грудную клетку.

42. Я чувствую и контролирую свое дыхание.

43. Оно (дыхание) спокойное, легкое, свободное.

44. Чувствую и мысленно вижу, как работает мое сердце.

45. Сердце сокращается спокойно и уверенно.

46. Мое сердце работает хорошо.

47. Чувствую и контролирую вниманием свой живот.

48. Мой живот мягкий и теплый.

49. Все в моем организме отдыхает.

50. Я приятно и спокойно отдыхаю.

Текст пятой группы формул приведен полностью. Однако нельзя его проговаривать на одном занятии. Сначала мы отрабатываем контроль за дыханием. Через 3—4 занятия присоединяем формулы, касающиеся работы сердца. К содержанию формул, относящихся к внутренним органам, надо подходить с большой осторожностью, особенно в группе спортсменов, где могут встретиться люди с различной реакцией на самовнушение. Поэтому мы считаем наиболее целесообразными нейтральные формулы, констатирующие хорошую работу внутренних органов. В индивидуальной работе эти формулы могут быть дополнены или заменены более подходящими.

Однако в психотерапии есть свои объективные законы, игнорировать которые нельзя. Именно поэтому, например, набор формул, рекомендованный методическим письмом «Аутогенная тренировка» (ГЦОЛИФК), 1967, О. А. Черникова и О. В. Дашкевич. Под ред. проф. П. А. Рудика), нельзя считать правильным. В нем рекомендуется такой набор формул:

— сердце успокаивается;

— все реже сокращения сердца(!) (Л. Г.);

— оно бьется ровно и спокойно;

— оно совсем спокойно;

— я уже не замечаю его биения(!) (Л. Г.);

— я не ощущаю своего сердца(!) (Л. Г.);

— спокойно и ровно бьется сердце;

— мне приятно;

— я отдыхаю.

Кроме того, что эти формулы содержат внутренние противоречия и алогизмы (сначала «я не ощущаю своего сердца», а потом «спокойно и ровно бьется мое сердце»), у некоторых занимающихся такие формулы могут послужить причиной развития болезненных состояний типа кардионевроза.

Пятая группа формул требует для освоения, как правило, также 5—6 дней работы, но, как уже упоминалось, мы не придерживаемся в обучении строгой последовательности успокаивающей части. Уже после обучения четвертой группе формул мы постепенно вводим и мобилизующие приемы.

Сложилось несколько ставших уже традиционными методов контроля за эффекгавностыо занятий. Это измерения частоты сердечных сокращений, артериального давления, поверхностной температуры кожи и мышечного тонуса.

Определение частоты сердечных сокращений и артериального давления проводится следующим образом: первое измерение (фоновое) делается перед началом занятий после 10-минутного отдыха спортсмена. Второе—в конце занятия (приемы активизации или мобилизации в этом случае не применяются). Результаты контрольного обследования воздействия четырех групп формул успокаивающей части ПРТ в женской восьмерке «Жальгирис» показаны в табл. 7.

Из таблицы видно, что в одной группе спортсменов (1, 2, 4, 5) реакция на успокаивающую часть занятия менее выражена, чем у другой группы (3, 6, 7, 8).

Таблица 7

Изменения частоты сердечных сокращений и уровня артериального давления при воздействии ПРТ

 

Пульсометрия (ударов в мин.)

Тонометрия (мм. рт. ст.)

до занятия (после 10 мин. покоя)

после занятия

разность

до занятия (после 10 мин. покоя)

после занятия

разность

1

64

56

— 8

115/65

100/55

— 15/10

2

72

68

— 4

110/60

100/55

— 10/5

3

72

62

— 10

115/65

95/50

—20/15

4

74

66

— 8

115/70

100/55

— 15/15

5

64

56

— 8

115/65

90/50

—25/15

6

70

56

— 14

120/70

105/50

—15/20

7

76

60

— 16

120/70

105/50

— 15/20

8

70

54

— 16

110/55

90/45

—20/10

Понижение тонуса периферических кровеносных сосудов обеспечивает обильное кровоснабжение периферических мышц, в связи с чем наблюдается некоторый подъем поверхностной температуры кожи. У гребцов среднее повышение температуры равно 4°. Встречались отдельные случаи, когда повышение поверхностной температуры кожи достигало 6—7°—у пловцов.

Весьма интересна динамика повышения температуры. С началом работы над второй группой формул, когда включаются формулы «тепла», повышение температуры на 0,2—0,4° отмечается примерно через 2 мин. после произнесения формул. В повторных занятиях повышается температура уже на 1, 2, 3°. В конце первой недели занятий повышение температуры кожи отмечается при проговаривании первой группы формул. То, что эффект занятия реализуется в едином комплексе, дает основание переходить на следующих этапах к сокращенным формулам ПРТ.

Весьма интересны изменения мышечного тонуса. Ведь эффект самовнушения как раз и базируется на управлении тонусом мышц. До начала занятий ПРТ мы проводили в течение дня многократные замеры мышечного тонуса сначала штыревым миотонометром «Сирмаи», а затем электромиотонометром Уфлянда. Минимальным (фоновым) он был утром сразу после сна. Затем проводились измерения до и после занятий ПРТ. В табл. 8 показаны итоги измерения мышечного тонуса в женской восьмерке «Жальгирис».

Это наблюдение совпадает с данными А. Н. Шогам, который утверждал, что эффект самовнушения может реализоваться преимущественно в какой-либо одной системе, и показывал соответственно 4 пути реализации:

— психовазотонический (преимущественно в сердечно-сосудистой системе);

— психомиотонический (преимущественно в мышечной системе);

— психонейротонический (преимущественно в нервной системе);

— комбинированный (примерно одинаково во всех системах).

Таблица 8

Тонус мышц плеча и предплечья до и после успокаивающего занятия ПРТ (в единицах миотонометра)

 

Предплечье

Плечо

утром

до занятия

после занятия

разность

утром

до занятия

после занятия

разность

1

90

86

70

— 16

74

78

68

—10

2

74

78

68

-10

70

72

60

—12

3

£0

76

72

— 4

84

85

74

— 11

4

70

84

64

—20

70

76

62

—14

5

68

72

60

—12

74

76

64

—12

6

70

72

68

— 4

68

80

70

—10

7

84

82

74

— 8

76

76

ео

—16

8

74

84

78

— 6

82

84

74

—10

Чтобы не иметь осложнений в процессе занятий ПРТ, необходимо определить индивидуальные пути реализации эффекта самовнушения у каждого спортсмена.

Обобщение результатов исследований показывает, что во время успокаивающего занятия начинает меняться уравновешенный баланс между симпатическим и парасимпатическим отделами вегетативной нервной системы. Успокаивающие формулы приводят к преобладающему значению парасимпатического влияния. При этом кожно-гальваническая реакция (КГР) прямо указывает на состояние вегетативного баланса.

Если запись КГР проводить систематически, то полученные данные могут служить хорошим подспорьем в оценке состояния спортсмена, при организации занятий, в правильном распределении времени на разучивание каждого приема, в оценке эффективности каждого занятия. Это особенно важно сейчас, когда занятия по саморегуляции проводят не только специалисты, а тренеры и психологи.

