Договорняк. Как покупают и продают матчи в российском футболе

Грязные технологии

Автор:
Матвеев Алексей
Источник:
Глава:
Грязные технологии
Виды спорта:
Футбол
Рубрики:
Профессиональный спорт
Регионы:
МИР
Рассказать|
Аннотация

Сразу оговорюсь: в орбиту этих технологий втянуты практически все действующие в футболе люди — сами игроки, их тренеры, чиновники, арбитры, разумеется, «спонсоры», стоящие за той или иной командой.

Грязные технологии

Сразу оговорюсь: в орбиту этих технологий втянуты практически все действующие в футболе люди — сами игроки, их тренеры, чиновники, арбитры, разумеется, «спонсоры», стоящие за той или иной командой. Да и атмосфера купли-продажи, десятилетиями складывавшаяся в отечественном футболе, как бы провоцирует «теневиков» на беспрепятственные действия. Они чувствуют себя потрясающе свободно, — никто их не «прессует» из категории правоохранителей. У тех — более серьезные государственные задачи, что им там какой-то футбол?!

По мнению некоторых специалистов, масштабы столь уродливого явления, как «договорные» матчи, якобы уменьшились. Мол, сложнее стало договариваться, да и деньги на подобные вещи не всегда находятся. Вот и приходится вчерашним махинаторам поневоле играть честно. Иногда…

И все-таки «договорняки» никуда не исчезли. Возможно, раскрытие этих технологий подскажет кое-кому, что дальше делать, как, хотя бы постепенно, искоренить зло? Непосвященным читателям (думаю, таковых не очень много) для начала поясню, в чем суть проблемы. Накануне конкретного футбольного матча представители команд договариваются о фиксированном результате, который удовлетворил бы обе стороны. При этом вовсе не обязательно, что в орбиту закулисных переговоров втянуты все футболисты, тренеры, руководители клубов. Порой достаточно двух-трех человек с каждой стороны, чтобы, как говорится, уточнить цену вопроса. И вот за определенную мзду эти горе-мастера на глазах тысяч болельщиков устраивают клоунаду, имитируя на поле честную борьбу. И почти всегда достигают нужного результата.

Комбинаций по сдаче игр десятки, если не сотни. Например, защитник, услуги которого оплачены еще до начала матча, может как бы невзначай упасть в своей штрафной площадке, освободив коридор для прохода соперника. Или на ровном месте нарушить правила, — получай пенальти. А иногда соперники тихо-мирно гоняют обоюдовыгодную ничейку: зрители в очередной раз обмануты, но интересы «высоких сторон» соблюдены. Оговорюсь, такое происходит, конечно, не в каждом матче отечественного первенства. Однако, по оценкам аналитиков, 20–30 процентов футбольных встреч в каждом сезоне у нас «договорные». Нешуточная статистика, не правда ли? В развитие темы расскажу, откуда руководители наших, даже не самых богатых, клубов изыскивают средства на подкуп игроков из команд-конкурентов, на «оплату труда» арбитров, спортивных функционеров. Об источниках «черного» финансирования взялся рассказать мне человек, наделенный экономическими знаниями, к слову, с высшим спортивным образованием. Плюс ко всему, в прошлом он — известный футбольный арбитр, отлично знающий кухню отечественного футбола. По понятным причинам этот специалист просил не упоминать его имени и фамилии в печати, ибо разговоры на данную скользкую тему отнюдь не безобидны, а потому небезопасны.

— Не секрет, что представители многих, если не всех, российских клубов вынуждены идти на поклон к мафии, ведь сами они до сих пор не научились зарабатывать, а содержание команд обходится в копеечку, — поясняет эксперт. — В футболе, как в зеркале, отражаются все беды современного общества. Вот почему бюджеты наших команд процентов на 80 состоят из теневых средств. И ошибается тот, кто думает, что фанаты-мафиози снабжают клубы деньгами просто так, из любви к игре.

По версии моего собеседника, руководителям команд предлагаются грабительские проценты под щедро выделяемые суммы. Цель проста — провернуть под сенью футбольного клуба свои коммерческие операции. Вот, например, мафия доверяет клубным боссам реализовать на внутреннем рынке вагон дорогостоящей импортной одежды: процентов 70–75 выручки при этом идет теневикам, и лишь жалкие крохи — футбольной дружине. Впрочем, это тоже немало: не только на хлеб с маслом хватает, но и на тот самый пресловутый подкуп деньжата остаются.

Конечно, у клубов имеются и вполне легальные спонсоры, но их средств, откровенно говоря, не хватает даже на производство мыльных пузырей. А посему без мафии ни шагу: к примеру, всякого рода криминальные «жучки» — одни помельче, иные покрупнее — отправляются с командами за рубеж на матчи еврокубков. А багаж рейсов футбольных команд либо не досматривается вовсе, либо смотрится формально, для галочки. И «коммерсанты», опекающие клуб, вывозят, к примеру, бриллианты, драгметаллы, да мало ли что еще. Затем они реализуют добро на «черном» рынке и опять вбухивают часть денег в футбол. На жаргоне бандитов это — нормальная «отмывка»! Старая, добрая и надежная, никем не прерываемая цепочка — многие знают об этих «мелких» аферах, но просто закрывают глаза.

— На футболе очень крутые «бизнесмены» встречаются с отцами города, — продолжает эксперт. — Именно там и обговариваются взаимовыгодные сделки: где еще легче решать такие дела, как не на футбольном матче, если к тому же руководитель города, области или края — футбольный фанат. Он свой лоб расшибет ради благополучия любимой команды. А тут, скажем, предприниматель завел речь о недвижимости, которая его интересует. Разумеется, вопрос в один момент решится, если коммерсант переведет на счет клуба, предположим, миллиончиков триста в рублях.

Существуют и другие, весьма мощные, источники теневого финансирования — пресловутые вещевые рынки, на которые нас активно зазывают рекламные ролики.

— Там ведь, по сути, криминальная торговля: ни кассовых аппаратов тебе, ни чеков, — замечает аналитик. — Ясное дело, прибыль почти исключительно идет в карманы дельцов, курирующих, в частности, и футбол. А государству, дай бог, 5–10 процентов всех средств достается. Вот и немудрено, что футболисты живут лучше большинства категорий наших людей. Чаще всего они даже не задумываются о происхождении получаемых в кассе денег. Ведь бренный металл, как говорится, не пахнет.

Да, пожалуй, весь российский футбол можно назвать одной огромной теневой бездной, а потому этаким родным болотцем. Впрочем, таковы, наверное, «правила игры» в любой стране с откровенно слабой экономикой. Власть имущим все время приходится искать обходные пути, чтобы любимая команда не прозябала, а хотя бы просто выживала, не говоря уже о мифическом процветании. Вот и принимаются на заседаниях местных законодательных собраний на первый взгляд странные решения: например, освободить некоторые предприятия от выплаты налога в региональный бюджет просто потому, что они перечисляют часть своих доходов на футбол. Ну а тот факт, что средства эти ничтожно малы в сравнении с полученными льготами, наших законодателей, похоже, волнует мало.

Есть ли хоть какой-то выход из тупика, в котором давно пребывает отечественный футбол? Можно ли приостановить приток «черных» денег в популярную игру?

— Движение денег через счета в принципе легко отследить, было бы желание у специалистов, — утверждает мой знакомый аналитик. — Можно как тотальные, так и выборочные проверки проводить. Вот тогда-то наверняка обнаружатся любопытные данные. На мой взгляд, даже такие нехитрые меры помогли бы в какой-то степени перекрыть каналы поступления подпольных средств в российский футбол.

Кстати, с большинством выводов моего источника согласны и многие выдающиеся мастера. Вот, например, что думает о подобной проблеме Виктор Понедельник, в прошлом знаменитый центрфорвард ростовского СКА и сборной СССР:

— У нас налицо развитая индустрия купли-продажи матчей, для этого клубы-середнячки вовсю используют «черный» нал, поступающий от сомнительных коммерческих структур. Эти средства идут на подкуп арбитров, соперников, чиновников. И самое страшное, подавляющее большинство тренеров нынешнее положение дел устраивает, они уже привыкли к такому «болотцу». Я знаю это наверняка, потому что нередко общаюсь с тренерами, игроками. И вот когда я предлагаю им выступить с разоблачениями в прессе, ответом мне — молчание…

Между прочим, кое-кто из участников «странных» матчей, подчас весьма известных, популярных, готов поделиться с читателями своими воспоминаниями. Об этом — рассказы впереди.

А пока вспомним об одном из главных антигероев — Вячеславе Колоскове. Я уже говорил, что сей господин отнюдь не витает в облаках, тоже прекрасно наслышан о грязных технологиях в нашем футболе. Время от времени мне доводилось общаться с Колосковым, правда, не обходилось без некоторого чувства омерзения, — врожденное чувство брезгливости заставляло держать с подобными людьми приличную дистанцию. Иногда я ее осознанно сокращал, чтобы выведать полезную для себя и, считаю, футбольного сообщества в целом информацию. Так вот, на заре российских чемпионатов, в апреле 1992 года, Колосков разговорился со мной на тему теневых моментов. И он, представьте, приоткрыл еще одну завесу. Из уст столь «маститого» специалиста это тем паче любопытно.

