Мой друг хоккей

Знакомство с канадцами

Автор:
Сологубов Николай Михайлович
Источник:
Издательство:
Глава:
Знакомство с канадцами
Виды спорта:
Хоккей
Рубрики:
Персоны, Профессиональный спорт
Регионы:
РОССИЯ
Рассказать|
Аннотация

С фотографии смотрят сильные, мужественные лица. На многих — наклейки, скрывающие шрамы, следы жарких ледовых сражений. Некоронованные короли хоккея улыбаются, позируя в объективы фото- и кинокамер.

Знакомство с канадцами

С фотографии смотрят сильные, мужественные лица. На многих — наклейки, скрывающие шрамы, следы жарких ледовых сражений. Некоронованные короли хоккея улыбаются, позируя в объективы фото- и кинокамер.

«Эти парни не умеют проигрывать», — написано под цветной обложкой журнала.

Что ж, взглянув на канадцев «крупным планом» (то было на мировом первенстве 1955 года, проводившемся в западногерманских городах Крефельде, Дюссельдорфе и Дортмунде), я убедился в том, что короли хоккея, о которых я столько слышал и с которыми мечтал встретиться лицом к лицу, настроены по-боевому и, по-видимому, твердо решили во что бы то ни стало возвратить мировую корону, вырванную из их рук на предыдущем чемпионате сборной командой СССР. Напомню, что тогда, в 1954 году, советским хоккеистам удалось нанести сокрушительное поражение канадцам, забросив семь (!!) и пропустив всего лишь две шайбы.

И теперь предстоял новый, еще более бескомпромиссный бой. Забегая вперед, напомню, что на этом чемпионате, как, впрочем, и на последующих, турнирный график свел фаворитов в последнем матче, который, как правило, бывает решающим для определения чемпиона мира.

С тех пор прошло много лет, а я четко, словно то было вчера, помню мельчайшие подробности этого матча.

Предстартовая лихорадка захватила не только меня.

А тут еще соперники решили прибегнуть к «психической атаке». Незадолго до выхода на лед канадцы вдруг усомнились в размерах клюшки Всеволода Боброва, заявив, что длина крюка его клюшки не соответствует принятым стандартам.

Пришлось прибегнуть к промерам. У Всеволода крюк клюшки действительно был несколько длиннее, чем следовало, однако по ширине он вполне соответствовал норме и свободно проходил через контрольное кольцо. Помнится, за те минуты, что ушли па эту операцию, я был уже мокр, как мышонок, благополучно улизнувший от кошки.

Как мы и ожидали, с первым же свистком наши соперники начали жесткую силовую борьбу. Канадцы оставались канадцами в матчах с любым конкурентом (я внимательно следил за их встречами со сборными Швеции, Чехословакии и США), но атаки, которые они обрушили на нас, превосходили по своей настойчивости, напору, спортивному азарту, нередко, правда, граничащему с дракой, все виденное мною ранее.

Еще до встречи с ними в игровой обстановке я приметил характерную особенность канадских хоккеистов: у них почти каждому отбору шайбы непременно предшествует победа в силовом единоборстве, а его они непрестанно навязывают. Заметив, что соперник побаивается и стремится уклониться от борьбы, канадец постарается повторными приемами окончательно деморализовать его. А против нерешительного хоккеиста, не говоря уже о трусливом, играть нетрудно.

Представьте себе на минутку несущихся вам навстречу двух здоровенных парней с поредевшими от хоккейных драк зубами, лицами, испещренными шрамами. Казалось, знаменитые канадские звезды братья Уорвик сорвались с журнальной обложки, чтобы своей силой и мощью раздавить незнакомого им Николая Сологубова и его товарищей.

