Советы чемпиона

Глава четвертая

Автор:
Шварценеггер Арнольд
Источник:
Глава:
Глава четвертая
Виды спорта:
Бодибилдинг
Рубрики:
Персоны, Профессиональный спорт
Регионы:
МИР
Рассказать|
Аннотация

Я незамедлительно вернулся к своему тренировочному графику. Я не отдыхал совсем. Святое дело: дважды в день я выбрасывал все лишнее из головы и проводил тренировку. Произошли и другие изменения, изменения, которые могли затронуть всю мою жизнь. Человек, которому принадлежал зал которым я руководил

Глава четвертая

Я незамедлительно вернулся к своему тренировочному графику. Я не отдыхал совсем. Святое дело: дважды в день я выбрасывал все лишнее из головы и проводил тренировку.

Произошли и другие изменения, изменения, которые могли затронуть всю мою жизнь. Человек, которому принадлежал зал которым я руководил, вдруг заявил, что готов перестать заниматься бизнесом в этой области. Он хотел заниматься только изданием своего журнала и изготавливать протеин. В первую очередь этот бизнес он предложил перекупить мне. Это была отличный случай: я смог бы тренироваться и быть независимым. Ничего лучшего я и пожелать не мог, но у меня не было денег, чтобы купить этот зал. Я смог бы занять какую-то сумму, но этого явно было бы недостаточно. У меня не было еще достаточной репутации, чтобы взять деньги в банке, и у моих друзей не было таких денег. Но я знал, что деньги надо достать обязательно. И я достал их. Я руководил клубами, продавал пищевые добавки, давал частные уроки и делал любую другую левую работу, которую только удавалось найти.

Из этих источников и из того, что удалось занять у друзей, я в конце концов наскреб необходимую сумму, чтобы купить оборудование для зала. Но и после этого дела не поправились. Были долги, которые нужно было отдать, а кроме того надо было делать кое-какие работы в зале. Это была борьба, адская борьба.

Своей семье я ничего не сообщал. Они представления не имели, что происходит. Они были расстроены моим уходом из армии и моей поездкой в Мюнхен, тем что я бросил дом и начал руководить спортзалом и тем, что отказывался учиться какой-нибудь респектабельной профессии. Они регулярно звонили мне и писали письма. Они спрашивали меня, когда я найду настоящую работу и начну жить размеренной жизнью. Они спрашивали меня: «Неужели мы вырастили лодыря и тунеядца? Сколько ты еще будешь тренироваться и жить в воображаемом мире». Я стойко переносил все эти негативные мысли. Каждый раз когда я приезжал домой на праздники, мать отводила меня в сторону и спрашивала: «Арнольд, почему ты не слушаешься своего отца? Бери с него пример. Смотри чего он достиг в своей жизни. Он добился определенных результатов. Работает в полиции. Его уважают».

Все что они говорили, я пропускал мимо своих ушей. Мой образ мыслей был выше всего этого, был выше работы за зарплату, выше Австрии и респектабельности в мелких городах. Я продолжал делать в точности то, что считал я должен был делать. Мысленно я представлял себе единственный выход, который заключался в том, чтобы достичь вершины, чтобы быть самым лучшим. Все остальное имело второстепенное значение.

Мои родители не знали как трудно мне приходилось в самом начале в Мюнхене, иначе они бы еще сильней настаивали.

Единственное, что меня спасло, так это мой интерес к бизнесу. Я лучше всех учился по этому предмету в школе в старших классах. Я думаю, что где-то в глубине сознания я понимал, что должен хорошо понять механику делового мира, чтобы сделать свои мечты выгодными. Я начал применять это на практике в Мюнхене. Второе место на соревнованиях «Мистер Юниверс» я стал использовать в рекламных целях, чтобы привлечь новых клиентов в мой спортзал. За очень короткое время их число увеличилось с семидесяти до двухсот.