Рис. 7. Динамика КГР в процессе обучения спортсменов 1-й части психо-регулирующей тренировки

Мы пользовались аппаратом КГР в модификации инженера В. И. Сирика. Шкала этого прибора равномерная. Запись в течение всего занятия велась стандартным самописцем Н370 AM, имеющим на пределе 1,5 ма. На ленте записывались колебания сопротивления в границах от 0 до 200 ком. Увеличение кожного сопротивления свидетельствует о снижении уровня бодрствования, о преобладающем парасимпатическом влиянии. Уменьшение же сопротивления говорит о повышении симпатического тонуса и о росте уровня бодрствования. На графиках (рис. 7) для большей наглядности сопротивление от 0 до 200 ком на оси ординат обозначено сверху вниз, т. е. взят не критерий сопротивления, а обратный ему критерий проводимости. В этом случае снижение кривой записи на графике свидетельствует о снижении уровня бодрствования, о снижении симпатического тонуса.

Перед первым занятием психорегулирующей тренировкой производилась запись КГР, служившая фоном. В следующем в течение 1—2 мин. также записывался фон, а затем велась деловая запись. В процессе обучения кривая записи КГР претерпевает совершенно определенные изменения, кривая принимает форму, свидетельствующую о хорошем эффекте занятия.

Если в первые минуты занятий на кривой еще заметны мелкие пилообразные волны, то к 4—5-й минуте занятия они исчезают, а на месте остается ровная прямая линия. Получается, что на первом этапе успокаивающие формулы ПРТ ведут к парадоксальному эффекту — к дополнительному возбуждению (занимающиеся стремятся точно выполнить новое для себя задание, и это сопровождается некоторым возбуждением).

Рис. 8. Показатели КГР при разных вариантах завершения занятия психорегулирующей тренировкой

Через 2—3 дня занятий прямая линия без пилообразных волн получается сразу с началом занятия. ПРТ уже не приводит к дополнительному возбуждению, но и истинного понижения уровня бодрствования еще нет.

Только к концу первой — началу второй недели занятий ПРТ начинает регистрироваться истинный успокаивающий эффект со снижением уровня бодрствования, хотя вначале снижение кривой на графике пологое и неглубокое (рис. 8).

По мере совершенствования навыка и закрепления рефлекса кривая спускается все быстрее, круче и глубже. Электросопротивление кожи достигает максимума уже через 0,5—1 мин., а разность сопротивления по сравнению с началом занятия может превышать 100 ком. На протяжении остального времени занятия на ленте сохраняется прямая горизонтальная линия записи. С этого момента целесообразно регулярно чередовать занятия с руководителем и самостоятельные. Если же и в самостоятельных занятиях форма кривой не меняется, можно считать, что обучение успокаивающей части ПРТ закончено.

Если спортсмен после завершения обучения ПРТ перестает заниматься регулярно, наблюдается регресс, рефлекс затухает, запись КГР возвращается по форме к начальным типам.

После того как все формулы ПРТ начнут вызывать выраженный успокаивающий эффект, можно приступить к сокращению числа формул, а следовательно, и к сокращению продолжительности каждого занятия. Первое сокращение заключается в том, что все формулы произносят только по одному разу. Поэтому только на занятие с руководителем теперь понадобится около 12 мин., а на самостоятельное — еще меньше. Если же однократное произнесение формул уменьшает эффект их действия, то это значит, что навык закреплен еще недостаточно и надо возвратиться к двукратному повторению формул.

Дальнейшее сокращение числа формул идет по пути: изъятия формул поэтапного расслабления или согревания, затем всех переходных формул и т. д.

Один из сокращенных вариантов успокаивающего занятия ПРТ, требующий по времени всего 2—3 мин., выглядит так:

1. Я успокаиваюсь.

2. Мое внимание на моем лице.

3. Лицо полностью расслаблено, спокойно, теплое, неподвижное.

4. Мои руки начинают расслабляться и теплеть.

5. Руки полностью расслабленные и теплые.

6. Мои ноги начинаю расслабляться и теплеть.

7. Ноги полностью расслабленные и теплые.

8. Мышцы моего туловища полностью расслаблены и теплы.

9. Мое дыхание спокойное, легкое.

10. Мое сердце бьется спокойно и ровно.

11. Мой живот мягкий и теплый.

12. Весь мой организм отдыхает.

13. Я спокойно и приятно отдыхаю.

В последующем при хорошем овладении навыком психорегулирующей тренировки можно перейти и на еще более сокращенный текст формул:

1. Я успокаиваюсь.

2. Все мое тело полностью расслабленное и теплое.

3. Дыхание спокойное, легкое.

4. Сердце бьется спокойно и ровно.

5. Живот мягкий, теплый.

6. Я спокойно и приятно отдыхаю.

После достаточно продолжительного срока регулярных занятий ПРТ, когда условный рефлекс прочно закреплен, полный суммарный эффект обеспечивается уже после мысленного прослеживания отдельных слов некоторых формул:

«успокаиваюсь... лицо... все тело... дыхание... сердце... совершенно спокойны». Это занимает всего несколько секунд. Некоторым же спортсменам достаточно только принять привычную позу, произнести про себя: «успокаиваюсь...», и это обеспечивает полный эффект успокоения.

Однако подобные сокращения допустимы лишь после очень хорошего овладения развернутым вариантом текста успокаивающей части ПРТ. Необходимо совершенно неукоснительно соблюдать правило — немедленно возвращаться к предыдущему варианту, если сокращенный не обеспечивает прежнего эффекта. И, кроме того, даже в тех случаях, когда сокращенные варианты дают хороший результат, время от времени необходимо вспоминать полный набор формул успокаивающей части ПРТ.

Успокаивающие занятия ПРТ могут иметь различные варианты. Пролонгация (продление) занятия — прием сознательного продления успокаивающего занятия ПРТ на определенный, заранее намеченный срок, например на 10—15 мин. (обычно не более 20—25 мин.). Достигнув нужной степени успокоения, занимающийся удерживает себя в состоянии пониженного уровня бодрствования. Внимание при этом медленно перемещается по участкам тела — лицу, рукам, ногам, туловищу, подобно лучу прожектора, движущемуся по темному небу в поисках вражеского самолета. Если будет замечено, что в какой-то группе мышц появилось напряжение, его снимают повторным произнесением соответствующей формулы. Пролонгация хорошо закрепляет состояние успокоения и обеспечивает быстрое дополнительное восстановление организма после физической нагрузки.

Перевод В СОН может наступить на любом этапе успокаивающего занятия, хотя пока и не проведена работа по полному набору формул для этого. Если сон наступит во время занятия с педагогом, то он прекратится, когда руководитель занятия произнесет последние формулы и закончит занятие. Если же самовнушенный сон наступит во время самостоятельных занятий, то он перейдет далее в обычный сон и будет длиться до тех пор, пока человек не выспится. Чтобы избежать такого нарушающего ход занятия засыпания, следует время от времени проговаривать про себя: «Я не сплю».