— Метастазы коррупции уже многие годы разъедают популярную игру, — молвил глава Российского футбольного союза. — Раньше нередко исход поединков решался на уровне бывших партийных лидеров — секретарей обкомов и крайкомов, даже ЦК. Тренеры и футболисты были исполнителями начальственной воли, правда, отнюдь не слепыми.

Нынче ситуация усугубилась. Кроме элитных клубов, вполне окупающих свою деятельность (с подобным утверждением можно поспорить. — A.M.), есть, разумеется, убыточные коллективы. Таких, кстати, около 80 процентов. Вот они-то пребывают во власти полулегальных, а порой и нелегальных коммерческих структур, по сути, мафиозных типа малых и совместных предприятий, кооперативов, финансирующих футбольные клубы по ходу сезона.

Конечно, дельцы кровно заинтересованы в успехе своей команды, — так просто не станут вкладывать деньги. И часто идут на шантаж и угрозы, подкуп арбитров, в некоторых случаях тренеров и футболистов соперника. Причем это не обязательно чистоган. Иногда как бы ненавязчиво предлагаются услуги в приобретении дефицитных товаров и так далее. Мы предупредили арбитров и инспекторов накануне сезона, что они обязаны докладывать обо всех фактах околофутбольной игры…

Любопытно, докладывали или нет? Об этом позднее Колосков уже, разумеется, не рассказывал. Ни мне, ни другим репортерам. Вот все и вся знал ушлый чиновник номер один в отечественном футболе, но ничего не предпринимал. Ну, какие чувства можно испытывать к такому человеку? Кроме, пожалуй, упомянутой мною брезгливости и полупрезрения — ничего.

Палитру грязных технологий, если уместно так сказать, разнообразил знакомый читателю футбольный арбитр, к слову, ветеран Великой Отечественной, Марк Рафалов. Этот рассказец бывалого судьи смахивает почти на анекдот, уж на байку — точно.

— Не знаю даже, плакать иль смеяться, — поведал мне Марк Михайлович. — Вспоминаю, как бригада коллег-арбитров приехала в Ростов. Рядовой матч, но хозяевам позарез нужны очки. За день до игры судей опекали сотрудники местной госбезопасности. Чтобы, не дай бог, не подпустить к ним людей из команды-соперницы. Представьте, в погожее утро на берегу Дона гэбисты ловили для судей аппетитных раков. Такая трогательная забота! Когда повечерело, в номер к главному судье заглянула соблазнительная особа. Пока коллега забавлялся, сотрудники ГБ охраняли его комнату. Так что очки командами, можно сказать, добываются потом и кровью. Как видите, девочки играют не последнюю роль в успехе футбольной команды. Некоторые привлекаются в штат клубов, иные сотрудничают добровольно, с приличной, разумеется, оплатой.

Практикуются и общеизвестные вещи. Скажем, приехал арбитр в город, а ему сразу предлагается дефицит. Ну, разве устоишь перед соблазном на обкомовской спецбазе или торговой точке? К примеру, объявился я в южном городе, где команда только добилась права играть в первой лиге. На вокзале встретили представители клуба и повезли завтракать в ресторанчик. И вдруг на столик ложится конверт. В ответ на свой протест услышал: «Слюшай, дорогой, это тебе на мелкие расходы. Раньше на троих выделяли (арбитров матча. — А.М.), а теперь и на инспектора. Не ломайся, бери». Огорчил и даже разгневал своей «непонятливостью» радушных хозяев: деньги так и не взял.

Не подумайте, что я один такой ненормальный, — продолжает Марк Рафалов. — К «белым воронам» можно отнести и знаменитого арбитра Павла Казакова, с которым часто приходилось работать. И однажды невольно подслушал, как в гостиничном номере незадолго до матча Казакову предлагали взятку. Павел Николаевич с присущей ему педантичностью отчитывал взяткодателя: «Ну, как вам не стыдно…» А тут еще хозяева проиграли. Всю дорогу от стадиона до гостиницы и в аэропорт нас сопровождал усиленный наряд милиции. В какой-то момент пришлось даже загримироваться, отнюдь не лишняя мера предосторожности.

Откуда берутся шальные деньги на подкуп? Система стара, как мир. Чаще этим занимаются люди, не имеющие прямого отношения к футболу. Средства находят директора заводов, фабрик, словом, всякого рода меценаты. Можно сказать, черпают деньги из своих призовых фондов. Присовокупите и «черные» кассы, реально существующие во многих командах. Они формируются по-разному. Например, на клуб выделено, условно говоря, четыре «легковушки». Три из них достаются владельцам, а четвертую по обоюдному согласию загоняют на черном рынке. Вот вам и купюры, идущие на обслугу тех же арбитров.

Забавная история приключилась на заседании секретариата одного из республиканских ЦК партии. Там, в частности, разбирались причины слабой игры любимой команды. В числе разных причин тренер упомянул о нехватке средств на прием и обихаживание судей. Один из секретарей вспылил: «Неужели нет денег на такие мелочи? Чем мы хуже других? Выделить!» Нынче давно уже нет ЦК, но, смею уверить, порядки те же…

Любопытно, что деньги, предназначенные для взяток арбитрам, нередко оседают в карманах дельцов. Они-то в командах и отвечают за данный участок работы. Как-то прилетаем после матча в Москву, а мне говорят: «Марк, ваша бригада вернулась, наверное, не с пустыми руками. Судьям должны были заплатить хорошие деньги». Увы, язвивший просчитался…

При каких обстоятельствах передаются судьям «левые» деньги? Могут подойти на улице или в гостиничном номере, поговорить за обеденным столом. Причем есть арбитры (таких немало), взимающие как с хозяев поля, так и с гостей. Выиграли хозяева, часть денег возвращается команде гостей, и наоборот. В случае ничьей разные варианты: если она устроила гостей, то хрустящие червонцы остаются у арбитра, и так далее.

В некоторых, если не во всех управлениях и федерациях футбола заводилась жесткая, весьма своеобразная «налоговая» система. Там всегда в курсе, за что и сколько берется. Отсудил арбитр матч, — пожалуйте на ковер к начальнику. Получил «левую» мзду, изволь отстегнуть руководству 30 процентов от этой суммы. Зажмешь, поскаредничаешь, — все, считай, карьера твоя оборвалась. По этому поводу как-то съязвил наш известнейший тренер Сан Саныч Севидов. Накануне матча он подходит ко мне и говорит: «Скажи коллеге в поле, чтобы хоть сегодня отсудил «бесплатно».

Однако тренеры и футболисты тоже хороши. Имею в виду «договорные» матчи. Договариваются почти все: как тренеры, так и сами игроки. Особенно хорошо получается у бывших футболистов команды, которые волею судеб оказались в разных клубах и должны во чтобы то ни стало обеспечить необходимый результат в конкретном поединке. Причем в орбиту сговора втянуты не обязательно все мастера — вполне достаточно двух-трех с каждой стороны. Они-то затем и делают погоду на футбольном поле. Вовремя упадут, или, скажем, на первый взгляд неоправданно грубо сыграют в своей штрафной площадке…

В этой связи характерна история со способным голкипером киевского СКА Гурбичем, который «сгорел»- таки на обмане. В матче с карагандинским «Шахтером» (1967 год) он пропускал нужные соперникам мячи, армейцы, естественно, проиграли. А по дороге домой, в салоне самолета, небрежно повесил пиджак, из внутреннего кармана которого свешивалась увесистая пачка банкнот. Партнеры догадались, откуда деньги. Вратаря изгнали из команды, он бесславно завершил карьеру…

Спустя три года после этих откровений, в 1995-м, Марк Рафалов еще жестче оценивал ситуацию с негативом в российском футболе. По мнению мэтра арбитража, положение в родном чемпионате лишь усугубилось, купля-продажа матчей идет даже круче, масштабнее, чем раньше. Во многом потому, что, по словам Рафалова, футболом руководят одиозные личности.

— Например, господин Артемьев, председатель инспекторского комитета Профессиональной футбольной лиги (ПФЛ). Он едва не угодил в свое время за решетку — за различного рода махинации, — вспоминает Марк Михайлович. — Выкрутился благодаря солидному покровителю. И как такие люди вообще могут руководить? Подобные «специалисты» давно поделили футбол на сферы влияния. К разряду особо доходных дельцы относят, например, регион Поволжья. Оттуда на их столы поступают деликатесы из приусадебных хозяйств футбольных клубов. В ответ начальники назначают удобных арбитров для «своих» команд, планируют столь же удобный календарь и тому подобное. Система прогнила — дальше некуда.

В свою очередь интересуюсь у Рафалова: «Складывается впечатление, что руководители нашего футбола своим бездействием как бы поощряют околоспортивных дельцов на очередные «подвиги». Или я сгущаю краски?»