Вскоре после возвращения в Германию я соревновался в Эссене. Из-за моего успеха на «Мистер Юниверс» там на меня смотрели как на супермена. Я думаю, что ни один судья на меня критически не взглянул. Можно сказать, что эти соревнования я выиграл, едва переступив порог. Несмотря на то, что на соревнованиях не принято производить измерения, один из судей достал сантиметр и измерил мне руку. Получилось больше двадцати дюймов. Для них это было достаточно.

Когда я вернулся в Мюнхен мои фотографии стали все чаще появляться на обложках культуристских журналов. Это вызвало новый приток клиентов в мой зал. Дела стали поправляться. В итоге я смог выплатить долги и даже оставить кое-какие деньги для себя.

Я получил письмо из Лондона, в котором меня просили приехать для «представления». Через несколько дней пришло еще одно письмо из Ньюкастла, потом еще по одному из Плимута и Белфаста. И все приглашали меня для «представлений». Это несколько меня озадачило. Что они обозначали словом «представление»? Об этой стороне бодибилдинга я вообще ничего не знал.

Из Лондона письмо написал Ваг Беннет один из судей на соревнованиях «Мистер Юниверс». Он пригласил меня домой на ужин после соревнования. В тот раз он мне сказал, что мой тип сложения ему нравится больше чем Йортона. На том соревновании он был за то, чтобы мне дали первое место. Он был один из организаторов лондонского шоу и содействовал тому, чтобы и другие английские организаторы пригласили меня. Он сказал мне тогда, что он и его семья хотели бы мне помочь советами по моему выступлению. Я вспомнил, что мне было приятно с ним общаться и написал, что согласен на его предложение.

Я прилетел в Лондон за несколько дней до начала представления. Ваг поселил меня у себя дома и стал учить меня позировать под музыку. Сначала я возмутился я выиграл второе место на соревнованиях «Мистер Юниверс» и почему это он думает, что может меня чему-то научить в позировании.

Это было глупое и высокомерное поведение. По-правде говоря, трудно бы было найти более лучшего и понимающего учителя. Ваг Беннет участвовал в судействе соревнований много лет и естественно он много знал, о том, что больше всего впечатляет судей и зрителей. Сначала он дал мне несколько предварительных советов о том как строить позирование. Я не хотел снимать рубашку. Я хотел выдержать паузу, чтобы он удивился, увидев чего я достиг со времени нашей встречи на соревнованиях месяц назад. И действительно, когда я ее снял, он был поражен, а потом сказал, что это еще одна причина, чтобы позировать в движении и под музыку.

Я был совершенно смущен его предложением позировать под музыку. У меня не было никакого музыкального слуха, да и к тому же я не любил полуклассическую музыку, которую он предлагал. В то время я всегда считал, что все старинное и классическое представляет собой скуку и потерю времени. Я любил современную музыку, что-нибудь популярное, с четким ритмом и движением. Он объяснил, что для выступления стоит использовать более сложную музыку, более глубокую. Он считал, что наиболее подходящей будет музыка из фильма «Еxodus» (Исход). Ваг объяснил мне, что культуризм это шоу-бизнес особенно на высоком уровне выступлений и соревнований. Я эту мысль осознавал, но никогда для себя ее вслух не высказывал. Если я хотел достичь результатов в выступлении, я должен был научиться выступать. Естественно этот аргумент меня убедил.

Он включил музыку из фильма «Exodus». Сначала я смутился. По-моему я даже засмеялся. Я не мог позировать под это. Он попросил меня попробовать. Он показал мне как использовать определенные впечатляющие позы во время возвышенных отрывков мелодии, чередуя их с более привычными позами во время спокойных частей музыки. Он научил меня, что движение должно быть плавным, ритмичным, а не отрывочным. Он показал мне фотографии выступления других культуристов и прокрутил фильм с их позированием. При этом он показывал слабые места и ошибки. Через два дня у меня появилась совершенно новая программа позирования.