В тех же случаях, когда имеются те или иные функциональные расстройства сна, когда сон желателен, но не наступает, успокаивающее занятие можно использовать как средство, способствующее засыпанию. Тогда, закончив обычный набор формул успокаивающей части ПРТ, можно продолжить формулы:

1. Появляется сонливость.

2. Она усиливается.

3. Становится все глубже и глубже.

4. Тяжелеют мышцы.

5. Тяжело сомкнулись веки.

6. По всему телу разливается приятное тепло.

7. Я окружен покоем.

8. Наступает сон. Я засыпаю.

Каждую из этих формул следует повторять про себя монотонно и бесстрастно по 6—8 раз. Формулы для наступления сна можно использовать сразу после успокаивающего занятия, если оно проходит днем в час отдыха, или вечером в постели перед отходом ко сну, но эффективнее применять их после пролонгации.

Проведя успокаивающее занятие и продлив это состояние на 10—15 мин., следует вернуть внимание на свое лицо и последовательно проговаривать формулы, предназначенные для перевода в сон. Самовнушенный сон — хорошее средство для восстановления после нагрузки, для профилактики утомления и расстройств нервно-психической сферы. Отдохнув таким образом всего 30—40 мин., можно полностью снять утомление, вызванное даже очень тяжелой тренировкой. Регулировать продолжительность самовнушенного сна лучше всего мысленной фиксацией положения стрелок часов, показывающих нужное время пробуждения. После некоторой тренировки этот способ позволяет проснуться в назначенное время.

Мобилизация — процесс, имеющий целью привести функции организма в состояние наилучшей работоспособности, обеспечить взаимодействие этих функций и способствовать психической готовности спортсмена. Достижение цели в общем сводится к трем основным вариантам:

а) если спортсмен слишком возбужден, задержать сниженный уровень бодрствования, достигнутый в результате успокаивающей части ПРТ;

б) если исходный уровень бодрствования спортсмена до занятий ПРТ оптимальный, то после успокаивающей части вернуть его к прежнему состоянию;

в) если уровень возбуждения спортсмена недостаточен, то

после успокаивающей части повысить уровень бодрствования.

В соответствии с этими вариантами приводим три способа завершения успокаивающего занятия.

Успокоение. Способ обычно применяется в двух случаях: во-первых, в начальных этапах обучения, когда занимающиеся еще не достигают значительных степеней релаксации; в это время еще нет выраженного снижения уровня бодрствования и, следовательно, нет нужды повышать его после занятия, и, во-вторых, когда спортсмен, начиная успокаивающее занятие, чрезмерно возбужден и напряжен, когда его беспокоят неприятные, тягостные переживания и т. п. В этих случаях после окончания успокаивающей части занятия достаточно произнести несколько завершающих формул, например:

1. Я хорошо успокоился.

2. Я отдохнул и набрался сил.

3. Я открываю глаза, встаю.

При этом неплохо несколько раз в медленном темпе согнуть-разогнуть руки и ноги, производя сгибание на вдохе, а разгибание на выдохе. К самоуспокоению полезно прибегать каждый раз, когда необходимо понизить возникшее чрезмерное волнение.

Успокаивающее занятие ПРТ, завершенное подобным образом, нормализует, успокаивает деятельность нервной системы, а через нее — и деятельность всего организма. Используя сокращенные варианты ПРТ (2—4 мин.) несколько раз в день (некоторые спортсмены накануне ответственных соревнований применяли такие занятия по 5—6 раз в день), можно поддерживать или восстанавливать свое хорошее уравновешенное состояние.

Аюивизащю (реверсия). Если после занятия ПРТ желательно вернуть занимающегося к исходному уровню бодрствования, то прибегают к способу завершения, именуемому активизацией. Методически этот прием довольно прост. Когда закончена работа над основными формулами успокаивающей части, применяют набор из 10—12 формул, в которых нейтрализуется направленность действия формул успокаивающей части, утверждается чувство отдыха, приятной бодрости, активности и хорошего самочувствия.

Вот примерный набор активизирующих формул:

1. Мой организм набрался сил.

2. Уходит чувство тепла и расслабленности из всех моих мышц.

3. Все мои мышцы становятся легкими и упругими.

4. Мое внимание на моем лице.

5. Мышцы моего лица подвижны.

6. Сонливость рассеялась.

7. Я все бодрее и бодрее.

8. Все мои мышцы легки и упруги.

9. Дышу глубоко.

10. Моя голова отдохнувшая, ясная.

11. Мое самочувствие хорошее, бодрое.

12. Я полон энергии.

13. Я готов действовать.

14. Встаю! (Резко встать.)

Применение подобных формул (их, конечно, можно варьировать) позволяет довести занимающегося после занятия до исходного уровня бодрствования. Это может контролироваться по самочувствию спортсмена и по записи кожно-гальванической реакции. Время, отводимое на проведение активизации, колеблется в пределах 2—3 мин. В зависимости от того, легко или трудно проходит возвращение в состояние бодрствования, подбирается, исходя из индивидуальных особенностей занимающегося, количество формул активизации и число их повторений. Активизирующим формулам, так же как и формулам успокаивающей части, должны соответствовать образные представления и ощущения. Тогда активизация быстро даст чувство легкости и бодрости во всем организме.

Цель тонизации — превысить исходный уровень бодрствования, помочь человеку обрести несколько повышенное самочувствие и справиться с ощущениями сонливости, апатии, вялости, отсутствия сил и желания и пр., которые имелись перед началом успокаивающего занятия.

При тонизации используются особенности функций головного мозга, которые возникают в связи со снижением уровня бодрствования (во время успокаивающей части занятия). Многочисленные эксперименты показывают, что головной мозг при снижении уровня бодрствования приобретает весьма интересные свойства: слово может влиять через мозг на многие функции организма. Так, например, если человек находится в обычном бодром состоянии и скажет себе: «Мое сердце будет биться сильно и часто», то сердце «не послушается» и не станет биться чаще. А вот эти же слова, сказанные в состоянии сниженного уровня бодрствования, уже способны вызвать желаемое учащение сердечных сокращений.

В подготовке организма к деятельности ведущую роль играет нервная система, и центральный ее отдел (головной и спинной мозг) руководит всеми функциями опорно-двигательного аппарата. Однако в регуляции деятельности внутренних органов (сердце, желудок, печень, эндокринные железы и др.) решающее значение имеет вегетативная нервная система.

Функции вегетативной, а следовательно, и симпатической нервной системы не подчиняются прямым приказам нашего сознания, нашим словам. Но если отдать эти устные приказы при сниженном уровне бодрствования (вызванном самовнушением или внушением), то они способны вызывать желаемый эффект.

При тонизации слова формул также должны сопровождаться ощущениями и яркими образными представлениями. Поэтому и навык тонизации необходимо регулярно тренировать.

