"Локомотив", который мы потеряли

Глава 8

Автор:
Рабинер Игорь
Источник:
Глава:
Глава 8
Виды спорта:
Футбол
Рубрики:
Другое
Регионы:
Москва
Рассказать|
Аннотация

«В клуб вернулся Юрий Семин, который, как оказалось, может работать не только тренером, но уже проявил себя и отличным менеджером. К тому же он быстро учится». (14 июня 2007 года).

Глава 8

ГЛАВА VI
РАСТОПТАННОЕ ДЕТСТВО

«В клуб вернулся Юрий Семин, который, как оказалось, может работать не только тренером, но уже проявил себя и отличным менеджером. К тому же он быстро учится». (14 июня 2007 года).

«Наверное, я допустим ошибку, когда в прошлом году сам предложил Юрию Павловичу стать президентом. С ним было приятно работать как с хорошим человеком, но качеств, необходимых менеджеру, у него, наверное, нет». (14 ноября 2007 года)

Две приведенные цитаты принадлежат одному человеку – Сергею Липатову. Первую реплику он произнес на пресс-конференции, посвященной Кубку РЖД, вторую -на встрече с группой журналистов после окончания сезо-на-2007.

В устах председателя совета директоров «Локомотива» менеджерские качества Семина ровно за пять месяцев превратились из «отличных» в просто-напросто отсутствующие.

Это – небольшой штрих к еще не нарисованному пока футбольному портрету Липатова. Нанесенный, заметьте, им самим.

А вот второй.

– Лично у вас какие отношения остались с Филатовым? – спросили журналисты председателя совета директоров во время прошлогодней ноябрьской встречи с ним в офисе «ТрансТелеКома».

– Прекрасные, - без тени смущения ответил Липатов. Хоть бы слово какое-нибудь нейтральное подобрал…

Какие у бывшего и нынешнего руководителей «Локомотива» в действительности отношения, вы поймете из монолога Валерия Филатова специально для этой книги.

Первое упоминание о Липатове применительно к «Локо» я обнаружил в «Спорт-Экспрессе» за 22 октября 2005 года. Мой коллега Юрий Бутнев спросил Валерия Филатова:

–  Появилась информация, что председателем совета директоров футбольного клуба «Локомотив» стал президент ЗАО «Компания «ТрансТелеКом» Сергей Липатов. Что сулит клубу это назначение?

– Во-первых, Липатов – футбольный человек, сам играл когда-то за «Кубань». Это большой плюс. Во-вторых, я давно знаю Сергея Владимировича: компания «ТрансТелеКом», которую он возглавляет, уже не первый год входит в число спонсоров «Локомотива». В-третьих, кандидатуру Липатова утвердил совет директоров ОАО «Российские железные дороги», к чьему мнению мы обязаны прислушиваться.

Первая реакция (по крайней мере, публичная) президента «Локомотива» на появление в клубе новой фигуры была, как видим, вполне позитивной. Последний филатовский пассаж, правда, намекает на то, что Липатова ему навязали сверху – но это неизбежная участь любого наемного менеджера. Как развиваться той или иной корпорации, решает ее хозяин.

Стоп! «Наемный менеджер», «корпорация»… Все эти термины – из мира бизнеса, где властвуют одни нормы деловых и человеческих взаимоотношений.

В футбольном мире эти нормы – совсем другие. Так уж сложилось. Возьмем для примера идиому «идти на живое место», характеризующую один из самых отвратительных поступков в глазах людей футбола. Она означает, что некий тренер ведет закулисные переговоры с руководителями клуба, откуда еще не уволен действующий тренер. Этические нормы профессиональной солидарности такого не допускают. Но попробуем представить себе подобное моральное ограничение в «мире чистогана». Как говорят в Одессе: «Я вас умоляю!»

Я достаточно хорошо знаю российский футбольный мир и абсолютно не склонен его идеализировать. Грязи в нем, увы, хватает. Но было там и хорошее – то, что тянуло многих порядочных людей в эту «тусовку». А именно -неписаный кодекс человеческих отношений, который выше личных карьерных интересов. Этот кодекс не позволял совершать подлости, стравливать, подставлять, или, как модно сейчас выражаться, «разводить». Потому что наше футбольное братство было замкнуто, все друг друга знали – и человека, который пошел на низость по отношению к другому члену того же братства, выкидывали из него, как паршивую овцу.

Сейчас это назвали бы корпоративной солидарностью. Мне же не по душе бизнес-сленг, и я скажу по-другому: это было ощущение людей, которые плывут в одной лодке. Для людей, которые всю свою жизнь посвятили футболу, взаимоотношения внутри этой среды бесконечно важны. Потому что другой у них – нет.

Но чем больше стало в российский футбол приходить денег, тем активнее потянулись туда люди совсем иной формации. Более молодые и образованные, более ухоженные и стильно одетые. Эти люди владеют иностранными языками и навыком нравиться с первого взгляда. Когда надо, они умеют подобострастно улыбаться и кивать, а когда надо – становятся безжалостными и холодными, как сталь. Моральные нормы для них – это все, что соответствует собственным деловым интересам.

Словом, люди, отвечающие духу нашего циничного времени.

В футбол они приходят со стороны. Они не собираются забрасывать свои благополучные, непубличные, зато весьма доходные виды бизнеса и налаженные в их рамках бесценные контакты. Футбол для них – не жизнь, а игрушка, за счет которой можно стать известным всей стране и потешить свое самолюбие. А если что-то не получилось -«запасной аэродром» всегда готов. И можно будет быстро вычеркнуть из своей памяти этих странных людей с их дурацкими «заморочками», а заодно и диких, сумасшедших, далеких от всяких норм цивилизации болельщиков, как дурное наваждение.

Они познали волчьи законы выживания в бизнесе, где им сопутствовал успех, – и решили в нетронутом виде перенести их в футбол. Вместе с деньгами, с которыми на эту маленькую планету пришли.

Но в футболе – свои законы. И далеко не всегда – плохие. Умерший в прошлом году Виктор Прокопенко, один из лучших представителей этого мира, отличный тренер и чудесный человек, всегда любил цитировать владельца донецкого «Шахтера» Рината Ахметова: «Если ты хочешь купить футбольный клуб, то должен ответить себе на один вопрос: что ты любишь больше – футбол или деньги? Если деньги, то в футболе тебе делать нечего».

Сергей Владимирович Липатов, к которому это лирическое отступление, разумеется, никакого отношения не имеет, футбольный клуб «Локомотив» не покупал. Он в него просто пришел. На должность председателя совета директоров.

Бывший пресс-атташе «Локо» Александр Удальцов говорит:

– «Локомотив» проходил реорганизацию: было решено превратить его из ГУПа (государственного унитарного предприятия. – Прим. И. Р.) в акционерное общество. В соответствии с законодательством возникла необходимость создания совета директоров. Ясно, что его председателем должен был стать человек из структур РЖД. Из тех, кто рвался заниматься футболом, ближе всех к Якунину в тот момент и оказался Липатов, управлявший крупной дочерней компанией РЖД – «ТрансТелеКомом» и пользовавшийся доверием Якунина.

У Филатова – своя версия: решив увеличить бюджет «Локомотива», новое руководство РЖД захотело поставить специального человека для контроля этих денег. «Всем хотелось узнать, сколько же Филатов ворует», – иронично заметил в разговоре со мной экс-президент «Локо».

Так, собственно, who is мистер Липатов?

45-летний доктор юридических и кандидат экономических наук, выпускник Чикагской высшей школы бизнеса в интервью журналу «Финанс» рассказал о своем карьерном пути вот что:

– После окончания института (Пятигорского государственного института иностранных языков. -Прим. И. Р.) я занимался бизнесом в рамках только что зародившегося кооперативного движения. Работал в различных частных фирмах, изъездил всю страну. В Москве – с 1991 года. Несколько лет занимался привлечением иностранных инвестиций в реальный сектор экономики. С 1998-го работал заместителем начальника финансово-экономического управления Федеральной службы налоговой полиции РФ, затем в течение двух лет был заместителем главы администрации Сочи – в этом городе я вырос. С 2002 года являюсь президентом «ТрансТелеКома»…

Руководитель может пользоваться услугами различных консультантов, но он обязательно должен обладать собственными глубокими знаниями в финансовой сфере. Мне знаний не хватало, и я вынужден был найти время на учебу. Выбрал программу Executive MBA, которая рассчитана на то, чтобы топ-менеджеры получали образование без отрыва от производства. Чикагской школе бизнеса нет равных в экономике и финансах, а моей целью было приобретение лучших знаний именно в этих областях.

Как видим, о Липатове-футболисте (помните высказывание Филатова?) в этом интервью не сказано ничего. Дело в том, что он дорос только до дублирующего состава краснодарской «Кубани», после чего по каким-то причинам с профессиональным футболом завязал. Больше чем на 20 лет…

Пикантная подробность: селекционную службу «Локомотива» в прошлом году возглавил Виктор Тищенко -первый тренер Липатова в Краснодаре. Заявления председателя совета директоров, что Филатов во времена своего президентства развел в клубе семейственность и клано-вость, в связи с этим фактом выглядят забавно. Справедливости ради, Семин, Овчинников и ряд других работников прошлогоднего «Локо» отзываются о Тищенко как о хорошем специалисте и человеке.

Липатов и сейчас всячески открещивается от того, что погрузился в футбол с головой. В интервью «СЭ» он провозгласил:

– Деятельность в ФК «Локомотив» не является для меня работой, денег-то я за нее не получаю. Это в чистом виде общественная нагрузка. Председателем совета директоров стал просто желая помочь клубу.

В другой беседе, отвечая на вопрос, какую часть своего времени уделяет «Локомотиву», Липатов ответил: «Десять процентов. Может, одиннадцать». В тексте интервью последней фразе в скобках сопутствует примечание: (с улыбкой).

Любопытно, что до того самого года, когда он стал председателем совета директоров «Локо», Сергей Владимирович не только не болел за железнодорожников, но и… вовсе не увлекался российским футболом. Об этом в интервью тому же «СЭ» рассказал он сам.

–  Правда, что вы пришли в футбол «по мотивам» матча с армейцами летом 2005-го? – спросил руководителя «Локомотива» мой коллега Павел Новиков.

– Отчасти. Яне очень интересовался российским футболом, предпочитая смотреть матчи ведущих европейских чемпионатов. Но после той игры «Локо» с ЦСКА, на которой присутствовал как представитель одного из спонсоров клуба, компании «ТрансТелеКом», проникся. Подкупили самоотдача футболистов, эмоции. Можно сказать, с того времени и «заболел».

Учитывая, что интервью с Филатовым, в котором тогдашнему президенту клуба был задан вопрос о новом руководителе, было опубликовано 22 октября, а матч с ЦСКА, выигранный со счетом 3:2, состоялся 30 июля, у Липатова к «Локомотиву» возникла всепоглощающая любовь с первого взгляда. Меньше трех месяцев от полного безразличия до статуса председателя совета директоров – это какой же вихрь чувств человек должен был испытать!

Один из хорошо знающих Липатова людей рассказал мне, что Сергей Владимирович любит повторять: «Если я что задумал, меня не остановить».

Все дальнейшие события показали: в этом нет ни малейшего преувеличения. Остановить Липатова в «Локо» пока не удалось никому.

По удивительному совпадению, за месяц до судьбоносного матча «Локо» – ЦСКА (победный гол в котором забил нынешний глава Дирекции по работе с болельщиками «Локомотива» Олег Пашинин) произошло одно важное кадровое назначение. Которое, пожалуй, и можно назвать точкой отсчета всей этой истории.

Распоряжением Правительства РФ номер 786-р от 14 июня 2005 года президентом открытого акционерного общества «Российские железные дороги» был назначен Владимир Якунин, до того – первый вице-президент РЖД. Его предшественник, пожилой Геннадий Фадеев (ныне ему 71 год) стал помощником председателя правительства России.

К Липатову, главе стопроцентной «дочки» РЖД -«ТрансТелеКома», новый руководитель относился с большой симпатией. Поздравляя дочернюю компанию с 10-летним юбилеем, Владимир Иванович заметил: «Особенно важно, что эта компания, изначально созданная для обслуживания инфокоммуникационных потребностей российских железных дорог, превратилась в самостоятельную бизнес-единицу. "ТрансТелеКом " не только приносит операционную прибыль, но и обеспечивает возврат инвестиций». Фамилия Липатова названа не была, но очевидно, что похвала адресовалась именно ему.

Между тем Сергей Владимирович при любом удобном случае любил рассказывать о своих футбольных достижениях. Вот, к примеру, отрывок из уже упомянутого интервью журналу «Финанс». Речь идет о его буднях в Чикагской высшей школе бизнеса.