— Все верно. Колосков в конце каждого сезона почти неизменно говорит: чемпионат неплохой, лишь судьи подкачали. Дескать, он и его подчиненные как бы ни при чем, арбитрам же надо повысить качество работы. Кому, как не руководителю РФС, за этим следить, вносить разумные коррективы? Хоть бы разок Колосков и Толстых (президент ПФЛ. — AM.) провели служебное расследование на предмет «договорных» матчей. Нет же! Хотя специалисты прекрасно знают, какие команды регулярно занимаются куплей-продажей игр.

Примеры? Капитан столичного «Спартака» Виктор Онопко прилюдно утверждал, что к нему и партнерам слезно обращались дельцы с просьбой «сплавить» матчи. За приличные, разумеется, деньги. Откровенничал в прессе и другой известный мастер — Сергей Кирьяков (я приведу ниже отрывок беседы с нападающим. — A.M.). Еще раньше признавались в сговоре Виталий Старухин, Олег Блохин, Гиви Нодия, другие популярные футболисты. С сенсационными разоблачениями выступал в прессе и судья международной категории Сергей Хусаинов. Он рассказал о системной, тотальной коррупции в судействе. Что предпринял Колосков и его помощники? Да ничего. Еще сотворили из Хусаинова «козла отпущения»: мол, зачем вынес сор из избы? Невольно уже думаю, что наши футбольные вожаки вовсе не заинтересованы в разбирательстве, тем паче в глубоком. Может, сами замешаны?

— И какие же клубы, по-вашему, прежде всего, задают тон в «теневом» футболе?

— В российском первенстве есть свои «герои» по части «договорных» матчей. Любопытны, например, взаимоотношения тренеров нижегородского «Локомотива» и сочинской «Жемчужины» (нынче эти клубы давно не выступают в Премьер-лиге. —А.М.). Валерий Овчинников и Арсен Найденов в наше неспокойное время стараются не огорчать друг друга, щедро делясь очками.

Упомянутые команды потрясающе завершили сезон- 93. В последнем туре первенства в очной встрече они разыграли «замечательный» спектакль. Дело было в Нижнем. «Локомотив» и «Жемчужина» могли покинуть высшую лигу. Их конкуренты на вылет — «Луч» и «Океан» — играли соответственно в Камышине и Волгограде. Все матчи начинались в одно и то же время — с той целью, чтобы прошли в острой, бескомпромиссной борьбе.

Мудрецы и Нижнего Новгорода, и Сочи нашли, конечно, лазейку. Их футболисты по ходу встречи картинно падали на травку после якобы серьезных столкновений. Словом, тянули время. Матч продлился лишних 14 минут. А тут подоспели результаты из Волгограда и Камышина: и «Луч», и «Океан» проиграли. И на 104 (!) минуте сочинцы позволили друзьям-соперникам из Нижнего забить победный мяч. «Локомотив» выиграл — 2:1. Тренеры Найденов и Овчинников покидали стадион в обнимку, — их команды, в отличие от конкурентов, остались в высшей лиге. Вот что значит закадычная, бескорыстная, мужская дружба!

Этот очевиднейший факт сговора, о котором, кстати, сообщили тогда едва ли не все СМИ, планировалось рассмотреть на заседании совета Профессиональной футбольной лиги (ПФЛ). Картинно возмущался неспортивным поведением игроков и тренеров президент ПФЛ Николай Толстых (он же занимал аналогичную должность в столичном «Динамо»). Но руководитель лиги в итоге благополучно отменил обсуждение данного вопроса. Понятно почему: невольно всплыл бы скандально нашумевший матч родной команды Толстых в том же сезоне с земляками-армейцами. Чистейший «договорняк»!

Да, уважаемый читатель, ни Колосков, ни даже более молодой и казавшийся мне чистым человеком Толстых ничего не хотели противопоставить разгулу «теневого» футбола. Впрочем, я бы сказал, что «теневики» фактически легализовались при абсолютном бездействии властей футбольных. Они не таясь (как прекрасно видно на примере Найденова и Овчинникова) гоняли «странные» матчи, и все сходило им с рук. Вот это-то и отвратительно.

Словечко «даже» применительно к Толстых употребил не случайно. Николай представлялся специалистом новой волны, я неоднократно с ним беседовал. Многие футбольные люди, в их числе и некоторые журналисты, связывали с Толстых определенные надежды на перемены к лучшему в любимой игре. Он, к примеру, уравнял всех в правах — маленькие и большие клубы, — не делая исключений никому, не предоставляя командам с именем особых привилегий перед младшими коллегами. И такой подход импонировал людям. Они видели в Николае специалиста знающего, справедливого, могущего постоять за интересы всех, без исключения, клубов. Не случайно представители команд на отчетно-выборных конференциях неизменно оказывали доверие Николаю Александровичу, переизбирая его на пост президента лиги.

Но вот в плане борьбы с негативом в футболе, пресловутыми «договорными» матчами чиновник оказался, надо объективно признать, столь же аморфным, как и его вышестоящий коллега Колосков. Кто-то в аппарате ПФЛ попытается мне возразить: как же, разве вы забыли, дескать, что изгнали в свое время владикавказский «Иристон». Право, господа, вам самим-то не смешно?! Столько лет вместе с Толстых вы протирали штаны в Профлиге и сподобились на один, едва приметный «подвиг».

А бесконечная вереница «договорняков» тянется и поныне, прежде всего, как сказали бы тогда, в высшей лиге. Не говоря уже о подведомственных вам сейчас первом и втором дивизионах, — там вообще, по оценкам очевидцев, форменный беспредел творится. Чего стоит только упомянутый демарш тренера из Вышнего Волочка Косогова, заявившего на всю страну о тотальных «договорняках». Что-то и близко не слышно о том, чтобы в ПФЛ расследовали это дело, хотя бы предметно пообщались с тренером. Хотя тот же Толстых длительное время был причастен к «Динамо», знаю, имел и наверняка до сих пор имеет определенные контакты с органами правопорядка. Ведь мог же попытаться подключить своих знакомых правоохранителей к расследованию махинаций в популярной игре. Ан нет. Поэтому скажу откровенно: и Толстых оказался негоден на роль спасителя отечественного футбола.

Весьма показательно в данной связи интервью знаменитого центрфорварда ростовского СКА и сборной СССР, автора «золотого» гола на ЕВРО 1960 года Виктора Понедельника. Он дал мне его для газеты «Труд» в разгар сезона 1995 года, в июле месяце. К слову, мнение этого авторитетного специалиста, к тому же прекрасного, честного человека будет еще не раз приводиться на страницах книги. Думаю, его откровения и соображения по поводу переустройства нашего футбола, борьбы с негативом стоят того, чтобы приводить их неоднократно. Как и предложения других известных мастеров, искренне сопереживающих тому, что происходит в российском чемпионате, мечтающих о качественно новом уровне внутренних соревнований.

Текст этой беседы в «Труде» с Понедельником я приведу почти без сокращений. «Исход договорной встречи изменить нельзя» — так называлась статья.

— Я ничего путного не ждал от нынешнего сезона, — сказал мне тогда Виктор Владимирович. — Мои опасения оправдываются: аморфный чемпионат страны с обилием «договорных» матчей, жалкое подобие конкуренции…

— Откуда вы знали, что нас ждут «договорные» матчи? Может, футболисты как раз решили играть честно?

— Не будьте наивным. Я общаюсь с тренерами, футболистами разных уровней. Они говорят, что судьи распоясались. Частенько назначают цену тому или иному поединку, предлагают хозяевам поля или команде гостей, в зависимости от турнирной ситуации: хотите выиграть — гоните баксы. Иначе победы не видать. Некоторые клубы не в состоянии платить «теневые» деньги. Их участь фактически предрешена: какими бы ни были амбиции, высоко в турнирной таблице не поднимутся. Могут и вовсе вылететь в низшую лигу — не без помощи тех же арбитров. Судьи-взяточники информируют друг друга о «кредитоспособности» команд и соответственно работают на футбольном поле и за его пределами.

— По-моему, мы заведомо сужаем проблему. Согласитесь, не только судьи повинны в коррупции, в нездоровой ситуации.

— Конечно. Влияние арбитров на результат — одно из проявлений мерзкой практики купли-продажи матчей. Сейчас за многими клубами стоят представители коммерческих структур. Они и подкупают игроков, тренеров команд-соперниц, чтобы обеспечить «нужный» результат своим. Нередко все это сопровождается угрозами: попробуй не сыграть в поддавки — разберемся с твоей семьей… Многие российские клубы идут на сговор, намеренно забывая о зрителях.

Случаются и такие, к примеру, сюжеты. Популярный в прошлом мастер возглавлял команду второй лиги из Подмосковья. Клуб-то посредственный, зато с деньгами. Местные коммерсанты, опекающие его, поставили перед тренером задачу: в одночасье стать лидерами и последовательно переходить из лиги в лигу, вплоть до высшей. А там, глядишь, и еврокубки на горизонте замаячили бы. Вожделенная прибыль, окупающая затраты, богатые рекламные возможности.

