Жизнь и смерть Маноэла дос Сантоса Гарринчи

Дважды чемпион

Автор:
Горанский И.В.
Источник:
Издательство:
Глава:
Глава 7. Дважды чемпион
Виды спорта:
Футбол
Рубрики:
Персоны
Регионы:
БРАЗИЛИЯ
Рассказать|
Аннотация

VII чемпионат мира по футболу 1962 года должен был состояться в Чили. В начале шестидесятых годов в Европе еще мало знали эту страну и совсем плохо -чилийский футбол. Но уж таков устав ФИФА: проводить чемпионаты мира по футболу поочередно то в Европе, то в Америке. На сей раз жребий оказался

Дважды чемпион

VII чемпионат мира по футболу 1962 года должен был состояться в Чили.

В начале шестидесятых годов в Европе еще мало знали эту страну и совсем плохо -чилийский футбол. Но уж таков устав ФИФА: проводить чемпионаты мира по футболу поочередно то в Европе, то в Америке. На сей раз жребий оказался благосклонным к Чили - одной из одиннадцати стран Южной Америки.

Узкой лентой вытянулась она на четыре с половиной тысячи километров вдоль Тихоокеанского побережья с севера материка до заснеженных берегов пролива Бигл на юге. Белые вершины Анд, уходящие под облака, зеленые виноградники по склонам гор, бурные пенистые реки. Футбол давно перешагнул через Анды, сделав восемь миллионов чилийцев поклонниками этой игры. В Сантьяго, Винья-дель-Мар, в Арике люди дружно ходили на семидесятитысячные стадионы, яростно поддерживая нравившиеся им команды.

Но весной 1960 года, за пятнадцать месяцев до торжественного открытия чемпионата, Чили подверглась страшному землетрясению. Разрушения поразили страну с севера на юг, ввергнув чилийскую нацию в пучину глубокой экономической депрессии. До футбольных ли чемпионатов народу, пострадавшему от стихийного бедствия? Приближался 1962 год, а руководство ФИФА все еще не знало, сможет ли Чили принять мировой чемпионат. Наконец руководители ФИФА снарядили в Сантьяго представительную делегацию, чтобы получить от правительства Чили подтверждение, что чемпионат будет проведен в этой стране, или услышать отказ. Члены делегации посетили стадионы, осмотрели гостиницы, встретились с президентом. И хотя часть работ, связанных с проведением чемпионата, еще оставалась незавершенной, появилась надежда, что VII первенство мира по футболу состоится именно в Чили.

Спустя месяц после визита делегации президент Республики Чили Хорхе Алессандри направил в штаб-квартиру ФИФА официальный ответ: «Чили готова принять чемпионат». Председатель Чилийской федерации футбола Фернандо Диттборн писал: «Нам необходим мировой чемпионат как воздух, потому что это единственное, что может помочь нации возродить дух... » Диттборн умер, не дожив до открытия футбольного праздника, хотя успел сделать все, чтобы игры начались в назначенный срок.

Бразильцы связывали с чилийским чемпионатом немалые надежды. За четыре минувших года они не утратили репутации сильнейших в мире, сохранив в рядах национальной сборной опытных ветеранов и талантливых молодых игроков, возмужавших после победы в Швеции. Пеле и Гарринча играли теперь ведущие роли в сборной. Правда, во главе команды не было старого опытного футбольного мудреца Висенте Феолы.

Сборная Бразилии прилетела в Сантьяго загодя. Из самолета футболисты вышли одетые по-зимнему, в тяжелых драповых пальто, шерстяных шарфах и фетровых шляпах - почти все члены делегации были облачены в ту самую одежду, в которой летали на чемпионат мира в Швецию. В таком необычном для них одеянии они выглядели забавно, что сразу привлекло внимание фотографов, дежуривших в аэропорту чилийской столицы. В тот же вечер снимки обладателей Кубка Жюля Риме появились на первых страницах газет.

Делегация прилетела в Сантьяго на том же четырехмоторном самолете, на котором четыре года назад летела в Швецию. Вел машину прежний пилот Бругнер.