– В редкие моменты отдыха мы играли в футбол. Однажды испанская диаспора вызвала на футбольный поединок студентов всего остального мира и встретила в лице нашей команды, в составе которой были три россиянина, нешуточное сопротивление. Они проиграли, причем россияне забили семь голов из десяти. Впоследствии наше «вызывающее поведение» на футбольном поле отразилось на учебном процессе: одним из игроков в их команде был ассистент профессора – американец. Потом на экзамене он стал настойчиво обращать внимание преподавателей на какие-то наши недочеты, промахи. Это было неприятно. Но позднее, когда испанцы поняли, что российский футбол находится на серьезном уровне, нас позвали в команду, и мы, объединившись, стали обыгрывать всех.

Как видим, о своих футбольных успехах на студенческом уровне он рассказывает с нескрываемой гордостью. Работники прежнего «Локомотива» убеждены: главный побудительный мотив завоевания им одного из ведущих клубов страны – комплекс несостоявшегося футболиста.

Давид Шагинян рассказывает:

– Липатов постоянно заходил в раздевалку и давал советы игрокам по сугубо футбольным вопросам – причем с таким видом, что они в понимании игры ему в подметки не годятся. Однажды я сам был свидетелем того, как после какого-то матча он подошел к Гуренко, сказал, что тот играл неправильно и напоследок заявил: «Возьми бутсышки, приходи к нам в Лужники в футбол поиграть. Я тебе пару хороших приемчиков покажу». Липатов сказал это человеку, который играл в Италии у таких тренеров, как Капелло и Сакки! Ребята, когда все это слышали, с трудом сдерживали смех.

– Как Филатов отнесся к появлению Липатова?

– Сначала обрадовался. Тогда возникли проблемы с финансированием, а обязательства по контрактам игроков никто не отменял. Ищут, казалось, на горизонте появилось спасение. Ни о какой опасности отец тогда и не думал.

Только потом мы узнали, что в РЖД многие на Липатова были злы: на пост главы «ТрансТелеКома», как и в «Локомотиве», он тоже шел по головам, вел грязную игру. А в первый момент казалось, что с его помощью, наоборот, у нас появится этакий постоянный мостик к Якунину, необходимый для того, чтобы оперативнее решать все вопросы. У отца был прямой выход на нового президента РЖД, но не так часто, как это требовалось для обсуждения возникавших проблем. В силу занятости Якунина нужно было записываться к нему на прием. А в один не самый прекрасный день появился Липатов и сказал, что может общаться с ним напрямую и в любой момент.

Он осмотрелся – и ему понравилось! Не могло не понравиться, потому что Сергей Владимирович с помощью «Локомотива» хотел реализовать какие-то неудовлетворенные юношеские амбиции. Когда-то в молодости он не смог проявить себя как футболист, а заработав денег, решил: почему бы ему тоже не стать Абрамовичем. При этом оказался в еще более выигрышном положении: хозяином клуба он не является, не вкладывает свои деньги, а тратит средства РЖД.

Пусть я сам и не футболист, но вырос в семье футболиста, и футбол всегда был у меня в крови. Поэтому знаю, о чем говорю. Однажды стоял рядом с Липатовым во еремя матча дублеров, слышал его комментарии – и понял, что в игре он вообще не разбирается. Зато его окружает свита из пяти-шести человек, которые ему непременно поддакивают. Он говорит: «О, какой классный пас отдал!» – и все напропалую начинают восхищаться: да, шикарный пас, невероятный. Потом кого-то назовет нехорошим словом – и свита начинает соревноваться, кто круче этого игрока обругает. Идеи, которые он с самого начала стал продвигать, к футболу вообще никакого отношения не имели и звучали абсурдно. Чтобы добиваться успехов в футболе, им надо жить. Стандартные бизнес-модели здесь не работают…

Резкие слова одного из руководителей прежнего штаба, конечно, не могут считаться истиной в последней инстанции. Но право высказаться бывший коммерческий директор клуба имеет несомненное.

Имеет такое право и Липатов, и приближенные к нему люди. Обширное выступление одного из топ-менеджеров «Локомотива», попросившего, однако, не называть его имя, вы сможете в этой книге прочитать. В нем раскрывается смысл перемен, с которыми пришел в клуб его председатель совета директоров.

Система на словах выстроена весьма интересная и вполне, надо заметить, стройная. Вот только футбол в ней сугубо вторичен по отношению к бизнесу. А жизнь, как мне кажется, раз за разом доказывает: когда менеджмент российских клубов руководствуется принципом «команда для клуба», а не «клуб для команды» – ничего у него в конечном счете не выходит. Потому что главное в футболе -не извлечение прибыли, а спортивный результат и популярность среди болельщиков.

Словом, то, что уже было при прежнем руководстве «Локо».

Валерий Баринов говорит:

– В моей сфере деятельности, театре и кино, самая большая беда происходит в том случае, когда приходит продюсер и говорит: «Я плачу – а значит, должно быть так и только так». В футболе – то же самое. Бизнесменам, которые туда приходят, надо понимать, что сами они управлять своими деньгами все равно не смогут. Это должны делать футбольные профессионалы – такие как те же Семин и Филатов. Что они и доказывали на протяжении многих лет. Боюсь, что после прихода в наш футбол больших денег – что само по себе, конечно, замечательно, – из него ушел… сам футбол.

Я долго думал, что же такое для меня футбол. Почему, когда проигрывает моя любимая команда, я не знаю, как с этим справиться. Когда не получается роль или не заплатили деньги – знаю, а когда проигрывает команда -нет. И в какой-то момент - понял. Лично для меня футбол – это сохраненное во мне детство.

И именно поэтому я, человек эмоциональный, сейчас близок к отчаянию. С прежним «Локомотивом» от меня ушел целый пласт жизни. Нынешним клубом правят слишком взрослые и, по-моему, циничные люди.

Одно удовольствие – разговаривать с людьми искусства. Они мыслят образами. И попадают не в бровь, а в глаз. Отсюда – и название этой главы.

В экономике я, признаться, не силен – но она, собственно, и не является темой этой книги. Она – о футболе, его людях и их поступках. Семин с Филатовым, как вы уже могли убедиться, тоже не ангелы с крылышками. Но при двух этих фигурах «Локомотив» превратился из скрипучей провинциальной электрички в новенький скоростной экспресс. У отцов-основателей «Локо» может быть сколько угодно недостатков – но именно при них эта команда обзавелась миллионами болельщиков, при них был построен единственный по сей день в Москве современный стадион. А будет ли хоть что-то подобное при великолепно подкованном в бизнесе новом руководстве – пока большой вопрос. Пока что при нем мы увидели лишь беспрецедентное количество скандалов, которые в филатовско-семинские времена могли присниться болельщикам «Локомотива» только в кошмарных снах.

В конце концов, болельщикам – для которых, собственно говоря, и живет любой футбольный клуб – абсолютно, извините, до фонаря, насколько профессионально по классическим канонам в этом клубе выстроен бизнес-процесс. Они приходят на стадион, садятся на трибуну и смотрят игру. Результат этой игры, ее красота и эмоциональность, в конечном счете, отношение клуба к ним, болельщикам, -вот все, что они видят и что их волнует. А председатель совета директоров, равно как и все остальные клубные структуры, в данном случае являются не более чем обслуживающим персоналом. Чего Липатов, мне кажется, не желает понимать.

Впрочем, все это – мое личное мнение. Читателю же наверняка хочется услышать прямую речь самого Липатова. Интервью он за последние годы дал немало. Оттуда его менталитет как руководителя и попытаемся узнать.

«Безусловно, наша цель – самоокупаемость, но можно посмотреть на ситуацию в ретроспективе. Предыдущее руководство клуба много сделало для его развития. Однако эти люди, будучи неплохими спортивными специалистами, не в полной мере отдавали себе отчет в том, что футбол - это еще и бизнес. И как результат – "речка " иссякла. В клубе наступил системный кризис, преодолеть который удалось лишь недавно».

«Прежнему руководству "Локомотиву " не хватало стратегии, которая обязана быть у любого большого клуба. Тут надо четко разобраться в разнице между терминами. Понятия "клуб" и "команда" в футболе часто отождествляют. И это ошибка. Иногда – если речь идет о клубе со скромным бюджетом, не ставящим перед собой амбициозные бизнес-задачи, – это, по сути, действительно одно и то же. Но в "Локомотиве " команда – это часть клуба. Важная, я бы сказал, верхняя, но часть. Она со своими задачами в принципе справлялась.

Но у большого клуба должны быть и иные цели, помимо спортивных. Высокое место в таблице помогает их реализации, однако лишь одной спортивной составляющей нельзя ограничиваться. Иначе бизнес-модель не построишь. Мы начали с того, что определили нашу главную цель. И решили, что она должна быть такой же, какая в том или ином виде проповедуется всеми ведущими западными клубами. Речь идет о стратегии бренд-value, или коммерциализации, повышения стоимости бренда. О параллельном – наряду с качественной игрой в футбол - отлаживании всего бизнес-процесса. О том, чтобы коммерческие права приносили "Локомотиву" все более и более значимые доходы. Чтобы все инвестиции в клуб обеспечивали добавочную стоимость».

«Нам больше подходит специфика "Милана", в том числе менталитет итальянцев. "Милан " – идеальное воплощение принципов клубного единства, профессионализма, скрупулезного накопления технологий и подбора кадров, а также соблюдения некоторой закрытости для сохранения своих профессиональных тайн».

«Через пять лет планируем зарабатывать порядка 100 миллионов долларов. Такой должна быть операционная прибыль за год. На всех правах. Во всяком случае, стремиться к этому нужно».

(О клубном телевидении) «Это были хорошие задумки предыдущего менеджмента. Сейчас для клуба важны разумность и целесообразность. Понятие щедрости -не о нас».

Ой ли? Безумные премиальные в 2007-м, покупки за бешеные деньги сомнительных легионеров вроде Хамину Драмана, которого «Црвена звезда» не могла за 300 тысяч долларов никуда продать и сбыла в Турцию только за двести – зато «Локомотив» купил его потом за три миллиона… Дорогущий 20-летний бразильский вратарь Гильерме, ставший шестым (!) за один сезон голкипером «Локо», но так и не проведший ни одного матча… Впрочем, не будем забегать вперед. Обо всех этих ярких свидетельствах «разумности и целесообразности» разговор впереди.

Проявлялась «разумность и целесообразность» совсем в другом. Рассказывает Александр Удальцов:

– Через два месяца после прихода Липатова в клубе появился новый финансовый директор – Киричек. И если на покупку игроков и зарплаты им стали швыряться миллионы, то на приземленные цели этот человек жалел каждую копейку.

В прошлом году мы выиграли Кубок России, и во время празднований в раздевалке у трофея треснула ножка. Я тут же нашел компанию, которая занимается ремонтом таких изделий. И в клубе услышал: «А подешевле нельзя?» Видимо, подумали, что я на этом ремонте что-то хочу «наварить», хотя у меня, работавшего в клубе шесть лет, задача была одна – чтобы Кубок, выигранный моей любимой командой, побыстрее починили. В результате они сами вышли на Гусь-Хрустальный, где этот Кубок, собственно говоря, и делали. Там уж точно никакой переплаты быть не могло. Приз починили и выставили «Локомотиву» счет – 60 тысяч рублей. Так его три месяца не оплачивали! В конце концов в Гусь-Хрустальном сказали: «Пока не оплатите-мы вам его не отдадим». Прихожу к Киричеку. Он на дыбы: «Зачем нам его оплачивать?'!» Пришлось подключать Семина. Только когда Палыч ему на пальцах объяснил – зачем, он неохотно выделил деньги. На каждой мелочи экономили! Даже факс в клуб болельщиков – и то не могли поставить.

Давид Шагинян добавляет:

– Во время Кубка РЖД «Локомотив» организовал гала-вечер в отеле «Ритц» - и долго не оплачивал аренду зала. Знаю, что «Ритц» даже составил по этому поводу письмо в УЕФА. Случилось это только потому, что люди, отвечающие ныне за финансовые вопросы в клубе, не понимают элементарных вещей: завоевать доброе имя (которого мы добивались многие годы) в футболе очень трудно, а потерять – намного легче. В конце концов, вероятно, оплата все-таки состоялась, но то, что этот долг «висел» несколько месяцев – точно. Предсезонные сборы начала 2007 года, которые еще я организовывал, проплатили только в сентябре – и тоже со скандалом, с письмами в УЕФА.