Я думаю, что сам Ваг был не уверен, что у меня получится. Я был большой и неуверенный, и я думаю, что все это выглядело напряженно и медленно. К тому же вероятно, что прогресс был небольшим. Да у меня никогда хорошо и не получается, когда я учусь что-либо делать. Обычно сильные качественные изменения бывают тогда, когда то что я делаю, засчитывается по-настоящему. Это и произошло в Лондоне во время первого представления. В тот момент, когда я вышел на сцену все встало на свои места. Результаты меня удивили. Произошло так, как предсказывал Ваг. Зрители аплодировали, когда музыка звучала громче и они сидели тихо во время тихих пассажей. Вся система Вага работала как надо. После того как я закончил зрители кричали и аплодировали. И я понял, что музыка сыграла важную роль. До этого мое позирование было как неозвученный фильм, а теперь фильм стал звуковым. Это придало позированию новое измерение. Специально направленный свет создавал тени на теле, а музыка оттеняла движения, мне казалось, что это было нечто специально созданное для меня, нечто очень удовлетворяющее. Я был на пьедестале и 2000 человек смотрели на меня. Я чувствовал себя великим.

В этот вечер я подписывал автографы первый раз в жизни. Не мог в это поверить. Вокруг меня столпились люди и совали мне в руки бумажки. Я не знал, что с ними делать. Ваг крикнул: «Они хотят взять у тебя автограф!» Это удивительное чувство написать «Арнольд Шварценеггер» поперек программки. Внезапно я стал звездой.

Теперь бодибилдинг стал для меня шоу-бизнесом. Я купил «Экседес» и возил его за собой всюду куда ездил. Я стал действовать как настоящий профессионал: привозил свою музыку, объяснял директору сцены какое мне нужно освещение, когда и какие прожектора включать и выключать. Такой у меня стиль. Как только я что-то понял, я беру управление на себя.

Результат этих выступлений по Великобритании был невероятный. Об этом услышали голландцы и пригласили меня к себе. И хотя я был новичком, они хотели не какого-нибудь культуриста, они хотели именно Арнольда. Нужно было именно большой тело. Нужна была зрелищность. В то время людей больше привлекало огромное тело, нежели чем совершенное, больше нравилось представление, где человек выглядел как огромное животное. Они называли меня «гигант из Австрии» и «австрийский медведь». В газетах писали: «Если бы Геракл родился именно сегодня, то его бы звали Арнольд Шварценнегер».

Я выступил в Голландии, в Бельгии, потом снова поехал в Англию. Мне платили сто марок плюс расходы за каждое выступление. Это было почти ничего, но я был счастлив. Денег, говоря серьезно, у меня не было, но я был молод. И я знал, что деньги будут у меня в будущем. Я набирался опыта в таких выступлениях. Я научился всяким мелочам. Например, что мне нужно улыбаться, а не выглядеть серьезным, тщательно наносить масло на тело, а также искусственно сокращать количество поз, чтобы меня вызывали на бис.

Я становился профессионалом. Моя деятельность обгоняла мой возраст и опыт. Я рос настолько быстро, двигался вперед так стремительно и становился так неожиданно знаменитым в культуризме, что я с трудом поспевал за событиями.

Я тренировался круглый год. Продолжал тренировки по старому расщепленному графику теперь уже осознанно, не по необходимости. Большинство культуристов стало использовать этот же график. В американских журналах написали о раздвоенном графике как о моем секрете: этот метод тренировки становился широко распространенным. Все думали, что я так быстро и значительно вырос только благодаря этому методу тренировки.

Несмотря на то, что зал был мне в тягость, я предвидел, что в будущем он станет выгодным. Я продолжал бороться: выплачивать долги и кое-как сводить концы с концами.

