Записки пресс-атташе

Глава 6

Автор:
Константинов Владимир Сергеевич
Источник:
Издательство:
Глава:
Глава 6
Виды спорта:
Футбол
Рубрики:
Правила и история
Регионы:
РОССИЯ
Рассказать|
Аннотация

Финальный свисток - венец футбольного действа. Порой он вызывает бурю эмоций, особенно если матч сыгран решающий или просто принципиальный. В этом случае настроение у футболистов, тренеров и болельщиков двух команд полярное.

Глава 6

Разбор полетов

Финальный свисток - венец футбольного действа. Порой он вызывает бурю эмоций, особенно если матч сыгран решающий или просто принципиальный. В этом случае настроение у футболистов, тренеров и болельщиков двух команд полярное. У одних глаза горят от счастья, они радуются, обнимаются; другие, наоборот, злятся, убиваются.

Однако большинство игр все-таки рядовые, рабочие. Поэтому берусь утверждать, что первое чувство, которое приходит к футболисту по окончании матча, скажем, очередного тура национального чемпионата, это - эмоциональное опустошение. Да-да, именно опустошение, замешенное на усталости, на том, что полтора часа на поле бурлили страсти, шла нешуточная борьба под участливое сопереживание трибун, и вот все вмиг кончилось, остановилось и не надо больше никуда бежать…

Нет, радость победы или горечь поражения безусловно придет, но это будет чуть позже - может быть, в раздевалке, может, в машине или уже дома, когда ты останешься один на один с самим собой. Когда начнешь анализировать, что все же произошло, как сыграли клубы-конкуренты и какое место занимает теперь в таблице твоя команда.

А там, на поле, в этот момент -пустота. И дорога в святая святых: мучительно долгая, если проиграл, и незаметная, если выиграл. Возможно, поэтому тренерам в эту минуту трудно добиться от своих подопечных, чтобы они нашли в себе силы и эмоции подбежать к трибуне с самыми отчаянными болельщиками команды и поблагодарить их за поддержку. На моей памяти такое случалось довольно редко, а когда и происходило, то неизменно по инициативе лидеров коллектива - Хохлова. Бушманова, Машкарина, Гашкина, хотя до сих пор убежден, что такое расставание с торсидой должно быть нормой для футболистов.

В раздевалке реальность мира постепенно восстанавливается. Причем общее настроение, громкость голосов и число допускаемых в команду людей прямо пропорциональны результату встречи. В любом случае футболистам опять, как и в перерыве, сначала надо отдышаться, глотнуть чая или воды, перекинуться парой фраз с соседом. Затем они начинают стягивать с себя форму, беспорядочно сбрасывать ее на пол в середине комнаты, чтобы администратор потом смог собрать ее в громадный баул и отправить в прачечную.

Когда все наконец в сборе, в том числе и не дождавшиеся своего часа запасные, начинается то, что журналисты часто называют разбором полетов. Дверь обычно закрывают, и главный толкает речь минут на пять - десять - пятнадцать - опять же в зависимости от содержания игры, а чаще от исхода матча. Я был свидетелем и более продолжительных головомоек, особенно если команда бездарно сыграла или обидно проиграла, а пару раз - однажды с Тархановым, а потом с Ивановым -команда просто просидела полчаса в гробовой тишине, и никто не проронил ни слова. По-моему, это тоже подействовало.

В случае победы, конечно, и атмосфера другая, и оратор не так утомляет. В такие моменты нередко в раздевалку спускаются президент клуба, другие футбольные начальники, ветераны. Чтобы поздравить с хорошей игрой, приободрить ребят, что-нибудь пообещать или просто произнести тост.

Случались и неожиданные встречи. За границей, например, "родную" команду иногда навещали тамошние послы или советники-посланники. В Москве, помнится, наведывались в гости губернатор Приморья Наздратенко, поэт Андрей Дементьев, другие знаменитости, и каждый признавался в своей давней любви к некогда автозаводскому клубу. Ну а в ЦСКА, естественно, всегда дверь была открыта для авторитетов в мундирах с лампасами.

В армейском клубе, как принято и в некоторых других, прямо в раздевалке иногда вручали премиальные. В эти минуты царило особое оживление. Футболисты по очереди подходили к "банкующему", расписывались в ведомости и получали заранее приготовленный конверт со своим именем. В случае неудачи "банк" уплывал в неизвестном направлении так и не будучи вскрытым. По всей видимости, до лучших времен.