Накануне отъезда во дворце «Алворада» в новой столице Бразилиа спортсменов принимал президент Жоао Гуларт. Звучали напутственные речи, проводились исторические параллели, смысл которых сводился к одному: Бразилия должна повторить шведский успех. Футболисты и руководители команды заверяли, что не пожалеют сил ряди новой победы. Футбол снова вторгался в политику.

Ни один из ста миллионов бразильцев не сомневался в возможности повторения триумфа, хотя многие понимали: быть фаворитом труднее, чем находиться в тени. Понимали это и тренеры. Они полагали, что главными конкурентами в борьбе за первенство остаются команды Уругвая и Аргентины, которым во всех подробностях была известна игра бразильской сборной, слабые и сильные стороны отдельных ее футболистов. С уругвайцами и аргентинцами за минувшие четыре года бразильцы встречались не раз. И если бы Уругвай и Аргентина к началу чилийского чемпионата смогли бы удержать в рядах сборных своих лучших игроков, часть которых выступала за команды Европы, борьба за «кубок землетрясения» обострилась бы втрое. К европейским командам относились с почтением, но без опаски, полагая, что в Чили ни одна из них не сможет выступить в полную силу. Так заранее создавался морально-психологический климат, нацеливавший футболистов Бразилии на успех.

Мировой футбол за последние четыре года прошел большой путь, найдя много нового как в развитии атаки, так и в построении защитных линий. Тогда большинство футбольных команд Европы разрабатывало тактику игры, направленную на оборону своих ворот, что вступало в противоречие с наступательными тенденциями, господствовавшими на чемпионатах мира 1954 и 1958 годов.

Первые игры чилийского чемпионата показали, что итальянское защитное «каттеначио» становится не только модным вариантом, но и ведущей стратегией. В штрафной площади иной раз скапливалось столько игроков обороны, что даже самым быстрым и искусным нападающим пробиться через этот заслон становилось не под силу. К тому же при единоборстве защитников с форвардами нередко нарушались правила. Никогда еще на мировых чемпионатах не регистрировалось столько несчастных случаев, как в Чили. Три футболиста выбыли из розыгрыша Кубка Жюля Риме с переломами ног. Английского арбитра Кена Астона унесли с поля на носилках в середине игры, он не мог оставаться на поле из-за разрыва ахиллова сухожилия. В матче с командой Чехословакии, который проходил в городе Винья-дель-Мар на небольшом уютном стадионе «Эль Саусапито», заполненном приветливой публикой, в зоне, не представлявшей угрозы для ворот, Пеле откидывал мяч партнеру, готовясь к атаке. Вдруг, громко вскрикнув, он упал, застонав от боли, схватившись за поврежденное колено. На этом завершились его выступления в Чили. Матч пришлось доигрывать вдесятером: регламент чемпионата не позволял замен. Бразильцы с большим трудом сохранили ничейный счет.

Чилийский турнир поставил рекорд ссор и драк на поле, удалений за грубую игру и за пререкания с судьями. Такой футбол не мог дать чилийским зрителям ожидаемого эмоционального заряда, необходимого, как считалось, для гигантских усилий по восстановлению полуразрушенной страны.

...Оставалось 16 минут до окончания встречи Бразилия - Испания. Испанцы, в рядах которых блистали такие выдающиеся игроки, как вратарь Аракистаин, защитник Пачин, крайние нападающие Хенто и Пойро, стремились довести матч до победы. Еще в первом тайме Абелардо забил гол. Испанцы с воодушевлением продолжали наступать. Вратарь Жильмар сделался самой заметной фигурой в штрафной площади бразильской сборной. Пеле - на трибуне, он нервно следил за игрой. Всем было видно, как он кусает ногти и дрожит, обливаясь потом. Пеле был одет в толстый белый свитер, ведь погода в тот день стояла прохладная.