Когда Валерия Николаевича уволили, он приехал в клуб и до того, как собрал вещи, успел оплатить счета на учебу Биджиева и Хапова в Высшей школе тренеров. Так на следующий же день эту оплату аннулировали. При этом зарплаты новым людям во главе департаментов клуба стали составлять 30, 50 тысяч долларов…

А работают эти люди своеобразно. В прошлом году мне звонят и говорят, что на праздник открытия сезона в Черкизово пригласили группу «Чайф». Ну и молодцы, говорю. Народ эту группу любит, а заплатить 30 тысяч евро для «Локомотива» не проблема. 15 – самой группе, 15 -за сцену, звук, свет. А через два месяца случайно узнаю, что за «Чайф» заплатили около ста тысяч долларов! Я аж дара речи лишился. Или послематчевый салют, который нам делали по бартеру, за рекламу на стадионе – а теперь платят за то же самое бешеные деньги…

Вернемся, однако, к высказываниям Липатова. Сколько ученых слов выдал Сергей Владимирович, а?! Если вы в них не захлебнулись – сильно удивлюсь. Вот только кроется ли за обилием этих слов какой-то практический, жизненный смысл? Не уверен. И вот почему.

Лично меня во всем этом калейдоскопе брендов и добавочных стоимостей до слез умилил пример с «Миланом». На мой взгляд, ничего менее соответствующего тому, что происходит в «Локомотиве» при Липатове, найти невозможно. С каждого человека, который какое-то более или менее весомое количество лет провел в составе «россоне-ри», клуб пылинки сдувает. Кажется, ветеранам там попросту не могут отказать в подписании нового контракта; когда разговор идет о людях, завоевавших множество европейских и итальянских призов, слово «нет» из лексикона Сильвио Берлускони и Адриано Галлиани буквально выжигаются. Люди играют до 40 лет, а потом плавно переходят на ту или иную работу в клуб.

Так и формируется особый патриотизм «Милана»: футболисты могут быть уверены, что если отдадут многое команде, клуб их ни за что не бросит. Кто-то устроится в детскую школу, и мальчишки будут млеть от того, что с ними работает такая легенда; другой отправится тренировать дубль, третий – кто поделовитее – пополнит штаб миланских менеджеров. Чужаки в клуб не пролезут, а свои без работы не останутся.

Но ведь именно так относились к своим ветеранам в филатовско-семинском «Локомотиве»! И после ухода Семина, в сугубо филатовском, – тоже. Те же Лоськов и Евсеев, подписывая свои последние локомотивские контракты, услышали от Филатова обещания, что оба получат работу в «Локо» после завершения карьеры. Более того, экс-президент говорил в интервью «СЭ», что хочет видеть в клубе даже ушедшего в свое время в «Уралан» Чугайнова. Тот в итоге пошел другим путем, зато Джанашия, Черевченко, Оганесян, Батуренко, Биджиев, Хапов, Арифуллин, Смирнов, Фузайлов и ряд других игроков «Локо» 90-х – начала 2000-х при прежнем руководстве клуба вернулись к родным пенатам.

При Липатове же к ветеранам трепетно относиться перестали. О том, чтобы устроить какую-то церемонию прощания с болельщиками для Евсеева и Лоськова, не было и речи. На таких ключевых должностях, как, к примеру, спортивный директор, стали появляться люди вроде Дмитрия Баранника – некогда обычного полузащитника «Зенита», в последний десяток лет жившего и работавшего (далеко не всегда по специальности) в «самой футбольной» стране мира – Норвегии. Это все равно, что в «Милан» на роль третьего человека в клубе ни с того ни с сего взяли бы рядового игрока «Лацио» 20-летней давности, жившего 10 лет после окончания карьеры где-нибудь в Финляндии. Да на «Сан-Сиро» от такой перспективы все дружно повесились бы!

Зато «Милан» для Сергея Владимировича – «идеальное воплощение принципов клубного единства». Только какое отношение это имеет к «Локо»?…

Если задаться целью найти слово, которое меньше всего подходит к Липатову и его методу ведения дел, то это -«сентиментальность». Вполне допускаю, что простые человеческие чувства свойственны председателю совета директоров после окончания рабочего дня – но, облачаясь в деловой костюм, он их выжигает каленым железом. И действительно, зачем нужен какой-то душевный порыв, если есть бизнес-план?

Наверное, это и называется современными методами управления.

Однажды Липатов пришел на собрание президентов клубов РФПЛ с книгой под названием «Руководить по-русски» – и охотно позировал с ней перед фотокорреспондентами. Что, интересно, он хотел этим сказать? Что обладает Высшим Знанием, недоступным его коллегам-президентам? Что любой житейский поворот, равно как и выход из него, предусмотрен в специальной литературе?

По-моему, «руководить по-русски» – это как раз работать так, как Филатов и Семин. Чьи ошибки в тысячекратном размере компенсировались безудержной страстью к своему делу, любовью к «Локомотиву» и людям, которые в нем работали.

Недаром все, кто играл в том «Локо», вспоминают о годах, проведенных в клубе, с огромной ностальгией. Недавно брали интервью для клубного локомотивского журнала у Зазы Джанашия – так тот взахлеб рассказывал, как без малейших колебаний мог набрать телефонный номер Семина в два часа ночи, если у него сломалась машина или требовалась еще какая-то срочная помощь. Главный тренер тут же звонил нужным людям, и все проблемы мигом решались. Мог Джанашия посреди ночи и заехать к капитану команды Чугайнову – занять денег. И это воспринималось как должное…

– Ностальгию по временам Филатова – Семина иногда чувствуете? – спросил я во время первого предсезонного сбора 2008 года в Турции форварда Дмитрия Сычева. Мне интересен был именно его ответ, потому что в том, что подобные ощущения испытывают ветераны команды, сомнений не было никаких. А вот важнейшая фигура «Локо» нового поколения, успевшая застать чемпионский 2004 год – каковы ее ощущения?

– Чувствую, конечно, – ответил Сычев. – Это были особенные времена. Я тогда только попал в «Локо» – и сразу почувствовал, какой это коллектив. Такое не забывается

В том же духе высказалась в разговоре со мной и еще одна молодая звезда команды – Динияр Билялетдинов.

– Раньше на четыре дня (из отпуска) опоздал – заплати, вышел на тренировку с 20-минутным опозданием – сразу деньги неси. И касалось это всех без исключения. Сейчас попробуй сто долларов забери у кого-то! Сразу звонок (наверх) идет, аргументы – «у меня в контракте не написано». Давайте в каждой мелочи теперь от контракта плясать. А где человеческие отношения? Нет их теперь?

– Коллектива, какой был в «Локомотиве» еще в чемпионском 2004-м, и в помине нет?

– От него остались маленькие островки. Александр Удальцов говорит:

– Филатов – человек своеобразный. Он и матом мог кого угодно покрыть или, допустим, не принять приехавшего к нему Измайлова – если тот его чем-то всерьез разозлил. Не по игре, разумеется, а по отношению к работе. Но он – настоящий фанат своего дела. Валерий Николаевич действительно любит «Локомотив». И поэтому работали рядом с ним только такие же фанаты. А тем, кто пришел ему на смену, на «Локомотив» глубоко наплевать. Для них это временная остановка, где можно нарубить денег, а потом посмеяться и забыть.

Прав ли бывший пресс-атташе «Локо»? В той части, которая касалась Филатова, – однозначно да. Там, где речь о Липатове и его приближенных, – положительный ответ дать не возьмусь. Для этого надо гораздо лучше знать людей. Удальцов, в отличие от меня, успел познакомиться с ними ближе. До какой степени – мы еще поговорим…

Даже люди, позитивно настроенные по отношению к Сергею Владимировичу, сравнивают бывшее руководство клуба со сжатым кулаком, а то, что творилось в нем в 2007-м, -с растопыренной пятерней.

Конечно, когда Липатов пришел в клуб, конфликт между Филатовым и Семиным уже основательно подточил прежнюю атмосферу единения и доверия. Новый председатель совета директоров просто завершил этот процесс. Ему, человеку бизнеса со всеми вытекающими отсюда последствиями, сделать это не составляло никакого труда.

Условно говоря, в 99-м или 2002-м году у Липатова не было бы никаких шансов. Тот «Локомотив» отторг бы его. Здесь же микробы уже поселились в организме, и им лишь нужно было создать среду для размножения.

И, конечно же, искоренить в отношениях между людьми всякое искреннее, неформальное, личностное начало.

Людмила Филатова рассказывает:

– Помню, как Липатов с нами познакомился и сказал: «Будем работать вместе». Я сразу предложила: «Приводите вашу жену, встретимся, пообщаемся». Он сухо ответил: «Это не нужно. И вообще, все эти семейные отношения в команде надо искоренять». А на этих отношениях в «Локомотиве» всегда все строилось, его во многом и полюбили потому, что в глазах людей это была как раз семейная, домашняя команда. В тот момент я сразу почувствовала, что Липатов – абсолютно чужой для «Локомотива» человек. «Разделяй и властвуй» – вот его главный принцип.

Будучи, безусловно, умным человеком, Липатов не стал брать быка за рога. Проявив свои намерения явно, он спугнул бы Филатова, который тогда все же «командовал парадом». Поэтому поначалу Сергей Владимирович изучал обстановку и входил в доверие локомотивских людей прелюбопытными способами.

Бывшие работники клуба рассказали мне, чем потряс председатель совета директоров обслуживающий персонал команды в начале 2006 года. По их словам, на первом предсезонном сборе Липатов представился врачам, массажистам, администраторам «Локо», выслушал их пожелания. А приехав на второй, подошел к ним же со словами: «У меня для вас отличная новость!»

«Неужели зарплату подняли?» – подумали наивные люди. И услышали: «Я написал новый гимн "Локомотива" – и музыку, и слова!» К тому времени у команды уже был гимн, принятый болельщиками. Зачем понадобилось придумывать еще один – никто так и не понял.

– Когда Филатову принесли сочинение Липатова, он воскликнул: «Какой еще гимн?!» – вспоминает Александр Удальцов. – И распорядился: «Ставьте, но только за 20 минут до матча, как обычную песню. А гимн у нас останется прежний». Давид Шагинян, как и еще несколько работников клуба, эту историю подтверждает.

Малозначимый, казалось бы, эпизод с гимном стал одним из первых звеньев в длинной цепочке событий, которая однажды приведет к отставке Филатова…

Как признался мне экс-президент клуба, Липатов был категорически против возвращения из сборной в «Локомотив» Семина – по филатовскому выражению, «до крика». Чем не угодил бизнесмену титулованный тренер, с которым они тогда толком не были знакомы, – из логики последующих событий догадаться несложно. Перспектива появления столь мощной фигуры в планы Липатова явно не вписывалась. А если допустить еще гипотетическую возможность их примирения с Филатовым…

Впрочем, сам бывший президент тоже не горел желанием возвращать Семина. Тут они с Липатовым выступили единым фронтом. И невдомек было Филатову, что тем самым он добровольно засовывает свою голову в пасть льву. И царь зверей неспешно, смакуя, сожмет челюсти.

Давид Шагинян говорит:

– Липатов вел себя очень тактично и грамотно. Ни одного нашего предложения с порога не отвергал, даже если с чем-то был категорически не согласен, открыто это не показывал. В общем, до поры до времени не давал никакого повода заподозрить себя в борьбе за власть в клубе.

Семин, в свою очередь, полагает:

– После моего ухода, когда Эштреков возглавил команду, все шло хорошо, был огромный отрыв, команда провела много неплохих матчей. Потом, после травмы Сычева, все повалилось, «Локомотив» занял третье место, и Эштрекова перевели на пост спортивного директора. Но в клубе к тому моменту появился Липатов, и, намой взгляд, Филатов уже не руководил процессом. Не верю, что, если бы все зависело от него, Эштреков ушел бы с поста главного тренера.

Мне все же кажется, что на момент окончания сезона-2005 степень влияния Липатова не стоит преувеличивать. По-настоящему прибирать власть к рукам он начнет по ходу следующего сезона, который увенчается его безоговорочной победой на аппаратных фронтах.

Липатов пришел в клуб, когда тот шел со значительным отрывом на первом месте в таблице. То, что начало падения «Локо» совпало с появлением нового председателя совета директоров, скорее всего, является обычным совпадением.

А может – результатом воздействия его какой-то совсем другой, совсем не локомотивской ауры?…

–  Когда в судьбе команды произошел надлом? - спросил я не так давно нового капитана «Локо» Динияра Билялетдинова.

– После злополучного поражения от «Рапида» в 2005 году, когда не попали в Лигу чемпионов. С того дня началась черная полоса.

Любопытно, что именно спустя несколько дней после фиаско с «Рапидом» Филатов собрал группу игроков команды в одном из московских ресторанов, чтобы поговорить о проблемах. А заодно – чтобы познакомить их с Липатовым. Тот был подобному сближению, естественно, только рад.