Пресс-тайм

На первых порах мне были интересны наблюдения за остывающей после битвы командой, однако вскоре это самое время стало довольно горячим для меня самого. Начиная с 1997 года по требованию ПФЛ стали проводиться послематчевые пресс-конференции - инициатива, на мой взгляд, совершенно необходимая как для тренеров, так и для журналистов. Первые, не повторяясь в многочисленных "эксклюзивных" интервью, могут довести до сведения широкой футбольной общественности свое видение прошедшего матча и рассказать о проблемах команды вообще, а вторые, в свою очередь, получают редкую возможность напрямую пообщаться с тренерами, задать им по горячим следам самые каверзные вопросы и, в конце концов, получше узнать их не только как специалистов, но и как личностей.

В стремлении ПФЛ сделать более цивилизованным общение между тренерами и представителями средств массовой информации положительным было уже то, что большинство клубов элитного российского дивизиона довольно оперативно создали новые или перестроили старые залы для прессы, оборудовав их необходимыми техническими средствами. Комфортные условия для работы пишущей и снимающей братии сегодня имеются на стадионе "Динамо" в Москве, во Владикавказе, на "Петровском" в Питере, а обновленный пресс-центр в пятизвездных "Лужниках" можно смело отнести к одним из самых красивых и удобных в Европе.

И все-таки главное на пресс-конференции - не техническая оснащенность зала, а возможность непосредственного общения с футбольными специалистами. Как выяснилось, тренеры команд высшего дивизиона в большинстве своем общительны, легко идут на контакт с прессой, говорят аргументированно и непринужденно. А иногда, особенно когда их команды выигрывают, я бы даже сказал, вдохновенно. Всегда легко было работать с Валерием Газзаевым, Юрием Семиным, Леонидом Ткаченко, Александром Аверьяновым, Сергеем Андреевым.

Кроме того, есть тренеры эрудированные и по-настоящему интеллигентные, общение с которыми приносит эстетическое удовольствие и надолго западает в память. К таким бы я в первую очередь отнес Владимира Федотова, Беньяминаса Зелькявичуса, Виктора Прокопенко, Анатолия Бышовца и, к сожалению, безвременно от нас ушедшего Анатолия Полосина. Все они без преувеличения - находка для репортера.

Мне, кстати, с тренерами тоже очень повезло. И Тарханов, и Иванов - люди в футболе авторитетные, собеседники незакомплексованные, которые при необходимости и без моей помощи могли легко уйти от прессинга самых назойливых интервьюеров. Единственным неудобством в этом плане в моей работе было то, что Федорыч после обидной неудачи команды мог под разными предлогами проигнорировать пресс-конференцию и послать на нее вместо себя кого-нибудь из своих замов. В таких случаях мне приходилось выгораживать его, юлить, хотя все мои маневры были шиты белыми нитками, и пишущий народ нередко начинал язвить по этому поводу. К чести Козьмича, он умел держать удар даже при самых унизительных поражениях.

Ошибается тот, кто считает, что на пресс-конференции всегда большой ажиотаж, длинная очередь из журналистов, жаждущих задать вопрос, десятки кинокамер. Нет, конечно, к матчам "Спартака", которого принято считать народной командой, всегда пристальное внимание прессы. То же самое наблюдается и на особенно принципиальных поединках, однако на пресс-конференции после рядовых игр чемпионата России приходят, как правило, десятка полтора журналистов, а иногда и того меньше. Причем почти везде в зал непостижимым образом проникают посторонние люди - нередко подвыпившие, и хорошо еще, если они тихо сидят и слушают, а то ведь попадаются такие, которые начинают учить тренеров жить, задают не имеющие никакого отношения к футболу вопросы или просто норовят отчебучить что-нибудь веселенькое.

Любопытный эпизод произошел летом 1998 года, когда "Торпедо"приехало играть в Тюмень. На послематчевой пресс-конференции тренеры обеих команд - Валентин Иванов и Александр Игнатенко - в течение, наверное, 20 минут делились с присутствовавшими впечатлениями об игре, и только когда настало время переходить к вопросам и все люди, сидевшие перед нами (а их всего-то было не больше дюжины), в зале как-то враз смутились, неестественно притихли, мы поняли, что среди них нет журналистов. Что ж, и такое бывает.

Кто прав? Кто виноват?

Еще одной обязательной процедурой после матча является подписание протокола, фактически означающее утверждение сторонами исхода встречи. С этой целью начальник команды или главный тренер направляется в судейскую, где выполняет нужные формальности и благодарит арбитров за работу. Впрочем, в конфликтных ситуациях из-за двери судейской комнаты порой можно услышать и непарламентские выражения: там идет борьба за истину в трактовке того или иного эпизода матча.