Загало настойчиво продолжает преследовать в середине поля испанского нападающего, уверенно владеющего мячом. Из последних сил бразилец настигает противника и буквально вырывает у него из-под ног мяч. Не теряя ни секунды, Загало устремляется к испанским воротам. Рядом с ним Амарилдо - дублер Пеле. Вот они оба в штрафной. Загало, атакуемый двумя испанскими защитниками, успевает сделать навес на набегающего Амарилдо, и тот сравнивает счет. Игроки бурно выражают свою радость, им восторженно аплодируют товарищи, сидящие на скамейке запасных, гром аплодисментов раздается на трибунах, где расцвели желто-зеленые цвета бразильских флагов. Радуются бразильские журналисты в ложе прессы. Гол чудодейственным образом подействовал на настроение всего стадиона. Чилийские зрители начинают болеть за южноамериканскую команду, хотя почти на протяжении всего матча поддерживали испанцев.

Если результат 0:1 выводил из розыгрыша Кубка мира бразильскую сборную, то ничья была катастрофой для испанцев. Начав с центра, они всей командой устремляются на ворота Жильмара. Опасность нависает, давление испанцев нарастает с каждой секундой. Бразильцы снова прижаты к воротам. Вот-вот последует развязка. Диди решает использовать в игре последний шанс. Он пасует мяч Гарринче. «Мане, теперь все зависит от тебя!» - кричит вслед мячу Диди. Гарринча откликается на призыв и начинает свой неистовый танец на правом краю поля. Он проходит вперед, делая вид, что там затевает атаку, затем резко меняет направление, финтит, то убыстряя бег, то замедляя. Обыграв испанского игрока, который отчаянно бросился его атаковать, он проходит середину поля. Теперь на Гарринчу бросаются сразу двое. Опасно. Маноэл на мгновение расстается с мячом, оставляя его партнеру. Освободившись от опеки, снова получает мяч. Товарищи прекрасно понимают маневры Гарринчи, поддерживая его игру. Испанцы в нерешительности, нервничают и совершают ошибки. Бразильские болельщики восторженно поддерживают своего кумира. Не скрывают восхищения и чилийцы, которые, затаив дыхание, следят за каждым движением футбольного кудесника. Остаются четыре минуты до конца матча.

Гарринча по-прежнему контролирует мяч, увертываясь от наскоков испанцев. Вот он снова на своей половине поля. Испанские игроки не решаются его преследовать, выжидают. На секунду игра как будто замирает. Останавливается и Гарринча. Всем своим видом он показывает, что ждет соперника, и при его приближении вдруг резко начинает разбег. На высокой скорости он проходит всех, кто пытается прервать его стремительный бег. Он доводит мяч до самой линии ворот, входит во вратарскую площадку и, обыграв еще одного защитника, мягко отдает мяч назад. Подбежавший Амарилдо направляет мяч в ворота. Бразильцы потом скажут, что Гарринча «положил пирожное прямо в рот» Амарилдо. 2:1! Удивительная победа!

Линия международного телеграфа между Винья-дель-Мар и Бразилией заполнена приветственными восторженными телеграммами. В отеле, где живут бразильские футболисты, беспрерывно звонит телефон. Телефонистки, не прерывая связи, лишь переключают номера бразильских абонентов. Похоже, что вся Бразилия на связи с Чили. И почти в каждой телеграмме поздравления, слова благодарности Гарринче. Телеграфируют, звонят родные, друзья, политические деятели, журналисты. Бразильские радиостанции передают специальные программы, посвященные футболу. В небольшом отеле «Эль Ретиро», где проживает бразильская команда, всеобщее ликование. Звучат тамбурины, сурдос, трубы, гитары. Настоящий карнавал, карнавал в честь Гарринчи и его товарищей! Здесь собрались все, кто находился на стадионе в секторе бразильцев. Футболисты, члены технической комиссии, тренеры, болельщики, журналисты, объединившись, празднуют победу. В разгар веселья в зале появляется Элза Суарес с группой самбистов, которые представляют в Чили во время чемпионата бразильское национальное искусство. Самба, отбивая веселый ритм, увлекает всех. И никому не тесно в уютных залах маленького отеля!