– Я в свое время играл в футбол на профессиональном уровне. И если разговариваю с футболистами, то на языке не начальника, а человека, прошедшего подобную школу, – гордо скажет однажды председатель совета директоров в интервью, лишний раз подчеркнув свою «футбольность».

С этого момента Липатов начнет постепенно внедряться в саму команду. Во что это выльется в 2007 году – узнаете ниже…

А в конце июля 2005-го над «Локомотивом» сияло яркое солнце.

Да, с недопустимым скрипом были пройдены во втором квалификационном раунде Лиги чемпионов скромные македонские «Работнички». Но пройдены же – в то время как двумя годами ранее ЦСКА на том же этапе оступился в противоборстве с «Вардаром» из той же Македонии. В чемпионате же страны, с учетом последних матчей се-зона-2004, «Локо» не проигрывал 26 туров подряд, тем самым сравнявшись с абсолютным рекордом «Спартака» 2003 года. За два с половиной месяца после назначения главным тренером Эштреков ни разу не познал горечи поражения.

Но лишь 30 июля должно было выясниться, что представляет собой «Локо» на самом деле. Соперником был ЦСКА… Новоиспеченный обладатель Кубка УЕФА – первого в истории российского футбола выигранного европейского клубного трофея.

Человек-эпатаж Сергей Овчинников такой оказии упустить не мог. Несколько его предматчевых заявлений произвели эффект разорвавшейся бомбы.

В ту пору российская футбольная «тусовка» напропалую восхищалась достижением армейцев. Их соперники по чемпионату один за другим рассказывали, как переживали за ЦСКА в Кубке УЕФА. К изданию уже готовились сразу две книги про Валерия Газзаева: одна в серии «Жизнь замечательных людей» (причем не как у великих ученых и писателей – в сером переплете, а в самом что ни на есть золотом), другая – под названием «Приговорен к победе».

И вот в такой благостной атмосфере Босс пришел в редакцию «Спорт-Экспресса» и заявил, что в финале Кубка УЕФА болел против ЦСКА. «Конечно, ревность есть, -признал он. – Я своим так и сказал: победа армейцев в Кубке УЕФА – неудача для нашего клуба».

Дальше – больше. О главном еврокубковом герое ЦСКА – бразильце Даниэле Карвалью – было произнесено следующее: «Был бы бразилец действительно хорошим футболистом, в Россию бы не поехал». Ценность самого Кубка УЕФА Овчинников охарактеризовал так: «Гораздо лучше сыграть дважды в полуфинале Кубка кубков, чем один раз выиграть Кубок УЕФА неизвестно у кого».

Для России такая предматчевая «артподготовка» более чем непривычна. А вот профессиональные боксеры перед боями в Лас-Вегасе или Нью-Йорке точно так же пытаются деморализовать оппонентов, словесно размазывая их по рингу. Прием этот – крайне рискованный, потому что дает тренеру команды-оппонента все карты в руки. Провокационные цитаты зачитываются команде на предматчевой установке – и больше даже говорить ничего не надо. И если клуб автора нашумевших заявлений проигрывает, человеку потом, что называется, мало не показывается. И от прессы, и от соперников, и от собственного руководства.

Так произошло предыдущей осенью с тогдашним главным тренером «Зенита» Властимилом Петржелой, который перед решающей встречей с ЦСКА заявил в интервью, что армейцы играют в «конский футбол». Имелось в виду – в футбол примитивный, ставящий целью затоптать соперников. Закончилось все выездной победой ЦСКА со счетом 3:0. «Конский футбол» чеху припоминали еще долго…

Впрочем, Овчинникову страхи по поводу собственных высказываний неведомы. Чего может бояться человек, который несколько лет назад в телепрограмме «Школа злословия» с легкостью заявил, что продолжает играть в футбол для того, чтобы… достроить дом?! Самодостаточному человеку, ему было глубоко наплевать на обвинения в меркантильности, которые неизбежно должны были посыпаться на него со стороны определенной группы не в меру аскетичных фанатов. Тех, кто свято убежден, что игрок должен клубу все, а клуб игроку – ничего. Причем чем меньше добились в жизни эти люди, с тем большей рьяностью они заглядывают в чужой карман. И буквально звереют, когда футболисты поднимают тему материальных благ…

А тогда, после скандальных овчинниковских заявлений, «Локомотив» армейцев – победил! Когда Олег Пашинин, для которого этот гол стал всего вторым в высшей лиге, забил победный мяч, сошла с ума от радости Южная трибуна, потрясающе красиво и согласованно одетая в зеленые и красные манишки. Аплодировал из VIP-ложи тогда еще просто один из спонсоров клуба Сергей Липатов – которого тот матч, как мы помним, и влюбил в «Локомотив». Новый абсолютный рекорд чемпионатов России по длине беспроигрышной серии – 27 игр – был установлен (и, кстати, до сих пор никем не побит). Казалось, теперь железнодорожникам открыт путь к третьему золоту.

Но уже в следующем туре, в Казани, команду Эштрекова ждали сразу два удара. Первое – поражение – еще можно было пережить. Но разрыв крестообразных связок колена Дмитрия Сычева, оставивший «Локо» без единого классного форварда, стал для команды фатальным. А вскоре последовало и домашнее поражение от «Рапида», лишившее команду праздника под названием «Лига чемпионов». В которой с тех пор «Локомотива» не видели ни разу…

Могло, впрочем, все сложиться и по-другому. Клуб был очень близок к подписанию контракта с талантливым форвардом из Швеции Маркусом Розенбергом. Отец шведа даже приезжал в Москву, выбирал для сына квартиру – и приемом остался более чем доволен.

Его привели в VIP-ложу Черкизова на матч «Локо» -«Динамо». Неподалеку сидел Роман Абрамович. Красочное фанатское шоу едва не свело Розенберга-старшего с ума. После игры его пригласили на день рождения одного из работников клуба, который отмечался на стадионе в присутствии всей команды. Приезд отца шведского футболиста не остался незамеченным. Вадим Евсеев громко скандировал: «Тре Крунур!» и «Берье Сальминг!» -демонстрируя знание истории шведского хоккея. Угощали гостя с настоящим русским размахом.

Казалось, все на мази. Розенберг заменил бы Сычева, а на следующий год, после выздоровления последнего, составил бы с ним ударный дуэт форвардов.

Увы, в последний момент швед предпочел амстердамский «Аякс» – хотя поначалу голландцы предлагали нападающему меньшую зарплату, чем «Локомотив». Говорят, сделать выбор в пользу «Аякса» Розенберга убедил агент -популярный в 90-е годы шведский футболист Мартин Далин. Позже Розенберг переберется в Германию. Теперь он штампует гол за голом в составе именитого бременского «Вердера».

«Локомотив» же, проиграв «Рапиду», кубарем покатился со своих позиций и в чемпионате. Помимо Сычева, надолго выбыл из строя еще и Лоськов. Все это стало настоящим подарком судьбы для «Спартака», который к августу уже и не надеялся занять второе место и попасть в следующую Лигу чемпионов.

Представьте только: по положению на 1 августа «Спартак» отставал от «Локомотива» на 17 (!) очков – имея, правда, две игры в запасе. Но за последующие три месяца красно-белые в десяти матчах набрали 25 очков, а красно-зеленые – в восьми матчах всего восемь очков с разностью мячей 7-11…

В последнем туре два претендента на серебро (золото спокойно взял ЦСКА) встречались между собой. В предматчевом комментарии в «СЭ» я предпочел обсуждению предстоящего матча разговор на более глобальную тему. Два с половиной года спустя заданные в той публикации риторические вопросы кажутся настолько актуальными, что позволю себе самоцитату.

«…С "Локомотивом " вопросов гораздо больше. Кто в новом сезоне будет тренером? Почему не вернулся Юрий Семин? Какова роль нового главы РЖД Владимира Якунина, в каких объемах он готов поддержать клуб? Чей голос в стратегических решениях будет решающим - президента Валерия Филатова или председателя совета директоров Сергея Липатова? Какие перемены ждут состав?

Когда столько вопросов отвлекают людей перед решающим матчем – для команды это не очень хорошо. В "Спартаке " игроки и тренеры не закрепощены мыслью о том, что предстоящий матч может ударить по их личной карьере. В "Локомотиве" - такое есть…

Ясно одно: "Локомотив " сегодня находится на пороге больших перемен. Эпоха Юрия Семина, сделавшего сейчас выбор в пользу "Динамо ", закончилась. Даже по морщинам, добавившимся за последние месяцы на лице экс-главного тренера сборной, видно, как нелегко все происшедшее ему далось. Игрокам, судя по всему, тоже.

У "паровоза " – два возможных вектора пути. При худшем варианте развития событий в следующем сезоне он продолжит падение, начатое во втором круге сезона нынешнего. Тогда станет ясно, что клуб с, казалось, отлаженной до мелочей структурой на самом деле держался на одном человеке. И что "Лот " без Семина – такой же фантом, как киевское "Динамо " – без Лобановского.

Но есть и другой путь. Если верна информация о том, что бюджет команды возрастет, и будет найден серьезный зарубежный тренер (переговоры, поговаривают, ведутся со всеми свободными тренерами высшего класса -от Хитцфельда до Ле Гуэна), то станет ясно, что клуб жизнеспособен и без Семина. Впрочем, для того чтобы такого тренера найти, "Локомотиву" нужно выиграть у "Спартака". Без Лиги чемпионов Хитцфелъдов заманить в Россию будет куда труднее.

Новый "Локомотив " может стать не хуже и даже лучше прежнего. Но сохранится ли в нем прежний дух? Сохранится ли привлекавшая болельщиков и нехарактерная для современного футбола семейная атмосфера, созданная там во времена Семина, атмосфера какой-то всеобщей теплоты, какой не было больше ни в одном клубе? Поклонники "Локомотива" уже сейчас тоскуют по ней куда сильнее, чем по утраченному осенью золоту».

«Спартаку» железнодорожники, как и следовало ожидать, проиграли, после чего остались без Лиги чемпионов и без Эштрекова перешедшего на пост спортивного директора.

В конце года Семин, уже назначенный главным тренером «Динамо», дал весьма резкое интервью «Спорт-Экспрессу».

– Почему из командировки в сборную, в которую вы отправились из «Локомотива», вернулись в «Динамо»?

– Это очень сложный вопрос, особенно для болельщиков «Локомотива». Им я и хочу сказать, что не все зависело от меня. Не собираюсь взваливать всю инициативу перехода в «Динамо» на свои плечи. Наверное, по многим взглядам на развитие клуба мы с руководством «Локомотива» перестали сходиться и понимать друг друга…

– С президентом Валерием Филатовым или с новым председателем совета директоров Сергеем Липатовым?

– С руководством клуба. Они оба -руководители. Кроме того, в период моего отсутствия в «Локомотиве» происходило много вещей, которые мне были непонятны. Это тоже сыграло свою роль.

– Что вы имеете в виду?

– На мой взгляд, за этот период нарушилась или, вернее, не была сохранена Эштрековым атмосфера единства клуба, игроков и болельщиков, которая всегда была отличительной чертой «Локомотива». Вдруг принимались решения не пускать болельщиков на базу. Не меня, а именно болельщиков. Проезжая мимо Баковки к себе домой, я видел, как мальчишки и девчонки, которые всегда бывали на наших тренировках, один день стоят перед закрытыми воротами, второй… А потом они перестали приходить. Для меня это – нонсенс.

– Говорят, однажды вы попытались их провести, и именно тогда новые охранники не пустили вас в Баковку.

– Может быть, такое и было. Но чтобы не пускали лично меня – подобного не происходило. Что же касается болельщиков, то наша команда всегда была открытой, доброжелательной, всегда шла вместе со своими поклонниками. Еще один нонсенс – запретили вывешивать на трибунах некоторые баннеры. Причем они не носили оскорбительного характера. По-моему, такие баннеры -нормальное явление, люди ходят болеть за команду и имеют право в рамках приличий высказывать все, что хотят. Тем более что наши болельщики всегда были хорошо воспитаны.

Еще для меня необъясним полный карт-бланш, который был дан Биджиеву в селекционной политике. Со стороны главного тренера Эштрекова не было за ней никакого контроля В течение того длительного времени, которое я был во главе «Локомотива», без главного тренера в команду не бралось ни одного игрока. Здесь же дело оказалось поставлено на поток, и, по-моему, ни с одним новичком не угадали. Наконец, для меня непонятно вмешательство в тренерские вопросы - чуть ли не замены с трибуны делались. Отсюда и результаты – как осечка в Лиге чемпионов, так и падение с первого места на третье в чемпионате страны. Все эти факторы и предопределили то, что я не вернулся в «Локомотив».