Следует отметить, что прежде чем идти "наезжать" на судей, каждый уважающий себя тренер сначала просмотрит - и не один раз - в раздевалке видеозапись соответствующего момента, сделанную в ходе матча оператором команды. У Тарханова, кстати, на этой должности и в ЦСКА, и в "Торпедо" трудился опытный и очень квалифицированный специалист-универсал Владимир Енютин, который свою непосредственную работу видеооператора совмещал с судейством в качестве лайнсмена в высшем дивизионе и главного арбитра - в первом и втором. Поэтому Федорыч был в более предпочтительном положении по сравнению со своими коллегами из других команд: вместе с наглядной иллюстрацией спорного эпизода он получал квалифицированный комментарий от действующего судьи и рекомендации насчет того, какой может быть реакция на него со стороны арбитров и стоит ли подавать протест. Впрочем, нашего видеооператора время от времени подозревали в "корпоративной солидарности" с судьями, и кто-то из руководителей клуба все равно шел в комнату по соседству, чтобы если и не официально оформить жалобу, то хотя бы для профилактики "напихать" арбитрам.

В принципе в таких случаях внести полную ясность надлежит инспектору матча, который оценивает действия судейской бригады и тем самым выражает свое отношение к арбитражу и к апеллирующей стороне. Однако представителям этого контрольного органа зачастую не хватает элементарной принципиальности при вынесении окончательного вердикта.

Вообще тема судейства бездонна, поскольку вопросы "Кто прав?" и "Кто виноват?" будут вечно стоять не только в футболе. С моей стороны было бы неэтичным давать оценку положения дел в судейском корпусе, тем более что убежден, недалек тот день, когда какой-нибудь отважный мемуарист из числа людей в черном прольет свет на все эти животрепещущие проблемы, в том числе расскажет о тактике и механизме так называемой работы с судьями…

Глоток свободы

Для самих же футболистов остаток вечера после игры - все равно что глоток свежего воздуха в душной комнате. Фактически только в эти часы они могут по-настоящему расслабиться - в самых разных значениях этого слова. Почти все остальное время уходит на тренировки, игры, сборы и всевозможные поездки.

О количестве выходных и времени сбора в следующий раз обычно объявляют прямо в раздевалке. Как правило, при недельном игровом цикле футболистам на отдых отводятся одни сутки. Если же календарь более плотный, то команда нередко собирается уже на следующий день, чтобы провести легкую тренировку или заняться восстановительными процедурами (сауна, массаж, бассейн и т.д.). Кстати, такая практика существует и в некоторых западных клубах, например, в голландском ПСВ "Эйндховене", где уже более года играет бывший армеец Дмитрий Хохлов.

В некоторых клубах сразу после игры футболистов увозят на автобусе на базу, чтобы там провести какое-нибудь неотложное собрание и комплекс восстановительных упражнений и только потом, поздно вечером или наутро, отпустить всех по домам. В основном это делается в воспитательных целях после безвольного поражения или затянувшейся серии неудач. Не думаю, что такие меры могут возыметь действие. Да и, к счастью, ни Тарханов, ни Иванов не были сторонниками заточения подопечных в подобных случаях.

Как правило, после игры футболисты не задерживаются в раздевалке больше чем на полчаса, хотя и среди них встречаются "копуши". У выхода со стадиона почти всегда их ждут жены, подруги, родные или друзья, а некоторых из них - и дети. Самые популярные, однако, сразу попадают в плотное кольцо болельщиков, а также желающих взять автограф или просто поболтать со своим кумиром. Такая тусовка тоже может продлиться минут 20 - 30 в зависимости от настойчивости торсиды и учтивости самого игрока.

Только потом он может попасть в объятия любимой, неспешно оседлать своего стального рысака и умчаться в ночь, в нормальную, цивильную жизнь.

Бытует мнение, что футболисты любят после игры посидеть в большой теплой компании, обмыть победу, шумно повеселиться. Готов поставить под сомнение эту расхожую точку зрения. Если и случаются такого рода посиделки, то в основном с участием холостяков и иногородних футболистов, да и те в довольно узком кругу - человека по три-четыре.

У армейцев действительно была такая традиция: после важных побед они собирались в небольшом ресторанчике недалеко от их базы в Архангельском - от лишних глаз подальше, чтобы выпить по нескольку кружек хорошего пива с креветками или соленой рыбкой. Однажды к ним присоединился и Самарони, уже втершийся к тому времени в доверие к команде. Непривычный к поллитровым емкостям, бразилец довольно быстро захмелел, так что до дома его пришлось провожать Валерию Минько, который долго потом смеялся над южноамериканским легионером, свидетельствуя, что тот был точь-в-точь, как известный киногерой из "Иронии судьбы". Как бы то ни было, но, по-моему, именно с того дня Самарони стали считать своим парнем в команде - звание, которое более техничному и мастеровитому на поле Леонидасу так и не суждено было завоевать.