Жизнь в Мюнхене стала гораздо приятней. Я познакомился с несколькими культуристами, которые также серьезно тренировались как и я сам. Я становился звездой. У меня брали интервью, меня фотографировали. Все это кружило мне голову. Я был молод, полон энергии и начинал летать на своих крыльях. Я позанимался тяжелой атлетикой и тренировался с Franco Columbu. Я убедил Франко заниматься культуризмом, а он меня тяжелой атлетикой. Тяжелая тренировка на силу в этом виде спорта отличалась от тренировке в культуризме. Но мне понравилось тренироваться с действительно большими весами и я начал участвовать в тяжелоатлетических соревнованиях. Кроме удовлетворения самолюбия, такая тренировка с тяжелыми весами давала хороший прирост массы тела, а я чувствовал, что масса мне нужна еще. Потребность работы на массу крепко засела у меня в голове: я делал тяжелые приседания, жал лежа, все это позволяло иметь крепкий фундамент и выглядеть сильным. Некоторым культуристам такого вида не хватает. У них красивые тела, но они не выглядят мощными. Причиной является неподходящая базовая тренировка. Хорошая тренировка сильно развивает мышцы вокруг позвоночника. На самом деле специальных упражнений для этих мышц нету, их развитие просто показывает, что вы действительно тяжело тренируетесь: делаете тяжелые приседания и тягу на становую, поднимаете большие веса и работаете на широчайшие. Я делал эти упражнения с самого начала и это позволило развить большие основные мышцы. Все это дает мощный внешний вид, а именно это люди и хотят увидеть.

Рег Парк был тяжелоатлетом: он делал приседания с 600 фунтами, жим лежа с 500 фунтами и становую с более 700 фунтов. Я считал что нет причины отказываться от этой методики. Я выигрывал чемпионат Германии по поднятию тяжестей до того, как прекратил этим заниматься. Тогда я весил более 250 фунтов и тут я решил, что пора работать на рельеф, начинать нарабатывать качество тела.

Я встретился с Регом Парком в январе 1967 года, после того как я занял второе место на соревнованиях на звание Mr UNIVERS, я начал писать ему письма. До этого я был всего лишь молодой культурист, никто, и не был уверен, что он удосужится мне ответить. Но в этот раз он ответил и сказал, что действительно слышал обо мне и что в будущем хотел бы со мной встретиться. Он написал, что у него будет выступление в Лондоне в начале года и предложил встретиться в это время. Я написал Вагу Бенету и поинтересовался у него, могу ли я сделать совместное выступление с Регом Парком.

Помню, во время тренировки в зале в Лондоне, я узнал, что он придет сюда через час. Я продолжал тренировку, но становился все более возбужде6нным. Я был как ребенок. Впервые я должен был встретиться со своим кумиром. Чувствовал я себя слегка обалдевшим. Я все увеличивал вес на штанге и постоянно смотрелся в зеркало. Я продолжал тренироваться так, будто мог достичь полного совершенства до его прихода. Я хотел быть накаченным, хотел выглядеть как можно лучше. Очень это меня беспокоило.

Потом он вошел в дверь. Трудно передать впечатления от этой первой встречи с кумиром. Я помню, что у меня появилось дурная самоуверенная улыбка на лице. Я просто стоял, смотрел на него и улыбался совсем как девушка, когда ей парень понравился и она не знает что сказать. Как раз тогда у нее такая же улыбка на лице. Я совсем онемел, боялся говорить. Я не знал как к нему подойти и что сказать. Хотелось говорить только что –то правильное. Я хотел, чтобы он обратил на меня внимание, чтобы одобрил мое сложение, хотел комплиментов. Все это я получил. Но ему наверное мое поведение показалось странным. Я бегал вокруг как возбужденный маленький ребенок, смотрел на его мышцы, пытался с ним разговаривать а это было довольно сложно, потому что в то время я все еще плохо говорил по английски. Но тем не менее у нас получилось настоящее общение без большого количества слов. В течение таких долгих лет Рег Парк был частью моей жизни. Теперь наконец я мог тренироваться вместе с ним, видеть его. Он был известен некоторыми мышцами, которых у меня не было: такими как икры, дельтовидные и пресс. Это самое главное, чтобы выглядеть как Геракл.