Не знаю, они ли были запечатлены в знакомом мне зарубежном издании, но хорошо помню, что поначалу я, как, наверно, и мои партнеры по обороне, несколько растерялся. Но так было недолго. Вскоре мы дали понять канадцам, что тоже можем применять силовые приемы, ловить игрока на бедро. То было отнюдь не безболезненный обмен любезностями. Но разве может быть иначе, когда коса найдет на камень? Слишком напряженно складывался поединок, остра была конкуренция и велико желание победить, чтобы считать синяки и шишки, к коим хоккеистам в общем-то не привыкать.

Канадцы сразу же пустили в ход свое испытанное оружие — тактику давления. Игра складывалась так, как и предвидел наш тренер Аркадий Иванович Чернышев:

— Запомните, поначалу нам придется выдержать сильнейший натиск. Это будет даже не буря. Готовьтесь встретить шквал...

Что же противопоставить канадскому шквалу?

По общему мнению тренеров и наиболее опытных хоккеистов, одним из противоядий могла стать игра на контратаках. Задумка, как выяснилось в самом матче, была верной, и, действуй наши форварды Валентин Кузин и Александр Уваров более решительно и быстро, сборная СССР уже в первом периоде могла бы вести 2 : 0. К сожалению, постепенно чаша весов склонялась в пользу наших соперников. Нет, мы не думали выбрасывать белый флаг и капитулировать. Все ребята сражались с полной отдачей сил. Однако не уступая канадцам в энтузиазме, я бы сказал —в игровом героизме, мы в то же время не могли должным образом конкурировать с ними в выполнении сложных технических приемов, таких, как удар-щелчок, кистевой бросок, и, конечно же, в силовом единоборстве.

Я уже говорил, что, когда канадцы, желая припугнуть нас, выходили за рамки правил, мы старались не оставаться в долгу. Однако никто из нас не обижался, если в результате искусно примененного приема вдруг оказывался на льду. Матч этот сборная СССР проиграла 0:5. Как ни горько это поражение, уверен, оно стоило иных легких побед. Проигрыш сильнейшему, если, разумеется, извлечь пользу из встречи с ним, — хорошая школа спортивного мастерства. А нашему хоккею, несмотря на великолепную победу в 1954 году, было еще чему учиться у заокеанских мастеров.

Я, например, и до встречи с канадцами искал и пробовал приемы силовой борьбы. Готовясь к отбору шайбы, сближался с соперником, толкая его плечом. Но в этом случае весь мой замысел, вся подготовка к приему были настолько очевидны, что нападающему не составляло большого труда принять контрмеры. Разгадать же намерения канадского защитника форварду трудно. Пристроившись рядом с нападающим и улучив момент, когда ' внимание соперника целиком сосредоточено на шайбе, защитник, резко выдвинув бедро, лишает его равновесия и здесь же овладевает шайбой.

Этот и некоторые другие технические элементы, столь хорошо выполняемые канадцами, постепенно стали достоянием игроков ведущих советских команд. Каждый новый сезон был сезоном дальнейших поисков. Взяв все лучшее из любительского хоккея Канады, изучив опыт сборных команд Чехословакии и Швеции, советские спортсмены заметно укрепили свои позиции в мировом хоккее. А спустя несколько лет зарубежные специалисты, приезжая к нам в гости, непременно брали с собой узкопленочные кинокамеры. Действия лучших мастеров советского хоккея запечатлевались на пленку. Наш опыт становился предметом пристального изучения. Факт этот, сам по себе весьма отрадный, говорил о том, что останавливаться на достигнутом нельзя, потому что догонять всегда труднее и отстающих всегда бьют.

То было время (пятидесятые годы), когда в мировом любительском хоккее начиналась переоценка ценностей. Это особенно бросалось в глаза в действиях хоккеистов Чехословакии и Швеции, заметно прибавивших в скорости бега на коньках, или, как принято говорить у хоккеистов, в скоростном катании.