Звучат приветственные тосты, звенят бокалы с красным чилийским вином. Главный виновник торжества Гарринча танцует, поет со всеми, забыв о матчах, о футболе, о славе. Вот он протискивается к бару. Присел у стойки. На устах - лукавая улыбка. Его окружают друзья. Он в центре внимания. «Бывают ли более счастливые минуты в жизни?» - проносится сладкая мысль.

- Люди добрые, - говорит он, - я давно не видел такого блестящего выступления, как только что показала нам Креола. Настоящая самба настигает нас даже здесь, в Чили.

К стойке подходит Элза, сверкая белозубой улыбкой, в умопомрачительном наряде, с бубном в руке. Их знакомят. С этой минуты Гарринча не отходит от нее ни на шаг. Они вместе танцуют, поют. Мане постоянно шутит, и креолка громко смеется. Потом она снова поднимается на импровизированную эстраду, и Гарринча усаживается у нее.

- Загало, - кричит он танцующему в зале товарищу по комнате, - сегодня ты ночуешь один. Я переезжаю в отель самбистов!

Все смеются, думая, что Гарринча шутит.

Веселились за полночь. Затем компания перебирается в соседний отель. Празднество сотрясало бравурными звуками самбы ночной Винья-дель-Мар. Руководители команды, разделяя всеобщее веселье, решили, что в эту ночь можно забыть о режиме. «Нервная разгрузка нужна всей команде», - рассуждали они.

Гарринча возвратился в свой отель утром, усталый и влюбленный. Бурно начавшийся роман захватил его целиком. О Маноэле и Элзе заговорила вся бразильская сборная. Тренерам нужно было спасать положение, чтобы сохранить единство команды, боевое настроение и дисциплину. Ведь сборную любой ценой надо довести до заветной цели - во второй раз завоевать звание чемпионов мира по футболу. Все понимали, что сделать это с грустным, травмированным Пеле и сияющим от любви Гарринчей будет нелегко.

Однако руководителям сборной удалось сохранить порядок в команде и избежать скандала, вызванного «делом Гарринчи».

Члены технической комиссии запретили обсуждать поведение Гарринчи, чтобы слухи о нем не дошли до Наир и дочерей. А чтобы Гарринча перестал отлучаться из своего отеля для свиданий с Элзой, пригласили ее переехать к футболистам, предоставив ей этакую роль «мачехи» в команде. Все при этом делали вид, что ничего особенного не случилось. Таким «финтам» вне поля мог позавидовать и сам Гарринча.

Но любовь сотворила с ним великое чудо. За четыре дня он провел две самые лучшие игры в своей жизни, доказав на футбольном поле, как возвышает большое, настоящее чувство.

Против англичан в четвертьфинале Гарринча вновь сыграл вдохновенно. Скорость, высочайшая техника, превосходное понимание футбола, помноженные на страстное стремление к победе, привели зрителей, журналистов - всех, кто наблюдал за ним в том матче, в восхищение. Об игре Гарринчи восторженно отзывались даже соперники. Газеты называли его «великим волшебником мяча».

«То, что он выделывал с мячом своими кривыми ногами, не смогли бы повторить руками даже баскетболисты», - написала одна чилийская газета. Он забил два гола и создал еще с десяток голевых ситуаций. Он хозяйничал не только на правом краю. Его появление в центре, а также на левом фланге приводило в смятение английскую защиту. Он действовал на всем огромном футбольном поле. Рывки по двадцать-тридцать метров с мячом совершенно не утомляли этого удивительного футболиста. Когда атака захлебывалась, он быстро возвращался назад и снова набрасывался на мяч.

Первый гол был забит головой. Гарринча ловко вышел между двумя защитниками на перехват навесной передачи и, подпрыгнув на полметра, ударил головой по мячу с такой силой, что вратарь даже не успел среагировать. Вообще-то Гарринча играл головой довольно редко. Он как-то жаловался, что не любит принимать мяч на голову. Еще мальчишкой ему пришлось ударить головой по очень тяжелому, мокрому мячу, и в тот момент он чуть не потерял сознание, настолько болезненным оказался удар. С той поры он предпочитал играть ногами.