Успокаивающая часть психорегулирующей тренировки обеспечивает перевод занимающегося из активного состояния в сно-подобное, уровень бодрствования значительно понижается, преобладающее значение получает парасимпатическое влияние. Об этом состоянии занимающиеся говорят: «Я как будто спал, но я не спал, все тело мое спало, а сам я где-то парил, сознание мое было хотя и заторможенным, но невыключенным».

В процессе тонизации повышается активность симпатической системы. Но для этого недостаточно произнести: «Моя симпатическая система начинает работать более активно». Эта формула не реализуется: ведь в опыте человека нет соответствующей закрепленной связи. Следовательно, надо использовать обходной путь, описать словами вторичный эффект, который проявляется при повышенном тонусе симпатической нервной системы.

Впервые такое описание было сделано в «психотонической тренировке», предложенной советскими психотерапевтами К. И. Мировским и А. Н. Шогам для лечения больных астенией и гипотонией.

Итак, чтобы вызвать тонизацию, нужно описать словесными формулами хорошо знакомое каждому спортсмену состояние волнения и напряженности, которое возникает, например, перед стартом (ощущение легкого озноба, дрожи, пробегающей по мышцам, глубокое и частое дыхание, ясность сознания и мышления, повышенная острота зрения и слуха, обостренное мышечно-суставное чувство, готовность «взорваться» в главном мышечном усилии).

Тонизирующие формулы для завершения успокаивающего занятия ПРТ могут быть выражены разными словами. Однако надо выбирать такие слова, которые близки и понятны спортсмену, которые приведут к наиболее яркому образному представлению. Каждый квалифицированный спортсмен после анализа своего предстартового состояния может самостоятельно подобрать наиболее подходящие формулы. Например, формулы для начинающих могут быть такими:

1. Уходит чувство тяжести и расслабленности из моих рук, моих ног, из всего моего тела.

2. Мое дыхание углубляется, становится чаще.

3. Я чувствую, как выдыхаемый воздух холодит мои ноздри.

4. Прохлада охватывает все мое лицо.

5. Как будто приятный ветерок обдувает меня.

6. Прохладным стал мой лоб, мои виски.

7. Мышцы моего лица стали легкими, подвижными.

8. Приятный холодок пробежал по шее, плечам, спине.

9. Я становлюсь все бодрее и бодрее.

10. Самочувствие отличное.

11. Я как сжатая пружина.

12. Готов действовать.

13. Встать!

Практика показывает, что для эффекта тонизации важнее всего научиться получать ощущение прохлады, озноба, легкой дрожи в мышцах.

Если приведенный набор тонизирующих формул недостаточно эффективен, можно применить более действенный набор формул (только на время обучения и выработки навыка).

1. Я чувствую, как прохлада распространяется по моему телу.

2. Возникает чувство легкого озноба.

3. Как после прохладного душа.

4. Из всех моих мышц уходит расслабление и вялость.

5. Как будто спала пелена.

6. Чувствую легкую дрожь в мышцах.

7. Озноб усиливается.

8. По телу «пробежали мурашки».

9. Мысленно вижу и чувствую, что моя кожа стала «гусиной».

10. Озноб пробегает по плечам и спине.

11. Вот он спустился через плечи и предплечья до кистей.

12. Холодеют ладони.

13. Дыхание стало частым и глубоким.

14. Сердце бьется мощно и учащенно,

15. Озноб еще сильнее.

16. Он распространился по телу через бедра до стоп.

17. Холодеют стопы.

18. Озноб передергивает, разминает все мои мышцы.

19. Мышцы стали упругими, сильными.

20. Сам я становлюсь бодрее.

21. Мне хочется двигаться.

22. Я приятно возбужден и полон энергии.

23. Я весь как сжатая пружина, готовая мгновенно распрямиться.

24. Я готов действовать.

25. Готов встать, резко встаю!

По мере закрепления действия этих формул их общее число постепенно сокращается, находятся лучшие выражения, подбирается индивидуально их общая направленность. Как в успокаивающей части ПРТ при хорошей тренированности эффект может достигаться только одной первой фразой: «Я успокаиваюсь», так и при достаточной тренированности эффект тонизирующих формул может проявиться от одной формулы: «Возникает чувство легкого озноба».

Процесс обучения спортсменов приемам мобилизации может также объективно контролироваться данными кожно-гальванической реакции, изменением частоты сердечных сокращений, повышением артериального давления и мышечного тонуса.

Если представить себе общую схему вариантов психорегулирующего занятия, то для этой цели может быть предложен график (рис. 9).

Практически в одном занятии могут комбинироваться разные способы его завершения (например, сначала приемы активизации, затем тонизации).

Исследования показывают, что первые месяцы занятий ПРТ наиболее эффективны при продолжительности 20—25 мин.

1 - Исходный уровень бодрствования

2 - Начало успокаивающей части

3 - Сниженный уровень бодрствования

4 - Переход в аутогенетическое погружение

5 - Конец успокаивающей части

6 - Начало завершения занятия

- Перевод в сон

8 - Успокоение

9 - Активизация

10 - Тонизация

Рис. 9. Схема вариантов занятия ПРТ

На втором этапе занятий такая же эффективность достигается уже за 10—12 мин.

Можно ли сократить время занятия и при этом повысить его эффективность? Для изучения проблемы мы в 1966—1967 гг. опробовали в гребных командах «сдвоенные занятия». Вместо одного цикла «успокоение — мобилизация» применили два таких цикла, следующих один за другим. Оказалось, что второе успокоение, выполненное после мобилизации, повышает эффективность занятия в целом (рис. 10). В своих отчетах гребцы писали, что при повторном расслаблении возникает такое ощущение, будто «отдых проникает в каждую клетку тела». После тяжелой, изнурительной тренировки повторное успокоение полностью или в значительной мере снимало чувство усталости и утомления.

Более глубокая степень расслабления, более выраженное снижение симпатического тонуса при повторном успокоении регистрировалось по кожно-гальванической реакции. Сдвоенное занятие вовсе не означает увеличения вдвое продолжительности занятия. На второй год занятия психорегулирующей тренировкой спортсмены успевают проделать сдвоенное занятие за 14— 15 мин. Сдвоенное занятие может быть в зависимости от задач построено различно. В случаях, когда необходимо предупредить появление утомления или когда признаки утомления уже налицо, в период тяжелых монотонных весенних тренировок или после многократных прохождений скоростных отрезков, а также при недомогании, показаны сдвоенные занятия с акцентом на успокоение, отдых и восстановление. Мобилизующие приемы могут быть в конце каждого цикла по 20 — 30 сек., а все остальное время отводится на расслабление и отдых.


Рис. 10. Показатели КГР при сдвоенном занятии психорегулирующей тренировкой

Когда же у спортсмена возникает состояние вялости, упадка, безразличия и нужно активизировать спортсмена, повысить его тонус и уровень бодрствования, применяются сдвоенные занятия с акцентом на мобилизующие приемы.