Таким образом, главный козырь наших хоккеистов — скорость — был бит. Впрочем, ничего удивительного в этом нет. Так оно и должно было случиться, ибо каждая новая встреча соперников, чье мастерство, несмотря на определенное различие в деталях, становилось все более равным, каждый раз давала обильную пищу для размышлений тренерам и игрокам. Подобное взаимопроникновение различных школ и стилей хоккея, конечно же, обогащало игру, сделав ее еще более зрелищной. В дальнейшем перестали быть исключительно привилегией канадцев силовые приемы, ловля шайбы на себя и другие компоненты техники хоккея.

Но, повторяю, то было не бездумное, слепое копирование действий сильнейшего соперника. Так, например, при ловле шайбы на себя, требующей немалого мужества (вспомните, с какой скоростью летит резиновый кругляк), мы и канадцы выполняли по-разному.

Канадский защитник в таких случаях опускается на оба колена, тогда как наш — на одно. Нетрудно догадаться, что ученики — тогда ими были мы — поступали в создавшейся ситуации гораздо правильнее, ибо занявшего статическую позицию канадца легко было объехать, тогда как наш защитник всегда мог быстро принять стартовое положение и вступить в борьбу.

Советский хоккей постепенно расставался с детскими штанишками, мужал и креп.

В 1956 году сборной команде СССР по хоккею, так же как и представителям других зимних видов спорта, впервые предстояло принять участие в зимних олимпийских играх или, как их принято называть, Белых олимпиадах. Арена ледовых сражений находилась в итальянских Альпах, в местечке Кортина д'Ампеццо, расположенном на высоте 1200 метров над уровнем моря.

К такой высоте привычны разве что альпинисты Поэтому не случайно хоккеисты сборной команды СССР решили готовиться к олимпийскому турниру на Кавказе, в Домбайской долине, находящейся примерно на такой же высоте. Играть по соседству с орлами поначалу, скажем прямо, было не так-то просто. Акклиматизация наступила на 14—15-й день. Зато потом дышать стало много легче, а оказавшись в обычных условиях, на равнине, почти все игроки сборной смогли тренироваться почти вдвое больше и интенсивнее. Знакомство с условиями высокогорья оказалось неоценимым в ходе самого турнира.

В Кортине д'Ампеццо нам сразу же в какой-то степени повезло. Волею случая наше местожительство оказалось, что называется, на самой верхотуре. Это было как нельзя кстати, потому что, во-первых, мы попали в почти кавказскую обстановку и хотя с определенным перерывом, но продолжили процесс дальнейшей акклиматизации, а во-вторых, как шутили наши острословы, самое нахождение до чемпионата выше канадцев было верным признаком того, что и в турнирной таблице нам уготовано место выше.

Шутки шутками, а удачное решение проблемы акклиматизации оказалось не последним фактором, позволившим советской команде выступать на всем протяжении турнира, не испытывая кислородного голодания, чего, пожалуй, не скажешь о других, и в частности, о тех же канадцах. Все же, по общему мнению хоккейных авторитетов и многочисленных спортивных обозревателей, сборная Канады, а также команда СССР оставались основными претендентами на главный приз.

Начало турнира совпало с прогнозом Но, как нередко случается, не обошлось без сюрприза, причем преподнесла его команда, шансы которой в канун игр расценивались, прямо скажем, невысоко. Вряд ли кто-либо серьезно рассматривал хоккеистов США как вероятных конкурентов канадцам, спортсменам СССР, Чехословакии и Швеции. Но именно американцы оказались в роли возмутителей спокойствия. Красиво и уверенно победив чехов и шведов, они не посчитались и с монополистами хоккейной славы, заставив канадцев испытать горечь поражения— 1:4!! В воздухе, как говорится, запахло сенсацией. Почувствовав вкус победы, хоккеисты США стремились во что бы то ни стало развить успех и в матче со сборной командой СССР.

Это очень нелегко играть против соперника, окрыленного серией весомых побед, среди которых значилась победа и над самими канадцами! И тем не менее мы этот труднейший матч выиграли со счетом 4:0! Я пишу «труднейший», ибо он действительно был таким, несмотря на довольно внушительное свое цифровое выражение.