Второй гол оказался красивее первого. Гарринча принял мяч, оказавшись на месте левого полусреднего и сразу рванулся вперед. Защитники, ожидая его непредсказуемых финтов, пятясь, отступали назад, стараясь закрыть подходы к штрафной площадке. И в тот момент, когда Гарринчу стали атаковать, он сделал точный пас Вава. Тот мгновенно «выстрелил» метров с двадцати пяти и, увидев, как мяч влетает в ворота, высоко подпрыгнул, затем закрыл лицо руками и обессиленный опустился на колени. Чуть позже он подбежал к Гарринче и поднял его на руках. Так он воздавал должное удивительному мастерству своего товарища.

Третий гол Гарринчи. На подступах к штрафной он вдруг без всякой подготовки резко подсек мяч, и тот, описав красивую дугу, влетел в угол ворот. Рассказывая читателям об очередном триумфе бразильского форварда, одна лондонская газета писала на следующий день: «Мы думали, что «сухой лист» доступен лишь одному Диди, но Гарринча показал изумленной публике, что в совершенстве владеет этим сложным ударом».

На пресс-конференции английский тренер Уолтер Уитерботтом признался, что ошибался раньше, когда говорил: «Гарринча игрок финта, мастер скоростного дриблинга - и только, откровенный индивидуалист».

- Я ошибся, - сказал теперь Уитерботтом, - сегодня он доказал, что может делать на поле то, что совершенно недоступно для других игроков. Это фантаст от футбола, гениальный импровизатор. Его игра настолько удивительна и необычна, что мне остается только спросить: «С какой планеты приехал Гарринча?»

Когда Гарринче передали эти слова знаменитого английского тренера, он покраснел, смущенно улыбнулся и сказал:

- Эта планета зовется Бразилией.

Он пошел на свидание с Элзой, испытывая чувство глубокого удовлетворения, как художник, завершивший свой шедевр. Этот матч принес Гарринче всеобщее признание. Футбольный мир назвал его непревзойденным артистом, кудесником, волшебником.

- Я удивлен не меньше англичанина, - говорил он Элзе и ее друзьям, в кругу которых он застал ее. - Я тоже не могу объяснить, что происходило со мной на поле. На меня что-то снизошло. Как будто чей-то голос приказал мне вдруг уйти с правого края и играть в центре, делать то, что обычно положено делать Пеле. Я сначала испугался, но потом решил повиноваться этому наваждению. Я чувствовал такую силу и легкость, какой у меня никогда не было, и делал то, что мне подсказывал этот голос. Остальное вы видели, люди добрые.

Три дня спустя сборная Бразилии впервые выступала на центральном стадионе в Сантьяго в полуфинале против хозяев чемпионата - футболистов сборной Чили. Ажиотаж вокруг матча был настолько велик, что бразильская газета «У глобу» сравнивала его с обстановкой, какая бывает сразу после объявления войны. Чилийцы связывали с матчем самые дерзкие надежды, несколько преувеличивая возможности своей национальной команды. Бразильцы, хорошо понимая, что предстоящий поединок будет сложным, тщательно готовились. Пеле по-прежнему оставался на скамейке запасных.

Чилийцы верили в свой успех. «С Пеле или без Пеле мы обыграем «Нескафе»! Это был один из многих лозунгов, появившихся в Сантьяго в канун матча. Написанный на многометровых полотнищах, он украшал не только трибуны стадиона. За день-два до матча этот лозунг появился на стеклах автомашин и автобусов, на стенах и балконах домов. Предстоящая игра представлялась спором двух наций. В таких условиях многое зависело от судейской бригады. Возглавлял ее перуанец японского происхождения Артуро Ямасаки, которого Гарринча окрестил японцем.