– Допускаете ли, что еще когда-нибудь будете работать вместе с Эштрековым?

– Нет.

– Есть ли ощущение, что он вас предал?

– Нет. Но работать с ним мы больше не сможем.

В довершение всего, сезон-2006 «Локомотив» начал без Овчинникова, ушедшего вслед за Семиным в «Динамо» в качестве свободного агента. То есть, ко всему прочему, еще и бесплатно.

Для многих это стало настоящим шоком. В первую очередь – для Филатова, который, узнав о подписании вратарем контракта с бело-голубыми на следующий сезон, «отцепил» его даже от поездки на матч Кубка УЕФА в Израиль. Гневу президента не было предела. В ту пору отношения с Семиным у него были далекими от идеальных, и уход голкипера, в честь которого по сей день на стадионе в Черкизове висит болелыцицкий баннер «Босс -№ 1 навсегда», носил для Филатова еще и личностную окраску.

Кто в приведенных ниже цитатах говорит правду, а кто лукавит – не знаю. Со свечкой, как говорится, не стоял. И единственное чувство, которое вызывает у меня эта размолвка, – досада. Досада, что два достойных человека, столько лет и с такими успехами находившиеся в одной упряжке, так плохо расстались. И это стало еще одной частью той лавины, которая в конце концов погребла под собой старый добрый «Локо»…

Овчинников рассказал мне:

– Я полагал, что имею право хоть на какую-то определенность по поводу своего ближайшего будущего. При этом никаких финансовых требований не озвучивал. Этого я вообще никогда не делал: сколько дадут – столько, значит, и стою.

Если бы мне честно сказали, что как на вратаря на меня не рассчитывают, я бы это понял и готовился как-то жить дальше. Но было полное молчание. Ну вот скажите, зачем мне нужно было вообще уходить из «Локомотива»? Я был там основным вратарем, вызывался в сборную (пусть в стартовом составе играл уже Акинфеев), получал хорошую зарплату. Какой смысл был срываться куда-то еще из родного клуба, которому я отдал столько лет?

Но мне никто ничего не предлагал. Два раза Валерий Николаевич приглашал меня к себе на прием. Дважды я надевал костюм, галстук, выезжал к нему – и тут мне звонили и говорили, что сейчас он меня принять не сможет. Допускаю, что у него возникали какие-то срочные дела – но ведь я не сам к нему ломился, а он назначал это время.

Потом был разговор с Хасаном Биджиевым в раздевалке прямо перед матчем последнего тура со «Спартаком». Я спросил его • «Сегодня у нас последняя игра сезона, а у меня никакой определенности. На что рассчитывать?» И вновь – тишина. Никакой конкретики. И что мне оставалось делать? Вот я и вышел на игру в шарфе «Локомотива». Попрощаться с болельщиками…

Вся команда может вам подтвердить: после матча со «Спартаком» я всех собрал в ресторане. Сказал, что мне не предлагают новый контракт, и если предложения не последует до завтра – уйду. Люди просто обалдели.

Может, я и погорячился. «Динамо» – это ведь была большая авантюра. Но все-таки я воспитывался в динамовской школе, и за неимением ничего лучшего решил, что для меня это правильное решение. Да и куда-то на периферию ехать не хотелось. И когда Юрий Палыч принял «Динамо», а предложения из «Локомотива» так и не поступило, я попросил Семина помочь мне попасть в его команду.

Вся эта история, если честно, мне не понравилась по одной простой причине. Многие люди, которых я считал своими друзьями, повели себя, на мой взгляд, не очень правильно. Привык все делать по-человечески и говорить обо всем прямо, без недомолвок. Чтобы потом не проходить друг мимо друга и не бросать косых взглядов. Впрочем, у каждого – своя правда. Тем не менее я плохого не помню. А мы с (Филатовым, Биджиевым, Шагиняном много лет делали общее дело, добивались успехов и не втыкали друг другу нож в спину. Они могли обижаться на меня, я-на них. Но никто никого не предавал.

Филатов, в свою очередь, был краток: - Я ему сказал за два месяца до окончания сезона, чтобы он сидел и не дергался: новый контракт с ним будет подписан. А Овчинников потом начал говорить в интервью, что якобы я его не замечал и ничего ему не предлагал…

Более развернуто высказался на эту тему Давид Шагинян:

– Я Босса в той ситуации немножко не понял. Уйти ведь можно по-разному. Он мог прийти и прямо сказать: «Хочу работать с Палычем, он меня пригласил». Надо быть честным перед самим собой. Дима Хохлов перешел в то оке «Динамо», но совсем по-другому. Пришел в клуб, рассказал о предложении оттуда. Мы выдвинули свое. Он вроде бы уже согласился – но через день извинился и сказал: «Мне предложили такие деньги, которые я больше нигде не заработаю. А у меня карьера на исходе». Мы нормально, по-человечески разошлись, и Дима прекрасно играет до сих пор. Овчинников почему-то повел себя по-другому, хотя его оставляли в команде…

Филатов же не враг себе, чтобы такую культовую фигуру, как Овчинников, убрать из «Локомотива»! Сережа отлично знал, что у нас всегда футболисты, в том числе и он сам, до конца года спокойно играли, после чего с ними в первые дни отпуска перезаключался контракт. И при этом вышел на матч со «Спартаком», повесив на шею шарф, – а потом всем объяснил, что таким образом прощался…

Загадочный развод «Локо» и Босса не принес счастья никому.

«Локомотив» до сих пор находится в поисках настоящего первого номера. Элдин Якупович, Алексей Поляков, Иван Пелиццоли – все они выдавали хорошие матчи, но никому и в голову не придет сказать, что кто-то из них в полной мере заменил Овчинникова. В 2008-м пришел из «Амкара» Иван Левенец – и в первом же официальном матче, за Суперкубок, пропустил нелепейший гол от Аршавина…

Овчинников же пробыл в «Динамо» всего полсезона. В обстановке провальных результатов, хронических невыплат зарплаты и полного внутриклубного хаоса у него 25 июля 2006 года произошел нервный срыв во время матча с «Москвой». В «Спорт-Экспрессе» этот эпизод описан так: «За 15 минут до финального свистка динамовский вратарь устроил грандиозный скандал на ровном месте. Поводом стал угловой у его ворот, назначенный, по мнению Овчинникова, ошибочно. После того как главный судья указал на угол поля, голкипер стремительно рванул к боковому и накричал на него. Получив за это предупреждение, набросился уже на главного арбитра Игоря Захарова, а увидев перед собой красную карточку, замахнулся на судью и схватил его за футболку. Долго не хотел уходить с поля, в ярости бросил на газон капитанскую повязку и, уже уходя под трибуны, едва не разнес ногой пластиковый коридор, ведущий к раздевалкам».

Успокоившись, Овчинников извинился перед Захаровым, с которым когда-то вместе играл – причем как в устной, так и в письменной форме. А спустя несколько дней, накануне заседания КДК РФС, позвонил журналисту «Спорт-Экспресса» Павлу Алешину и сказал:

– Поостыв и поразмыслив над случившимся, почувствовал стыд и раскаяние. Запоздалое, конечно. Футболисты, тем более известные, являют собой пример для подражания для тысяч влюбленных в футбол мальчишек, и то, что я перед их глазами продемонстрировал на поле, ни в какие ворота не лезет. И никакие ошибки судьи не могут служить оправданием такого поведения. Арбитр, как и футболист, имеет право на ошибку. Приношу через «Спорт-Экспресс» свои извинения всем любителям футбола, ставшим свидетелями моего нервного срыва.

Еще в ходе эпизода понимал, что делаю что-то не то, да не мог уже остановиться. Нерв оголился, в спорте же почти все время руководствуешься эмоциями. К тому же обостренное чувство справедливости у меня врожденное, с детства. Надеялся, что с возрастом это пройдет, но рецидивы случаются до сих пор, приводят к несправедливости уже в отношении других людей… Кроме самого себя, винить тут больше некого.

– Не считаете, что вулканический выброс эмоций у вас в какой-то степени спровоцировало низкое место «Динамо» в таблице чемпионата России, затянувшийся кризис игры, организационные неурядицы в клубе?

– Можно было бы, конечно, слукавить, сослаться на динамовские проблемы, но это выглядело бы самообманом. Нечто подобное случилось ведь со мной и три года назад в благополучном «Локомотиве». Я привык отвечать за свои поступки. Мог бы сейчас, прося о снисхождении, повторять: больше не буду. Но, наверное, вспышки необузданного гнева заложены в моем характере, и никуда мне от этого не деться.

– Что вас больше всего угнетает в происшедшем?

– То, что я сильно подвел Юрия Павловича Семина, много сделавшего для того, чтобы я состоялся как футболист, вратарь сборной, – это однозначно. Он такого совершенно не заслуживает. Придется работать вдвое, втрое больше, чтобы заслужить прощение, вернуть его доверие.

– Какое наказание вы понесли в клубе?

– Меня оштрафовали на о-очень большую сумму, отобрали капитанскую повязку. Но самым страшным наказанием было собрание команды, видеть и слышать ребят, которые считали меня авторитетом, способным сплотить коллектив, своим опытом помочь ему встать на ноги. Но никуда не денешься. Надо восстанавливать репутацию и в их глазах.

– То есть у вас не появилось желания закончить с большим футболом?

– Нет. Нервные срывы случались у многих и не служили поводом повесить бутсы на гвоздь. По игре не вижу предпосылок к окончанию карьеры, еще поиграю, какой бы продолжительности дисквалификацию мне ни присудили.

На КДК покаяние Босса не подействовало. Он был дисквалифицирован на пять матчей. Но и этим все не ограничилось. Пока Овчинников отбывал наказание, в отставку подал Семин. А новое руководство клуба и главный тренер Андрей Кобелев выставили 35-летнего вратаря на трансфер за считанные дни до закрытия летнего дозаявоч-ного периода. Времени найти новый клуб уже не было.

Так внезапно завершилась игровая карьера одного из самых успешных – и уж точно самого колоритного вратаря в истории российского футбола.

Впрочем, она могла возобновиться после прихода Семина на должность президента «Локомотива». Овчинников сам позвонит новому главному Анатолию Бышовцу и предложит свои услуги в качестве действующего голкипера. Бышовец сухо ответит, что на этой позиции у него есть более сильные футболисты. А впоследствии объяснит свое решение в том числе и инцидентом в матче «Москва» – «Динамо». По словам тренера, сотрудничество с человеком, который на такое способен, он счел невозможным…

Но вернемся к «Локомотиву», которому после третьего места в сезоне-2005 и отставки Эштрекова надо было начинать все с чистого листа.

Финансирование со стороны РЖД действительно резко возросло. Филатов на тот момент еще не утратил право решающего голоса по главным вопросам, хотя Липатов медленно, но верно прибирал власть к рукам. Отличного тренера Поля Ле Гуэна, переговоры с которым президент «Локомотива» довел до завершающей стадии, заполучить все-таки не удалось: поездке француза в Россию якобы воспротивилась его жена.

Семейная атмосфера в команде тогда еще не оказалась окончательно разрушенной – хотя направленность перемен, к сожалению, я почувствовал верно. Но для того чтобы от духа старого «Локо» остались одни руины, надо будет подождать еще чуть больше года…

И все же до коллапса было еще далеко. Что и доказал Славолюб Муслин – тренер, который сменил во главе «Локомотива» Эштрекова. Нашел улыбчивого серба Филатов, шестью или семью годами ранее познакомившийся с ним в Белграде. Возможно, президент «Локо» о нем и не вспомнил бы – да агент Муслина своевременно напомнил ему о своем клиенте. Надо заметить, что завышенных финансовых требований серб не выдвигал, что тоже было зачтено ему в плюс.

На фоне Ле Гуэна и Семина фигура Муслина на тот момент, мягко говоря, не казалась бесспорной. Выдающимися достижениями в Европе он похвастать не мог, два последних места работы – донецкий «Металлург» и бельгийский «Локерен» – амбициям «Локомотива» никак не соответствовали.

Но Филатов, которого когда-то Муслин очаровал как человек, наплевал на общественное мнение, доверившись своей интуиции.

И угадал.

Два года спустя опытнейший Сергей Гуренко, игравший у великолепных тренеров в Италии и Испании, скажет мне:

– Убежден: таких тренеров, как Муслин, – единицы.

– В чем его сила?

– Как ни странно, он, хоть и иностранец, хорошо понял русский менталитет. И мог найти к каждому подход – как в работе, так и в общении. Думаю, найдется немного тренеров, о которых с благодарностью отзываются даже те, кто не играл у него в основном составе. Это - показатель. Плюс он очень интересный, умный человек. И футбол европейский знает отлично, понимает, к чему надо стремиться.