Тот памятный вечер, однако, скорее стал исключением из правила. И хотя я знаю истории с более скандальным концом, нормой все-таки следует считать, что после матчей подавляющая масса футболистов отправляется домой, в семью. И потому, что они, как это ни высокопарно прозвучит, профессионалы; и потому, что чертовски устают; и потому, что, как все, скучают по дому.

Бразильцы, правда, когда их собралась в Москве уже целая колония - Самарони, Леонидас, Карлос и Робсон, не хотели терять свою национальную самобытность и зачастую собирались в субботние вечера где-нибудь в "Макдоналдсе" или "Патио Пицца". Там они, всеми узнаваемые, упрашивали администрацию, чтобы им поставили принесенную с собой кассету с бразильской музыкой, заказывали себе кучу гамбургеров и мороженого, а затем, уже закончив трапезу, нередко пускались в пляс. Стоит ли говорить, что на этом их холостяцкие развлечения редко заканчивались…

Впрочем, этот глоток свободы -дома ли с семьей, в кафе ли с подругой, или в "Макдоналдсе" с земляками - удается сделать лишь после встречи на родном стадионе. В случае матча на выезде практически весь вечер уходит на перелет обратно в Москву, и домой добираешься нередко уже за полночь.

По окончании выездной игры у московской команды, как правило, в распоряжении есть около 30-40 минут на мытье и сборы, общение с прессой и раздачу автографов, затем все - в автобус и в аэропорт, где футболистов терпеливо ждет их чартерный самолет. Экипаж, ночующий в гостинице вместе с командой, в большинстве случаев старается не упускать возможности посмотреть футбол, однако до конца матча задерживается крайне редко, поскольку к приезду команды крылатая машина должна уже быть готова к старту. Поэтому первый вопрос при появлении каравана футболистов: "Как сыграли?", "Выиграли?! Молодцы, теперь домчим вас до Белокаменной быстрее графика!"

Местная публика обычно дружелюбно встречает и провожает гостевую команду, однако порой не обходится без эксцессов. Находятся хулиганы, у которых поднимается рука бросить камень в отъезжающий автобус; другие получают мазохистское удовольствие, показывая вслед нашей машине унизительные жесты или еще хлестче - голый зад; третьи угрожающе пускаются за нами в погоню. Экстремистские выходки практически сводятся на нет там, где автобус с гостями сопровождает до аэропорта милицейская патрульная машина. Такая практика существует в Волгограде, Сочи, Владикавказе и ряде других городов.

Прелюбопытнейший случай произошел с "Торпедо" весной прошлого года в Питере. Едва наша команда после матча погрузилась в автобус, как нам сообщили, что нашу машину заминировали и что всем следует тотчас же покинуть борт. Затем к стадиону приехали саперы, оперативники со служебными собаками, и, хотя никакой взрывчатки не нашли, нам подали другой автобус, который и забрал нас в аэропорт. Возможно, так кто-то хотел отомстить за то, что наша команда не захотела сдать этот матч?

Настроение в автобусе по дороге в аэропорт, конечно же, зависит от результата сыгранного матча. В случае победы - громко играет музыка, возможно, даже специально прихваченная с собой любимая кассета, которая есть в каждой команде. Все возбуждены, радостно обмениваются мнениями об игре. Кто-то по мобильному телефону через своих друзей-футболистов из других клубов пытается узнать результаты других встреч тура. Прямо тут же в уме вычисляются потенциальные показатели команд в турнирной таблице.

В случае поражения - все настроены на другую волну. В салоне тишина и траур. Подчас даже не включают свет. В такие минуты усталость наваливается с какой-то особой, недюжинной силой. В конце обличительной речи в раздевалке тренер почти всегда просит скорее забыть о проигранном матче, но как это сделать,, если вот он, перед глазами, момент, когда ты промахнулся из выгоднейшей ситуации, а вот дал сопернику шанс сыграть на опережение при угловом в наши ворота, и тому хватило мгновения, чтобы протолкнуть мяч мимо вратаря. Нелепо, как нелепо мы сегодня сгорели…

После игры и Тарханов, и Иванов разрешали футболистам выпить по одной или две бутылки пива - но не больше. Именно пива, а не кока-колы, например, чтобы поскорее расслабиться, снять напряжение. Кто-то, разумеется, хитрил, поскольку в команде всегда есть молодые люди, вообще не употребляющие ни пива, ни спиртного. Сразу же затевался недолгий торг и вслед за ним самый что ни на есть натуральный обмен: пиво на сигареты, или на бутерброд, или на минералку, или на "СПИД-Инфо" и т.п.