Я поехал вместе с Регом на все его турне: в Ирландию, Манчестер и разные города Англии. У нас был одинаковый тип фигуры: высокий, массивный и большой. Это привлекало публику, Во время первого выступления он представил меня аудитории, сказав, что по его мнению я будущий Mr UNIVERS, и через несколько лет я буду самым знаменитым в культуризме какого еще не видели.

Я путешествовал вместе с Регом Парком неделю. Я много наблюдал и многому учился. Вдохновляло меня то, что телосложение у нас было очень похожее. Оба мы любили очень тяжелую тренировки со штангами и не особо с гантелями. Очень здорово, что Рег Парк был моим тренировочным партнером, что мы тренировались вместе, он стоял позади и страховал, когда вес был большой, или когда повторений было слишком много. Я уверен что утомил его за эту поездку: столько было вещей о которых хотелось поговорить, и которые были мне незнакомы. Хотя бы то, что разные культуристы должны были по разному тренировать разные части тела. Рег считал, что причиной этому было строение скелета. Известно например, что человек с короткими ногами должен делать гораздо меньше приседаний, потому что мышцы на его ногах нарастают быстрее. Именно поэтому я никогда не приседал вместе с невысокими ребятами: мои длинные ноги требовали гораздо больше повторений и больше веса.

Тренировка вместе с Регом Парком за короткое время больше чем что бы то ни было помогла мне разрешить небольшие сомнения, иногда возникавшие у меня по поводу методов тренировок других чемпионов. Я понял что никогда по сути дела нельзя сказать:» ты должен делать то-то и то-то, чтобы получить такой-то результат». Просто вы должны пробовать те или иные вещи, чтобы в итоге найти, что же для вашего тела наиболее подходящее. Я учился и советовался с Регом все время. Я записывал все это, чтобы вернувшись в Мюнхен не забыть и использовать наилучшим образом. В конце концов он пообещал пригласить меня к себе в Южную Африку на следующий год, чтобы выступить там вместе. Но он сказал, что зависеть это будет от того, выиграю я или нет титул Mr UNIVERS на следующий год. Сам он был в этом уверен если буду интенсивно тренироваться.

Вернувшись домой тренировался почти полностью в соответствие с принципами и системой Рега Парка: использовал простые упражнения, кое-какие упражнения он делал иначе, чем я и их я стал делать как он. Я осознавал, что следующий год будет самым критичным и более, чем когда бы то ни было мне нужно было анализировать свои ошибки и работать над ними.

Я заметил, что если мерять свои размеры это является одновременно источником удовлетворения и дает стимул. Я измерял икры, руки и бедра. Делал это регулярно и был очень доволен, если размер увеличивался на 1/8 1/2 дюйма. Я даже стал отмечать измерения размеров и веса тела в календаре. По крайней мере раз в месяц я фотографировался. Тщательно изучал каждую фотографию и старался общаться с людьми, которые считали, что физическое состояние имеет для человека большое значение и которые могли делать мне комплименты. Вдруг оказалось, что положительный настрой стал для меня постоянным состоянием, уверенность у меня возрастала.

Знакомство с Регом Парком помогло мне во многом. Во первых в результате у меня появилось желание стать лучше. Дело в том, что у меня был забавный период, который начался примерно в возрасте 29 лет. Физически я уже был полностью развит, весил 240 или 250 фунтов. Я стал приобретать известность и чувствовать свое превосходство надо всеми. Вообще я думаю, что когда вы находитесь где-то около вершины но не на вершине, довольно легко сбиться с пути только благодаря воображению: воображение искажает вашу собственную значимость. В принципе мое внимание было сориентировано на мое «Я». Я стал чувствовать, что я лучше чем кто бы то ни было другой. Чувствовал себя так, как будто Супермен или что-то подобное. Поведение мое стало агрессивно-мужское. Я был сильным и на улице чувствовал и действовал жестко. Если кто-то допускал неуважительное высказывание или в чем-то задевал меня, у меня возникало желание ударить его по голове. Я вел себя агрессивно и грубо. Случалось, что я заходил в пивную, где мы обычно обедали после тренировки и затевал драку вообще из-за ничего.