Подпольную основу вхождения в футбольную элиту мафия гарантировала. Когда наставник возразил, что для достижения успеха необходимо кропотливо работать, возможно, годы, его просто не поняли. И указали на дверь.

— Президент Российского футбольного союза Вячеслав Колосков обещал создать экспертную комиссию, наделить ее членов «исключительными» полномочиями. Дескать, пусть решат специалисты, что матч — «договорный». Виновных планируется не только лишать очков, но и доводить дело, если криминал установлен, до дисквалификации.

— Не верю, игра слов, пропагандистский трюк. Откройте подшивки газет за последние лет пять — найдете с десяток обещаний того же Колоскова сотрудничать с правоохранительными органами, навести порядок в футболе. Навели? И не пытались. А вспомнить есть о чем. Многого стоит, например, сенсационное откровение бывшего тренера ЦСКА и сборной Павла Садырина в сезоне-92. На одной из пресс-конференций он сказал, что нескольким армейским футболистам в кулуарах назывались конкретные фамилии, представители владикавказского «Спартака» предложили в общей сложности около 10 миллионов каждому. За необходимый южанам результат в конкретном матче. Спартаковцы тогда добились своего — победили. Действия армейцев в той встрече больше напоминали выступление клоунов, нежели футболистов, — настолько был очевиден подлог.

И до, и после этого в печати назывались фамилии игроков, тренеров, функционеров, замешанных в коррупции. И что же? Не было даже намека хоть на какое-то расследование. Не заинтересованы в этом начальники РФС. Расследование махинаций, не исключаю, могло бы вывести на самый верх футбольной «пирамиды».

Я давно анализирую сложившуюся ситуацию. Опыт, знание реалий подсказывают: дух и схема управления нашим футболом напоминают в чем-то печально знаменитую сицилийскую Коза ностру. Обратите внимание, почти два десятка лет управленцы трудятся в неизменном составе. По-моему, это не о стабильности говорит, а о панической боязни перемен. Не случайно в недавно созданную Профессиональную футбольную лигу, руководимую Николаем Толстых, влились некоторые «гвардейцы» Колоскова, — видимо, затем, чтобы «усилить» организацию. Нельзя, мол, молодого Толстых оставлять без присмотра.

Дельцы от спорта давно поделили футбол на сферы влияния — одни «курируют» благодатный регион Поволжья, другие — хлебосольные южные области… Конечно, что-то с этого имеют. Например, можно и «легковушку» за бесценок купить. В обмен, разумеется, на определенные услуги — удобный календарь, лояльные судьи…

Помните, в канун нынешнего сезона наметился конфликт между президентами РФС и ПФЛ. Мне не нравится несколько наигранная скрытность Толстых. Сказал бы откровенно и открыто: кто ему мешает работать? Нет, ограничился пустыми полунамеками, разговорами вокруг да около. Невольно подумалось: с такими руководителями футбол обречен на жалкое существование.

— Футбольные начальники на словах осудили практику расширения высшей лиги. Однако в следующем году выступят не 16, а уже 18 клубов.

— Думаю, Колосков и Толстых лукавили: им выгодно увеличение числа команд. Дополнительные взносы, и немалые, поступят на счета управленческого аппарата. Качество игры упадет? Такие мелочи чиновников не волнуют. Порадуются и околофутбольные «жучки»: появится еще больший простор ловчить, договариваться о фиксированных результатах.

— Но, признайтесь, Виктор Владимирович, вы и ваши партнеры тоже играли «договорные» матчи?

— Нет. Тогда у людей была иная психология, другая мотивация. Нам и в голову это не приходило. Хотя в Ростове-на-Дону, где я выступал, делались ставки на результаты игры команд, печатались фальшивые билеты… Но мафия близко к команде не подходила. Может, удерживал страх быстро угодить за решетку?

— Если все так сейчас плохо, то почему сами не пытаетесь изменить позорную ситуацию? Могли бы, например, организовать какую-либо мощную общественную структуру из ветеранов футбола. Критиковать же легче, чем созидать…

— Меня трудно упрекнуть в бездействии. Многие любители спорта, думаю, не забыли, что я руководил в свое время Союзом футбольных лиг, чуть позднее с товарищем по сборной Анзором Кавазашвили создали Всероссийскую ассоциацию футбола, попытались объединить вокруг себя честных, болеющих за дело людей. Разработали программу развития популярной игры, наметили меры по борьбе с негативными явлениями, особенно как раз с «договорными» матчами.

Однако благие начинания так по большому счету и не сбылись. «Задушили» чиновники всех уровней. Околоспортивные дельцы проторили дорожку даже к президентской команде, заручились ее поддержкой. За подписью Президента России (конечно, с подачи советчиков) в Минюст пришло, насколько помню, письмо — с просьбой зарегистрировать РФС, руководимый «непотопляемым» Колосковым.

В общем, мы имеем то, что имеем. На мой взгляд, преступность пока мертвой хваткой держит популярнейшую народную игру. Вот почему не хочу впустую обнадеживать любителей спорта. Перемены к лучшему в футболе наступят, видимо, не скоро.

В этом же номере «Труда» выступил и бывший игрок ЦСКА образца 1992 года Дмитрий Кузнецов, которого, к слову, Павел Садырин обвинил тогда в сдаче игры владикавказскому «Спартаку». Напомню, южане выиграли со счетом 4:2, и сам ход той встречи нарекли «договорным».

— Игра надолго останется в моей памяти, — делился с журналистом Дмитрий. — Позднее я много говорил на эту тему и с Садыриным, и с Новиковым, тогдашним тренером спартаковцев. Вот как все, на мой взгляд, получилось. После первого тайма, когда ЦСКА уступал — 1:2, мы шли в тоннеле рядом с Новиковым. Он пошутил: «Зачем ты приехал сюда, зачем помогаешь им? (Кузнецов. же выступал за барселонский «Эспаньол» и, вернувшись летом на каникулы в Москву, решил сыграть несколько встреч за армейцев. — А.М.). Ведь единственный мяч гостям в первом тайме забил именно я. Зачем надрываешься, бегаешь? Дай нам победить, ты же все равно уедешь».

Нас видели все, весь стадион, как мы идем вместе по дорожке стадиона. А потом узнаю, что я «продал» игру! В числе моих сообщников называли Харина, Быстрова, Колотовкина. Более того, сперва было сказано, что нам с Хариным дали миллион рублей на двоих, затем «гонорар» довели до 10 тысяч долларов на брата. Чувствуете разницу? Естественно, я говорю армейскому тренеру Мурашко: «Придите хоть к какому-то единому мнению — сколько же мы «левых» заработали». Он отвечает мне: «Я могу сказать, кто тебе дал, сколько и где». Тут я прошу Виктора Яковлевича, чтобы он подвел меня к человеку, который мне давал деньги, и пусть тот посмотрит мне в глаза. Вот такой разговор был. Потом я узнал, что на Мурашко и Садырина «надавили» из Владикавказа — что это вы на нас тень наводите?

— Как складывались ваши отношения с Садыриным после этого?

— Естественно, он не вызывал меня в сборную.

— Был ли у вас по этому поводу разговор с ним?

— Садырин приехал в Испанию, был в Барселоне, и в ресторане я все высказал ему: «Федорович, ни для кого не секрет, что «договорных» матчей было очень много. Но никогда не договариваются футболисты, если об этом не знает главный тренер». Во всяком случае, такого никогда не было у нас, в ЦСКА. Как правило, о договоренности знает вся команда. Скажем, игра на выезде, команда на первом месте. Нам говорят: «Ребята, давайте вничью сгоняем». И нам выгодно, и им. На выезде очко, дома — два. Все просто.

— Садырин согласился с вашими доводами?

— Думаю, да.

Вновь требуется коротенькое отступление. С продолжением отчасти темы «ЦСКА». Кто это, кстати, сказал, что большой спорт, в частности футбол, вне политики? Давно известно, что вовсе и не так. Особенно у нас, в России. Вы легко поймете, какое это имеет отношение к негативу в том же футболе, к «договорным» матчам. Своеобразные «договорняки» чиновники, оказывается, гоняют и под сукном… Здесь нередко «особые» чувства функционеров к той или иной команде определяют ее завидную или, мягко, незавидную участь. Делается сие не в шумных подтрибунных помещениях, а в кулуарной тиши. При этом рецепты незатейливого «блюда» самые разнообразные — от переговоров мелких околофутбольных «клерков» до визитов спортивных чиновников к власть имущим.

Вот на заре российских футбольных чемпионатов случилась прямо-таки анекдотичная история, последствия которой имеют место до сих пор. Наши выдающиеся футболисты прошлого — Анзор Кавазашвили, Виктор Понедельник, Валентин Иванов — попытались перехватить власть у старой управленческой гвардии во главе с Вячеславом Колосковым. Для чего? Да для того, чтобы наконец очистить отечественный футбол от пресловутых умельцев нечестной игры.