На поле центрального стадиона чилийская команда вышла задолго до начала матча. Зрители стоя приветствовали своих любимцев. Бразильцы появились в тот момент, когда перуанский судья стал уже посматривать на секундомер. Их встретил неимоверный свист и улюлюканье чилийских болельщиков. Стоя среди товарищей, Гарринча перебирал ногами, как горячий конь перед забегом, и бесстрашно посматривал на тесные ряды зрителей, словно искал среди них знакомых.

Надо отдать должное чилийским футболистам. Команда по праву снискала себе уважение зрителей. Сборная Чили победила на пути в полуфинал команды Швейцарии, Италии, Советского Союза и рвалась к финалу. Имея такие победы, чилийские спортсмены смело вышли на поединок с чемпионом мира, в составе которого по-прежнему преобладали ветераны. Вратарь Жильмар, защитники и игроки средней линии Джалма Сантос, Мауро, Зозимо, Диди, Нильтон Сантос, Загало перешли роковой для футбола возрастной рубеж - 30 лет. Гарринча и Вава подходили к нему. 22-летний Пеле оставался вне игры, и лишь Амарилдо, который должен был выйти на поле вместо него, представлял молодое поколение бразильских мастеров. Все это позволяло чилийским болельщикам с оптимизмом обсуждать шансы своей сборной на победу. К тому же специалисты прогнозировали возможную неудачу бразильцев, так как в матчах, где решалась судьба мирового первенства, сборная Бразилии, бывало, проявляла неуверенность и проигрывала. Многие, правда, не учитывали «фактор Гарринчи», блестящая игра которого обеспечивала бразильцам одну за другой победы в чилийском чемпионате. Гарринча играл, по меньшей мере, за двоих - за себя и за Пеле. Однако все сходились на том, что матч Бразилия -Чили по значимости, по уровню противоборства и престижности становился равным финалу.

Первые десять минут игра шла крайне нервозно, перевеса не имела ни одна из сторон. Бразильские футболисты, правда, вскоре заметили пристрастие «японца», действия которого были явно на пользу чилийской команде. Бразильцы незаслуженно получали замечания, и это их, естественно, раздражало. Игра многократно прерывалась по пустякам, что сбивало с быстрого ритма бразильских футболистов. А стадион ревел.

У чилийцев выделялись Эйзагирре, Рохас, братья Санчесы, центровой Торо. Они отчаянно нападали на каждого бразильца, владеющего мячом. Игра постепенно превращалась в футбольную битву. Сбивают с ног Загало, толкают в спину Вава, и тот ошибается в передаче. Прихрамывая, морщась от боли, передвигается по полю Амарилдо. Но судья Ямасаки делает вид, что не замечает грубой игры чилийцев.

Гарринча уходит от преследователя на левый фланг. Рядом Загало. В зону трусит Амарилдо. Втроем на одном краю делать нечего. Мане быстро перемещается в центр, стараясь хоть на время избавиться от назойливого опекуна. И в этот момент Нильтон Сантос бросает мяч Загало. Амарилдо режет угол, но рядом с ним двое чилийцев. Зачем Загало пасует туда? Дублеру Пеле трудно принять передачу и он, взмыв в воздух, исполняет ногами знаменитый «велосипед» и перекидывает белый мяч Гарринче.

- Люди добрые, - делился послематчевыми впечатлениями Мане, - я почувствовал в то мгновение, что нужно бить левой, и ударил, не дав мячу коснуться травы. Он влетел в незащищенный вратарем Эскутти правый угол ворот. Я тут же бросился благодарить Амарилдо за сообразительность и ювелирную передачу.

Но бразильцы не дали ему добежать до Амарилдо, устроив на поле кучу малу.

Бразилия повела 1:0. Чилийские болельщики на некоторое время пали духом, что позволило бразильцам успокоиться, приобрести уверенность. Такому голу нет цены! Гарринча это прекрасно понимал и снова запутывал опекунов, которых теперь, как ему показалось, стало двое.