Единственное – он не хотел форсировать процесс изменений в команде. Ему не нужен был результат прямо сегодня, любой ценой, у него был разработан четкий, спокойный план. Думаю, что его концепция была рассчитана не на год, а гораздо дольше. И знаю, что за два года этот человек заложил бы очень хорошую базу для команды на годы. Подтянул бы молодежь, поменял бы мировоззрение футболистов.

Точно такую же оценку работе Муслина дали и Лоськов, и Сычев, и даже Евсеев, который много матчей при нем провел на скамейке запасных. Более того, после заключительного матча сезона он в своем фирменном стиле, в телекамеры, выкрикнул: «Спасибо Муслину!» Это было явной демонстрацией в поддержку специалиста, уволенного месяцем ранее…

В январе 2008-го во время сбора в Турции я стал свидетелем трогательной сцены. На первые контрольные матчи «Локомотива» в новом году собралось немало людей, прежде игравших и работавших в команде. Из Белека приехал спортивный директор «Амкара» Хасан Биджиев, из соседнего отеля Mirage Park подошел полузащитник «Химок» Юрий Дроздов. А главный тренер подмосковного клуба Славолюб Муслин, уже после игры вдоволь наобщавшись с Сергеем Гуренко, в гостинице дождался Дмитрия Сычева и Динияра Билялетдинова. Тренер и его бывшие футболисты обнялись, после чего несколько минут дружески толковали «за жизнь». Что лишний раз подтвердило факт, в котором из футбольных людей не сомневается никто: о специалисте с Балкан в «Локо» сохранились самые теплые воспоминания.

О том, как налаживались человеческие отношения у сербского тренера с футболистами, вы сможете узнать из монолога Евсеева в этой книге. Рассказ этот будет весьма неожиданным и очень неформальным…

А Давид Шагинян говорит:

– Когда говорят, что именно Муслин ввел традицию общекомандных посиделок с семьями в ресторане на стадионе после каждого матча, это не совсем так. Придумали это Валерий Николаевич и я. Мы понимали: после ухода Овчинникова, который всегда сплачивал коллектив, нужна какая-то идея, чтобы команда чувствовала себя единой. В ней уже было много новичков-легионеров, хотелось, чтобы и они ощущали себя в команде комфортно. Вот и придумали эти посиделки – причем после каждого матча, вне зависимости от результата. Плюс там всегда были рады видеть жен и подруг игроков, а с помощью женщин сплочение всегда происходит легче. Муслин же эту идею полностью поддержал.

Славо вообще человек общительный и презентабельный. Однажды сели, решили обсудить отношения с болельщиками. В какой-то момент с этим была некоторая напряженность. После ухода Семина в сборную мы попросили публику поддержать Эштрекова, но на следующем же матче появился плакат: «Верните Палыча!» Служба безопасности, причем без нашего ведома, по собственной инициативе, плакат убрала. Это вызвало среди фанатов не очень хороший резонанс, потому что в «Локомотиве» к такому не привыкли. Мы никогда не останавливали болельщиков, потому что они вправе выражать свое мнение и эмоции. Больше при нас таких инцидентов не было никогда, а вот в прошлом году все это расцвело пышным цветом…

Так вот, Муслин поддержал все наши инициативы по поводу общения с болельщиками. Организовали с ними встречу, стали каждую неделю проводить открытые тренировки. Я говорил ему: «Болельщики у нас очень преданные, и если ты повернешься к ним лицом, будешь к ним подходить после матчей, благодарить их-они будут тебя на руках носить». Так и произошло. На каждой пресс-конференции, которые транслировались на стадионном табло, Славо благодарил наших поклонников. Они любят его до сих пор.

Журналисты в Муслине тоже души не чаяли. Вежливый человек, много лет проживший во Франции и впитавший западный менталитет, он не игнорировал ни одну просьбу об интервью, всегда был вежлив, улыбчив и небанален. Более того – к середине сезона он уже выучил русский настолько, что стал давать послематчевые пресс-конференции на языке Пушкина. Не оценить такой знак уважения к стране, куда человек приехал работать, было невозможно.

Впрочем, далеко не все давалось Муслину просто. И не могло даться – с таким-то вавилонским столпотворением, какое собралось в «Локо» к началу сезона-2006.

Проблема была в том, что обе ветви клубного руководства – филатовская и липатовская – занимались селекционной работой как бы сами по себе. При этом единственная просьба Муслина – купить в «Црвене звезде» высокорослого форварда Жигича – выполнена не была. Сербский тренер мечтал о дуэте форвардов Жигич – Сычев, но так его и не получил. А Жигич вскоре стал звездой «Валенсии».

Муслин в беседе для этой книги заявил, что лучше было купить одного Жигича, чем за те же деньги – целую когорту новичков, попавших той зимой в «Локо». Представители тогдашнего руководства «Локо» на это возражают, что за Жигича сербский клуб заломил им 12 миллионов долларов – по тем временам сумму для железнодорожников неподъемную. «Валенсии» же уступили его за вдвое меньшую.

Чем более рассредоточена и многослойна власть в клубе – тем более хаотична и лишена логики его трансферная политика. Начиная с 2006 года, когда влияние Липатова уже не уступало филатовскому, в «Локомотиве» сложилось именно такое положение дел.

Официальная селекционная служба клуба направляла своих наблюдателей на тот или иной юношеский турнир в Европе – и вдруг выяснялось, что по просьбе «Локомотива» там уже аккредитован какой-то агент. От Липатова.

Технический директор клуба Хасан Биджиев рекомендовал приобрести молодого форварда Амаури, выступавшего тогда в одном из скромных итальянских клубов, а потом ставшего звездой «Палермо» и предметом охоты клубов-грандов с Апеннин. Но взамен этого покупали шотландца О'Коннора.

На Кубок Африки-2006 от клуба поехали два селекционера. А потом вдруг проявил личную инициативу Липатов, в самом конце заявочной кампании предложивший взять в команду египтянина Амра Заки. Муслин, узнав об этом, позвонил председателю совета директоров: «Сергей, Заки мне не нужен». На что, по данным одного источника, работавшего тогда в менеджменте «Локо», был получен ответ: «Не бойся, Славо, у нас денег до…!»

В результате Заки, по свидетельству клубных источников, взяли… без медосмотра: мол, зачем проверять человека, который месяц назад, живехонький, играл на Кубке Африки? Причем селекционный отдел на обследовании, говорят, настаивал, но под давлением Липатова вынужден был отступить.

Уже после подписания контракта выяснилось, что у этого игрока – тяжелая костная патология коленного сустава. Удивительно еще, что спустя полгода его каким-то образом ухитрились за те же деньги «сбагрить» на родину.

Где он, перенеся операцию, вновь станет одним из героев Кубка Африки, только уже в 2008 году…

Впрочем, надо заметить, что селекционная служба «Локо» тоже давала промашки – взять хотя бы камерунца Бикея, которого вся команда за хамское поведение возненавидела настолько, что Муслин «по просьбам трудящихся» убрал его в дубль. На чем, кстати, завоевал у игроков дополнительные висты.

По данным из ряда источников, команда Липатова в 2006 году привела в «Локомотив» словака Хада (изначально его фамилия произносилась как Гад, но руководство клуба специально попросило журналистов сделать его фамилию более благозвучной для русского уха), тунисца Зуаги, уже упомянутых египтянина Заки и шотландца О'Коннора. Из них более-менее преуспел только последний, в 2007 году забивший в финале Кубка России победный гол «Москве». И вскоре перепроданный в клуб английской премьер-лиги «Бирмингем».

Команда Филатова, согласно той же информации, купила объективно лучшее приобретение «Локо» последних Лет – нынешнего защитника «Челси» серба Ивановича, боснийца Спахича, бразильца Селсинью. Муслин «подтянул» боснийского вратаря со швейцарским паспортом Якуповича.

Как можно было из этого хаотичного интернационала, собранного к тому же разными группировками, слепить команду – уму непостижимо. Муслину это удастся.

Впрочем, не сразу. Начало сезона выдалось катастрофическим: ничья и три поражения в четырех стартовых турах. Тут же заговорили, что отставка серба – вопрос уже решенный. Правда, в тот момент резко против такого поворота событий выступил Филатов, на которого большое впечатление произвела предсезонная подготовка под руководством Муслина, которую он наблюдал воочию, на сборах. Президент был уверен, что она должна дать плоды.

Накануне матча 5-го тура с ЦСКА Филатова, Липатова, Муслина и капитана команды Лоськова вызвали на разговор к Владимиру Якунину. Вопреки ожиданиям, прошел он спокойно и конструктивно. Президент РЖД поинтересовался у тренера, как происходит его адаптация к России, и пообещал поддержку.

На следующий день, 16 апреля, был обыгран действующий чемпион – армейцы. И вновь, как при Эштрекове, с «валидольным» счетом 3:2 и точно таким же сюжетом! На сей раз, правда, победный гол забил не ветеран Папшнин, а сербский новичок «Локо» Бранислав Иванович. Интересны развилки судьбы: в межсезонье-2007/08 Пашинин закончил с футболом и был назначен руководителем Дирекции по работе с болельщиками «Локомотива», а Иванович перешел в «Челси»…

Победа над ЦСКА ознаменовала начало вертикального взлета «Локо», который продолжался 17 туров, или без двух дней полгода. За это время команда Муслина выиграла 12 матчей при пяти ничьих, забив в этих играх 36 мячей (то есть больше двух за игру!) и пропустив лишь 16. При этом был повторно обыгран ЦСКА. А в следующем поединке, 2 октября, московский клуб впервые стал победителем матча в Казани. До того местный «Рубин», играющий в премьер-лиге с 2003 года, в 17 встречах со столичными клубами ни разу не познал горечи поражения.

А тут – 4:2 в пользу «Локо». После чего Муслин обошел Газзаева, и железнодорожники вышли на первое место в таблице. До конца чемпионата оставалось девять туров.

Скажите: вы верите, что при такой диспозиции, даже потерпев одно поражение, можно уволить главного тренера?…

Давид Шагинян рассказывает:

– Да, Филатов взял ответственность за увольнение Муслина на себя. Но началось-то все с другого человека! Говорю об этом с полной ответственностью, потому что сам знаю, как это происходило. Впервые об этом зашла речь на обратной дороге в Москву после матча в Ростове, который выиграли – 2:1 (это было 13 августа. – Прим. И. Р.). Игра была трудная, победа далась ценой огромных усилий. И Липатов с Красновским (заместителем председателя совета директоров. – Прим. И. Р.) начали Валерия Николаевича обрабатывать- «Муслина надо убирать! Игры нет! Это не тот тренер, который нужен "Локомотиву "!»

Тогда отец был с этим совершенно не согласен. Но потом началось каждодневное давление. Филатову капали на мозги: надо снимать, надо снимать. При этом нужно учитывать, что в том году он очутился в совсем не Привычной для себя атмосфере. Липатов ведь – профессиональный интриган. Начались ночные звонки: «У меня есть стопроцентная информация, необходимо срочно встретиться». А «информация» та была следующего характера: одни игроки продают матчи, другие еще как-то химичат, Муслин на трансферах деньги «распиливает»…

Словом, была создана обстановка постоянной подозрительности, при которой отец, человек эмоциональный и к такому не привыкший, постепенно заводился. Так и созревало решение об отставке Муслина, которое Валерий Николаевич обнародовал как свое, но на самом деле его авторство однозначно принадлежит Липатову. Который, знаю, спустя десять минут после оглашения приговора втихую перезвонил Муслину и сказал: «Славо, ты извини, это все Филатов. Ты же знаешь: мы с тобой друзья, я не хотел тебя увольнять, но ничего не мог сделать».

Александр Удальцов вспоминает:

– Проблема была в том, что после ухода Семина в сборную Филатов, а вслед за ним и Липатов, начали играть в тренеров Не раз бывало, что они настаивали на включении в состав того или иного игрока – что при Эштрекове, что при Муслине При Славо это было особенно заметно, потому что состав на следующий матч он начинал нарабатывать со вторника.

Он очень верил в Ваню Старкова. Говорил: «Если он не сбавит - через год будет в сборной». И все время хотел ставить его левым защитником. Наигрывал изо дня в день -а в четверг-пятницу на базу приезжали Липатов и Красновский, заходили к Муслину. После чего на матч в качестве левого защитника в стартовый состав включался, к примеру, Хад. Однажды Муслин этого давления не выдержал, сделал не так, как ему сказали. И это обошлось ему дорого.