В январе 1992 года мэтры провели учредительную конференцию Всероссийской ассоциации футбола, на которую пригласили тренеров, игроков, президентов клубов со всей страны. Зарегистрировав, как положено, свою организацию в Минюсте России. Кавазашвили со товарищи направили необходимые документы в ФИФА: мол, дорогие международные чиновники, отныне с нами общайтесь, а не с господином Колосковым — кончилось его время. Наивные все-таки люди — прославленные мастера футбола.

Колосков и его друзья в это самое время судорожно искали обходные пути, попытавшись сыграть своего рода потрясающий «договорный» матч с представителями российской власти. И, знаете, забегая вперед, скажу: им это с блеском удалось! Ведь в противном случае колосковцы рисковали остаться не у дел. Отказаться же от столь вкусного пирога, начиненного хрустящими купюрами, каковым является российский футбол, ну просто не было никаких сил!

— Мы с Альбертом Поморцевым помчались к тогдашнему председателю Верховного Совета Руслану Хасбулатову: нам сказали, что он страстный болельщик, — рассказал мне сам Колосков. — Вышли на Руслана Имрановича через его личного врача… Спикер внимательно нас выслушал и благословил на проведение своей учредительной конференции.

Характерно, что те люди, которые несколькими днями раньше голосовали за избрание на высокий пост Анзора Кавазашвили, впоследствии отдали свои голоса оппоненту Анзора Амберковича — Вячеславу Колоскову. Он и «рулил» вплоть до 2005 года, когда пришел «сменщик» в лице кремлевского выдвиженца Виталия Мутко.

Да, и смех, и грех. Что ж, они, футбольные люди времен Колоскова, оказавшись, мягко говоря, столь непоследовательными, сами похоронили всякие надежды на позитивные перемены. И продолжают с высокого и молчаливого благословения гонять столь милые их сердцам «договорники». Браво, господа!

Теперь обещанный кусочек про ЦСКА. Времена, когда руководителями армейского футбольного клуба были выходцы из Чечни, не столь уж отдаленны. По версии тогдашнего вице-президента ЦСКА Авалу Шамханова (встреча и беседа с ним относится к сентябрю 2002 года), их клубу постоянно мешали играть именно по причине национальной принадлежности руководителей клуба. Наваливались, как говорится, всем миром: арбитры, чиновники, дельцы… Искали любую зацепку, чтобы вывести из равновесия игроков, тренеров, президента клуба.

— Я позднее, уже по окончании матчей, беседовал с некоторыми нашими «обидчиками» из судейской среды, — вспоминал Авалу Шамханов. — И убедился: в нашем случае дело совсем даже не в подкупе. Просто арбитры находились под прессом чиновников, им давали четкие указания — «сплавлять» ЦСКА. Мне жаль прежде всего игроков, они-то в чем виноваты?! С таким блестящим подбором футболистов наш клуб должен чемпионом страны становиться. А ЦСКА просто безжалостно «убивали» административными мерами — примерно так же, как в свое время блистательную «команду лейтенантов».

Трудно не согласиться со многими доводами Шамханова, как бы не относиться к нему лично. Между прочим, руководство ЦСКА общалось и с Вячеславом Колосковым, обращало его внимание на то, что в российском футболе слишком много грязи, пора, дескать, начинать ее разгребать. Но не были услышаны, разговоры, что называется, в пользу бедных.

Своеобразные «договорные» матчи под сукном продолжаются и поныне, только участники переменились, а нравы абсолютно те же. Есть у футбольных чиновников свои команды-любимчики, имеются и гонимые…

Тема судейства. О ней поговорим очень подробно в 4-й главе книги. К великому сожалению, судьи имеют самое непосредственное отношение к проведению «договорных» матчей, и замалчивать это нельзя ни в коем случае. Помните, с каким неподдельным пафосом говорил о проделках «людей в черном» великий Виктор Владимирович Понедельник. Во многом, если не во всем уважаемый мастер игры прав.

Но, право, не стоит клеймить лишь одних арбитров, — самый легкий, беспроигрышный вариант. Причины подчас «грязного» судейства куда глубже, чем кажется на первый взгляд. Вот Понедельник подметил, что схема управления отечественным футболом (кстати, на мой взгляд, и по сей день) чем-то смахивает на дух и устройство знаменитой Коза ностры. Вот отсюда, по-моему, надо и плясать. А судей каждый обидеть может. Впрочем, и арбитров, как неотъемлемых участников любого национального чемпионата, тоже надо жестко прикладывать, если их «работа» того заслуживает.

— Знаешь, Алексей, не брал я взятку за матч «Динамо» — «Алания», ко мне тогда никто не подходил и ничего не предлагал, — дозвонился мне из Краснодара в редакцию известный арбитр Юрий Чеботарев. — Такие бешеные деньги и не крутятся в футболе, как ты написал, — «пол-лимона» долларов за игру. Реальная цена — где-то тысяч пятьдесят. Но, повторяю, я к махинациям не причастен.

С Чеботаревым, впрочем, как и с некоторыми другими футбольными арбитрами, я знаком достаточно давно. Тогда, в 1996 году, по окончании поединка столичных динамовцев и владикавказской «Алании», завершившегося «боевой» ничьей — 1:1, я опубликовал ту скандальную заметку. Присовокупив, что главному рефери Чеботареву, по версии отдельных специалистов, могли заплатить ту самую «кругленькую» взятку в полмиллиона долларов. За назначение весьма сомнительного пенальти в ворота динамовцев при счете 1:0 в их пользу. Матч же после реализации одиннадцатиметрового завершился в итоге вничью — 1:1.

После поединка разразился грандиозный скандал в подтрибунном помещении стадиона «Динамо» в Петровском парке. Самому Чеботареву в кровь разбили лицо, говорят, поучаствовал в этом и президент «бело-голубых» Николай Толстых, настоятельно призывавший судью «посмотреть его ребятам в глаза». Тогда и появились первые слухи о возможном подкупе судьи…

Дыма, как говорят, без огня не бывает. Чеботарев, кстати, весьма спокойно отреагировал на текст моей публикации, снизив, как видим, уровень потенциальной взятки с полмиллиона до 50 тысяч долларов. Сути-то сие обстоятельство не меняет, — факт подкупа, возможно, действительно имел место. Между прочим, как стало ясно ближе к завершению первенства-96, каждый такой пенальти, даже опасный штрафной или неправомерно показанная желтая карточка арбитрами могли иметь практически ключевое значение. Ведь та же «Алания» финишировала в регулярном чемпионате, можно сказать, «нос в нос» с московским «Спартаком», соперники набрали абсолютно одинаковое количество очков. Тогда для определения чемпиона страны потребовалась «золотая» дополнительная переигровка между южанами и москвичами, в которой сильнее были спартаковцы. Впрочем, представители «красно-белых» тоже, если вспомнить их поединок в последнем туре в Петербурге с «Зенитом», оказались не на высоте. Голкипер питерцев Березовский пропускал почему-то «странно» легкие мячи от Титова и Тихонова… Судя по всему, тоже не обошлось без «мощного материального стимула». На кону, как видим, стояли золотые медали чемпионов России.

Но вот что любопытно. Тот же судья Чеботарев едва ли не отрицал в беседе со мной само явление как купли- продажи матчей, так и возможного подкупа арбитров. Дескать, российский чемпионат не так плох, как кому-то кажется. Во всяком случае, на старте очередного первенства (1997 г.) Юрий не слышал о попытках тотального подкупа своих коллег.

Между тем Чеботарева опровергали куда более именитые специалисты, в том числе из судейской среды. Вот что мне рассказывал в свое время председатель Российской ассоциации футбольных арбитров (РАФА) Эдуард Шкловский, о котором, к слову, тоже ходили весьма правдивые легенды в плане нечистоплотности.

— Как правило, судье пытаются «дать на лапу» представители принимающей стороны, то есть хозяева поля — так называемые спонсоры клуба. Идет тотальный шантаж. Арбитры не решаются обращаться в милицию, там их вряд ли защитят. А если мафиози узнают, что на них кто-то пожаловался в органы, могут и вовсе убить.

Интересуюсь у Шкловского: «Почему на Западе, в отличие от нас, относительно успешно ведется борьба с этим злом?»

— Потому что тамошняя полиция не от случая к случаю, а дотошно, тщательно отслеживает ситуацию, — поясняет Эдуард Исаакович. — У полицейских имеется список команд, конкретных игроков, тренеров, замешанных в нечестных сделках. На «общение» с ними направляются лучшие специалисты. Они входят в контакт с мафией, коррумпированными футболистами, их наставниками. И на передаче взяток берут махинаторов с поличным.

Конечно, в этой тотальной системе купли-продажи матчей часто оказываются крайними не только арбитры, но и сами футболисты, главные действующие лица спортивного спектакля. Напомню лишь о некоторых эпизодах, наверняка оставшихся «за кадром» для большинства болельщиков.

«Подашься в Москву — семью вырежем», — примерно так отреагировали местные мафиози на возможный отъезд Дмитрия Лоськова из ростовского «Ростсельмаша» в Москву. Кстати, переход полузащитника в ЦСКА так и сорвался. Лишь позднее «высокие стороны» договорились об отъезде Лоськова в столичный «Локомотив». Аналогичные истории сопровождали в свое время Руслана Нигматуллина, Олега Веретенникова, ряд других известных футболистов.