Однако впереди была почти вся игра. На 32-й минуте снова на левом краю поля бразильцы начинают атаку. Гарринча пока в засаде. Вава перебрасывает мяч с ноги на ногу, усыпляя бдительность чилийских защитников, а сам исподволь следит за перемещениями товарищей. И как только Гарринча делает рывок, тут же посылает ему мяч через головы обороняющихся. Маноэл молнией выскакивает на передачу и головой забивает второй гол! Игра могла быть сделана еще в первом тайме, но Жильмар зевает дальний удар Торо. Со счетом 2:1 футболисты и судьи уходят на перерыв, оставляя надежду чилийской торсиде.

«Пауза, - размышлял про себя Гарринча, - в такой игре нужна только соперникам». Он не стал снимать влажную футболку, лишь потуже перешнуровал правую бутсу. На колене свежая ссадина. Но доктор занят Амарилдо. У парня вконец разболелась нога. Почему «японец» так медлит со свистком? Наконец все встают и не спеша выходят из раздевалки. Чилийская команда тоже медлит. А из люка, что ведет на поле, слышится нарастающий рокот многотысячной толпы: чилийцы все еще верят в успех.

Гарринча рад, что снова в игре. Теперь он на своем привычном месте, на правом краю. Получив мяч, сразу начинает дриблинг. А где же опекуны? Фигуры чилийских защитников мелькают как тени. Никто из них не успевает ему помешать. Кто там в центре из наших? Он замечает бегущего неподалеку игрока в желтой футболке и тут же адресует ему мяч на голову. «Это - Вава! Это означает гол!» - весело думает Гарринча и видит, как мяч вонзается под перекладину чилийских ворот. Вава незамедлительно пробил головой. 3:1!

Ямасаки наконец-то вынужден всерьез вмешаться в игру и, подтверждая свои симпатии к чилийской команде, назначает в ворота бразильцев пенальти... Ну что ж, пусть этот пенальти будет на его совести. 3:2. И еще полчаса до завершения матча.

Чилийские болельщики призывают свою команду идти вперед. Все - и на трибунах, и на поле - понимают, что судьба матча должна решиться в ближайшие минуты. Наступают тяжелые для бразильцев четверть часа, четверть часа отчаянного прессинга чилийской команды. Наконец, очередная контратака сборной Бразилии. Гарринча намеренно машет рукой, привлекая к себе внимание, просит мяч. На поле разыгрывается забавная сцена. Мане в окружении трех-четырех защитников. Все они готовы помешать ему принять любую подачу, а мяч летит прямо к нему. И в тот момент, когда он начинает снижаться, Гарринча пригибается к самой земле, позволяя мячу беспрепятственно лететь дальше. Вся группа остается не у дел, а Вава, спокойно завладев мячом, увеличивает счет - 4:2.

Теперь время работает на бразильцев. Перуанский судья нервно мечется по полю, беспрестанно свистит, назначая штрафные в сторону бразильских ворот. Он старается, похоже, больше самих чилийцев. И как последний шанс - удаляет с поля Гарринчу...

В течение всего матча Гарринча подвергался нападениям, даже когда не владел мячом. Особенно ему доставалось в первом тайме - тогда чилийцы еще рассчитывали на успешный исход матча. И всякий раз «японец» оставлял без внимания эти нарушения правил. Игра катилась к логичному завершению, побеждал сильнейший. После очередного наскока Гарринча еле уберег ноги, в который раз оказавшись на земле. И тогда он решил дать сдачи. Вместо того чтобы отлежаться секунду-другую на зеленом газоне, Маноэл быстро поднялся и побежал за обидчиком Рохасом. Чилийский футболист испугался и бросился наутек. Гарринча настиг беглеца в несколько прыжков и в шутку, все это видели, легонько дал ему пинка под зад. Сценка, достойная шутника Карлитоса Рочи. Многие чилийцы засмеялись. Гарринча и Рохас остановились, готовые пожать друг другу руки. И в этот момент судья Ямасаки приказал бразильцу покинуть поле. Чтобы не разразился скандал, на поле выбежали тренеры, и Айморе Морейра, обняв Гарринчу, словно добрый папаша, удерживая провинившегося сына от новых шалостей, повел его к люку. И вдруг над ними просвистел увесистый камень, брошенный с трибуны злой рукой.