2. Решение спортивных задач с помощью ПРТ

В предыдущих разделах рассматривалось построение занятий психорегулирующей тренировкой, направленных более всего на решение таких задач, как обеспечение отдыха, активизация процессов восстановления, снятие эмоционального возбуждения, нахождение оптимального уровня бодрствования. Однако по

ходу проведения занятий представляется возможным решать также и некоторые специфические спортивные задачи. В этих случаях необходимы или непосредственное участие тренера, или очень хороший контакт между тренером и руководителем занятий при условии, что последний является также хорошим специалистом в данном виде спорта. Возможности, о которых мы сейчас говорим, создаются теми особенностями состояния аутогенетического погружения, которые были уже рассмотрены.

Идеомоторная тренировка в бодрствующем состоянии применяется в практике многих видов спорта: в гимнастике, прыжках в воду, акробатике и др. Но представление движений достигается здесь за счет активного сосредоточения, которое не все спортсмены могут длительно удерживать, а полученные представления не достигают большой степени яркости.

Отключение же от посторонних раздражителей и полная сосредоточенность спортсмена на самом себе, получение ярких представлений и близость состояния к парадоксальной фазе, когда слабый раздражитель приводит к сильной реакции, создают предпосылки для успешного проведения идеомоторной тренировки в состоянии аутогенетического погружения.

Образное представление во время релаксации является единственным и очень ярким раздражителем, а потому его влияние на поиски правильного движения очень велико.

Идеомоторная тренировка в академической гребле не менее эффективна, чем в других видах спорта, хотя используется пока совершенно недостаточно. Рассказывая об опыте работы восьмерки «Крылья Советов», мы уже говорили о той большой роли, которую играли в команде представления движений и создание «образа идеальной гребли». Этот прием мы использовали и в работе с различными гребными экипажами, проводя его в комплексе занятий ПРТ.

После завершения успокаивающих формул, когда у спортсмена наступало состояние аутогенетического погружения, вызывались представления спортивной двигательной деятельности. Однако, как выяснилось в ходе этой работы, гребцам трудно удерживать представление гребных движений под голос руководителя. Цикличная деятельность всегда представляется гребцу в определенном внутреннем ритме, руководитель же занятий своими репликами обычно не «попадает» в ритм гребца. Руководитель, к примеру, говорит о расслаблении кистей в захвате, а гребец в это время мысленно «просматривает» отпрыгивание от подножки или тягу плечами в конце гребка.

Поэтому руководитель может только намечать в движении звено, на которое должен обратить внимание спортсмен. Например, после успокаивающей части занятия вводится несколько переходных формул:

— Чувствую себя свободно и легко.

— Мышцы послушны мне.

— Хочется проверить свои мышцы в движении.

— Представляю, вижу и чувствую себя в лодке.

— Легкая спокойная гребля.

— Мои движения свободны, ритмичны.

— Все у меня получается, все удается.

— Движения доставляют удовольствие.

Затем, когда гребцы «нащупали» свой внутренний ритм свободной гребли, им дается задание простое и конкретное:

— Все внимание удерживаю только на контроле ловкого забрасывающего движения кистей в момент захвата.

Теперь нужно сделать паузу и предоставить спортсменам возможность 1 — 2 мин. поработать над представлением этого движения, сохраняя свой ритм, после чего руководитель переходит к завершению занятия. На следующем занятии можно таким же образом дать гребцам прочувствовать другой элемент движения и т. д. Через некоторое время в одном занятии можно «просмотреть» 2 — 3 элемента. Менее целесообразно контролировать вниманием весь цикл гребка.

Представление движений приводит к повышению симпатического тонуса и постепенному выведению из состояния аутогенетического погружения, причем при представлении сложных движений по большой амплитуде это наблюдается быстрее, чем при представлениях отдельных малых звеньев движения.

Работа, подобная описанной, проводилась нами в групповых занятиях со всей командой. Таким образом полезно заниматься в зимнее время, за 3 — 4 недели до выхода на воду, или в другое время при наличии у всей команды какого-то общего дефекта в технике.

Однако, как правило, работа, направленная на исправление технических дефектов, должна проводиться в индивидуальных занятиях, особенно можно рекомендовать ее тогда, когда техническая ошибка зависит от недостатка скоростного компонента, который легче поддается коррекции тренирующим действием представлений. Об этом справедливо писали А. Ц. Пуни и В. И. Секун.

Мы убедились в этом, работая в 1969 г. с мастером спорта международного класса Геновайте Шидагите. Эта очень одаренная и физически сильная одиночница не могла сохранять долго техническую греблю в высоком темпе и проходила дистанцию обычно в темпе 28 — 30 гребков в минуту, в то время как все ее противницы выступали с темпом 34 — 36 и более гребков в минуту.

Основные идеомоторные тренировки с Г. Шидагите проходили в апреле — июне, когда из-за болезни она совсем не тренировалась на воде. Занятия проходили, как правило, два раза в день. После успокоения и мышечной релаксации спортсменка представляла себя в лодке, начинала представлять спокойную равномерную греблю и заканчивала идеомоторную тренировку мысленным прохождением отрезка около 500 м в предельно возможном темпе. По выразительным движениям можно было подсчитать, что спортсменка каждое ускорение «шла» в темпе 40 - 42 гребка в минуту.

С выходом на воду спортсменка почувствовала себя во время скоростной гребли значительно увереннее. Она выиграла все основные соревнования года, включая чемпионат Европы. Для нас же было важно то, что ее гоночный темп повысился до 33 — 34 гребков в минуту.

Подобного рода идеомоторная тренировка во время занятия ПРТ может быть направлена и на тактику прохождения дистанции. Например, в сезоне 1968 г. в г. Тракае проходили соревнования на приз «Янтарные весла». Из-за сильного ветра соревнования на основной дистанции оказались невозможными: волны заливали лодки. Судейская коллегия решила избрать для гонок другой участок, на котором ветер был попутным. Старт давался от высокого крутого берега, что обеспечивало на стартовом участке длиной метров 250 гладкую воду. Дальше лодки входили в зону, где была высокая волна. Дистанция на выбранном участке была немного короче обычной. Условия гонки определяли тактику: надо было обязательно получить преимущество на старте, на участке гладкой воды.

Женская восьмерка «Жальгирис» (тренер Е. И. Вайткевич), с которой мы в то время работали, отличалась относительно медленным стартом, хотя на тренировках команде иногда и удавалось сделать 10 стартовых гребков за 12, 3 — 12, 5 сек. Спортсменки в это время уже хорошо владели приемами психорегулирую-щей тренировки, поэтому мы собрали их на занятие и предложили прочувствовать прохождение старта и послестартового отрезка в предельном темпе. После двукратной идеомоторной тренировки команда вышла на старт соревнований. Первые 10 гребков были сделаны всего за 11 сек.

Использование ПРТ имеет в каждом виде спорта свои специфические особенности. Так, в спортивной гимнастике, где практически каждый мастер применяет идеомоторную тренировку перед исполнением упражнений, ПРТ может использоваться различно. Например, можно перенести в ПРТ уже отработанные, привычные приемы идеомоторной тренировки и при этом представлять отдельные связки в движениях. Можно «просматривать» и все упражнение целиком.

