Московский спорт

Преодоление притяжения

Источник:
Выпуск:
6 (43) 2004, 31 января 2004
Виды спорта:
Легкая атлетика
Рубрики:
Другое
Регионы:
Москва
Рассказать|
Аннотация

Лишь силой мышц и воли Да простят мне представители других спортивных профессий, но прыжки в высоту мне кажутся самой романтической, самой зрелищной, самой притягательной сферой деятельности в спорте.

Преодоление притяжения

Лишь силой мышц и воли
Да простят мне представители других спортивных профессий, но прыжки в высоту мне кажутся самой романтической, самой зрелищной, самой притягательной сферой деятельности в спорте. Может быть потому, что они наиболее наглядно демонстрируют преодоление земного притяжения – преодоление только силой мышц и воли, без помощи каких бы то ни было приспособлений... Популярность первых номеров «высотников» не уступала известности звезд кино и эстрады, всемирной славе покорителей космоса и была повыше, чем у других спортсменов. И сегодня на слуху имена знаменитых Томаса, Фосбюри, Брумеляѕ
Когда внезапно опустел «космический» трон после трагической аварии, в которую угодил Валерий Брумель, Валентину Гаврилову исполнилось только 19. Ситуация напоминала положение в шахматном мире, сложившееся после ухода великого Алехина, – много было «вторых», равных, но не было «наследного принца». Какое-то время казалось, что на мировой рекорд некому было замахнуться – вершину мирового уровня (теперь уже без Брумеля) определял рубеж 2 м 20 см.
Замахнулся Гаврилов. О том, что он приближался к тому, чтобы стать наследником Брумеля, говорит, например, то, что кинограммы прыжка Валентина в то время уже печатались в специализированном журнале «Легкая атлетика» – его технике учились молодые и не только молодые спортсмены. Свои претензии на звание наследника Брумеля Валентин весомо подтвердил, завоевав в 1967 году Кубок Европы.
Амбиции и традиции
Вплотную подойдя к рубежу 2 м 20 см, Валентин Гаврилов стал считаться одним из главных фаворитов предстоящих Олимпийских игр в Мехико. Но тут появился фактор, остудивший его олимпийские притязания, – в лице изобретателя нового способа прыжка Дика Фосбюри.
В жизни Валентина не раз будут возникать неожиданные коллизии, взламывающие привычный ход событий и перечеркивающие выверенные планы. А он был не то чтобы консерватором – скорее, традиционалистом. Друзей не менял и не изменял им, тренер у него был один, до конца карьеры, – Юрий Чистяков. Всю свою спортивную и тренерскую жизнь он провел в одном спортивном обществе – «Динамо». Он не менял своих пристрастий и в искусстве – всегда оставался верен серьезной классической музыке. Менять свою «классическую» технику прыжка, когда все бросились осваивать новомодный «фосбюри-флоп», он тоже не стал, хотя и проиграл его изобретателю в очном поединке на Олимпийских играх 1968 года. В Мехико Валентин не проиграл – уступил более прогрессивному методу.
Но бронзовая олимпийская медаль и личный рекорд не давали ему повода усомниться в правильности своего пути. В следующем году в Греции он стал чемпионом Европы, где кроме США были сильнейшие прыгуны планеты.
Прыжок в пальто
...Валентин метался, никак не решаясь поменять технику. Видимо, его к тому же сбивали с толку «научные изыскания» специалистов, утверждавших, что старый добрый перекидной более рационален, экономичен, там, мол, и центр тяжести не надо поднимать вышеѕ Валентин оставался верен прыжкам перекидным стилем. Он уверенно чувствовал себя на «гроссмейстерском» рубеже, но подойти ближе к абсолютной вершине мешало появившееся в годы его лидерства нетерпение. Одержав очередную победу в районе 2 м 20 см, он прибавлял не по 2–3 сантиметра, что могло шаг за шагом привести его к более солидным высотам, а сразу же поднимал планку на мировой рекорд. Но перемахнуть одним прыжком через целый этап было в те годы не под силу ни одному из наследников Брумеля. Осознав это, Валентин больше внимания стал уделять настройке на победу, а не на результат. А что касается физической базы, то она у него была серьезная. Еще в детские годы ему мало было тренировок в спортивной школе – летом, живя на даче в деревне, он устанавливал на раскрытых воротах жердочку и прыгал через нее в подстеленное сено – тренировался так часами. В манеже стадиона Юных пионеров, который был нашей зимней базой, он начинал одновременно с нами, десятиборцами, и в конце тренировки, которая у нас, как известно, была самой продолжительной из всех тренировок легкоатлетов, вызывал нас посостязаться в многоскоках – двойных, тройных, пятерных, с места и с разбега – он был неистощим на выдумку и на изобретательность. Валентин прыгал в высоту совершенно неожиданными способами, например, с тяжелыми предметами в руках или совсем не в спортивной одежде, например, в пальто...
В какой-то момент, наверное, Валентин понял, что для него не самым главным является потребность вписать свое имя в историю спорта золотыми буквами.
Он уходит на тренерскую работу. Его питомцами стали призеры чемпионатов Европы Леонид Пумалайнен и Алексей Емелин, он консультировал неоднократного чемпиона страны Олега Урмакаева. У него занимался мастер международного класса Игорь Иванов с сестрой Мариной...
Драматическая закономерность: как большинство «шестидесятников», Валентин Гаврилов в рыночные условия своей страны не вписался. Его драгоценный спортивный опыт на Родине, где к спорту в годы шоковой терапии относились по остаточному принципу, оказался невостребован. И отбыл он в 1991 году поднимать спорт в Индокитае – сначала на Филиппинах, потом в Малайзии. Не выдержал, через 4 года вернулся, пытался найти применение своим силам в отечестве – увы, безрезультатно.
В мире его авторитет оставался высок и через три десятилетия после его исторической для прыжков в высоту «дискуссии» с Диком Фосбюри. Фирма «Adidas» организовала символический матч-реванш основоположника нового стиля с самым серьезным его оппонентом на родине «космических прыгунов». Дик Фосбюри счел за честь приехать в Москву, перемахнуть вслед за соперником по мексиканскому сектору символическую высоту в полтора метра и дружески обняться перед объективами.
Фосбюри вернулся к своему бизнесу высоких технологий. А Валентин через пару лет снова отбыл на заработки за рубеж, на этот раз в жаркий Катар, – надо было добывать квартиру сыну.
Что там случилось, почему пятилетний контракт был разорван меньше через 2 года – точно здесь не скажет никто: «Восток – дело тонкое»... Сорокапятиградусная ежедневная жара в стране, где сносная для европейца жизнь начиналась с заходом солнца, здоровья не прибавила. Акклиматизация в декабрьской Москве успешно не прошла. Он не любил выплескивать наружу, носил переживания в себе – ведь и это, как известно, здоровья не прибавляетѕ
Провожала Валентина Александровича вся легкоатлетическая Москва.
Да будет земля ему пухом...
    Загрузка...

    Полное библиографическое описание

    Преодоление притяжения // Московский спорт. - 2004. № 6.

    Посмотреть полное описание