Путь на аэродром не близкий, поэтому к концу поездки футболисты успевают проголодаться. Если команда не успевает поужинать в гостинице (в том случае, если она заезжает туда после игры), горячее питание готовят прямо на борту самолета. "Летных" порций почти всегда не хватает, поэтому доктор и массажисты загодя покупают на рынке ветчину, сыр, овощи и фрукты, которые расходятся в момент. Насытившись, вытянув ноги и приняв удобную позу в кресле, благо в самолете никого больше нет, более половины футболистов сразу засыпают - от усталости, млеющего ощущения полета, от сладостного предвкушения скорого возвращения домой и предстоящего выходного.

В это время штаб команды, в полном составе отгородившись от ребят в первом салоне - чтоб не повадно было! - разворачивает нехитрое застолье. Это тоже давняя традиция, живущая, по-моему, во всех российских командах. Мне думается, что и тосты везде произносятся одни и те же. Хотя нет. В старом новом "Торпедо", например, по какому бы поводу ни поднимали рюмки, третья, а то и вторая, здравица всегда - за Валентина Козьмича!

Чем ближе посадка, тем больше салон самолета напоминает сонное царство. Иногда кого-то из футболистов, чаще героя матча, пилоты приглашают к себе в кабину полюбоваться с высоты птичьего полета ночной красавицей Москвой, светящейся внизу словно волшебный китайский фонарик. Счастливчик возвращается назад с горящими от восторга глазами и начинает рассказывать остальным, что он едва ли не сам посадил на полосу самолет.

У здания аэропорта многих футболистов и тренеров забирают частные и служебные машины, а остальных развозят по домам на клубном автобусе. Так что жители спальных районов добираются до своих квартир уже глубокой ночью. Но сегодня это не страшно: никто не осудит за вынужденное нарушение режима, потому что завтра- выходной!

* * *

В свободный от футбола день мастера кожаного мяча мало чем отличаются от простых смертных. Как и почти все мы, они любят подольше поспать, неспешно позавтракать, посмотреть телевизор, погулять или поехать за покупками. Часть из них действительно одевается в престижных фирменных магазинах, ездит на роскошных авто и делает дорогие подарки своим любимым. Но не спешите завидовать - их труд нелегок, потому что уже завтра все начнется опять по новому кругу: тренировки, игры, сборы и поездки.

И так всю футбольную жизнь. А в конце ее, в какие-то 30 - 35 лет, ты поймешь, что почти ничего не умеешь делать в жизни и что все надо начинать сначала.

Впрочем, комфорт и сверкающие витрины бутиков в выходной - не для всех.

Кто-то ранним утром звонит безотказному торпедовскому доктору Семенычу, договаривается с ним о встрече, и оба едут в ЦИТО обследовать распухшее колено футболиста. Как странно, ведь удар соперника показался вчера совсем несильным, да и прихрамывал он совсем чуть-чуть, а теперь все может кончиться операцией…

Кто-то другой - по совести, а не по ведомости - везет алименты сынишке, мать которого в свое время не сочла возможным ждать теперь уже бывшего мужа девять, а то и все десять месяцев в году. "Я не хочу быть одинокой мамой при живом муже, ведь я так еще молода…"

Третий, который год пытается учиться, опять берется за учебники, но всякий раз, как приходит сессия, команда или уезжает на зарубежный сбор, или проводит решающие матчи в чемпионате. "Старик, тебе пора наконец сделать выбор…"

Но это все меланхолия. Потому что сегодня - выходной. А завтра ровно в девять и ни минутой позже я повешу громадную спортивную сумку на плечо и отправлюсь по хорошо знакомому мне маршруту.

Журнал «Спортклуб» №№ 11; 12 за 1998 год и №№ 1; 2 за 1999 год.

Теги: воспоминания, пресс-атташе, ФК ЦСКА Москва.

    Загрузка...

    Полное библиографическое описание

    • Автор

      Первый автор
      Константинов Владимир Сергеевич
    • Заглавие

      Основное
      Глава 6
    • Источник

      Заглавие
      Записки пресс-атташе
      Дата
      1998
      Обозначение и номер части
      Глава 6
    • Рубрики

      Предметная рубрика
      Правила и история
    • Языки текста

      Язык текста
      Русский
    • Электронный адрес

    Константинов Владимир Сергеевич — Глава 6 // Записки пресс-атташе. - 1998.Глава 6.

    Посмотреть полное описание