Это был плохой период. Теперь глядя назад я чувствую себя неудобно. Я был всего лишь отрицательный тип, большой бык, выгуливающий свое мясо. Дрался я почти каждый день: случалось это на станции пригородной электрички с какими нибудь итальянцем или греком, случалось перед девушками, только чтобы показать им какой ты мужик, в общем я учинял массу беспорядков, как чокнутый ездил на машине, собирая штрафы. Все это было связано с моей потребностью утвердиться как мужчине а также с моим превосходством в размерах и силе. Но когда закончилась наша совместная с Регом поездка и я разработал программу для подготовки к соревнованиям на Mr UNIVERS, я стал быстрее расти и все больше был удовлетворен движением к цели. Я стал осознавать насколько улучшается мое тело и какого качества я достигаю. А потом постепенно я позволил себе осознать, что в других областях я очень плох. Чем большего я добивался в своем главном деле, тем больше я начинал чувствовать себя обычным человеком, нормальным парнем. Меня настолько удовлетворяли тяжелые тренировки и продвижение к вершине, что драки и агрессивное поведение исчезли сами собой. Всего лишь за месяц я изменился, вдруг понял кто я. Но я думаю, что тот факт, что удалось пройти через этот период роста так рано имеет большое значение: впоследствии всегда была возможность взглянуть назад и понят, насколько глупой является роль «сурового парня» и больше никогда не терять на это время в жизни.

По сути дела главная причина такого поведения в подсознательном желании показать самому себе, насколько ты исключительный. Это часть пути к победе. «Я великий, я самый великий». Я всегда старался убедить самого себя в этом. На самом деле я так в этом преуспел, что забыл, что помимо жизни в культуризме существует другой образ жизни, отделенный от той жизни, которой я жил. Причина моих попыток что-то доказать в том, что я чувствовал себя ущемленным, так как не был самым лучшим. В книге «Pumping iron» я привел отличный пример: когда у вас есть BMW - ездит неплохо, но не отличная машина - вы пытаетесь ехать наперегонки и обогнать всех, кто попадается на пути только чтобы доказать, что ваша машина быстроходная. Но когда вы имеете FERRARI или LAMBORGINI, машины очень дорогие и очень мощные, тогда вы ЗНАЕТЕ, что можете обогнать кого угодно на дороге и больше уже не с кем не соревнуетесь. Вы едете со скоростью 55 миль в час даже на шоссе без ограничения скорости. Каждый может вас обогнать, но вы знаете, что достаточно только чуть наступить на педаль газа и он останется далеко позади. Вы ЗНАЕТЕ насколько реальны ваши достоинства и поэтому доказывать все это нет нужды. То же было со мной в тот период жизни. Я хотел думать, что являюсь самым великим культуристом, но я не был им. Пока не был. В мыслях в том числе. Поэтому в каждый момент приходилось делать попытки доказать это самому себе.

Жизнь моя изменилась и в других областях. Впервые у меня появилась постоянная девушка. Это облегчило тренировки и сделало более спокойным мое поведение. Больше не нужно было грубостью доказывать свои мужские качества.

Теги: воспоминания спортсменов, культуризм, бодибилдинг, легендарные спортсмены.

    Загрузка...

    Полное библиографическое описание

    • Автор

      Первый автор
      Шварценеггер Арнольд
    • Заглавие

      Основное
      Глава четвертая
    • Источник

      Заглавие
      Советы чемпиона
      Дата
      2010
      Обозначение и номер части
      Глава четвертая
    • Рубрики

      Предметная рубрика
      Персоны
      Предметная рубрика
      Профессиональный спорт
    • Языки текста

      Язык текста
      Русский
    • Электронный адрес

    Шварценеггер Арнольд — Глава четвертая // Советы чемпиона. - 2010.Глава четвертая.

    Посмотреть полное описание