Объяснение таким «разборкам» и «наездам» лежит на поверхности. Почти в каждом крупном городе, где проводятся игры российского первенства, есть подпольный тотализатор. Мафиози делают умопомрачительные ставки на результаты конкретных поединков (по достоверным данным, игроки снимают до 300 тысяч долларов с тура российского чемпионата, неудачей считается, к примеру, сумма в 50 тысяч).

Конечно, дельцы заинтересованы, чтобы ведущие мастера того или иного клуба оставались в их городе, они могут сыграть ключевую роль в их «наваре». Переговоры-то о «нужном» для мафии результате матча ведутся зачастую именно с ведущими футболистами, те уже «работают» с некоторыми партнерами по команде. Вот такая развитая «индустрия» купли-продажи футбольных встреч процветает, на которую давно уже закрыли глаза как руководители подавляющего большинства клубов, так и бравые правоохранители.

Теперь понятно: кто же добровольно, «за просто так», без соответствующей компенсации отпустит своих футболистов в другие города и команды? Охота мафии на игроков продолжается. Этому пока нет конца и края.

Как, впрочем, идет и закулисная возня в нечистой погоне за голами и очками. Вот какими, например, невеселыми соображениями в самый разгар первенства 2000 года делился со мной известный в прошлом защитник столичного «Спартака» и советской сборной Вагиз Хидиятуллин. Я попросил его оценить турнирную ситуацию в июле 2000 года, а популярный мастер словно огорошил.

— К сожалению, в распределении медалей весьма существенную роль могут сыграть негативные моменты, — полагал Вагиз. — Я даже не говорю о качестве судейства, обсуждение проблем которого всем изрядно надоело. Дело, мне представляется, в другом.

По мнению Хидиятуллина, слишком рано к тому времени определились неудачники турнира, которые явно идут на вылет, — нижегородский «Локомотив» и элистинский «Уралан». Есть еще твердые середнячки, не претендующие на высокие места и вместе с тем не опасающиеся за свою судьбу.

Вы понимаете, о чем я говорю? — акцентировал мое внимание Вагиз. — Вероятно, не будем наивными, — начнется активная, почти ничем не прикрытая «торговля» очками. Подпольная бухгалтерия, будьте уверены, все просчитала до конца чемпионата, впрочем, возможны «ошибки»…

Уже по окончании первенства того же года я сам констатирую на страницах газеты «Трибуна»: «Недавно завершившийся чемпионат страны именуют одним из самых скандальных за всю историю. Судьи очень часто и неправдоподобно много ошибались. Умопомрачительные взятки за «нужный» результат дают футбольным арбитрам представители «теневых» структур, отстаивающих интересы своих команд. Суммы фигурируют внушительные. Минимальная ставка за лояльное судейство — 5 тысяч «зеленых», максимальная, по оценкам знатоков, может быть запредельной. Многое зависит от престижности того или иного матча: 30–35 тысяч «левых» денег отнюдь не «потолок».

— Нашего брата могут подкараулить где угодно — в гостинице, ресторане, на пляже, даже дома и начинают шантажировать, — говорил мне арбитр международной категории Сергей Хусаинов. — Предлагают деньги, советуют «не обижать» их футболистов. Строптивцев «ласково» встречают на перроне вокзала или в аэропорту, случается, избивают — за непослушание или «неважнецкое», с точки зрения мафиози, судейство. Нет, в милицию коллеги не обращаются, опасаются за здоровье близких им людей, на которых ведь тоже, бывает, оказывают нешуточное давление…»

Обстановка в российском футболе оставалась постоянно накаленной на всех его этажах и даже в едва приметных уголках. Например, никак не могли поделить власть Колосков и Толстых, сцепились они не на шутку в конце 90-х. Видимо, каждый из них мечтал больше хапнуть лакомых кусков «теневого» футбола, приносившего немалые барыши. Иначе чем еще объяснить эту мышиную возню? Вот в конце сентября 1999 года на заседании исполкома РФС, без объяснения причин, было принято решение, что с будущего сезона сотрудники именно этого ведомства станут проводить чемпионат России и матчи Кубка страны. А Профессиональной футбольной лиге, как раз отвечавшей за организацию соревнований, отводилась, надо так понимать, уже роль статиста. В связи с чем в недрах РФС в спешном порядке создавался Департамент по проведению состязаний. Ну, к чему, спрашивается, надо нагнетать подобные страсти? Все равно что повернуть реку вспять, отбросив развитие нашего футбола лет на 10–15 назад.

Этому демаршу предшествовали события почти годичной давности — декабря 98-го.

— Мы готовы бойкотировать очередное первенство России, если нас, спартаковцев, а также коллег из других команд лишат возможности выбирать главу Российского футбольного союза, — громогласно заявил на конференции ПФЛ вице-президент столичного «Спартака» Григорий Есауленко. — Пора бы нам всем «проснуться», а то нас просто за людей не считают. В противном случае, пусть начинают чемпионат без «Спартака» и ряда других, в том числе ведущих, клубов.

Призыв к возможному мятежу поддержали, к слову, и коллеги Есауленко. Прологом же к столь резким словесным пассажам стало следующее обстоятельство. По уставу РФС клубы не являются членами футбольного союза. Значит, и права не имеют участвовать в предстоявших 8 декабря выборах президента упомянутой организации. Парадокс, нонсенс? Нет, сознательная акция, призванная отсечь от процесса истинно футбольных людей.

Спрашивается, кому и зачем тогда нужен РФС, если в его состав не входят даже команды, выступающие в различных дивизионах отечественного первенства?

Как пояснил тогда сам Колосков, 8 декабря в Москве соберутся 50 председателей территориальных федераций футбола, которые и примут судьбоносное решение: кому дальше «рулить» самой популярной у нас игрой. Результат при таком раскладе сил был легкопредсказуем: маленькие чиновники, связанные неразрывными узами дружбы с «большим», проголосуют за столичного шефа. Их, чиновничков, как правило, не волнуют сугубо футбольные проблемы, господа преследуют «высшие интересы».

Казалось бы, я сейчас рассказываю о том, что не имеет непосредственного отношения к «договорным» матчам, являющимся главной темой этой книги. Но знание общей атмосферы в нашем футболе, на мой взгляд, крайне важно, именно неблагоприятная в целом аура способствует расцвету всяческого негатива, уродливых явлений и по сей день. Вывод можно сделать однозначный: уж очень не везет футболу на руководителей. Прежде Колосков, нынче Мутко, между ними как бы Толстых. Вы разницу почувствовали? Я — нет.

Однако те выборы, несмотря на протесты представителей клубов, прошли, «как надо». «Пошлый междусобойчик» — откликнулся я заметкой в «Трибуне». Вот некоторые выдержки:

— Широкомасштабный скандал сопутствовал внеочередной конференции Российского футбольного союза, которая все же состоялась в элитарном столичном «Президент-отеле». Как и ожидалось, чиновники не допустили к выборам главы РФС руководителей команд, самих футболистов. Они — не члены РФС, значит, не имеют права участвовать в форуме. Взбунтовавшуюся профессиональную лигу тоже подальше убрали — незачем антураж портить… 52 голоса отдано незабвенному Колоскову. Остальные голоса распределились смешным образом. 8 получил президент ПФЛ Толстых. Его, кстати, во время выступления пытались вытолкнуть взашей охранники Колоскова. Правильно, молод еще старшим перечить… 3 голоса досталось лучшему приятелю шефа РФС, гендиректору столичных «Лужников» Алешину… В общем, все, как надо. «Доктор прописал» оставаться Колоскову на своем посту до 2001 года. Значит, и нашему футболу до означенного срока влачить жалкое существование. Но разве кому-то до этого есть дело?

Были на «исторической» футбольной тусовке и приличные люди. Заслуженный мастер спорта Виктор Понедельник, коллега из «Известий», популярный репортер Виктор Горлов сняли свои кандидатуры на высокий пост, не захотев участвовать в глупом фарсе. На их фоне «коллега» Владимир Перетурин, кажется, превзошел себя. Он, например, не исключил, что ТВ-6, возможно, платили деньги за обструкцию Колоскова (да, г-н Перетурин пошел тогда в услужение к Колоскову, возглавив комитет РФС по связям с общественностью, всячески поддерживая своего шефа. — A.M.). Получается, платили и мне, равно как и НТВ, другим СМИ. И только «бессребреник» Владимир Иванович Перетурин из высоких соображений отстаивал интересы шефа РФС…

Вот такая, простите, тухлая атмосфера царила и, смею уверить, царит до сих пор. О какой уж тут борьбе с «договорными» матчами может идти речь? Удержаться бы в теплом кресле, застолбить местечко в исполкоме ФИФА, а дальше — как кривая вывезет.

Никогда не излучал глупого оптимизма и наш футбольный мэтр, — его глубокие мысли будут пронизывать весь текст книги, — Виктор Понедельник.