Кстати, Филатов в беседе со мной очень сожалел о том же, о чем упомянул Удальцов, – о собственном вмешательстве в тренерские дела. Хотя иногда – помогало. Скажем, в 2005-м, когда после первого тайма поединка в Перми против «Амкара» на табло горели ужасающие цифры 3:0, Филатов, рассказывают, в перерыве без тени сомнения зашел в раздевалку. Видя, что Эштреков находится в ступоре, президент клуба нашел жесткие и нужные слова для игроков, указал, какие замены нужно сделать. После матча на табло горели цифры 3:4. В пользу «Локо».

Тем не менее следует признать, что в сезонах 2005 и 2006 годов Филатова по этой части явно занесло. Что он и сам сейчас безо всяких оправданий признает.

Правда, Шагинян, не являющийся безоговорочным поклонником Муслина, считает:

– Филатов не хотел «потренировать» – он просто считал себя главным ответственным за результат. И переживал за него страшно, не спал, сердце уже начинало беспокоить. Все это и заставляло его порой вмешиваться в тренерскую работу. Одно дело, когда этим занимаются Липатов или кто-то еще из президентов-ди-лентантов, не имевших футбольного прошлого. Но отец был отличным футболистом, и он по крайней мере видит игру как профессионал. Видел он и другое: европейский подход Муслина был для этой команды не совсем правильным. Хотя по сравнению с Эштрековым, который закручивал гайки, у игроков появилась свобода, за что они Слово и любили.

Тот же Палыч знал, где нужно искать любого игрока, если тот, не дай бог, куда-то исчез, запил. Здесь же было так: потренировались – спасибо, до свидания. Это о многом говорит, потому что тренер должен круглосуточно жить своей командой. Славо же очень четко подразделял время для работы и отдыха, не сильно себя перетруждал. И игроки, глядя на такое доверительное поведение тренера и, возможно, сами того не осознавая, в какой-то момент расслабились, потеряли концентрацию. Результатом чего и стал позор в Бельгии, который, конечно, на отца повлиял. Вы оке помните: главным ответственным за результат он считал себя.

Судьба Муслина, похоже, была предрешена в бельгийском городе Генте, в матче Кубка УЕФА против безвестного клуба «Зюлте-Варегем». К тому времени еще бьла жива память о доблестях «Локомотива» в Лиге чемпионов двух-трехлетней давности – а оттого унижение от полулюбителей было воспринято особенно болезненно. «С каким ощущением просыпается человек, который считал себя "качком", а вчера был до синевы избит хлипким подростком?» -написал автор этой книги в «Спорт-Экспрессе» на следующий день после той игры. Можно с какой угодно степенью снисходительности относиться к тогдашним, давно растаявшим эмоциям. Но в том-то и заключается их ценность, что они – живые, настоящие. И хлесткость формулировок отражает то, что чувствовал не только я – все, кто имел несчастье видеть ту игру.

В первом матче, на своем поле, железнодорожники гоняли эту команду со сложным названием по полю как Сидоровых коз. Помню свои ощущения во время того матча: мы с коллегами сидели в ложе прессы и смеялись! Нам казалось, что таких неуклюжих «пассажиров» из Западной Европы в Черкизове не видели никогда. Мы обсуждали, с разностью в три или четыре мяча выиграло бы у «Зюлте» со свистом вылетавшее из российской премьер-лиги «Торпедо». И это при том, что сам «Локо» играл даже не в пол-, а в четверть-ноги. Но мы оправдывали это предстоявшим через два дня дерби с ЦСКА, а также тем, что два мяча при всем своем разгильдяйстве железнодорожники забили.

А потом – пропустили глупейший гол на последней добавленной минуте после единственного за весь матч удара бельгийской команды в створ ворот.

Ну и что? Игроки в приватных беседах заявляли знакомым журналистам, что выиграют в Бельгии минимум со счетом 3:0. И Муслин на вопрос: «Что вас беспокоит в преддверии второй дуэли?» за день до бельгийского матча ответил: «Ничего».

Ответил – и не выставил в стартовом составе ни Сычева, ни Билялетдинова, ни Измайлова. Зато играли стопроцентные запасные – тунисец Зуаги и Кингстон из Ганы. Очевидцы рассказывают, что Филатов, узнав, кто выйдет на поле, потерял дар речи.

Впрочем, здесь тоже не все так однозначно. В своем монологе на страницах этой книги Муслин говорит: весь сезон руководство ему напоминало, что в составе команды -25 человек, имногих хороших игроковон-де игнорирует. Вот он и поставил в Бельгии двух легионеров, купленных или арендованных перед тем сезоном – Зуаги и Кингстона. То есть просто выполнил навязчивую просьбу начальства. Так сказать – в концентрированном виде…

Все три локомотивские примы на замену в пожарном порядке все-таки выйдут. Но станет только хуже: до перерыва хотя бы какие-то голевые моменты были, после – исчезли и они. Общего настроя команды, который сводился к одному слову – «недооценка», было уже не изменить. Каждым своим жестом, каждым движением «Локо» убеждал, что от предельной концентрации, какая была у него в матче с ЦСКА, не осталось и следа. А уж попадание в перекладину шотландца О'Коннора на пятой минуте усыпило едва теплившуюся бдительность окончательно. Победа была обязана упасть в руки сама.

Господи, сколько раз мы все это уже проходили! «Спартак» – в словацком Кошице 97-го. ЦСКА – в норвежском Мольде 99-го и македонском Скопье 2003-го. Как минимум три раза высокомерие и пренебрежение заканчивались для наших клубов плачевно. Да и сам «Локо» годом ранее с чуть-чуть более солидным «Рапидом» явил то же самое. Хотя, исходя из первого, ничейного матча в Вене, должен был рвать этот «Рапид» в клочья.

Вот только мы ничему не хотим учиться. И после пусть словацких, норвежских и македонских, но все-таки профессионалов один из ведущих российских клубов оказался унижен бельгийскими полулюбителями из городка с населением 36 тысяч жителей – меньше любого московского микрорайона. Из городка, где даже матч уровня догрупповой стадии Кубка УЕФА провести нельзя – приходится ехать в Гент.

Автор первого гола в ворота «Локомотива» Маттейс рассказал в телевизионном интервью, что каждый день до обеда продает обувь, а автор гола второго по фамилии Сержант в то же время суток подрабатывает страховым агентом. Услышав это, оставалось утешаться тем, что хотя бы после обеда они тренируются. И это уже частично оправдывало «Локомотив»…

Но хватит горькой иронии. В тот вечер команда нанесла сокрушительный удар по своей репутации. И по симпатии к муслиновскому «Локомотиву», которая на протяжении нескольких месяцев стала возникать и расти у ценителей футбола, специалистов, общественности.

Лично мне еще с мая эта команда была чрезвычайно приятна. Несмотря на обилие новичков и ужасный старт, Муслин быстро смог завоевать доверие у футболистов и создать из них единое целое. Команда нравилась желанием все время что-то придумывать, творить, по-футбольному улыбаться на поле. В межсезонье я был настроен к сербскому специалисту более чем скептически – но сам сезон это отношение резко изменил.

И вдруг – такой конфуз.

Наблюдать за позором в Генте было унизительно. Может, кому-то из болельщиков сгоряча и хотелось, чтобы Муслину по итогам этого матча устроили аутодафе.

Но уж кому-кому, а руководству клуба нельзя было руководствоваться эмоциями. Работа-то в течение сезона была проделана фантастическая! И в чемпионате к тому моменту «Локомотив» 16 туров не знал поражений. А затем еще и в Казани, вопреки всем ожиданиям, выиграл, забив четыре гола.

Казалось, тема отставки перестала быть актуальной. «Простим за золото» – такой баннер вывесили болельщики «Локо» на той игре…

И тут -14 октября. Домашний матч с «Москвой».

На этот поединок Муслин решил на позиции правого полузащитника выставить Владимира Маминова. На поле в том сезоне ветеран выходил нечасто, а уж позиция крайнего хавбека для него, ярко выраженного игрока центральной зоны, была вообще чужой.

Филатов жестко на это Муслину указал. Но тренер ничего менять не стал. Это как раз и был тот упомянутый Удальцовым случай, когда тренер «взбрыкнул». Возможно, даже и не первый раз. Вмешательством руководства в свои дела серб был сыт по горло.

Наверное, это могло бы сойти ему с рук. Вот только «Москве» железнодорожники проиграли. Аргентинец Баррьентос забил единственный мяч со штрафного в конце игры.

И тем самым подписал Муслину приговор.

Александр Удальцов рассказывает:

– После матча с «Москвой» был выходной, а на следующий день в Баковке планировалась тренировка, открытая для журналистов. Но в пять утра мне позвонил Ха-сан Биджиев и сказал: «На тренировке никого, кроме команды, быть не должно. У нас новый главный тренер -Олег Долматов».

И я-то был в шоке, а можете представить себе лица игроков, которые прямо на базе обо всем и узнали?! Муслин тоже там был. Держался достойно, старался улыбаться. Долматова в этой ситуации просто жалко было. Специалист сильный, мужик отличный. Порядочный человек, глубоко верующий. Но не могло у него в той ситуации получиться. Слишком сильным было потрясение команды от отставки Славо.

Об отставке Филатов и Липатов сообщили Муслину в восемь утра в одном из столичных отелей. После чего тренер отправился в Баковку. Паковать чемоданы.

Сергей Гуренко, вспоминая те дни, высказался так: «Дня три мы просто не понимали, на каком свете находимся». Группа опытных игроков во главе с Евсеевым, будучи вызванной к Филатову на разговор, высказалась откровенно: того, что произошло, команда не поняла.

При этом я действительно ни от одного футболиста «Локо» не услышал дурного слова об Олеге Долматове. Опытные, молодые – все высказывались о нем исключительно тепло.

Да и как можно по-другому относиться к человеку, который способен прямо на базе подойти к своему предшественнику Муслину и тихо сказать ему одно-единственное слово: «Простите».

Хотя уж ему-то просить прощения было явно не за что.

Мы коротко пообщались с Долматовым накануне следующего матча – в Санкт-Петербурге. Он сказал: «Никаких серьезных изменений в составе делать не собираюсь, особенно на первых порах. Команда подготовлена хорошо».

Такую оценку работы предыдущего тренера, поверьте, даст далеко не каждый специалист…

Юрий Семин во время нашей беседы увольнение Муслина прокомментировал так:

– Я был страшно удивлен отставке Муслина. С ним бы ниже второго места команда точно не опустилась, а то и первыми бы стали. Серб сложно входил в команду, игроки его на первых порах не понимали. Но добился же он взаимопонимания с ними! А игроки в «Локомотиве» непростые. Они уже много выиграли и хотели продолжать выигрывать. Два-три месяца они присматривались к Муслину, пытаясь понять, что он собой представляет. А потом поверили ему, оценили его в высшей степени профессиональное отношение к ним, поняли, что могут с ним расти и побеждать. Можно сказать, доверили ему свою судьбу. Я наблюдал за происходящим со стороны, и у меня было четкое мнение: команда начала складываться.

Поражение от «Зюлте-Варегема»? Я так понимаю: если человек проиграл в Бельгии, и вы хотите его за это уволить -увольняйте, но сразу, а не ждите еще какое-то время. Чтобы было понятно, за что уволили. По моему мнению, его убрали не за Бельгию. Известно, что советчиков в ту пору у Муслина было много. Первое время он присматривался и молчал, когда в его работу влезали. Но потом окреп и начал высказываться: этого я не хочу брать, здесь мне не надо ничего подсказывать и так далее. То есть проявил характер, что, думаю, не понравилось руководителям. Эта ершистость и стала, мне кажется, причиной его отставки.

Сергей Липатов и Валерий Красновский, перед началом прошлого сезона давшие интервью группе журналистов, придерживаются о Муслине и его отставке совсем иного мнения.

Красновский: Приглашая этого тренера, мы рассчитывали, что он сделает игру команды более зрелищной и содержательной. Однако этого не произошло. В начале сезона Муслин еще пытался что-то изменить, но после серии неудачных матчей вернулся к тому, что уже было. Игроки при нем не прогрессировали. Единственное исключение – Гуренко. Кроме того, Муслину не хватало жесткости в управлении командой.

Липатов: На момент увольнения Муслина «Локомотив» занимал второе место. Но по игре мы не были вторыми - это точно. В нескольких матчах команде откровенно повезло. Особенно тяжело давались игры, где нужно было действовать первым номером. А финиш для «Локомотива» состоял именно из таких матчей. Мы точно так же теряли бы в них очки, как и после прихода Олега Долматова.