И все-таки главное испытание—матч с канадцами — было впереди. Его ждали, к нему обе стороны готовились особенно тщательно, прекрасно сознавая его принципиальное значение. Дело в том, что в двух предыдущих встречах между собой соперники одержали по одной победе, а общий итог забитых и пропущенных шайб оказался также равным — 7:7.

Надо ли говорить, какими были температура, накал матча, от исхода которого зависело, кому быть победителями Олимпиады, чемпионами мира, а в случаях нашей победы — и Европы!

Не стану описывать все перипетии этого поединка.

Он был таким, каким и должен быть спор достойных соперников. Замечу лишь, что никогда ранее лично мне не приходилось действовать на площадке в столь головокружительном темпе. Казалось, все мы соревновались в скорости бега с секундной стрелкой, неумтомимо отсчитывающей время «хоккейного часа», то бишь трех периодов борьбы, всю остроту которой, право же, нелегко передать словами.

— Вперед! Вперед! — не уставал повторять своим игрокам тренер канадцев Боб Бауэр.

— Смена! — в унисон коллеге восклицал Аркадий Чернышев, вводя в бой свежие резервы.

Во втором периоде темп несколько спал. Усилия, затраченные канадцами в первой трети матча, не прошли для них бесследно. Они явно устали, чего нельзя было сказать о наших ребятах, сохранивших силы для настойчивых контратак.

Канадцы подолгу держат шайбу, стремясь сбить темп, ввести игру в более спокойное для себя русло. Мы же, почувствовав, что соперник несколько сник, усилили и без того быстрые атаки.

Вскоре комбинация Александр Уваров — Юрий Крылов заканчивается мощным броском последнего. Трибуны бурно реагируют на наш успех, и в разноголосье публики все явственнее слышится: «Мо-лод-цы! Мо-лод-цы!» — боевой клич наших болельщиков, советских туристов!

Те советские люди, кому доводилось находиться далеко от нашей Родины, надо полагать, поймут наше состояние, когда мы, игроки, почувствовали бурную поддержку земляков.

Перерыв между вторым и третьим периодами продлился более... тридцати минут. Случай, наверное, беспрецедентный в истории международных турниров такого масштаба. Однако, как выяснилось впоследствии, все объяснялось проще простого.

Желая растянуть и без того затянувшийся тайм-аут, он был вызван, как объяснили руководители канадской команды, неудовлетворительным состоянием льда, который нуждался в какой-то особой полировке. Наши соперники настояли на том, чтобы администрация катка заново залила лед. И- вот, видимо опасаясь скандала, руководители состязаний уступают канадцам, а публика, наблюдая за тем, как работники катка приступают к заливке льда, начала улюлюкать. Но отдых не помог канадцам исправить положение.

В последней двадцатиминутке Валентин Кузин с подачи Александра Уварова забрасывает вторую шайбу и, как выразился один канадский журналист, «наглухо заколачивает крышку гроба с телами его соотечественников».

2:0! Победа!

Советские хоккеисты впервые становятся «трижды венчанными», завоевав звания олимпийских чемпионов, чемпионов мира и Европы.

    Загрузка...

    Полное библиографическое описание

    • Автор

      Первый автор
      Сологубов Николай Михайлович
    • Заглавие

      Основное
      Знакомство с канадцами
    • Источник

      Заглавие
      Мой друг хоккей
      Дата
      1967
      Обозначение и номер части
      Знакомство с канадцами
      Сведения о местоположении
      C. 38-45
    • Рубрики

      Предметная рубрика
      Персоны
      Предметная рубрика
      Профессиональный спорт
    • Языки текста

      Язык текста
      Русский
    • Электронный адрес

    Сологубов Николай Михайлович — Знакомство с канадцами // Мой друг хоккей. - 1967.Знакомство с канадцами . C. 38-45

    Посмотреть полное описание