При регистрации идеомоторной тренировки (в ПРТ) по данным кожно-гальванической реакции видны индивидуальные особенности исполнения (рис. 11). На рис. 11, А дана запись кожно-гальванической реакции во время занятий ПРТ абсолютной чемпионки мира 1971 г. JI. Турищевой (запись 1968 г.) После проведения успокаивающей части занятия спортсменка представила себя в гимнастическом зале и мысленно «выполнила» комбинацию на бревне. Видно, как к концу упражнения нарастает У гимнастки уровень возбуждения.

На рис. 11, Б дана запись КГР при «выполнении» вольных упражнений олимпийской чемпионкой JI. Петрик. Отчетливо видно, что во время представления вольных упражнений форма кривой совсем другая. Упражнение начинается на очень высоком уровне возбуждения и в конце достигает предела. Кривая напоминает языки пламени, что очень соответствует огневой «Цыганочке» Ларисы Петрик.



 

Рис. 11. Показатели КГР при проведении идеомоторной тренировки во время ПРТ

Важно обратить внимание на такую деталь. При ПРТ время представления того или иного упражнения у мастеров точно соответствует реальному времени. Это отмечалось не только у гимнастов, но и у пловцов. В команде пловцов были две группы спортсменов. Спортсмены одной группы (рис. 12, А и Б) по просьбе психолога представляли проплыв дистанции без предварительной специальной подготовки. С другой группой спортсменов (рис. 12, В и Г) сначала проводились занятия ПРТ, а идеомоторная тренировка подключалась после окончания успокаивающей части, на фоне уже сниженного уровня бодрствования.

Оказалось, что представления спортсменов второй группы отличаются большей точностью соответствия времени представления и времени, за которое пловец действительно проплывает дистанцию. У спортсменов же первой группы наблюдались значительные расхождения. Очевидно, представления на фоне сниженного уровня бодрствования более точны, потому что они являются единственным раздражителем, а идеомоторная тренировка в бодрствующем состоянии не обеспечивает полного отключения от раздражителей, являющихся помехами.

Следующий прием ПРТ, который может иметь самостоятельное значение, известен в психотерапии под названием «десенсибилизация». Представление может касаться не только двигательной деятельности, но и ситуации, в том числе и такой, которая волнует человека, вызывает эмоциональное возбуждение и психическое напряжение, приводит к опасениям и тревоге.



Рис. 12 . Показатели КГР при проведении идеомоторной тренировки

Например, у некоторых людей вызывает страх предстоящая поездка в лифте. В психотерапии, пользуясь «услугами» парадоксальной фазы, постепенно, под контролем вегетативных показателей (дыхание, пульс и др.) начинают в представлениях «подводить» такого человека к лифту. Через некоторое время «подход» к лифту уже не вызывает эмоциональной и вегетативной реакции. На следующем этапе занятий человек, опять же в представлении, «входит» в кабину лифта (представленная в парадоксальной фазе ситуация воспринимается как реальная) и после нескольких повторений перестает реагировать и на это. Затем совершают в представлении поездку на лифте. Так постепенно наступает десенсибилизация, предстоящая ситуация перестает быть травмирующей.

В спорте также есть спортсмены, которые испытывают опасения, тревогу, страхи перед определенной ситуацией. Гимнаст когда-то при исполнении элемента упал и получил травму и теперь боится выполнять этот элемент на снаряде. Прыгун в высоту чувствует опасение и неуверенность, когда планка установлена на высоте, которую он никогда не преодолевал. Некоторых спортсменов тревожит ситуация крупных соревнований, или, предположим, возможность в предварительном заезде оказаться рядом со своим основным соперником и другие подобные ситуации. Поэтому в занятия психорегулирующей тренировкой мы включали специальную часть, направленную на десенсибилизацию. Для лиц с малой эмоциональной устойчивостью после успокаивающей части занятия мы включали образные представления ситуации, наблюдая и контролируя динамику вегетативной реакции по кожно-гальванической реакции и частоте сердечных сокращений. Однако если травмирующей ситуацией является предстоящее соревнование, то проводить этот прием нужно не непосредственно перед соревнованием, а заблаговременно.

Представления деятельности и ситуации выводят из состояния аутогенетического погружения, повышают симпатический тонус и одновременно могут служить приемами завершения занятий ПРТ. В зависимости от силы и продолжительности представлений они могут служить и целям тонизации.

3. Объективизация эффекта ПРТ

Целый комплекс показателей — уменьшение частоты сердечных сокращений, понижение артериального кровяного давления, повышение электросопротивления кожи, уменьшение мышечного тонуса ит. п. — указывает на то, что во время успокаивающего занятия ПРТ в вегетативном балансе происходит решительный крен в сторону повышения парасимпатического тонуса. Это значит, что наблюдается сдвиг в сторону трофотропных тенденций, в сторону превалирования восстановления, ассимиляции, накопления. Все это неминуемо должно найти свое отражение и в особенностях энергетических процессов.

Особый интерес для исследования представляет конечный этап кислородного обмена — утилизация имеющегося в крови кислорода тканями — К С П К (по методике И. М. Эпштейна). В итоге кислородного обмена в организме образуется универсальный источник энергии — аденозинтрифосфат (АТФ). Конечный этап транспортировки кислорода — клетка. Здесь происходит цепь превращений кислорода, сопровождающаяся выделением энергии. Поэтому важно получить сведения именно с конечного этапа из ткани, в клетках которой происходит образование энергии.

Наличие большого количества кислорода в крови еще не означает, что весь этот кислород производительно используется. Утилизация кислорода зависит также от состояния тканей, клеток, межклеточных мембран, и метод определения КС ПК позволяет получить некоторую информацию о том, насколько активно кислород из крови потребляется в тканях.

Предварительные исследования, проведенные в различных командах по академической гребле (юниоры, мужчины, женщины), позволили выявить стандартные кривые, отражающие динамику потребления кислорода. Было показано, что функциональное состояние спортсменов адекватно отражается показателями КСПК. Удалось выделить пять типовых вариантов, соответствующих уровню функционального состояния (от плохого до отличного).

Дальнейшие исследования проводились только со спортсменами команд мастеров. На каждого спортсмена было получено как минимум три измерения:

КСПК-1 — непосредственно перед началом спортивной тренировки;

КСПК-2 — сразу после окончания спортивной тренировки;

КСПК-3—через час после окончания спортивной тренировки.

Значение КСПК-1 принималось при анализе за 100%, от которых проводился дальнейший отсчет.

Особенность хорошо тренированного спортсмена заключается в большой подвижности, легкой приспособляемости всех систем организма. Эта же тенденция отражается и в энергетических процессах. Так обеспечивается экономизация деятельности, необходимая сейчас первоклассному спортсмену.

У хорошо тренированного гребца все необходимые для обеспечения его специальной гребной деятельности системы с началом нагрузки активно и сразу включаются для создания высокой работоспособности. С прекращением нагрузки сразу включаются противоположно направленные механизмы, которые обеспечивают прекращение теперь уже ненужных энерготрат и преобладание процесса ассимиляции, т. е. восстановления и накопления энергетических ресурсов. При плохом функциональном состоянии спортсмена как бы повышена инертность этих процессов — тренировка кончилась, нагрузки уже нет, а организм, работая «на холостом ходу», продолжает растрачивать свои энергетические запасы. Это приводит к нарастанию утомления.