— У нас коммерция, по сути, убивает футбол — часто вбухиваются огромные деньги в посредственные команды, на которые почти никто не ходит, — говорил мне в марте 1998 года Виктор Владимирович. — Таким образом, «отмываются» средства «теневых» структур, все это никому не нужно, кроме самих дельцов. Вкладывать бы звонкую монету в детско-юношеские школы, как делают на Западе, — цены бы не было таким новациям.

— Уж если вы упомянули о влиянии «теневых» структур на большой футбол, то, наверное, не обойти стороной тему набивших оскомину «договорных» матчей, напрямую связанного с ними предвзятого арбитража. На ваш взгляд, ситуация здесь ухудшится или постепенно выправится?

— О чистоте в российском футболе и речи быть не может. Во всех лигах работают «тренеры», которые не скрывают, что «расписывают» некоторые поединки, говорят об этом открыто, потому что никто за подобные вещи их не наказывает. Хватит играть в наивность: никакие комиссии и комитеты с «заслуженными» людьми не в состоянии навести порядок, — антифутбол будет процветать. Вот почему обращаюсь к руководителям РФС и ПФЛ Колоскову и Толстых: начинайте, господа, серьезно работать, привлекать к решению проблем специалистов МВД. Ведь Николай Толстых, будучи президентом «Динамо», хорошо знаком с сотрудниками правоохранительных органов — пора действовать решительнее.

Думаете, кто-то из футбольных боссов прислушался к рекомендациям Понедельника? Ничуть не бывало! Кого-то из нечистых на руку дельцов из числа тех же тренеров схватили за руку? Нет, конечно. А «работать» было с кем, как, впрочем, непочатый край подобной «работы» наблюдается и сейчас. Но ни тогда, ни теперь никто из высокопоставленных спортивных чиновников не желает марать свои ручонки. Этакие чистоплюи. Нет доказательств, и все тут.

Между тем доказательства, просто неотразимые, предоставляли порой сами тренеры. В конце 1998 года я анализировал итоги очередного российского первенства, в том числе среди клубов первого дивизиона. В класс сильнейших тогда пробились, в частности, нижегородские железнодорожники с почти бессменным наставником Валерием Овчинниковым.

Валерий Викторович представлялся человеком своеобразным, в какой-то степени противоречивым, этаким балагуром. Он, например, никогда не обижался, когда в кулуарах, а подчас и открыто, говорили, будто он «заигрывает» с соперниками, добивается успеха не всегда праведными путями. Тренер воспринимал подобные разговоры с олимпийским спокойствием, его откровения подчас обезоруживали оппонентов.

Так вот, уже по окончании «триумфального» для его клуба сезона Овчинников заявил во всеуслышание, что, например, «простимулировал» футболистов омского «Иртыша» накануне его матча с саратовским «Соколом». Ведь саратовцы и нижегородцы вели отчаянную гонку за второе место в дивизионе, что выводило кого-то из них в лигу сильнейших.

«Иртыш», кстати, сделал свое «черное» дело, отобрав у «Сокола» столь важные очки. По сути, лишив команду Владимира Федотова радужных надежд. Судьба второй путевки решалась в последнем туре. И от усилий самих саратовцев почти ничего не зависело. Нижегородцы после осечки земляков в Омске опережали «Сокол» на одно очко.

Ну, разве мог Овчинников упустить такую прекрасную возможность? Его парни поставили выразительную точку в выездной встрече с «Нефтехимиком» — 4:2. «Сокол», взяв три очка у «Томи», остался на третьем месте. Наверх шагнул «Локомотив» Овчинникова. Теперь попробуйте сказать, что он нечестным путем взобрался на Олимп. Судят победителей или нет? Овчинников и не скрывал сам факт «стимула» того же «Иртыша». Однако, разумеется, столь замечательные откровения «маститого» наставника в очередной раз остались как бы незамеченными чиновниками от футбола. А могли хотя бы поспрашивать Валерия Викторовича о технологии подкупа, что-то взять себе на заметку. Для того чтобы когда-то начать борьбу с «теневиками». Тем более что упомянутый специалист далеко не одинок в своих делишках, у него есть и, видимо, еще долго будут яркие последователи.

…На моих глазах ломались некоторые судьбы. Ведь в большом футболе наряду с негодяями есть и приличные люди, в том числе, например, среди арбитров, чиновников (чем, скажем, плох Никита Симонян), разумеется, тренеров, самих игроков. За них как-то особенно переживаешь. Был, впрочем, и остался в моих хороших знакомых Олег Самусенков, футбольный арбитр из футбольной же семьи, папа его — Иосиф Самусенков неоднократно входил в десятку лучших судей страны по итогам сезона.

Неудивительно, что сын пошел по стопам отца, прикипев сердцем к игре. Олег окончил в свое время ДЮСШ «Спартака», занимался в группе олимпийского чемпиона Николая Тищенко. В одном из календарных матчей Олег получил тяжелую травму, но любимую игру не бросил, став впоследствии арбитром. И целых 20 лет обслуживал матчи самого разного уровня — от городского первенства до всероссийского. Затем впал в немилость управленцев из большого футбола, там свои, почти не ведомые никому законы общения. Я давно предлагал Олегу выступить в печати и раскрыть секреты порочной, коррупционной цепочки отношений рядовой судья — босс арбитража — руководство РФС. После весьма долгих размышлений Самусенков-младший решился-таки на откровение.

Так я и назвал свой материал в «Трибуне» за июль 1998 года — «Изгой». Вот некоторые фрагменты того в какой-то степени знаменательного интервью.

— Знаю, Олег, что к вам «неравнодушен» председатель комиссии назначения РФС 70-летний Александр Табаков, всячески тормозящий ваше продвижение по иерархии арбитража. Почему так происходит, чем, может быть, «насолили» мэтру?

— Ничем его не обижал. Не пересекался с ним в футболе, Александр Васильевич даже ни разу не инспектировал матчи с моим участием. И тем не менее… Одна из причин лежит на поверхности. В свое время мой отец обошел по служебной лестнице этого господина, став заместителем начальника управления футбола и хоккея Спорткомитета РСФСР. На должность метил и Табаков. Он очень злопамятен. Та неприязнь к отцу — папа мне сам об этом рассказывал, — видимо, «по наследству» перекинулась на сына. У нас на матчи первенства арбитры до сих пор назначаются кустарным способом, Табаков самолично «расписывает», кому из рефери и в какие города отправляться на работу. И никакие лестные рекомендации известных, уважаемых в футбольном арбитраже специалистов, например Павла Казакова, Валентина Липатова, не помогали. Табаков игнорировал мнения коллег. Хотя они оценивали мои возможности не на глазок, а по ходу предсезонных, подготовительных сборов, по результатам работы в предыдущих чемпионатах. В общем, Александр Васильевич педантично вычеркивал мою фамилию из списков, в которых я рекомендовался обслуживать матчи первого и высшего дивизионов. В московской коллегии судей мне так и говорят: «Ну, какой смысл, Олег, вносить тебя в списки, если Табаков все равно не даст работать?» Вот и болтаюсь во втором дивизионе, хотя знаю, что давно способен на большее.

Чуть не забыл: в 1992 году из меня едва не сделали «диссидента». Тогда шла нешуточная борьба за власть между Всероссийской ассоциацией футбола, которую возглавил заслуженный мастер спорта, прекрасный голкипер Анзор Кавазашвили, и Российским футбольным союзом, руководимым Вячеславом Колосковым. Победили чиновники из РФС. А мне припомнили: работал у Анзора, значит, «враг народа», вообще не дадим судить. Я не стыжусь, что поддержал в тот период Кавазашвили — популярного мастера, истинно футбольного человека.

— И в отместку над вами до сих пор издеваются?

— Иначе, как издевкой, это не назовешь. Представьте, в том же 1992 году удалось заключить контракт с Ассоциацией футбольных арбитров на обслуживание матчей в первой и высшей лигах. Поговорил с президентом Профессиональной лиги Николаем Толстых, он ко мне претензий не имел, дескать, можешь работать.

А через две недели после той «теплой» беседы получил открытку с уведомлением, что мое судейство в Ставрополе, Перми и Саранске отменяется. Без объяснения причин. И куда бы я ни обращался, ответ был один: так решило руководство. А в кулуарах сказали: это Табаков, преследовавший меня еще с союзных времен, и здесь не упустил случая поизгаляться.

Целых два года я был отлучен от судейства. И только в 1994-м Виктор Лушин, нынешний председатель Всероссийской коллегии судей, помог восстановиться. Начал я, как школяр, с тогдашней третьей лиги, помогал судить матчи и во второй. Унизительно, но без футбола жить не могу. Лучше хоть что-то, чем вообще ничего.

— Ваша история, Олег, выглядит одновременно и анекдотичной, и драматичной. Самоуправство Табакова — глупое, забавное, в то же время бьет по вашему самолюбию, не позволяет раскрыться — здесь уже не до смеха. Пытались ли вы обратиться за помощью к коллегам из ВКС, чтобы поставить на место зарвавшегося «царька»?