Если исходить из логики Липатова, «Локомотив» должен был играть «первым номером», то есть диктуя свои условия, в следующем же туре после отставки Муслина -на выезде против «Зенита». Там, где деморализованная команда в итоге играла никаким номером и была разгромлена- 1:4…

Фанаты «Локомотива» высказали на том матче свое отношение к случившемуся, вывесив баннер: «Славо, прости». И в следующем сезоне, когда серб возглавил «Химки», встретили его так тепло, как к тренеру-иностранцу, наверное, в России не относился никто и никогда.

Филатов в недавнем разговоре со мной высказался однозначно: то, что Муслина уволили по ходу сезона, было ошибкой, вызванной эмоциями.

Липатов с Красновским, судя по их высказываниям, даже в мыслях не держат, что тот шаг мог быть неверным.

Кто-то из мудрых сказал: главное – не ошибка, а что происходит после нее.

После нее мы видим, что бывший президент клуба жалеет о содеянном, в то время как действующие председатель совета директоров и его заместитель – ничуть.

Вывод, кто же все-таки был истинным инициатором увольнения Муслина, отсюда напрашивается однозначный.

Утром 26 декабря 2006 года Валерий Филатов ехал на заседание совета директоров «Локомотива» в центральный офис ОАО «Российские железные дороги», не подозревая, что этот день станет последним в его 15-летней карьере президента «Локомотива». Об этом сказали мне и сам экс-президент, и Давид Шагинян. Последний сообщил ряд подробностей:

– В течение двух месяцев перед увольнением Валерий Николаевич пытался попасть на прием к Якунину. Но потом перезванивал почему-то Липатов и говорил: Владимир Иванович не может принять, Владимир Иванович улетел, Владимир Иванович на переговорах. Тем не менее это все так изящно подавалось, что все подозрения в двойной игре, которую ведет Липатов, Филатов начисто отметал.

Хотя насторожиться стоило хотя бы оттого, что на каждый матч стал ходить Бышовец, которого один из руководителей РЖД (речь, по всей видимости, о первом вице-президенте Вадиме Морозове. – Прим. И. Р.) настойчиво рекомендовал нам еще двумя годами ранее. Регулярные посещения Анатолием Федоровичем VIP-ложи Черкизова вообще-то должны были навести нас на определенные размышления. Как и еще один момент.

В ноябре 2006-го я позвонил в турагенство, с которым клуб заключал договор об организации предсезонных сборов. Но в ответ на мои предложения услышал, что от «Локомотива» есть заявка в Турцию на декабрь, сделанная Бышовцем. Я сказал: «Это какая-то ошибка. Во-первых, "Локомотив" никогда не ездил в Турцию. Во-вторых, Бышовец не является работником "Локомотива". Так что это все – какая-то глупость!»

Спустя месяц оказалось, что и не глупость вовсе. Но тогда мы это всерьез не восприняли. Говорит вся эта история о том, что «разводили» тогда не только нас, но и Семина, который был уверен, что вернется на должность главного тренера. А ему изначально было уготовано место номинального президента, чтобы для болельщиков заменить одного локомотивца – Филатова на другого – Семина… Потому что занимались всем этим расчетливые люди, которые понимали: прихода самого Липатова вместо Филатова никто не поймет. Удивительно, что сам Палыч слишком поздно понял, что его просто используют.

Липатов так умело пускал пыль в глаза, что в свою отставку Валерий Николаевич не верил до последнего момента. Предыдущим вечером я пришел из клуба и сказал ему: «Там творится что-то не то». Он только рукой махнул: «Да не может быть, все в порядке!» При том, что к Якунину так и не попал. Был продлен контракт с Долматовым, распланированы сборы…

Когда Филатов приехал на совет директоров, Якунин начал говорить – и сразу стало ясно, что Липатов даром времени не терял и подавал президенту только ту информацию, которая входила в его личные планы.

Дмитрий Лоськов в интервью «Спорт-Экспрессу» годом позже внесет еще один штрих в уже сложившуюся картину:

– Об увольнении Филатова узнал в отпуске. Сказать, что был потрясен, – значит ничего не сказать. На банкете по окончании сезона я сидел за одним столом с Филатовым и Долматовым. Подошел Липатов: «Я - за вас, за ваш штаб. Будем работать дальше»…

В 10.40 утра, всего через 40 минут после начала совета директоров «Локомотива», Валерий Филатов в одном пиджаке – при десятиградусном морозе – вышел из здания РЖД и, не сбавляя шага, прошагал мимо журналистов к своему автомобилю. Близкие к нему люди рассказывают, что, услышав выступление Липатова, он только и сказал: «Раз так – мне здесь делать нечего». После чего встал и ушел. Потому что оправдываться перед Липатовым счел ниже своего достоинства.

«Все, Саша, отработали», – только и сказал президент клуба своему водителю, усаживаясь в машину. И они поехали прочь из российского футбола.

Правда, перед тем заглянули на прощание в клуб. Один из рядовых работников которого рассказал мне: последнее, что экс-президент успел сделать, – начислил сотрудникам так называемую 13-ю зарплату. 27-го декабря люди неожиданно обнаружили на своих банковских карточках по дополнительному окладу.

Давид Шагинян рассказывает:

– В начале сезона-2007 новое руководство клуба потратило огромную сумму денег - три миллиона рублей -на постеры и фотографии. Их развесили по всем коридорам стадиона, где расположены раздевалки, VIP-ложи. Ни одной фотографии Валерия Николаевича там нет. Из кабинетов в клубе, у кого такие фото висели, их настоятельно попросили убрать. Филатов там теперь – персона нон-грата.

В день отставки из «Локомотива» домой к Филатову нагрянул неожиданный гость – Владимир Алешин. С хозяином стадиона «Лужники» и московского «Торпедо», живущим поблизости, у президента «Локо» было множество рабочих конфликтов. Но именно Алешин оказался первым, кто поддержал Филатова. И, более того, сразу предложил ему возглавить «Торпедо».

Но после года сумасшедшей нервотрепки рядом с Липатовым теперь уже бывший президент «Локомотива» и слышать не хотел ни о какой работе в футболе.

Более того – весь последующий сезон он матчи российской премьер-лиги не смотрел вовсе. Даже по телевизору. Хотя, к примеру, Юрий Белоус в начале года прислал ему пропуск на все игры своей «Москвы».

Потихоньку стало выясняться, кто как в действительности к нему относился. Действующий президент РФС Виталий Мутко не позвонил Филатову ни разу – будто и не было такого человека в российском футболе. Зато с бывшим президентом – Вячеславом Колосковым – бывший президент железнодорожников регулярно общается семьями. Как и с Тукмановыми, Эштрековыми и многими другими.

Дмитрий Лоськов позвонил Филатову и сказал: «Валерий Николаевич, я собираюсь креститься и хочу, чтобы вы были моим крестным». И добавил, что раньше, когда Филатов был в клубе, он бы этого делать не стал, чтобы никто не истолковал этот шаг неправильно. Но теперь крестным может быть он и только он.

Филатов и Семин в последние месяцы несколько раз встречались и беседовали. На вопрос, каким был повод, оба как-то поспешно и отрывисто отвечают: виделись, мол, на футболе. И только по делу.

Интересно, когда два товарища, которых жестокая жизнь развела по разные стороны баррикад, поймут простую вещь: никуда им друг от друга не деться?…

Уволенный Филатов уже ехал из главного офиса РЖД в клуб, когда в этом самом офисе неподалеку от метро «Красные ворота» началась пресс-конференция. Чем она закончится, не знал ни один пришедший на нее журналист…

Корреспонденты «Советского спорта» Олег Сокол и Мария Устилимова так описывают атмосферу, царившую в зале:

«11.22. В конференц-зале появляется пресс-секретарь Владимира Якунина Михаил Гончаров и начинает расставлять на столе таблички с именами участников пресс-конференции. Зал замирает - сейчас-то все и станет ясно!

Первая табличка с надписью "Владимир Иванович Якунин". Тишина. Следующая – "Сергей Владимирович Липатов ". Тишина такая, что слышно, как муха под потолком жужжит! Внимание сотен глаз и семи-восьми телекамер на следующую табличку. Через секунду видим надпись "Юрий Павлович Семин". Радостный шепот и сдержанные возгласы одобрения… Четвертое место приготовлено для Бышовца. Сенсация – и вздох такой, будто на бирже обвалились акции российских компаний».

– Сегодня по требованию главного акционера был собран совет директоров, - начал Якунин. – На нем мы обсудили итоги минувшего чемпионата. На протяжении года команду лихорадило: были провалены дебют и концовка. Это заставило меня обратить внимание на положение дел в клубе. Раньше мы, честно скажу, не очень внимательно следили за ситуацией.

После консультаций мы приняли несколько решений. Первое: из-за того, что не выполнены поставленные задачи, освободить с должности президента клуба Валерия Филатова. Он согласился с нашим решением, и я ценю его за объективность. Второе: на эту должность назначен Юрий Семин.

В этот момент, по свидетельству «Советского спорта», Якунин сделал гроссмейстерскую паузу, ожидая реакции зала. «Но присутствующие - их лица надо было видеть -в шоке! – отмечает издание. – У одних в глазах растерянность, у других – радость. Наконец, спустя две-три секунды, раздаются осторожные аплодисменты».

– Я очень надеюсь, что болельщики «Локомотива», как и вы, примут эту информацию с аплодисментами, -продолжил Якунин. – И, наконец, третье решение – на должность главного тренера приглашен Анатолий Бышовец.

Президент РЖД, за которым прежде не значилось публичных выступлений на футбольную тему, высказал еще несколько мыслей и ответил на вопросы журналистов.

– Мы хотим, чтобы «Локомотив» стал сильнейшей командой, причем в честной борьбе. Сложившаяся в профессиональном спорте ситуация требует исправления. Спорт не должен превращаться в арену коррупции, взяточничества и продажности. Во всяком случае, в своей команде мы это искореним.

– Говоря о коррупции, вы имеете в виду прошлое руководство клуба?

– Имею в виду атмосферу, которая сложилась вокруг спортивных соревнований. Речь идет о тех людях, которые крутятся вокруг спорта.

–  Как проходил совет директоров?

– Сначала был приглашен Филатов. Мы проанализировали результаты сезона-2006. А затем Липатов вынес два предложения – о новом президенте и главном тренере.

– Почему вы остановились на кандидатуре Семина -он ведь никогда не занимал управленческих должностей?

– Нам было очень важно, чтобы во главе клуба встал узнаваемый человек, имеющий безупречную репутацию и для которого «Локомотив» не пустой звук. Мы, кстати, говорили с Семиным об отсутствии опыта. Я рассказал, что решение о смене президента было для нас очень непростым, ведь уходит целая эпоха и наступает новая. Я считаю, что он вместе с Бышовцем способен вывести «Локомотив» на первое место.

–  На какой срок заключены контракты с Семиным и Бышовцем?

– На два года. В первый сезон стоит задача войти в двойку сильнейших, во второй – занять первое место. Кроме того, необходимо удачно выступать в еврокубках.

Эти высказывания, полагаю, требуют ряда комментариев.

Все, кто сталкивался с Якуниным по работе, характеризуют его как сильного руководителя и умного человека. При этом – не слишком рьяного поклонника футбола.

Стоит подчеркнуть, что уж в этом-то ничего страшного точно нет. Глубоко знать и любить футбол президент ОАО «РЖД» не обязан. Человек назначен на свою должность, чтобы руководить огромной отраслью, а футбольный клуб – лишь побочная ее часть.

При этом – настолько специфическая, что подобрать правильных людей для управления ею крайне непросто. И вероятность кадровой ошибки тут выше, чем в профильной области…

Логично, что те, кому в итоге оказано такое доверие, будут так или иначе влиять на мнение высшего руководителя. И если по любым вопросам, связанным с железными дорогами, ни один помощник не сможет на него, профессионала, всерьез воздействовать, то футбол – совсем иной коленкор. На чье-то мнение главе РЖД тут в любом случае придется опираться.

…26 декабря 2006 года любому мало-мальски разбирающемуся в футболе человеку стало ясно: следующий год «Локомотива» будет годом больших потрясений.

Совместная работа в одном клубе Юрия Семина и Анатолия Бышовца, недругов как минимум с 14-летним стажем, была миной даже не замедленного, а почти моментального действия.

Наступало лихое время, которое исчерпывающе охарактеризует осенью 2007 года на своем блоге в интернете Дмитрий Сычев: «Скорее бы закончился этот е… сезон».

Теги: ФК Локомотив Москва, становление, история.

    Загрузка...

    Полное библиографическое описание

    Рабинер Игорь — Глава 8 // "Локомотив", который мы потеряли. - 2008.Глава 8.

    Посмотреть полное описание