О функциональном состоянии спортсмена можно, в частности, судить по динамике показателей КС ПК. У хорошо подготовленных в функциональном отношении спортсменов второе исследование константы (КСПК-2) показывает обычно значительно большую активность тканей в потреблении кислорода (150 — 160% и больше в сравнении с КСПК-1), т. е. физическая нагрузка ускоряет процессы восстановления. Весьма важен третий показатель. КСПК, дающий представление о скорости восстановления энерготрат после тренировки. У спортсменов-гребцов в хорошем функциональном состоянии КСПК-3 почти равняется КСПК-1, т. е. уже через час после окончания физической нагрузки процесс восполнения затраченной энергии заканчивается.

Можно ли задержать это полезное для организма состояние, когда процессы восстановления активны и проходят в организме ускоренно? Если это возможно, тогда удалось бы помочь организму не только восстановить затраченную энергию, но и создать некоторый энергетический резерв. Нами проводились занятия ПРТ различной продолжительности, различного построения, до и после спортивной тренировки под контролем изменений К С П К (табл. 9).

Таблица 9

Данные КСПК в зависимости от методики ПРТ

 

База ПРТ

Одно занятие ПРТ

Два занятия ПРТ

«Сдвоенные» занятия ПРТ

КСПК-1(%)

100

100

100

100

ПРТ до спортивной тренировки

Не проводилось

Не проводилось

8 мин.

12 мин.

Спортивная тренировка

+

+

+

+

КСПК-2(%)

140

140

180

220

ПРТ после спортивной тренировки

Не проводилось

8 мин.

8 мин.

12 мин.

Так как дни экспериментов назначались по согласованию с тренерами тогда, когда командам в спортивных тренировках предстояли одинаковые нагрузки, то различия, полученные в исследовании, зависели от различного методического проведения занятий ПРТ.

Итоги исследования показали, что с помощью психорегулирующей тренировки можно в какой-то степени управлять процессами восстановления, что занятия ПРТ способствуют созданию и поддержанию в организме условий для активизации процессов восстановления.

Насколько же ощутим энергетический эффект психорегулирующей тренировки в психической и физической деятельности спортсмена? Ответ на этот вопрос был получен в ряде экспериментов.

Совместно с кафедрой физиологии Смоленского ГИФ К (В. М. Волков и В. Н. Путало) нами было проведено исследование статической и динамической работоспособности в условиях повторных нагрузок, когда постепенно нарастало утомление.

При изучении статической работоспособности мышц — сгибателей предплечья спортсмен поддерживал постоянное усилие (50% максимума) до полного утомления мышц. Величина усилия фиксировалась тензодинамометром, попыток было семь, интервал между попытками (3 мин.) был недостаточен для полного восстановления. В ходе исследования эффективность психического воздействия (ПРТ) сравнивалась с эффективностью иных форм отдыха (табл. 10).

Таблица 10

Изменения статической работоспособности при различных формах отдыха в интервалах между попытками

 

Время удержания статич. усилия в первой попытке (сек.)

Время удержания статич. усилия в последующих попытках (в % к первой попытке)

3-я попытка

5-я попытка

7-я попытка

ПРТ

138,3± 1,3

98,7± 1,06

91,5 + 0,53

86,3+0,36

Пассивный отдых

138,6 ±1,8

96,1 ±0,51

86,8+ 1,2

75,4 + 1,0

Активный отдых

138,5+1,2

94,9 ±0,93

78,2±0,74

64,8 ±0,52

Из таблицы видно, что снижение результативности статической работы при применении П Р Т относительно меньшее, чем при других формах отдыха. При этом эффективность ПРТ вырастает

с увеличением утомления (в пятой-седьмой попытках). Иными словами, ПРТ в большей степени, чем другие формы отдыха, обеспечивает статическую работоспособность на фоне нарастающего утомления.

Но свойство сохранять высокую работоспособность в условиях нарастающего утомления называется выносливостью. Таким образом, ПРТ наиболее эффективно влияет и на выносливость.

Рассмотрим влияние ПРТ на динамическую работоспособность. Спортсменам предлагалось на плечевом эргографе поднять наибольшее число раз груз, равный 50% максимального. Темп работы давался вспышкой фотостимулятора 1 раз в 2 сек. На каждую вспышку надо было согнуть и разогнуть руку в локтевом суставе, поднимая и опуская груз. Как правило, спортсмены поднимали такой груз 58 — 65 раз. После выполнения серии спортсмену предоставлялся отдых 3 мин., затем серия повторялась. Всего попыток было шесть. Исследование также занимало 4 дня (по количеству исследуемых вариантов отдыха). Результаты исследования видны из табл. 11.

Таблица 11

Изменения динамической работоспособности при различных формах отдыха в интервалах между попытками

 

Результат работы в первой попытке (КГМ)

Результат работы в последующих попытках (в % к первой попытке)

2-я попытка

4-я попытка

б-я попытка

ПРТ

173,1 ±5,2

108,3 + 2,5

100,3 + 2,4

91,2±2,8

Пассивный отдых

173,6±7,4

94,3 + 2,5

85,1 + 2,9

80,1+2,6

Активный отдых

172,8 + 8,5

117,0±2,3

89,2 ± 2,0

61,4±2,9

Комбинированный массаж

172,4 + 8,1

125,0 + 2,1

95,1+2,2

69,4 + 2,7

Из таблицы наглядно видно, что перед второй попыткой (когда утомление еще неглубокое) наибольший эффект дают активный отдых и массаж, а по мере нарастания утомления начинает относительно увеличиваться значение психорегулирующей тренировки. Следовательно, в оценке форм отдыха при динамической работе получается та же самая закономерность, что и при статической работе.

В приведенных опытах речь шла о работе ограниченной группы мышц, и потому можно говорить в основном о локальном утомлении. Чтобы оценить то же явление в условиях утомления более значительной массы мышц (региональное утомление), применялось исследование на вертикальном эргографе. Испытуемый в положении «стоя» руками и туловищем сверху-вперед-вниз тянет за трос груз. Работая до утомления, спортсмены 18 —20 лет поднимают груз (весом 50% максимального) примерно 115— 120 раз за 10 — 10,5 мин. Опыт проводился в двух попытках с интервалом отдыха между ними 3 мин. Результаты исследования видны из табл. 12.

Таблица 12 Изменения работоспособности в пробе на вертикальном эргографе при различных формах отдыха между попытками

 

Средний результат первой попытки (КГМ)

Восстановление работоспособности во второй попытке (в % к первой попытке)

ПРТ

1260,2 ±26,5

98,6±1,5

Пассивный отдых

1260,0 + 31 ,5

90,2±1,9

Активный отдых

1260,3+25,3

74,7+2,3

Комбинированный массаж

1260,1 ±27,7

80,4±2,5

Приведенные данные позволяют сделать вывод, что воздействие ПРТ на состояние нервной системы, отраженное в изменениях энергетических процессов, реализуется и практически, давая прирост работоспособности на фоне нарастающего утомления. Этот эффект можно выразить конкретно в метрах, килограммах, секундах.