— На ВКС рассматривался мой вопрос, приглашался на заседание и шеф комиссии назначения. Но, как вы, наверное, догадались, не пришел. Держит себя нагло, вызывающе. Так и заявил: мне не до вас, есть дела и поважнее. Иногда, правда, Александр Васильевич «осчастливит» своим присутствием. Например, когда ему надо «протолкнуть» своего очередного любимчика, пусть и весьма заурядного арбитра, на престижную игру или, напротив, отстранить неугодного. Развязная манера обезоруживает коллег: они, будто шокированные, ничего не могут возразить. На первый взгляд странно, но это так. Кстати, в состав президиума ВКС входят известные арбитры — Бутенко, Савченко, Хусаинов, Филиппов, но они в спорных моментах не могут реально помочь. Думают, наверное, о своих интересах: ведь матчи обслуживают порой их знакомые судьи. Поднимешь шум — Табаков может навредить твоим приятелям. Не берусь никого осуждать за очевидную бесхарактерность — людей можно понять.

— У читателей наверняка вертится вопрос: другие-то арбитры нашли контакт с Табаковым, судят престижные матчи, вероятно, «прогрессируют» в мастерстве. А вы — словно изгой. Что-то здесь для людей, не шибко посвященных в дела судейские, не стыкуется…

— Вы правы, контакт у моих коллег есть, но отнюдь не бескорыстный. И со стороны Табакова, поверьте, это не проявление альтруизма — назначить того или иного судью на «звонкий», престижный матч. О квалификации арбитра часто и не вспоминают — здесь своя, невидимая глазу болельщика «система отношений». Например, существую подпольные расценки для разных клубов всех дивизионов за назначение лояльных для них рефери на ключевые поединки. В высшем дивизионе ставка колеблется от тысячи до полутора тысяч долларов, в первом — от 500 до 700 баксов, и так далее. От 10 до 20 процентов «призовых» денег, об этом ходят упорные разговоры, привозят боссу действующие судьи, оказывают ему и другие услуги.

В кулуарах полушутя-полусерьезно говорят, что господин Табаков входит в десятку… самых состоятельных людей России. Слухи или информация, имеющая под собой веские основания? Одно твердо могу сказать: в нашей среде царит нездоровая атмосфера. И, по-моему, ясно, кто насаждает такие нравы.

— А почему бы вам, Олег, тоже не заключить сделку с господином Табаковым? Стали бы «своим» человеком, со временем, а может быть, и сразу «пробились» бы в высшую лигу, судили бы важные игры. Словом, преуспели бы.

— Шутите, издеваетесь? Отвечу в унисон. Я, знаете ли, научный работник, кандидат педнаук, преподаю в институте — зарплата, сами понимаете, мизерная. На «заявочный взнос» явно не хватает. Если думаете, что на ниве судейства что-то скопил, то глубоко заблуждаетесь. Достаточно взглянуть, в каких городах я провожу встречи, и все станет ясно.

Но шутки в сторону. Не умел никогда приспосабливаться. И на пресловутый контакт с Табаковым не пойду, рядом с этим человеком не сяду. Если нашему футболу не нужны грамотные, порядочные специалисты, то пусть все так и остается. Хотя, не скрою, надеюсь на перемены.

— Знаете, под лежачий камень вода не течет — в вашем тоне и самой позиции сквозит обреченность. Мало, на мой взгляд, выступить в прессе, необходимо что-то еще предпринять. Например, подать в суд, изрядно кое- кому пощекотать нервы. Дело не только в вашей персоне — в аналогичной, незавидной ситуации пребывают и другие способные арбитры.

— Признаться, я не сторонник резких шагов. Но если положение ухудшится или, скажем, не изменится в лучшую сторону, буду вынужден судиться. Консультировался у юриста, — такой вариант возможен, ведь налицо превышение руководителем должностных полномочий. Документально мне не составит труда это доказать.

— А почему, на ваш взгляд, столь прогрессивная система, как компьютерное назначение арбитров, кстати, прекрасно зарекомендовавшая себя во многих национальных чемпионатах, до сих пор не введена у нас? И такие ситуации, как с вами, были бы почти исключены. Хотелось бы знать, как поставлена подобная работа на Западе, например в той же Италии?

— Все очень просто. В компьютер вводится информация о тридцати лучших арбитрах по итогам минувшего сезона. Она подкреплена оценками комиссаров матчей, специалистов и, что немаловажно, журналистов — пресса в Италии оказывает здесь заметное влияние. И беспристрастный компьютер с учетом этих данных «назначает» судей на конкретные встречи. Вот еще любопытный момент. Опять же по итогам минувшего сезона пять сильнейших рефери переходят из низшего дивизиона в высший, и наоборот. Справедливее не придумать.

Почему в России этого нет? Ситуация легко предсказуема. Компьютерное назначение арбитров, безусловно, не выгодно таким, как Табаков, и ему подобным, — они попросту лишатся «кормушки». Их «услуги» футболу окажутся никому не нужными.

Вскоре после этого интервью Олег Самусенков завершит карьеру. И ни в какой суд обращаться не станет…

Толику оптимизма добавил в общий неутешительный фон тогдашний председатель ВКС Виктор Лушин. Помните, именно он восстановил в законных правах судьи Олега Самусенкова? Разумеется, я с ним не дежурное интервью делал, а говорил об острых проблемах футбольного арбитража. Кто, как не руководитель направления, должен был пролить свет на происходящее. «Игра в кость» с арбитром» называлась та публикация. «Судьи, не выполнившие задания мафии в конкретном матче, подвергаются обструкции. Их могут избить в гостинице, поезде, у подъезда жилого дома» — так многообещающе начиналась статья.

— Вы в связи с этим не обращались за помощью в МВД? — интересовался я у Виктора Лушина.

— Договора о сотрудничестве с правоохранительными органами нет. Но на недавнем заседании, посвященном проблемам арбитража, присутствовал милицейский чин. Обещал поддержку. Милиционеры будут охранять комнату судей, — раньше туда мог проникнуть кто угодно, вплоть до всякого рода «сомнительных» личностей.

Помогает и президент ПФЛ Николай Толстых. В прошлом сезоне, например, мафиози пытались «качать права» на столичном стадионе «Динамо». В перерыве матча направились к арбитрам, — Толстых не побоялся, добился, чтобы их выставили.

— Это в Москве. А как в других городах, где также проводятся матчи чемпионата?

— Наладим контакты с местными стражами порядка. Минимум два милиционера перекроют доступ к судьям, сопроводят их до кромки поля. Словом, попытаются изолировать их от внешнего влияния. Теперь инспектору встречи предписано жить в одной гостинице с арбитрами. Чтобы оберегать молодых коллег. В том числе от возможного общения с околоспортивными дельцами.

— Звучит несколько наивно. Будто нельзя повидаться с судьей, кому очень надо, за пределами гостиницы. И договориться — к обоюдному удовольствию. Какие санкции ждут потенциальных взяточников, если к вам поступит соответствующая информация?

— При ВКС будет создана рабочая группа из опытнейших, уважаемых рефери, завершивших карьеру. Среди них такие асы, как Валерий Бутенко, Юрий Савченко, Павел Казаков. Они рассмотрят все подозрительные матчи, вынесенные ими решения обжалованию не подлежат. Если действующего судью уличат в предвзятости, то его дисквалифицируют пожизненно.

Кстати, волгоградцы Иван Ярыгин, Игорь Новокшенов уже не работают ни в одной из лиг. Это последствия скандально нашумевшего в прошлом сезоне матча «Динамо-Газовик» — ЦСКА. Тогда оба правильно забитых армейцами мяча в ворота хозяев судьи несправедливо аннулировали. ЦСКА в итоге проиграл. Кроме того, в высшую лигу введена «свежая кровь», дебютируют восемь арбитров. Конечно, они постараются зарекомендовать себя с лучшей стороны. В какой-то степени волну коррупции собьет, надеюсь, и повышение зарплаты.

— Представьте, члены независимой рабочей группы дисквалифицируют нерадивого рефери. А руководители футбола не согласятся с подобными выводами. Что тогда?

— Уйду с поста председателя, — не будет смысла работать. Пока нет оснований для подобной паники. В беседах с руководством РФС и ПФЛ уловил: самое время избавляться от людей, скомпрометировавших себя, судейскую организацию.

Хочется верить, что Виктор Владимирович Лушин оказался просто наивным человеком, не более того. Хотя бы не заигрывал с футбольными боссами, не шел на поклон к «жучкам» и дельцам. Нет, и ему не удалось кардинально изменить, мягко говоря, провальную ситуацию. Но за попытку сделать это стоит, наверное, Лушина поблагодарить.

Теги: махинация, договорной матч, договорняк.

    Загрузка...

    Полное библиографическое описание

    Матвеев Алексей — Грязные технологии // Договорняк. Как покупают и продают матчи в российском футболе. - 2009.Грязные технологии.

    Посмотреть полное описание