Удаление с поля не казалось Гарринче большим позором. С кем не бывает! Тем более что решение об удалении было принято необъективным судьей. Но камень?! Более горькой обиды Маноэл не испытывал за всю свою футбольную жизнь. Неизвестный чилийский зритель, бросивший камень, глубоко оскорбил человека, который всегда играл на радость публике. Быть предметом охоты на поле - с такой участью Мане давно смирился. Но как можно было бросить в него камень, когда он всегда старался угодить зрителям, показать им виртуозную игру, этого Гарринча понять никак не мог и горько переживал случившееся. Он покидал поле впервые в жизни разочарованный и в футболе, и в зрителях.

На другой день провинившийся футболист предстал перед дисциплинарной комиссией ФИФА. Удаление с поля считалось чрезвычайным происшествием и требовало тщательного разбора. После обсуждения эпизода комиссия неожиданно пришла к единому мнению: считать удаление Гарринчи с поля грубой судейской ошибкой, разрешить футболисту выступать дальше в чемпионате мира. Впервые «мстителя» признали невиновным. Справедливое решение несколько успокоило Гарринчу. Но забыть злополучный «чилийский камень» он так никогда и не смог. Гарринча считался и в бразильском, и в мировом футболе подлинным рыцарем, одним из самых дисциплинированных игроков, среди таких спортсменов, как, скажем, англичанин Стенли

Мэтьюз, который, как известно, на закате своей футбольной карьеры удостоился высшей почести королевы - титула «сэр», заслужив его как своей игрой, так и корректным поведением на поле.

Решение дисциплинарной комиссии позволило Гарринче выступить в финальном матче против чехословацкой команды. Любопытно, что чилийские зрители встретили его появление на поле овацией. Они не хотели расставаться с Гарринчей - этой легкой, быстрокрылой футбольной птицей. Команда Гарринчи, победив сборную Чехословакии со счетом 3:1, стала во второй раз подряд чемпионом мира.

- Я понимал, - говорил позднее Гарринча, - что в финальной игре публика ждала красивого футбола, и я старался показать ей такой футбол. Во время финального матча не слышалось ни свиста, ни улюлюканья. Как в театре, раздавались только аплодисменты - то громче, то тише. Аплодисментами проводили и чехословацкую команду, завоевавшую серебряные медали.

Накануне чилийцы обыграли сборную Югославии, обеспечив себе третье место в мировом футболе.

Хозяин маленького ресторанчика в центре Сантьяго, куда нередко заходили бразильские и аргентинские журналисты, сеньор Виторио вечером 17 июня, после окончания финальной игры, повесил на дверях своего заведения небольшую табличку, которая гласила: «Бразильские посетители, друзья Гарринчи, сегодня получают чилийское вино бесплатно».

Каждому посетившему ресторанчик «другу Гарринчи» сеньор Виторио дарил маленький чилийский флажок. Эти флажки он заранее приготовил, очевидно, для другого финала... Впрочем, он говорил клиентам, что искренне переживал за Гарринчу, за бразильскую сборную.

Английская газета «Дейли миррор» опубликовала статью своего корреспондента из Сантьяго, в которой он, подводя итоги чемпионата, писал: «Главный игрок мира не Пеле, а Гарринча!» С таким мнением единодушно согласились и организаторы VII первенства, официально объявив Гарринчу лучшим футболистом планеты.

Побывав в Рио-де-Жанейро, не забудьте посетить такие достопримечательности города, как пик Корковадо, гора Пан-де-Асукар и крупнейший футбольный стадион мира - «Маракана». На его трибунах сердца двухсот тысяч болельщиков бьются в едином ритме... (Из бразильского туристского справочника)

    Загрузка...

    Полное библиографическое описание

    Горанский И.В. — Дважды чемпион // Жизнь и смерть Маноэла дос Сантоса Гарринчи. - 1988.Глава 7. Дважды чемпион. C. 34-40

    Посмотреть полное описание