Однако с ПРТ нельзя связывать решение всех спортивных задач. К отдыху спортсменов надо подходить дифференцированно, используя все разнообразие средств, учитывая возможности их наилучшего применения. В частности, ПРТ наиболее эффективна сразу после физической нагрузки, а через 2 — 3 часа лучше применять активные средства отдыха.

Нами также был проведен эксперимент с целью определения воздействия психорегулирующей тренировки на психическую деятельность спортсмена. Оценка такого воздействия проводилась при помощи модифицированного варианта корректурной пробы. Каждый испытуемый получал бланк с нанесенными на нем 1500 буквенными знаками (20 строк по 75 букв в каждой), расположенными произвольно. В верхней части бланка изображены 4 фигуры: круг, квадрат, крест, треугольник. Перед началом пробы испытуемый вписывает по одной букве (все разные) в каждую фигуру.

Задание заключается в просматривании текста. При встрече с каждой из избранных четырех букв надо обвести ее соответствующей фигурой. Основная задача пробы — найти оптимальный ритм работы (темп движений максимальный, а количество ошибок и пропусков минимальные). Проделанная работа фиксируется по секундомеру каждую минуту, в общей сложности в течение 10 мин. Затем бланки проверяются, и результаты наносятся на график. По данным графика возможен количественно-качественный анализ проделанной работы. Исследование проводилось после адаптации трехкратным повторением пробы.

Первая проба проводилась утром в день отдыха за несколько дней до ответственных соревнований.

Вторая проба проводилась через час после прохождения дистанции в первый день соревнований (после 15-минутного пассивного отдыха).

Рис. 13. Результаты корректурных проб ЗМС Б. И.

Третья проба проводилась через час после прохождения дистанции во второй день соревнования (после занятия ПРТ).

К исследованиям были привлечены спортсменки женской восьмерки «Жальгирис» и сборная команда парной двойки (Д. Швейц и Т. Гомолко). Первая проба служила фоном. Во второй пробе было отмечено снижение продуктивности работы, ухудшение внимания и способностей к критической оценке своей деятельности (спортсменки завышали темп и резко увеличивали количество ошибок). В третьей пробе спортсменки значительно улучшили и даже превысили показатели фонового исследования. В связи с тем что спортсменки занимались психорегулирующей тренировкой всего 3 месяца и не были достаточно подготовлены, занятия ПРТ продолжались 20 —25 мин.

Итоги эксперимента свидетельствуют, что занятия психорегулирующей тренировкой обеспечивают наилучшие условия для отдыха и восстановления нервной системы, ее интегративных отделов и позволяют повысить психическую работоспособность. График результатов исследования заслуженного мастера спорта Б. показан на рис. 13.

График показывает, что во время выполнения первой пробы спортсменка на третьей минуте находит оптимальный ритм работы и поддерживает его без признаков утомления до конца исследования. Всего допущено 16 ошибок (одна ошибка на 94 знака). Пробу после гонки спортсменка начинает так же, как и первую, но с увеличением темпа резко возрастает количество ошибок. Коррекция вовремя не производится, завышенный темп сохраняется. Уже к седьмой минуте наступает заметное утомление, падает темп и производительность работы. На последних минутах спортсменка вновь пыталась поднять темп (реакция «финиша»), но это опять сопровождалось резким увеличением количества ошибок. Во второй пробе ошибок допущено в два раза больше, чем в первой пробе (одна ошибка на 45 знаков текста). Третья проба (после занятия ПРТ) выполнялась в самом быстром темпе. Всю пробу спортсменка закончила досрочно, за 9 минут. Признаков утомления во время работы не отмечалось, наоборот, в последние минуты темп был самым высоким и не сопровождался увеличением числа ошибок. Внимание сохранялось во все время пробы. Допущено всего 12 ошибок (одна ошибка на 125 знаков текста), т. е. лучше, чем в первой пробе.

Естественно, тренеров и спортсменов мало интересуют теоретические выкладки, хотя они и сводятся к тому, что при правильном применении психорегуляция неминуемо должна привести к повышению спортивно-технических результатов. К сожалению, в академической гребле оценить количественно результативность каждого гребца затруднительно. Тем не менее за несколько лет работы накопились свидетельства, что команды в годы регулярных занятий психорегулирующей тренировкой повышали свои технические результаты и выступали в соревнованиях стабильно. Наконец, опыт, накопленный в других видах спорта (легкая атлетика, плавание, прыжки в воду и др.), уже непосредственно убеждает в пользе психорегулирующей тренировки.

Важнейший вывод, к которому сейчас приходят исследователи (например, М. Банков, Р. Баер, Дюран де Бюссентан), заключается в том, что эффект снижения мышечного тонуса в нервной системе сводится к понижению возбуждения гипоталамуса, который «заведует» обеспечением интенсивности эмоции и ее вегетативного оформления. Таким образом, общий итог рассуждений может быть сведен к следующему: психофизиологический эффект психорегуляции диаметрально противоположен по своему направлению эффекту психического стресса. Именно психофизиологический антагонизм между влиянием психического стресса и влиянием аутогенной психорегуляции объясняет механизм терапевтического воздействия последней. Распространение этого влияния осуществляется в самой нервной системе благодаря снятию возбуждения нервных клеток. Обеспечение влияния на периферию происходит через повышение тонуса парасимпатической системы, что и вызывает ускорение восстановительных процессов в тканях. Ткани получают возможность поглотить и переработать увеличенное количество кислорода из крови. Хотя скорость кровотока замедлена, тем не менее общий объем крови на периферии даже увеличивается. Уменьшение скорости кровотока способствует более полной утилизации кислорода тканями. При этом быстрее восстанавливается энергетический потенциал работавшей мышцы, рабочие ткани вновь получают возможность производительно функционировать. Однако отдыхает не только нервная и мышечная ткань, а весь организм как единая функциональная система. Замедлены сердечные сокращения, а тонус кровеносных сосудов понижен, значит, даже сердечная мышца получает редкую для себя возможность дополнительного отдыха. Таким образом, во время психорегулирующего занятия создается база для последующей повышенной работоспособности.

    Загрузка...

    Полное библиографическое описание

    • Автор

      Первый автор
      Гиссен Л. Д.
    • Заглавие

      Основное
      Психорегулирующая тренировка
    • Источник

      Заглавие
      Психология и психогигиена в спорте
      Дата
      1972
      Обозначение и номер части
      Глава 9. Психорегулирующая тренировка
      Сведения о местоположении
      C. 100-138
    • Рубрики

      Предметная рубрика
      Спортивная психология
    • Языки текста

      Язык текста
      Русский
    • Электронный адрес

    Гиссен Л. Д. — Психорегулирующая тренировка // Психология и психогигиена в спорте. - 1972.Глава 9. Психорегулирующая тренировка. C. 100-138

    Посмотреть полное описание